Город дождей. Окончание

-Его посадят - как пить дать, помяни моё слово – смотрит на меня поверх очков  коллега Давыд. – В понедельник под каким-нибудь предлогом вызовут в прокуратуру, и арестуют.

Давыд - мой адвокатский наставник, шеф.  Сильно похож на Жака Паганеля. Мировой дядька с огромным юридическим стажем и заядлый курильщик.   Сидим вдвоём « в дыму как в Крыму» в соседнем кабинете, обсуждаем моё общение с клиентом(томящимся в ожидании за стенкой),  и недавний звонок следователю. Видно, что  шеф нервничает, выкуривая сигарету за сигаретой. Во как загрузился делами моими…

- И что делать?
-Когти рвать.
-Куда?
 - В солнечный Туркестан, к Туркменбаши под крыло, он не выдаст. Там теперь другое государство. Им наши запросы об экстрадиции* пофиг. Ладно, ступай к подзащитному.
Потом вместе ситуацию разрулить попробуем…


-Началось всё с малого – продолжает уже ненужный рассказ о своём моральном падении погрустневший Алик.- Разговоры ночные за жизнь у кормушки. Потом мелкие просьбы. В камере напротив Толик Шелестов сидел(вышка за разбои с убийствами в милицейской форме) – так они с Федотовым закорешились. Перекрикивались, в морской бой играли – я закрывал глаза на это, даже обмен книжками им делал.

Он мне всё о деле своём рассказал, о подельнице, что вдвое его младше. Они как Бонни и Клайд были, ничего не боялись,  договорённость была, что если их вдвоём брать будут, то одновременно покончат с собой…

А потом однажды сказал, что чувствует мою душу, видит мои тревоги, видит, что у отца рак лёгких, но знает, как это исцелить. Я ведь о семье своей ему ничего не рассказывал. И вдруг такое слышу от него. Разве это не чудо проницательности?
-Всё, дальше можешь не продолжать.
-Почему?
-Да потому, что  в прокуратуре через меня похожих материалов прошло десятки. И всё одно и то же: сперва задушевные беседы, потом поблажки, мелкие исключения  для узника привилегированного. А тот всё паутинкой опутывает «гражданина начальника». Опа, коготок увяз…  Ну а дальше – больше: принеси это, принеси то. Уже на побегушках.  Заканчивается чаще всего проносом бабла,  травы да водяры.  Старо как мир – все эти «неделовые связи».

Знаешь, как ни грустно, но главное, что располагает меня к тебе, это отсутствие корыстного  мотива в содеянном.
Чудо проницательности, говоришь? А почему тогда именно саксан,  а не трёхтомник Чехова  попросил принести, раз такой высокодуховный? Хочешь тоже явлю тебе чудо проницательности, даже ясновидения - расскажу о его подельнице,  которая так рвалась с ним в один день умереть?

-Было бы интересно.
-Зовут её Оля Ильюшина, кукла с точёной фигурой, светловолосая, с голубыми глазами, родинкой на левой груди. Дочь мамы-экономиста и папы-юриста. Познакомились с Федотовым в ресторане «Пекин» в Москве. Ей тогда было шестнадцать.  Так?
-Так – удивлённо смотрит на меня Союнов.- Он рассказывал про эту родинку, и про ресторан тоже…
-Так вот, после задержания Джульетта сдала своего Ромео с потрохами, за что получила не десятку(максимум для малолетки), а девять.
-Откуда Вы всё это знаете? – неподдельное изумление в глазах.
-Дар ясновидения, как у Федотова твоего. Но я гонорара за это не прошу. Подарок тебе. Бонус.

 
 
«Что такое осень – это небо, плачущее небо под ногами…» - врывается в образовавшуюся паузу  музон из соседнего кабинета.
Господи, и опять на улице закапало-зашумело в такт шлягеру этому. Сколько ж можно: лето нынче или где…



-Он шайтан – неожиданно подытоживает Союнов. - Когда на утреннем шмоне  нашли нож, он улыбнулся мне улыбкой дьявольской.
-А  разве,  при тебе это  было?
-Ну да, как раз в пересменок,  я пост сдавал, дежурный по изолятору попросил задержаться. Нож нашли, меня под белы руки – и в оперчасть. Я сразу сознался.
-А как узнали? Может, он через баландёра записку передал?
-Нет там баландёров  -  зэков из хозобслуги к смертникам не пускают, постовой сам баланду по камерам раздаёт. Я же говорю – шайтан.
-Да что ты заладил: шайтан-шайтан. Ранее его куда-нибудь выводили – незадолго до этого?
-Ну да.. – после некоторой паузы вспоминает философ. – В наручниках выводил куда-то дежурный офицер.
-Что ж, привет тебе от оперчасти тюремной. Значит, заранее он эту подставу замутил, чтобы жизнь себе продлить за счёт  тебя . И о дате проноса кому надо шепнул заранее.  Вот и ответ.

