Крутые перемены Глава 1

Крутые перемены


Глава 1


Октябрь в 1967 году стоял на удивление теплый, тихий и сухой. В ясном голубом небе с белыми облаками солнце еще пригревало по-летнему. На лесных полянах и лугах трава уже пожухла и лишь отдельными островками еще зеленела. Желтели, облитые золотом, поредевшие кроны берез и кленов, а тротуары и тропинки в скверах и парках шелестели буро-желтой листвой. Радужные паутинки, посверкивая, летали над землей. Настоящее «бабье лето»!


В один из таких дней я и возвращался на поезде Челябинск - Учалы в село Карагайка, где базировался наш Верхнеуральский геофизический отряд, прихватив из экспедиции нового рабочего Виктора – молодого паренька девятнадцати лет, курносого, рыжеволосого.


      Подъезжая к городу Миасс, Виктор попросил меня остановиться на денек в этом городе.


- У меня сестра там живет. Давно с ней не виделись, а хотелось бы, - пояснил он.   Ночь переночуем, а завтра уедем. По пути же…, а?


Некоторое время я молчал, обдумывая неожиданное предложение. «А почему бы и нет? – в конце концов, подумал я. – Никто от этого не пострадает, а парню радость. Заодно и город посмотрю». Я весело посмотрел на Виктора, в глазах которого нетерпеливое ожидание.


- Ладно, Витя, давай посетим твою сестренку. Сюрприз преподнесем ей, так сказать.


- Ага, - обрадовался Виктор. – Вот будет рада-то! Я ведь у ней три года не был.


Прихватив свои рюкзаки, они вышли в тамбур. Поезд заскрипел тормозами, залязгал сцепами, замедляя ход. На площадке появилась пожилая проводница. Увидев их с рюкзаками, она с удивлением сказала:


- Ребята, вам ведь, кажется, до Учалов ехать, а это только Миасс еще!?


- Да решили на денек тормознуть в Миассе, - с улыбкой пояснил я. – Вот он с сестрой повидаться захотел, - кивнул на Виктора.


- Это дело доброе, - она одобрительно посмотрела на Виктора. – С родными повидаться – святое дело.


Поезд остановился, и мы вышли на перрон. Легкий ветерок приятно шевелил волосы, ласкал лицо.


Передо мной предстало старинное, уникальное по своей архитектуре, одноэтажное здание вокзала, а рядом с ним могучие тополя с наполовину облетевшей листвой. На фронтоне вокзала вделана старинная доска с названием станции, выполненном еще дореволюционной орфографией с указанием года постройки – 1904. Стены вокзала выложены крупным тесаным природным камнем. Я заинтересованно (привычка геолога) подошел к стене и внимательно осмотрел материал, даже ковырнул ногтем.


«Это же миаскит!» - с немалым удивлением обнаружил я. Миаскит – крупнозернистая разновидность гранита, и единственное в мире его месторождение находится в долине реки Миасс. Отсюда и название. Все это сейчас всплыло в моей памяти. А город Миасс как раз и находится в этой самой долине.


Это было мое первое открытие в этом городе.


Вдали, в северной стороне белели на солнце многоэтажные дома города, а по обеим их сторонам высились невысокие, поросшие лесом, горы: с одной – Ильменский хребет, с другой – отроги Большого Уральского хребта.


Виктор повел меня на автобусную остановку.


- ДК Автомобилестроителей! – объявила кондукторша на одной из остановок.


- Приехали, Гена. Выходим, - сказал Виктор.


Выйдя из автобуса, я с интересом огляделся. В обе стороны тянулась широкая улица, разделенная надвое полосой растущих высоких тополей.


- Это проспект Автозаводцев, - пояснил Виктор. – А вот это сам дворец культуры, - указал он на приземистое серое здание с массивными колоннами.


- Какое тяжелое и мрачное здание. Не впечатляет и не вдохновляет….


- А на той стороне проспекта, видишь «Гастроном №1?» В этом доме, на третьем этаже и проживает моя сестра, - сказал Виктор. – Ее Олей звать, мужа ее Павлом, а сынишку Васей. Пойдем.


Пересекли проспект, зашли со двора в подъезд, поднялись на третий этаж.


- А ты, Витя, уверен, что застанем ее дома? Может она на работе? – с сомнением спросил я. – День-то рабочий.


- Не зна-а-аю…, может и так, - неуверенно протянул Виктор и нажал кнопку звонка.


За дверью послышались шаги, щелкнул замок, дверь распахнулась и на пороге возникла рыжеволосая в кудряшках, такая же курносая, как и братец, голубоглазая женщина лет тридцати пяти.


«Надо же, как они похожи! – удивился я. – Глазами только и отличаются. Пожалуй, еще ростом».


- Ви-и-тька! – в глазах ее удивление. – Ты откуда? Вот так сюрприз! Ви-и-тька…, – как бы все еще не веря своим глазам, радостно протягивает. Она обняла его и принялась тормошить. Витьке было явно неловко передо мной за ее порыв нежности, и он пытался освободиться из ее объятий. Я, наблюдая эту сцену, сдержанно улыбался. Мне было приятно, что доставил двум родным душам эти счастливые минуты.


- Чего ж мы тут-то…? – спохватилась сестра. – Проходите, проходите…. Голодные, наверное. Сейчас я вас накормлю.


«Да, поесть бы не помешало, - мелькнуло в голове. – Время как раз обеденное».


Пока умывались с дороги, сестра Виктора быстро собрала на стол. Через минуту мы усиленно нажимали на горячие, аппетитно пахнущие, щи.


