Очередные неприятности

    
                Начало -  http://www.proza.ru/2015/12/01/78 

         Арбуз с мухами явился началом очередных неприятностей.
     Заболел Слава Елесичев наш флагманский наводчик, а тут, как назло, подошло время стрельб.
     Засовывать в раскалённый танк человека с температурой под 39 и расстройством желудка – это бесчеловечное издевательство над личностью и над боевой машиной.
     Пришлось самому занять место наводчика танка.

     До этого мне много приходилось стрелять, как говорится «для души», т.е. безответственно, но от зачётных стрельб под разными предлогами уворачивался, не претендуя на должность «штатного стрелялы».
     А тут вляпался – это гарантийные испытания танка, а не хухры-мухры!

     Ко всему прочему в наличии оказались только осколочно-фугасные снаряды – хоть застрелись! Лупить такими по бревенчато-фанерному щиту – щитов не напасёшься.
     Ведь попасть  в 8-ми метровый щит с большого расстояния в горных условиях не так-то просто, тем более в нарисованный на нём силуэт танка.
     А угадать где у него находится деревянный крепёж фанерных листов и умудриться его не задеть снарядом - это из области фантастики. 
     Попал в бревно, разнёс фугасом щит на дрова и ищи после этого пробоину – была она в силуэте танка или не была, щита-то нету.
     С другой стороны, где в горной Грузии набрать столько брёвен и фанеры, чтобы изготовить, как минимум 20 огромных щитов?
     А если и наберешь, испытания затянутся на неопределённое время. 
     Пока материал достанут, пока привезут, пока строить будут…
     Остаются только варианты: или добывать бронебойные, или делать матерчатый щит. 
     Комиссия, возглавляемая полковником с Кубинского полигона, приняла оптимальное решение – гнаться за двумя зайцами, создавая матерчатый щит и посылая гонцов на поиски бронебойно-трассирующих снарядов к 122 мм танковой пушке.

     Ограбив учебный центр, т.е. реквизировав у него всё наличие солдатских простыней, верёвок и чёрной краски, сводная бригада «кировчан» и «кубинцев» за два дня соорудила щитовую раму, сшила простыни, нарисовала в нужном месте силуэт танка и всё это умудрилась поставить вертикально.
     На третий день, приехав на позицию, щита не обнаружили. Пришлось плестись к месту его установки, а это пешком 500 метров по равнине и 1,5 км по нагромождению здоровенных камней.
     Оказалось, что он завалился от ветра.
     Без энтузиазма к обеду щит был водружён на место.
     После обеда я сделал пробный выстрел. Признаюсь честно – возмечтал, чтобы снаряд зацепил бревно, но он аккуратно прошёл через простынь, оставив нормальное отверстие. Взрыв последовал достаточно далеко за щитом, и осколки его не повредили.


     «Лукич», так звали члены комиссии председателя, принимает решение переходить к 10-и зачётным выстрелам с места.
     Стреляю.
     Капитан Авдеев, обладатель огромного бинокля, подтверждает – дыра в силуэте есть.
     10% попаданий я уже обеспечил. Делаю ещё 6 выстрелов – 70% !
Дальше хуже – поплыл воздух. Мираж – не мираж, а что-то похожее.
     Изображение щита стало мутным и как бы плавает.