-Ну хорошо, допускаю. А про отца откуда узнал?
-Алик, седьмой год работаешь. В тюрьме не бывает чудес. Здешние чудеса – ловкость рук либо изворотливость ума.  Причём, испорченного. Он, ум этот,  в камере смертников скапливается в избыточном количестве. Рвётся наружу и требует применения : инстинкт самосохранения - сила атомная. Приговорённому выжить хочется ,  любой ценой. С чего ты решил, например, что он с одним тобой у кормушки по ночам  разговоры беседовал? Кому-нибудь из сменщиков ты говорил о болезни отца?
-Не помню.
-А ты вспомни…
 -Чёрт его знает, запутался я совсем. Мне-то хоть верите, что ни копейки я за эту дурость не брал?
-Я-то верю. А вот поверят ли суд да следствие? Мне пока следователь протокол его допроса читать не даёт – имеет право. Но корыстного мотива в обвинении пока нет.
Может, спасая свою шкуру, ещё каких небылиц про тебя наговорит. Он большой мастак по этой части – этот знаток душ человеческих. По его кляузам уже два раза смертный приговор отменяли.

-Не наговорит. Его исполнили,  – задумчиво смотрит Союнов на дождь за окном.
-С чего ты взял?
-Коллега сказал недавно. Велели ему собраться с вещами, вывели, сказали: этапируетесь в другое подразделение, и увели. Почти всем так говорят, когда уводят, чтобы не ссали в штаны перед расстрелом. Они и так-то  от  каждого поворота ключа в двери вздрагивают. Ждут...
-Так может, и этапировали. Он же москвич. Вполне возможно, Бутырка исполнит.
-На тот свет его этапировали. Он,  когда уводили, всё понял, крикнул Шелестову «Толик, прощай».
А тот в ответ: «Не дрейфь, Санёк, прощай, ТАМ увидимся».

-Ладно, - вздыхаю - лирика это всё. Сдохнет он или выживет – не о нём сейчас речь. Тебя как-то спасать надо. Повестка к прокурору у тебя на понедельник?
-Да.
-Тебя арестуют. Уедешь оттуда в наручниках, в родной СИЗО, в камеру б/с*.
-Но я же не собираюсь скрываться, по повесткам являюсь…
-Вот как раз об этом сейчас поподробнее и поговорим. Нужно тебе всё это позорище: шмон в сборке(открыл рот- снял трусы- присел),  косые взгляды бывших коллег, камера бээсников с одним толчком на всех?  А родителям как такое выдержать?  Старшему брату всю семью на себе тащить, да ещё адвокату деньги слать?  Дед твой именитый жив? Нет?  Всё равно, позор для памяти деда. А если в прессу попадёт этот случай, и показательный суд сделают? Да, статья не самая тяжкая, до трёх лет. Но после прогремевшего случая с Ворониной, где гарантия, что не дадут на полную катушку? Лагерь для бывших сам знаешь где – в Нижнем Тагиле…

- И что делать?
-А что тебя здесь держит, скажи, при нынешней-то прозрачности границ. Езжай домой пока не уконтропупили, что ты  теряешь, кроме оков своих? Да, там теперь другое государство, другие законы. Но лучше три курса универа коту под хвост, чем три года жизни. Да и дипломы наши нынче не признаЮт там.
-Я уже семь лет там не был. Там теперь мракобесие.
-Ну персональный ад тебе и тут устроят – одни очереди родителей с передачами в тюрьму чего стоить будут. В общем, делай выбор сам. За выходные отзвонись,  дай знать о принятом решении, поскольку послезавтра  нам с тобой к прокурору.
-Ладно,  - вздыхает Союнов - пойду я, Виктор Николаевич. – У двери оборачивается – нахлебался я тут дождей ваших,  хватит, красивый город, но чужой…

После ухода философа-неудачника, сидим в кабинете вдвоём с Давыдом , под аккомпанемент дождя  обсуждаем ситуацию.
- Как думаешь, свалит? – смотрит на меня сквозь табачный дым шеф.
-Бог  знает, он с причудами , сам слышал.
-Это да. Только что ты сможешь суду в его оправдание выкатить, какие смягчающие. Ну послужной список, ну больные родители. Так их  есть кому содержать – старший брат имеется.  То,  что он нож  в камеру смертнику пронёс бескорыстно , так это смех для прокурора. Ответ готов: точно так же бескорыстно этот гоблин мог пырнуть следующего постового…
И так коррупция в тюремном ведомстве страшная, так ещё и приговоры мягкие выносить. В стране черт те что творится. Какая страна – такие тюрьмы. Да ещё и мораторий на смертную казнь введут скоро – вообще без работы не останемся. Рост преступности гарантирован. Во зубами-то скрежетать будут наши органы карательные. Как говорил один мой прокурорский знакомый, мир спасут красота и массовые расстрелы. Как думаешь, шлёпнули гоблина этого?
-Да хрен его знает. Если шлёпнули – туда дорога.