       Я, чтобы не мешать их общению, решил пройтись по городу. Ольга посоветовала начать осмотр с южной его части. Она подробно и толково объяснила, куда и какими автобусами добираться.


И вот, где автобусом, где пешком – больше пешком, так лучше запоминаются незнакомые места – я проехал и прошагал за шесть часов по всем центральным улицам. И был приятно удивлен его неповторимым архитектурным разностильем.


Южная часть города или Старгород, как называют его местные жители, это, в основном, частный сектор со старинными, с лепниной, особняками бывших золотопромышленников и купечества, выглядел наособицу, как бы в сторонке от современной цивилизации. На месте медеплавильного завода, основанного в 1773 году владельцем Златоустовского и Саткинского заводов Илларионом Лугининым, теперь располагался инструментальный завод. Здесь же заводы «Уралрезина» и мебельная фабрика. Между старой частью города и центральной большое пространство было застроено частными деревянными домами и напоминало большую деревню.


Центральная часть города, по обеим сторонам проспекта Автозаводцев отстроена трехэтажными домами с архитектурой сталинской поры, но уже строились и частично построены современные здания. Здесь в годы войны был построен крупный, даже по современным меркам, автомобильный завод, выпускавший «УралЗИС-355». Теперь он называется «УралАЗ» и выпускает грузовые автомобили «Урал-375», не имеющие в своем классе соперников по проходимости. В этом же районе был завод «Миассэлектроаппарат», производящий электродвигатели малой мощности.


Северную часть Миасса отделяет от автозаводской 11-километровая промышленная зона, похожая больше на пустырь. В ней находились только два предприятия – кирпичный  и машиностроительный заводы. Проехав машиностроительный завод, утопленный от посторонних взоров в глубине леса, попадаю в Машгородок, как с любовью называют этот уголок его обитатели. Этот район, по сути, отдельный городок-спутник. Удобный, компактный, с современной архитектурой, широким проспектом Чернышевского, по обеим сторонам которого насажены липы, с Дворцом культуры, кинотеатром, магазинами разительно отличался от других районов, в которых я побывал.


Я сразу же обратил внимание на удачное расположение городка, его гармонии с окружающей живописной природой, с множеством зелени. Городок одной стороной вплотную прижался к Ильменским горам, другой к реке Миасс, за которой просматривалась какая-то деревня ( о том, что это поселок Тургояк, а за ним одноименное озеро, я узнал позже). А дальше виднелись подсиненные горы Большого Урала с многочисленными хребтами и отрогами.


Очень понравились ДК «Прометей» и кинотеатр «Восток». В их архитектуре было заложено максимум новизны и оригинальности. В этом городке чувствовался особый стиль человеческого бытия. Проходя по проспекту у ДК «Прометей», я увидел необычную для города картину: на аккуратном, ухоженном газоне мирно пасущихся коров и телят, лениво жующих свою вечную «жвачку». Рядом с ними на скамейке сидели молодые люди и о чем-то жарко спорили, совершенно не обращая на них внимания. Как я успел заметить, население Машгородка составляла в основном молодежь и много разновозрастных ребятишек. По проспекту с разноцветными колясками прогуливались молодые мамы.


Машгородок очаровал меня. «Удивительный городок! Весь в зелени, уютный, чистый.  Во всем ощущается любовь жителей к его облику! И природа – вот она! Пройди двести метров в ту или другую стороны от проспекта, попадаешь в зеленый рай хвойных лесов вперемешку с березовыми рощицами. Можно где побродить с рюкзачком».


Этот мини-городок имел необъяснимую притягательную силу, как бы находился на перекрестке изливающихся потоков природной энергии, казалось, что природа создала в этом уголке особый микроклимат и комфортность.


«Здорово! А что? Если мне придется все-таки расстаться с геологией, я хотел бы здесь жить и работать, - подумал я. -  Надо разузнать насчет работы на всякий случай».


Выведав у прохожих местонахождение отдела кадров, я решительно зашагал по указанному адресу и через двадцать минут сидел перед симпатичным, среднего возраста мужчиной  азиатской внешности. Ответив на мое «Добрый день!», он указал на стул у стола и поинтересовался:


- Что у Вас, молодой человек?


- Интересуюсь насчет устройства к вам на работу, - ответил я.


- Это понятно. Ну что ж, давайте знакомиться, - он улыбнулся и начал задавать вопросы: кто я, возраст, что окончил, где работаю, семейное положение и дальше в том же духе.


Удовлетворившись моими ответами, он рассказал, в рамках дозволенного, о характере работы Конструкторского бюро машиностроения (КБМ), положил передо мной чистый бланк анкеты на двух листах и попросил:


- Если не передумали, Геннадий Федорович, пожалуйста, заполните эту анкету.


Я попыхтел над ней минут тридцать, но заполнил. Приняв от меня заполненную анкету, бегло прочитал и пояснил:


- Придется Вам подождать, пока не придет ответ на наш запрос о допуске. А это, как правило, занимает месяца полтора-два. Ну как? Если Вы не возражаете, оставьте свой адрес, и мы сообщим Вам телеграммой.


Я не возражал. Небольшая оттяжка по времени мне только наруку, чтобы разобраться в своих сомнениях. Хоть работа в геологоразведке и нелегка, и полна всевозможных лишений, но работу эту я любил и даже думать было нелегко, что когда-нибудь придется с ней все же расстаться.


Вот таким образом и завершилось мое беглое знакомство с городом Миасс.



Геннадий Сотников


Рецензии
Интересно. Автобиография?

Иван Спартаков 2   10.02.2017 15:08     Заявить о нарушении