     Взываю к Луке, прошу оставшиеся три выстрела сделать, когда марево прекратится.  Он ни в какую:
     – Враг не будет ждать, пока ты с этим маревом возишься. Считай, что он тебя уже уничтожил. Стреляй, и никаких гвоздей.
     Стреляю, силуэт еле просматривается – 80%, 90% попаданий.
     Последний выстрел – взрыв на щите, и щита  нет! Наверное, попал в раму
     90% - подтверждение личного рекорда.  Обалдеть!
     Выбираюсь из танка, подхожу к председателю. Вокруг него собрались члены комиссии.  Скандал!
     Лукич стрельбу не засчитывает, требует всё начинать заново. Видишь ли, нет координат попаданий, в отчёт нечего вставлять.
     Пробую его уговорить:
     - Вы согласны с тем, что было 9 попаданий из 10 возможных?
     - Согласен. Но их нет. Где они?
     Короче, я одно, он другое.
     Мужик упёрся, даже стал угрожать, что данной ему властью снимет танк с гарантийных испытаний. Единственное, на что он согласен, это чтобы я после восстановления щита повторил 10 выстрелов. А сейчас все по домам, и на сегодня работа закончена.
     Усаживается в свой председательский ГАЗ-69 и в Тбилиси.

     Я с самого утра в танке, нагретом до состояния раскалённого утюга, 10 членов комиссии под палящим солнцем, а эта тварь в ГАЗ-ке на продуваемом бугре с вентилятором перед мордой угрожает снять танк с испытаний!  Всем этот "курорт" осточертел....     Надо что-то делать.
 
     Кутузов в такой ситуации собрал бы совет в Филях.
     Я не Кутузов, поэтому предлагаю членам комиссии плюнуть на всё и поехать в Русскую деревню. У меня есть "буханка" УАЗ-450, все туда влезем, дорогу я знаю, отдохнём от Луки и хорошего вина попьём.

     Все – за!

     До Русской деревни около 20 км. Проживают в деревне одни старики и старушки. Молодёжь сбежала в города.
     В деревне есть керосиновая лавка, где кроме керосина можно купить хомуты, консервы и хлеб. Деды ходят в галифе, в которых они возвратились с Первой мировой войны –заплата на заплате и в военных фуражках образца 1914 года с  потрескавшимися козырьками.
     Нашего брата встречают, как родных сыновей. Рассаживают за стол под навесом  из винограда. На столе старинные трёхлитровые кувшины с отличным сладким и ароматным вином.
     Огромная бочка с врезанным в неё медным краном стоит рядом на возвышении.
     Цена содержимого кувшина – рубль, курица свежеприготовленная – рубль, сковорода с дюжиной яиц – рубль.
     «Кушайте ребятки, а мы пойдем спать, вино наливайте сами, сколько кувшинчиков выпьете – столько рубликов положите на стол и прижмите камушком, виноград кушайте – он вверху над вами висит. Ну, приятной вам ночи. Если приедете завтра, то идите прямо к соседу напротив, он новую бочку откроет, а это вино завтра вечером будет уже с кислинкой.

      После трёхкратного окувшинивания коллектива у одного члена комиссии  появилась здравая мысль:
      - Братцы! Здесь собрались два зампреда комиссии и 9 членов. Все мы, как один, за то, чтобы засчитать Юрику стрельбу - он же не профессиональный стрелок, а выбил девятку. Значит подготовленный наводчик сможет уверенно выполнить норматив. Пишем решение комиссии, подписываемся и пускай этот Лука царапает особое мнение. Я бы на его месте этого не делал – один против всей комиссии, - это надо быть идиотом. А если у него хоть немного ума сохранилось, он возникать не будет. Ну, по стакану за здоровье снайпера! Ему завтра стрелять с ходу.
     После этого тоста из полевой сумки появился лист бумаги, на котором было изложено "решение".
     Затем состоялось дружное подписание и «Совет в Русской деревне» продолжил свою "работу".

     Утром председатель, прочитав решение, попросил нас его ликвидировать, а в отчёте засчитать 90% попаданий с произвольными координатами, но с учётом "удовлетворительной" кучности.

     Вроде бы черная полоса кончилась, так нет! Перед стрельбой с ходу явилась очередная беда – вышел из строя стабилизатор пушки.