-А откуда про подельницу такие подробности узнал?
-Пересекались в прошлом, когда на женской малолетке воспитателем стажировался. Там эта коза сидела, погоняло Оля-Клофелин, ломила всех подряд, УДО* себе зарабатывала.
У неё идея-фикс была: молодой из зоны досрочно выйти.
-Хоть красивая?
-Да, но красота бабы-манекена. Жестокая. Глаза холодные как лёд. До сих пор эти глаза помню.
-Ну дела, надо же, как тесен этот мир.
-Сам удивляюсь.
-Слушай, а может, надо было подзащитному твоему «дурку» провести? Может,  и в самом деле головушкой поехал на такой работе?  Парадоксы замкнутого пространства. Да ещё постоянно уводят-шлёпают. Насмотрелся. Вот пища-то для размышлений философских.
- Ну признала бы экспертиза его дуриком. Белый билет на всю жизнь.
- Это да. Но всё-таки, на чём-то он тронулся. Читал «Солярис» Лема? Помнишь, пилот Бертон видел монстров , а комиссия посчитала это результатом отравления атмосферой чужой планеты? Возможно, и для нашего философа Питер чужая  дождливая планета. Может,  и в самом деле губителен для него  воздух питерский? В общем, за три года стояния в закутке этом жутком, созрел он для того, чтобы матёрый урка Федотов его психологически обработал. Что и произошло.
Впрочем,  ну его нафиг – лезть в эти глубины психоанализа. Голова предмет тёмный, и исследованию не подлежит.  Нам главное, чтобы он не сел.
А как доблестные органы будут его искать-ловить, это уже не наша проблема.

В кабинет заглядывает секретарь нашей консультации Инна:
-Мальчики, у вас кофе порошковый или в гранулах? Угостите даму, а я вам интересный анекдот за это расскажу. Слушайте.
Идут девочка с папой по кладбищу. И спросила Кроха , мол, папочка, как это  в одной могилке  могут уместиться два человека? Папа в недоумении: с чего ты взяла? Да вот же, папочка, читай – показывает на плиту надгробную. Папа читает: здесь лежит талантливый адвокат и замечательный человек.

Наш хохот перекрывают раскаты грома и шум дождя за окном…



Постановление
о приостановлении предварительного следствия и розыске обвиняемого.

30 августа 1995 г.                СПб


…Настоящее уголовное дело возбуждено в отношении мл. инспектора режимной части СИЗО-1 СПб Союнова  А.А. по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.170 УК РСФСР…Обвиняемому избрана подписка о невыезде.
Установлено, что последний в настоящее время по адресу не проживает, по повесткам не является, на телефонные звонки не отвечает. Есть основания полагать, что скрылся в неизвестном направлении…
…Учитывая изложенное, полагал бы следствие по настоящему делу приостановить в связи с розыском обвиняемого.

Следователь  Тверской райпрокуратуры СПб
Юрист 2 класса                Якубович Ф.И.





*Экстрадиция – выдача преступника одним государством другому.
*Камера Б/С- отдельная камера в СИЗО  для  арестованных бывших сотрудников правоохраны.
*УДО -  условно-досрочное освобождение судом положительно характеризующегося осуждённого.


Рецензии
А ведь и вправду, Сергей, не зря фильмы об УМНЫХ преступниках снимают. Перевёрнутый мир - психология античеловечности. Мне это даже представить страшно, а вы среди них работали. Это ж сколько сил душевных надо! С истинным уважением,

Элла Лякишева   19.10.2019 21:26     Заявить о нарушении
Элла, спасибо за интересный, как всегда, отклик.
Сейчас на Прозе возобновилась дискуссия о правомерности-неправомерности смертной казни. Конечно, немного смешно читать мнения тех, кто даже косвенно не сталкивался по характеру работы с убийцами.
Мне довелось в начале восьмидесятых работать в СИЗО. Несколько месяцев дежурил и на отделении смертников. Насмотрелся на эту публику. Поэтому несерьёзно воспринимаю полемики дилетантов со всякими "за и против" , с крайне категоричными точками зрения. Довелось мне побывать неоднократно в адвокатских командировках и в Пятаке(Остров Сладкий , колония пожизненников в Вологодской области). Но даже я не могу примкнуть ни к какой из этих крайних спорных точек зрения. Этот вопрос, увы, один из тех, на которые невозможно дать однозначный ответ. Любой ответ За и Против будет неправилен.

Но если Против, то главный аргумент, конечно, возможность судебной ошибки,и "исполение" невиновного.
В моей адвокатской практике за почти четверть века было около десяти(!) незаконно привлечённых к уголовной отвественности за убийство. У давно работающих коллег - столько же. Это очень много.

С уважением за ваше неравнодушие.

Сергей Соломонов   19.10.2019 22:23   Заявить о нарушении
Сергей, честно скажу: преклоняюсь перед людьми, работавшими в таких условиях и сумевших сохранить душу человеческую. И вы в их числе. И страшно ещё то, что совершить ошибку - не так уж трудно. И никакой детектор лжи не поможет... А насчёт смертной казни... нет, считаю, что лично я НИКАКОГО права не имею распоряжаться чьей-либо жизнью. Сложная проблема! Со вздохом,

Элла Лякишева   19.10.2019 22:35   Заявить о нарушении
Благодарен за умный ответ и настоящее знание жизни.

Сергей Соломонов   19.10.2019 22:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 56 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.