Исчезновение

 Лучшие дни объединяют с серыми безликими банальные концы. Они неизменно подходят к логическому завершению.  А Валерия, молодая солистка балета провинциального театра, давно перстала их различать. Она жила по инерции, как надо. Не испытывая ничего лишнего. 
-Ты вообще живая? Способна любить? Не на искусственную имитацию?!
 Валерии бывало хорошо с Денисом. Однако ему этого было мало. Хотелось развития отношений. Какой у него там сценарий: домашняя идиллия или вместе в огонь и в воду?
-Ты выдумал меня, влюбился. А теперь разочарован. Я то тут при чем? Пора принять меня такую, какая есть. Ты меня не изменишь.
 Денис ушел, громко хлопнув дверью. Артист. Красивый парень. Пошел искать утешение у одной из своих многочисленных подруг. Валерия не ревновала.  Ей не надо его в себе, себя в нем. Самый лучший сценарий- они вместе, ее также не привлекает. Валерии надо было танцевать. Скоро выступление.
 Накануне, в шумном людном месте,  Валерия столкнулась с дальней родственницей. Та выглядела изможденно больной, старше своего паспортного возраста лет на десять. Родственница первой заговорила, ее очевидно терзали противоречивые эмоции от встречи.
-Скоро ты исчезнешь. Попрощайся- женщина запнулась. Валерия снисходительно посмотрела на полоумную родственницу. Ничего не стала ей говорить.
-Жаль, что жребий судьбы выпал именно на тебя. Ты росла такой красавицей, умницей. В нашем роду казалась белым воробышком — родственица поцеловала Валерию в лоб. Собиралась сказать что-то еще.
-Вы извините, но я спешу. Поговорим в следующий раз, ладно? Хорошего вам дня.
 И Валерия ушла, почти сразу забыв о странных словах родственницы. Их род славился экстравагантными женщинами. Чего не скажешь о сплоченности, семейственной близости.
 На сцене Валерия особенно изящно имитировала жизнь. Она помнила, как когда-то действительно хотела становиться той, которую танцевала. Пыталась стать ею, чувствуя в душе, что тогда и сама станет великой.
-Если бы все были звездами, кто смотрел бы на них с земли? - кто так сказал, Валерия уже не помнит. Непосредственно фразу запомнила. Потом поняла, что и она к ней не применима. Бывают такие люди, кто видят звезды, понимают, что они звезды, при этом сознательно не смотрят на них. Осознав это, Валерия попробовала полюбить хоть что-то, ведь известно, в мире столько всего интересного! Но почему-то не для нее. Поначалу Валерия даже  испытывала обиду. Завидовала одаренным разнообразными интересами. Давно это было.
 А танец он здесь и сейчас. Выверенный, неповторимый. На нее смотрят множество глаз... почему? До сих пор, при наличии множества развлечений, люди все еще ходят в театр, на балет? Тяга к искусству, прекрасному? Более менее разумный взгляд увидит несовершенство их труппы. Раньше, не столь давно, дела обстояли лучше. Ближе к искусству.
 Валерия чувствует непонятный, полузабытый подъем. Ей нравится, что она делает! Выверенные па не статичны, вдохновенны. Ее лицо меняется, на вечно отстраненном выражении лица проступает новое выражение. Жаль, конец близок. Аплодисменты, поклоны, цветы, привычный сценарий, почему же сердце Валерии то трепещет, то замирает. Непонятно отчего вспомнился Денис. Видел ли он ее сегодня?
-Ты поделишься со мной своим маленьким секретом? - другая балерина, ровесница, вроде как подруга.
-Музыка сегодня необыкновенна! Оркестр играл — Валерия не договорила, их прервали. К лучшему, ибо она в растерянности. Не знает, как понимать свое состояние. И досадует, что оно очевидно другим.
 А ледяная принцесса влюбилась, судачили в труппе. Стремясь к одиночеству, Валерия рано ушла. По дороге к ней стала возвращаться привычная невозмутимость. Но что-то все равно ощущалось не так! Валерия торопилась, шагала непривычно быстро. Куда ей надо? Домой, куда же еще! А если она скажет, ее услышат?
-Послушайте меня!
 От нее испуганно отшатнулись, подтверждая опасения. Окончательно поддаваясь иррациональной панике, Валерия побежала, задыхаясь. А перед глазами все плыло и ни единой мысли в голове.
 Не спастись. Не убежать. Валерия упало замертво. Разбив при падении голову.