     На поиск неисправности дано три часа без вскрытия опломбированных блоков. «Крайний» опять я.
     Все пошли на обед, а у меня продолжение чёрной полосы.
     Вариантов нет, надо лезть в раскалённый танк, откручивать штепсельные разъёмы и прозванивать все кабели и блоки.
     Только тот, кто когда-нибудь откручивал в танке хотя бы один 48-ми или 52-х штырьковый ШР представляет, что это за удовольствие.
     До него добраться тяжко, а откручивать кончиками пальцев – это что-то.
     Судьбаа.. Все лакают в столовой мацони из холодильника, а я в бронесауне, обрывая кожу с кисти левой руки кручу «шаэры».
      Работать приходится на месте наводчика, где слева находится сердце стабилизатора – блок К1, перед носом здоровенный прицел, а справа ограждение казённика пушки.
     В этом «пространстве», согнувшись в три погибели с допотопным тестером на коленях, надо умудряться держать толстенный кабель и манипулировать двумя проводами. Затем, «прозванивая» К1, опять же надо дотянуться до штырьков выходных разъёмов, пальцами одной левой руки держать зеркальце и одновременно контактным проводом касаться нужного из 48 штырьков.

     Обалдеть! Всё это удовольствие надо получать при 60-градусной температуре в духоте из смеси запахов масел и топлива.
     А если учесть, что надо ещё думать и периодически пользоваться принципиальной электросхемой, висящей над головой, то этот « фокас» даже великий Кио повторить бы не смог.
     Прошлой зимой в районе г. Чита, где проходили испытания танка на минус 50, мне пришлось делать тоже самое. Там я обморозил лицо, руки и желудок. Добрая душа, видя, как мне достаётся в промёрзшем танке, для «сугреву» подала сверху стакан водки. Температура водки была под минус 40, и я , практически уже ничего не соображая, опорожнил его одним махом.    Меня сложило пополам – еле откачали.

      Здесь на Кавказе аналогичный вариант, только  в бронесауне и без стакана.

     "Упёрся"  я в этот К1.   Сигнал подходит в район пальчиковой лампы 6П1П, а дальше тишина - вариантов множество.

    Обед кончился.  Докладываю комиссии о результатах своей работы.
     Прошу разрешения вскрыть блок. Мне задают вопрос:
     - Предположим ты получишь разрешение на вскрытие. Вскроешь. И что?   Вышла из строя лампа или сгорело сопротивление - блок неработоспособен. Конец.
     Блок вскрывал неоднократно, внутренности его знаю досконально ещё по работе в Коврове, где их изготавливали...
     Взял паузу.   Закрыл глаза, откинулся на спинку стула и .. вижу.
     Бред какой-то.. Лампа не торчит, а лежит.
 
     Собрав все запасы своей природной наглости, заявляю:
     - Мужики, я на 100% уверен, что прижимной подпружиненный колпачок пальчиковой лампы был плохо зафиксирован при установке. От тряски и вибраций при движении танка по скальному грунту он соскочил, а лампа не будучи поджата, потеряла контакт или вообще выскочила. 
     Председатель:
     - Я готов дать разрешение на вскрытие. Если лампа действительно выскочила, поставим её на место и продолжим испытания. Если она просто накрылась, то испытания прекращаются, и вся ответственность ложится на тебя. Готов на это?
     Ситуация – что в лоб, что по лбу.
     Заявляю: « Готов! Только у меня к вам большая просьба, помогите снять блок, а то у меня уже пальцы не шевелятся». Показываю им руки с содранными костяшками пальцев.
     Желающие снять блок тут же нашлись.
     Всё же офицеры с Кубинского полигона были ребята отличные, где надо – принципиальные, где надо – объективные.
     Со многими из них я общался десятилетиями. Почти все вышли на пенсию в ранге полковников, некоторые стали генералами. До старости лет они были для меня Володями, Витями, Серёжами , Женями..., а я для них оставался Юриком или просто Юркой.

     Вскрытие блока К1 производилось на столе председателя комиссии.
     Снимал верхнюю крышку я, а вокруг собралась толпа из членов комиссии, кировчан и даже солдат. Все ждали развязки этого спектакля.
 
