Швейк, гимназия, школа, иллюзии

Одна из важнейших книг в моей жизни - «Швейк» Гашека.  Я прочитал, наверное, классе в седьмом, светло-коричневый том с иллюстрациями Лады. По непонятным причинам это была  единственная книга, которую отец мне запрещал  читать. Поэтому прочитал в первую очередь.
 
Прелесть и мудрость «Швейка» непонятны на Западе. В СССР тупая дисциплина и бессмысленная муштра во вcех областях жизни копировала порядки австрийской армии. Не надо даже армейского или тюремного опыта – достаточно советской школы. Учителя были вполне на уровне подпоручика Дуба, дисциплина – как в 91 пехотном полку, где служил на действительной Швейк.

Советская школа имитировала царскую гимназию, с одной большой разницей – из гимназии выходили более-менее образованные люди. Сходная программа, но другие преподаватели, другие ученики.  Один из немногих современников, я подолгу беседовал с гимназисткой, то есть с бывшей гимназисткой – моей бабкой, закончившей гимназию в Петербурге. Конечно, разница в возрасте и жизненном опыте. Теперь, достигнув возраста бабки, то есть дедки в моем случае, можно внести корректировку. Бабка отличалась от советских людей тактом и выдержкой, которых не могло дать советское воспитание. Она несомненно знала немецкий. Когда я допустил ошибку в слове «участвовать», вставив ненужную букву «в», бабка сказала что-то по-немецки, поясняющее, что участвовать значит  «брать часть». На что моя мать резонно заметила, «Мама, оставь немецкий, тут и с русским не разберемся». Почти что ровесница серебряного века русской поэзии, бабка ее не знала и не интересовалась. «Преступление и Наказание» воспринимала как детектив или ужастик, хотя не уверен. В целом о культуре передавала мнение своего отца Карла, «Лишь Шаляпин хорош, все прочие проститутки». Изумлялась нескромности «Я гений Игорь Северянин», цитаты из Блока не узнавала. Так что и в гимназии не все было на высоте.

Так возвращаясь к Швейку – он смешивал  с землей ложные идеалистические ценности, вроде патриотизма и романтической любви. Их место занимали ром и контушовка. Но из Швейка же я вынес и глубокое ложное убеждение – что войны затевают президенты, короли и императоры, а простой люд гонят на фронт как скот на убой. Оказывается, что иной раз народы сами лезут на рожон, императоры и генсеки не в состоянии их сдержать. Всякое бывает.


Рецензии
" Убили, значит, Фердинанда-то нашего,--"
Неужели повторится!? Желающие есть.

Арно Кроон   10.03.2017 23:53     Заявить о нарушении
Да, все возвращается к началу ХХ века.
Спасибо за рецензию!

Стасик Хруст   11.03.2017 01:07   Заявить о нарушении