Работаю один. Swot-анализ

Наверное, я один из немногих, кто перепробовал все возможные роли на рефератном рынке (разумеется, кроме заказчика, так как не нуждаюсь в этом). Работал и как обычный исполнитель по знакомым, и как исполнитель при компании (пишу именно «при», а не «в», потому что компании выводят исполнителей за штат), и как руководитель и собственник компании, оставаясь её ведущим исполнителем. Но нынешний и окончательный способ – исполнитель, работающий в режиме компании – то есть открыто, имея полный состав средств связи и рекламы, в том числе магазин готовых работ в Интернете,- я придумал сам и непроизвольно. Собственно, все эти ресурсы были задуманы для другого, каждый для своего. Например, «Хорошие авторы» создавались мной не как магазин, а как биржа готовых исполнительских работ, причём я строил её на ходу – выкладывал описания своих готовых работ и одновременно рассылал другим исполнителям, кого знал, приглашения к участию. Но всё это провалилось: рассылкой я только вызвал озлобление, а описания своих работ предложили всего два человека из числа приглашённых. Я расстроился настолько, что даже хотел уйти с рефератного рынка, но всё же решил остаться, а чтобы все труды не пропали зазря, перестроил несостоявшуюся биржу в магазин (преимущественно собственных работ, но с сохранением комиссионной продажи работ других авторов, хотя сейчас таковых всего 20 от двух исполнителей). Затем я решил разобрать «свалки» и переработать в готовые работы как можно больше накопившихся у меня материалов, - просто, чтобы не лежали бесполезным грузом. Но весной 2014 года произошло неожиданное. Дело в том, что в начале февраля я пополнил магазин работами, написанными в последнем на то время семестре. И в конце марта получаю претензию от одного из заказчиков: преподаватель отказывается признать работу только потому, что её описание (не сам текст!) есть в Интернете – то есть в авторском магазине моих готовых работ. Я думал, что работа уже сдана и не мог предвидеть перенос защиты на достаточно длительный срок! Не буду рассказывать, ценой какого стресса я смог повлиять на исход ситуации. Но в конце её я задумался: была бы реакция преподавателя иной (лояльной), если бы работа оказалась выложенной в магазине готовых работ не исполнителя, а компании? Мой ответ был однозначно: да! Ведь я как-то открыто пишу, что это авторский магазин, а не свалка «неходовика», собранного посредниками-бездельниками, вроде HomeWork.

Я и раньше допускал, что преподаватели даже покровительствуют компаниям, и вскоре после описанного случая получил очередное неправедное замечание ещё по одной из своих работ. Собственно, замечаний было четыре, а не одно, но первым стояло то, что работа заказана «не в той» компании, даже было указано, в какой (как ошибочно думал преподаватель). Значит, понял я, контрольную эту приняли за работу какой-то компании, точнее, её исполнителя. И, наконец, после всего этого и ещё многих менее значительных случаев я, проходя в сторону Светлановской площади под железнодорожным путепроводом, разделяющим Приморский и Выборгский районы, сообразил, что я – совершенно новый субъект рефератного рынка – исполнитель, работающий в режиме компании. Я один выполняю функции, которые в компаниях распределены на несколько человек. А это значит, что выполнение курсовых работ и рефератов на заказ – настоящая работа, а не «подработка», как ошибочно воспринимают это. Соответственно, мне есть, что продвигать: новый подход к рефератному делу. Собственно, для меня-то он не новый, он всегда был, но сколько приходилось унижаться и доказывать людям, которых я формально считал своими, что это работа, а не подработка (доходило до желания заставить их признать это, приставив нож к горлу того, кто не согласен). Но сейчас я подумываю, что те, кому приходилось доказывать, всегда знали, что я действую правильно, но произнести признание этого вслух было им невыгодно; напротив, через доказывание и ложные обвинения они могли вымогать у меня уступки. На что советую обратить внимание и другим и припомнить: не поступают ли с ними так? В частности, компании – с исполнителями?

Сейчас я всё больше убеждаюсь, что ни одна компания не может обойтись без исполнителей, а исполнитель без компании – может. Я даже составил сравнение, насколько выгоднее работать в режиме компании, оставаясь исполнителем (что-то вроде SWOT-анализа в таблице).

