Фидель Кастро. Чужой выбор

Социалистической революции не хватало мужиков. Настоящих мужиков, не киношных. Наши вожди были плюгавы. Ильич картавил. Феликс Эдмундович кашлял. Свердлов вообще умер. Приходилось раскручивать либо выдуманных героев, либо настоящих бандитов. Типа Камо. Пока в 60-хх не появился Фидель. Красный мачо.

Во-первых, сигара. Народ смекнул: мужик с понятием, на «Приму» не купишь.

Во-вторых, милитари-стайл. Советские лидеры той эпохи выглядели отвратительно граждански. Безобразные шляпы Хрущева с профсоюзных пляжей. Пирожок Брежнева, пирожок, который наводил уныние даже на диктора Кирилова, всегда верившего в исторический оптимизм.

В-третьих, борода. Несмываемый символ бунта. Вы помните, хоть одного члена Политбюро с бородой? А у Фиделя была!

И еще Хемингуэй. Великий житель Кубы Эрнест как бы передал другому кубинцу Фиделю харизму и философию мужества. Поэтому Кастро искренне любили и почитали Не как перхотного функционера-бюрократа, но как настоящего бойца и надежного друга.

Фиделя любили, но ругали за выбор социализма. А был ли выбор? Кастро ключевая фигура эпохи национально-освободительных движений 20-го века. Века, в котором колониализм и капитализм являлись синонимами. Поэтому борьба против колониализма почти автоматически означала борьбу против капитализма. Как-то все забыли об этом. Кастро ничего не выбирал лично. Его время сделало выбор за него. И за многих других.

Выбор на самом деле мало что значил. Сравним двух национальных лидеров, «социалистического» Бокассу и «капиталистического» Иди Амина. Разница между ними лишь во вкусе соуса, с которым они ели соотечественников. «Если», кстати, не метафора.

Нищие, разоренные столетиями рабства страны, чтобы выжить искали себе любых зарубежных спонсоров. Идеология была второстепенна. По легенде Бокасса выбрал социалистический путь после веселого визита в Москву, где его развлекали две симпатичные «социалистки» из спецконтингента московского МИДа. И кредит, завернутый в красный флаг.

Независимость втолкнула освободившиеся народы в конкурентную среду мирового сообщества. Что юные страны могли предъявить цивилизации? Какие умения и преимущества реализовать? Если кто-то 50 лет просидел в тюрьме, вряд ли по выходу он сможет выиграть вакансию топ-менеджера. Единственные соревнования, в которых он поборется за что-то, соревнования по боксу. Типичный постколониальный народ умеет только драться. Ничему другому его не учили в тюрьме. Поэтому драка – первая реакция возникших режимов на множество проблем, рожденных независимостью. Тем более, что насилие оказалось единственным способом остановить насилие и первозданный хаос первых дней неведомой свободы.

Новые независимые страны не имели замкнутых циклов национальных экономик. Часто не имели системы национального образования. Их элиты на 99% состояли из коллаборантов и террористов. Эти социумы веками существовали в виде придатков далеких метрополий. И то, что бывшие придатки в условиях свободы вынуждено искали новый материнский организм, чтобы не сдохнуть с голоду – трагедия. И то, что постколониальные народы за свою историю по уши налопались «демократического» колониализма и с надеждой повернулись в сторону социализма, виноват как раз не социализм и не Кастро.

Дело не в личных качествах Фиделя. Пол Пот, Менгисту, Самора Машел, Тома Санкара, Насер, Лумумба… почти все лидеры национально-освободительных движений 60-70-хх пережили личный крах. Почти все завели свои народы в кровавый тупик. Такие разные люди. И такой похожий конец. Значит дело не в лидерах. Во всяком случае, не только в них. Тупик был не личным. Тупик был историческим.
Насильственный экспорт социализма из СССР разрушил целые континенты.

Но абсурдно ставить на одну доску «социалистов» Кастро с Тома Санкарой и, например, Пол Пота. И совсем уж глупо представлять Фиделя мстительным царьком из маленькой банановой республики. Кубинский лидер получил в наследство от Батисты мировой спермоотстойник вместо страны. С ним Фидель очутился на линии разлома двух глобальных систем, двух идей: социалистического Равенства и капиталистической Свободы. Как раз посредине трещины. Это только в лозунгах Свобода и Равенство стоят рядом. В реальной жизни они ведут бесконечную борьбу друг с другом, мучительно пытаясь найти баланс необходимого с возможным. Кастро пытался перепрыгнуть через мировоззренческую трещину с одного полюса на другой. Не его вина, что материк, на который он и миллионы людей со всего света высадились с последней надеждой, оказался фантомом.

Я противник любых коммунистических режимов. Но уважаю Кастро. Хотя бы за то, что со смертью и победой он вел честную игру, ставя на красное свою жизнь. Мечтая получить выигрыш для всех. Хотя понимаю, что за его ставку расплатились десятки тысяч других людей. Тоже своими жизнями.


Рецензии
"...Житель Кубы Эрнест как бы передал другому кубинцу Фиделю харизму".
Каких тут перлов только не нароешь!..))

Елена Лях   07.01.2017 14:29     Заявить о нарушении
Рад, что это вас позабавило)

Борис Савич   07.01.2017 14:35   Заявить о нарушении