Салагин. Часть 1. Секретик. Глава 9. Наука умеет м

Глава 9. Наука умеет много гитик

В ту пору я увлекался фокусами и однажды вычитал в «Науке и жизни» загадочную фразу – «наука умеет много гитик». Магия слов заворожила меня. Оказалось, что таинственное выражение является ключом к известному карточному фокусу. Тот, кто владеет ключом, способен легко манипулировать невнимательными зрителями. Это достаточно просто: зрители, они всегда пассивны, а фокусник, маг и волшебник, ведёт игру.

Я валялся на диване рядом с папой и читал об очередном фокусе, раскрываемом в «Юном технике». Оказывается, если тетрадный листок разрезать особым способом в ленту и растянуть ее, то образуется отверстие, через которое может пролезть взрослый человек. Я читал и думал о предстоящем разговоре с мамой. Вдруг она откажет? А она наверняка откажет и никуда не отпустит. Она не отпускает меня даже на небольшую речку с ребятами, не то что на огромное море. Тогда я ей скажу: «Мама, если мы с папой пролезем в отверстие, которое я вырежу в тетрадном листке, ты не будешь против нашего путешествия?» Мама, разумеется, сразу решит, что такое невозможно, так же, как путешествие двенадцатилетнего ребенка. А я покажу ей фокус и перехитрю ее. А если и это не сработает, то пообещаю, что окончу пятый класс на одни пятерки. И тогда-то она точно согласится, ведь мама мечтает о том, чтобы я был отличником. Только жаль, что Клавдиша не поставит мне пятёрку по русскому, она строгая, а я не умею писать красивые сочинения, как Шах. Эх!

Я так сильно заморочился по поводу сочинения, что на следующем уроке русского языка расплакался, как только Клавдишу увидел.
– Самат, что с тобой? – встревожилась она. – Кто тебя обидел?

Но я молчал, и слёзы лились у меня ещё сильнее. Так ничего и не добившись ни от меня, ни от удивлённого класса, она оставила меня в покое и какое-то время не тревожила расспросами. А после урока пригласила в директорскую. Это было страшно – идти к директору: его боялись даже двоечники и отъявленные хулиганы, не то что тихие отличники вроде меня.

Директора за глаза звали «Махоркой». Потому что фамилия у него была Табачников. Он был строг, и во время его уроков все, казалось, были ниже травы, то есть ниже парт, и стояла тишина как в лесу, и было слышно за окном веселое чириканье воробьёв. Когда он гневался, то доставал из правого кармана пиджака расчёску и стучал ею по столу.

– Его кто-то обижает, – сказала Клавдиша Махорке. – А он не сознаётся. – И показала на меня.
– Та-ак! – раздался в сводах кабинета голос Табачникова. – Скажи мне правду, если ты настоящий пионер: Кто тебя обижает?

Глядя в пол, я какое-то время всхлипывал в тишине, а потом признался:
– Клавдия Андреевна…

Молчание длилось долго. Было тихо. Очень тихо. Мы все от неожиданности вздрогнули, когда уборщица баба Аня зазвонила за дверьми в колокольчик, призывая к новым свершениям на поприще познания.

Директор долго рылся в кармане, наконец извлёк оттуда расчёску и постучал ею по столу.

– Я стараюсь-стараюсь, но все равно получаю за сочинение четвёрки, – объяснил я. – А из-за этого мама не отпустит меня путешествовать. Вы читали про Алитета, который уходит в горы? А я не читал, да если б и читал, ничего бы не понял, потому что гор никогда не видел.

Табачников долго о чём-то думал. Возможно, что и он ничего не знал про Алитета. Молчала и растерянная Клавдия Андреевна.

Тогда директор ещё раз постучал расчёской по столу и сказал:
– Идите на урок. Оба!

*  *  *
Иногда то, что кажется невозможным, свершается. Разговор состоялся. Он был невероятно сложным, потому как на самом деле его практически и не было. За ужином отец в кратких словах изложил суть проблемы. Мама молча выслушала его и весь ужин просидела молча. Молчали и мы с папой. Я переживал. Хотел было рассказать про фокус, но папа пнул меня тихонько под столом – мол, не мешай думать. Эта тактика сработала. После глухонемого ужина, перемыв всю посуду, даже ту, которую мы не использовали, мама вышла к нам в зал и спросила:

– Самат, а зачем тебе это?
– Ну мам, как ты не понимаешь, я никогда не был в горах и не искал клады. Я же должен когда-нибудь повзрослеть. А как я повзрослею, если целыми днями сижу за книжками, а мира совсем не видел?

Мне ещё хотелось добавить, что, наверное, путешествие позволит мне вернуть авторитет среди ребят. Но все эти аргументы были не столь важными. Честно говоря, я надеялся вернуть расположение Оли, однако не следовало раскрывать маме всех своих секретов.

Мама обдумала мои доводы. Желание найти клад в горах её особенно поразило.
– Хорошо, вы поедете, – сказала она наконец, – но вы должны тщательно подготовиться к путешествию, чтобы я была в вас уверена.
Потом помолчала и добавила, обращаясь ко мне:
– У меня есть одно условие: ты будешь вести дневник путешествия. Может, наконец-то научишься писать сочинения. Клавдия Андреевна попросила купить тебе блокнот.

И она подарила мне простенькую записную книжку.
– Ура! – заорал я, радостно прижимая к груди книжку-блокнотик, и стал носиться по комнате счастливый, не зная, как совладать с чувством радости. – Я буду писателем, как Михалков. И буду писать только про путешествия...

Мы с папой, конечно же, оценили мамин поступок. Наверное, ей тоже хотелось поехать с нами, но она работала бухгалтером на ответственной работе и путешествовать не могла. На радостях я продемонстрировал маме вычитанный в «Юном технике» фокус – и она заулыбалась.

В школе я старался и учился теперь с удвоенным рвением, стал почти круглым отличником: по всем предметам, кроме пения, у меня были пятерки. А с пением случилось так, что посреди учебного года у меня сломался голос, и я стеснялся петь невесть откуда взявшимся грубым, низким басочком, хотя и ошарашил однажды училку, безобразно, во всю глотку проорав октаву, зато больше она ко мне никогда не цеплялась. Помнится, моё исполнение настолько потрясло молодую учительницу, что в тот день на уроке больше никто не пел, – мы рассуждали о красоте, об искусстве и мечтали о далёких путешествиях.

Наука умеет много гитик!


Рецензии
... развлекается тот, кто умеет создавать игровые сюжеты - из седьмой;
... и книги они книги, какие такие жанры? - из первой, -
... глав первой части...
... я согласна со всем, не дочитав до конца Вашу Книгу...

... спасибо Вам;
... спасибо Ольге -

... читать букву в букву - это более чем,
... на что и надеялась, -

Ревека Клевер   29.05.2020 04:19     Заявить о нарушении