Спасибо деду за победу!

Лето.
Управление ФСБ по «Красноборскому» краю. Помещение архива.
Небольшое помещение доверху забито старыми папками с личными делами. Стопки папок в коридорах – прямо в проходе. Стопки папок на столе у окна – улицу еле видно. На некоторых папках каллиграфическим почерком выведены старые даты учета типа «Дело № 156/7 от 12.09. 1921 года»
В помещении двое. Опера отдела по борьбе с терроризмом и защите конституционного строя – лет по двадцать пять. Один сидит на полу, вокруг него открытые папки с бумагами – он разулся, шевелит пальцами в носках. Второй сидит прямо на столе под струей холодного воздуха из-под кондиционера, рядом бутылка пива. Опера молча листают дела.

К зданию управления ФСБ подъезжает дорогой, ослепительно белый мерс. (Мы видим его со стороны капота) Он паркуется под знаком «парковка запрещена». Из машины выходит эффектная дама: сиськи, губы, длинные белые волосы. Ей лет сорок с небольшим, но она в типичном, очень коротком платье. Она шагает к входу. Двумя руками открывает высокую, дубовую дверь. Входит в управление. Стучит в бронированное стекло дежурного коменданта. Из-за стекла ее спрашивают:
- Девушка вы к кому?
- Я вчера приезжала, ты че, меня не помнишь?
- Вчера дежурила другая смена. Вы к кому? Вам назначено?
- Вот, я к нему! – она прикладывает какую-то бумажку к стеклу.
- Пройдите, пожалуйста, в комнату для посетителей…

По коридорам управления идет помощник дежурного коменданта. Заходит в архив. Открывает дверь в комнату – проходит между папками:
- Товарищ капитан, к вам посетительница.
- Блондинка?
- Да…
- Скажите ей, что через десять минут приду.
Помощник коменданта выходит. Опер устало встает, застегивает рубашку. Подтягивает галстук. Берет со стола какое-то дело, быстро его листает, кладет назад и выходит из помещения. Он идет по коридорам. Выходит через шлюзовую систему. Открывает дверь в комнату для посетителей.
- Здравствуйте. – Он обращается к блондинке.
- Здравствуйте! Вы нашли, что надо было?
- Дело вашего деда искать не надо – оно не терялось. Оно в нашем архиве.
- Ну и? – Она смотрит ему в глаза.
- Вашего деда вряд ли когда реабилитируют.
- В смысле?! Ты что ли это решаешь? А что там не так?
- Понимаете, ваш дед служил в охране концлагерей, где содержались военнопленные из СССР.
- И че теперь?
- Девушка. Его расстреляли в сорок шестом, как предателя. Его никогда не реабилитируют.
- Мой дед был кубанским казаком, чтобы ты знал!
- Извините. Я повторю. Это подразделение казаков было в составе войск «СС» охранявших концлагеря.
- Ну а может его заставили?
- Нет. Есть протоколы допроса и показания свидетелей.
- Да я знаю, как вы показания выбиваете!
- Извините…
- Тебя как зовут?
- Андрей.
- Андрей, меня зовут Наташа. Я же сказала, что нужно с нашей стороны – мы сделаем! Мы не последние люди в этом городе.
- Я это уже слышал. Поймите. Приговор этот вряд ли можно обжаловать. За такое и сейчас приговорят к высшей мере. Я бы вам посоветовал, просто, не тратить время. Ну и… поменьше об этом говорить.
- Короче… - Она проходит мимо Андрея и выходит на улицу. Идет к машине. Она психует – очень агрессивная. Идет и смотрит на свое отражение в окнах. Открывая дверь машины, она произносит:
- Надо было просто немцам сдаться, сейчас бы жили как люди!
Садится в машину и рвет с места. На заднем стекле мы видим надпись: «Спасибо деду за победу!».


Рецензии
Здравствуйте Нерыдай.
Я тоже задавала такой вопрос, какой высказала блондинка в конце
миниатюры и получила понятный ответ: было бы так, как в США с индейцами.
Россияне никогда бы не стали вровень с арийцами и держали бы нас на заднем плане.
Лет так через триста может быть что то выровнилось. Но не раньше.

Татьяна 23   26.04.2020 05:20     Заявить о нарушении
согласен
с Татьяной!
)

Игорь Влади Кузнецов   28.04.2020 18:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.