 Из приводимой таблицы самое худшее для исполнителя – это корректировки. Если исполнитель работает при компании, на него оказывается давление (в том числе угрозой невыплат и прекращения «сотрудничества»), при этом любое дополнительное требование преподносится, как если бы оно было первоначальным и правомерным: «делай-так-как-хочет-заказчик». То есть имеет место внеэкономическое принуждение с отношением как к «идеальному заключённому»: требуют бездумного исполнения «тебе сказали – ты сделай», вот только если требование ошибочно, за эту ошибку спросят с исполнителя, и его оправданий слушать не станут. Поэтому корректировки исполнитель делает ради того, чтобы от него отстали. И никто не задумывается, что происходит с исполнителем в это время. Ведь никому не нравится делать заведомо ошибочно, осознавая, что на него будет переложена ответственность за эту ошибку, при полной безнаказанности компании, заказчика и преподавателя! Поэтому понятны действия исполнителей в подобных случаях – «как грамотно отвязаться от компании». 

Это сравнимо с тем, когда зарвавшиеся паразиты из государственных структур (ОБЭП, прокуратуры) требуют от руководителя компании документацию без каких-либо оснований (исключительно по ложному доносу), и он сожалеет: почему не появятся какие-нибудь террористы-ваххабиты-чеченцы, чтобы застрелить полицейских, взорвать ОБЭП, поджечь прокуратуру, и тем самым и выручат его, и восстановят справедливость?! Ведь рефератные компании по отношению к исполнителям присваивают себе функции наказующего государства, до такой степени, что сами исполнители уже подсознательно/бессознательно воспринимают их так. У меня был случай ещё в 2009 году, когда одна из исполнителей назвала в разговоре HomeWork «государственной структурой». Но оставаясь частновладельческой компанией, посредник рефератного рынка старается избегать выполнения обязательств, установленных для тех, чьи права они присваивают. Кстати, и желание «отчитаться» тоже характерно для тех, кто работает в госструктурах, и такое же поведение паразиты-посредники, называющие себя «рефератными» компаниями, поощряют и среди исполнителей.

Я пишу работы, чтобы их можно было читать, а не отчитаться, и никакого обмана в отношении «наращивания» оригинальности не позволю. Работы мне могут пригодиться, лучшие из них займут достойное место в авторском магазине. И пусть они не будут куплены, они продемонстрируют, что я могу написать работы на такие темы, и – на что я рассчитываю – помогут заказчику сделать выбор в мою пользу, а не в пользу каких-то разрекламированных посредственностей HomeWork.

Единственное – я не могу брать работы массово, как это делают компании. Я возьму столько работ, сколько может сделать один человек. И поэтому приветствую, если другие исполнители последуют моему подходу. Ведь исполнители были давно, а компании появились намного позже, возможно, из желания конкретных личностей «ничего не делая, всё и сделать», так как сами владельцы компаний и офисный персонал работ практически не пишут, а если и берутся за такое, то получается не токмо «чёрт знает, что», а нечто значительно дальше чёрта. Приходилось видеть такое, как они это «делают». Я – это другое дело, даже создавая некогда компанию, я остался исполнителем, и исполнителем профессиональным.

А ведь любой добросовестный исполнитель может работать в режиме компании. Нужно только признать эту деятельность работой, а не подработкой, и, приняв этот подход, потрудиться, подготовив всё (как минимум – характеристику самой деятельности, рекламу, по возможности – магазин готовых работ, продвигающие статьи, вроде этой). Но сделав этот минимум, не следует рассчитывать, что всё на каком-то этапе пойдёт само. Может пойти лучше, но нужно не просто поработать и отойти, нужно поддерживать это состояние, как огонь в камине волшебника, нужный ему для опытов и превращений…

И я его поддерживаю всеми способами, один из них – очередная (вот эта) запись в моём исполнительском дневнике). Или новая партия описаний готовых работ. Или даже новый раздел в магазине (презентации PowerPoint – первый такой случай, и продолжение следует). Работа исполнителя в режиме компании из прецедента должна стать правилом.

Я ещё с 2007/08 учебного года ставил целью неузнаваемо изменить рефератный рынок, но только сейчас определился, в каком именно направлении: сделать его подлинным рынком. Чтобы продавцу (исполнителю) не приходилось договариваться о цене и иных условиях сделки с кем-то помимо покупателя (заказчика). Появление ещё нескольких исполнителей, работающих, подобно мне, в режиме компании, должно пошатнуть положение компаний, а осознание того, что это работа, а не подработка, сделает существование компаний-посредников совершенно ненужным. Заказчики будут выбирать среди исполнителей, а не среди компаний, и это далеко не всё, что я задумал. Следующим должно стать давление на преподавателей с целью принудить их выполнять установленные ими же требования, и если работа этим требованиям соответствует или приведена в соответствие с ними, обязать преподавателя признать её независимо от отношения к ней или к тому, кто сдаёт её. А читать работы нужно заставлять равно преподавателей и студентов, с угрозой отказа в исправлениях в случае, если работы не читались.

Всё это означает, что у меня появилась новая миссия, возможно, не единственная.


Рецензии