-Девушка, очнитесь! С вами все в порядке? Ох, черт, кровь!
 Девушка открыла глаза, простонала.
-Я жива?
 Взглядом она упиралась в сосредоточенно нахмуренного молодого парня:
-Э, да. Я вызвал скорую, скоро приедет.
-Каламбур. Скорая, скоро.
-Шутите? Значит, жить будете — заметил он облегченно.
 Помимо получения первой помощи, она завела знакомство с Мишей. При расставании молодые люди обменялись телефонами.
 Наконец она дома. Уставшая, отсыпается. Проспыпается со счастливой улыбкой, включает почти на максимальную мощь классическую музыку, танцует в тесной квартире. Любуется собой в зеркале. Не думая о фигуре, с наслаждением лакомится шоколадом. Готовится, наряжается к первому свиданию с приятным во всех отношениях Мишей. Он заезжает за ней вечером. Они смотрят драматический спектакль. Катаются по вечернему городу. Нежные поцелуи переходят в страстные. Но она мягко его останавливает.
-Лера, я тебя хочу!
-Терпение- она хочет уж точно не меньше.
 Сначала ей нужно покончить с прошлым. Для этого едет в другой конец города. Достает ключ из-под старого пыльного коврика, чихает. При этом чему-то улыбается. Подсматривающей в глазок старенькой соседке видится занятная картина, она считает эту незнакомую молодую девушку странной и подозрительной. Уже собирается выйти на площадку, как та отперев  дверь, скрывается в квартире. А старушку отвлекает телефон, у нее важный разговор.
 Форточки открыты. Несмотря на это, специфический запах в квартире силен.
-Долго же ты, не спешила к своему трупу — жесткий голос звучит для девушки как приговор. Она замирает на месте. Закрывает глаза руками.
-Я же просила тебя...
 Вместо ответа он бросается на нее, валит на пол, покрывает лицо грубыми, жадными поцелуями. Девушка уворачивается, пытается сбежать, но куда ей против стокилограммовой туши! Кусает зажимающую рот лодонь. До крови. Но он не обращает внимания. А в соседней комнате труп родственницы Валерии.
-Я тебя никогда не полюблю! - пытается донести до насильника девушка. Он понимает. Достает ее телефон.
-Звони ему.
-Нет! - она меняется в лице, бледнеет.
-Ты понимаешь, что я могу стать им, твоим молоденьким миленьким мальчиком? - вкрадчиво облизывает пересохшие губы, наслаждается ее близостью.
-Я убью тебя! - выплевывает она злобно.
-А я его.
 Он поднимается, собирается уходить. Она умоляет:
-Коля, не трогай его, пожалуйста. Он не при чем. Я буду с тобой!
 Он грустно усмехается:
-До твоего следующего исчезновения, ведьма. До следующего мальчика. Проходили мы это уже. Девочку то жалко не было? Жить ей бы и жить, а ты ее вытеснила!
-Не смей мне это говорить! - она отважно кидается на него, кусает, пытается карабаться, сделать больнее. Мужчина инстинктивно отталкивает ее от себя. Она падает, задевает головой о косяк, теряет сознание.
 Приходит в себя в незакомом помещении. Удобном. Но из которого ей самостоятельно не выбраться. Понимает, она в тюрьме... исчезла из жизни...
-Нет! Только не это! Нет! Я хочу жить! Пожалуйста, нет! Я хочу на свободу! Нет! Я не виновата! Пожалуйста...
 Никто девушку не слышит. Похититель смотрит на нее через монитор, целует  беснующуюся фигурку той. Она сползает на пол, рыдает.
 Миша не может смириться с исчезновением возлюбленной. Побывал на могиле ее родственницы, будто надеясь там что-то понять. Не получилось. Зато после того посещения ему на почту начали приходить фотографии полуразложившегося трупа. Стали раздаваться звонки с номеров, различие у которых всего в одну цифру. Конечно, впервые он подумал, звонит она, его Лерочка!
 Кто-то хочет его извести, понимает Миша. Он потерял покой, сон, аппетит. Взял отпуск за свой счет. Стал подозрительным и боялся обратиться за помощью.
-Если он догадается самостоятельно исчезнуть, я, разумеется, оставлю его в покое — делился похититель с похищенной. Она молчала.
 Миша в аэропорту, он бежит. Перед вылетом его ловит звонок:
-Спасайся, если сможешь, спасись. Я могу в любое время вернуться. Или ты больше никогда обо мне не услышишь. Как повернется, не буду загадывать.
-Ты больной ублюдок, ты в курсе?
-Да — и короткие гудки.
 Миша выкидывает телефонную симку. Улетает. Николай провожает взглядом исчезающий самолет. Ему пора к своей пленнице, в свою тюрьму. Пора ее изменить к лучшему, обживать, создавать домашний уют.
 А в театре, тем временем, две балерины упоминают Валерию. Вспоминают ее преображение, случившееся незадолго до  исчезновения.
-Может, это связано?
-Как знать. Только начала оживать и на тебе... Знаешь, мне всегда казалось, она не особо любила балет, а сама создала такую поэтичную историю...
-Ты думаешь, по ее жизни кто-то поставит балет, напишет музыку?!


  Николаю не хватает до пленницы ничтожное количество метров. Сильный удар отбрасывает его на обочину. Пьяный водитель не справился с управлением. Трагедия развернулась прямо перед полицией!
 Николая доставляют в больницу в тяжелом состоянии. Придя в себя, он будет пытаться рассказать о своей пленнице. Его не поймут.
-Словно не существует. Кто он?
 Николай умрет, прежде чем успеет ответить хоть на один вопрос, а с ним и единственный шанс на свободу его пленницы.  Она молилась, если бы могла, если бы верила. Все ее мысли  об аде, о тьме... безграничных мучениях. Сковородках на раскаленных углях. Она не хочет сейчас, так рано! Жизни было чуть-чуть, слишком мало. А расплата то пришла. Зеркала нет, не видно молодого лица.
 Что жел ей делать? Ожидать. Садится читать. Потом — опять подыхать.
 


Рецензии
Здравствуйте, дорогая Надежда! Интересно, откуда берутся
такие фантастические страсти-мордасти? Я как-то увидела
жутчайший сон, который помню до сих пор, и тогда подумала,
что может быть режиссёры-фантасты свои сны на экраны выносят.
Отвлеклась. С интересом прочитала. Спасибо!
С Наступающим Новым Годом! Всего, всего, всего только самого
приятного желаю!
С теплом и улыбкой,

Тамара Полухина   27.12.2017 22:00     Заявить о нарушении
Спасибо, Тамара!
Всего Вам самого доброго!

С уважением,

Надежда Свиридова   28.12.2017 20:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.