     Странно, но ни какого волнения я не испытывал, было какое-то безразличие к происходящему, видимо, внутренне перегорел.


    
     Когда крышка была снята, раздался такой взрыв удовлетворения, какого я не слышал даже на стадионе при забивании мяча в ворота.
     И колпачок и целехонькая лампочка аккуратно лежали на печатной плате.

     Вставить лампу и надеть на неё колпачок я предложил нашему председателю. Он с явным удовольствием это проделал. Друзья офицеры отодвинули меня в сторону, привинтили крышку и пошли устанавливать блок в танк.
     Я к танку не пошёл, кончились силы.

     Председатель, видимо, тоже перенервничал. Сидел напротив меня и тихо улыбался. Я тоже. Так мы с ним молча и просидели до прихода офицеров.
     Блок они поставили, всё подключили, руки ободрали и доложили председателю, что стабилизатор заработал.

     Морда у председателя оказалась симпатичным лицом, да и он оказался хорошим человеком.
     При стрельбе с ходу я положил 80%, но на этот раз с двумя явными промахами. Затем мы все, включая председателя, поехали в Русскую деревню. Судя по воспоминаниям моих коллег, все они остались поездкой очень довольны.
     Чёрная полоса вроде бы стала просветляться, мираж прекратился, а
головную боль снял вовремя появившийся капитан Юра Бабин с кувшином
вина, "приватизированного" в Русской деревне.
     На мои слова - "как ты мог так поступить ...?  Ведь теперь... ?, я получил:
     - Михалыч, за кого ты меня принимаешь! Всё было чётко продумано!
Ты даёшь мне свой Уазик и канистрочку из нержавейки - ту, которая на 10 литров.  Я еду к старикам. Возвращаю кувшин. Наполняю канистрочку и за всё расплачиваюсь. Бабке чего-нибудь пахучего прихвачу из военторга,
     деду передам привет от тебя, одев на него твой шлемофон и свой  новенький комбинезон. 
      Мне оставалось только молча подать ему руку.

             Продолжение -  http://www.proza.ru/2015/12/08/1159


Рецензии
Юрий Михайлович!
Чем и ценны настоящие мемуары,
что, читая, переживаешь, параллельно своё вспоминаешь.
В танк до армии залез только один раз и так впечатлился
(у меня рост 185), что куда угодно, только не в танкисты.
Вот и попал после института на плавучий ремонтный завод
в атомные подводники. Габариты уже не те. Там не страшно было.
А вот этой зимой с внуком в Питере посетили музей подводного
флота. Поползали с экскурсией по лодке "Народоволец" класса "Декабрист",
она как и "Аврора" в памятник - музейный экспонат переоборудована.
Приступ клаустрофобии - аж сердце замягчело, танк доармейский вспомнил.
Спасибо за воспоминания и Здоровья Вам!

Василий Овчинников   15.04.2017 06:03     Заявить о нарушении
За карту особая Вам благодарность.
С Мингечаурской ГЭС на реке Куре
у меня особые воспоминания.

Василий Овчинников   15.04.2017 05:58   Заявить о нарушении
Да с ростом 185 в танке тесновато. У меня 176, так что
пришлось привыкать и приспособиться. Ведь если надо - то...
Что касается ПЛ, то в конце 70-х "курировал" турбинное КБ и
производство на "Кировском заводе", имея прямое отношение к
проекту 941 "Акула", так что и здесь мы с Вами могли пересечься...
Дела минувших дней... Сейчас же пока Проза и пельмени...
Здоровья Вам и "так держать" !!!
Кстати к гребле тоже "имел" отношение - учась в Военмехе выгнали
из "восьмёрки", но зато был знаком с "одиночником"-олимпийцем
Юрием Тюкаловым.

Мироненко Юрий Михайлович   18.04.2017 19:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.