ВОВ. Оружие Победы

А ведь народ Белоруссии, западной русской окраины, на самом деле имеет даже много большие потери среди мирного населения, чем считается официальным. Ведь за две недели перед началом войны хозяевами Лубянки начался  централизованный вывоз местечковых жителей западеньки на Ташкентский фронт. То есть потери среди русского населения этой местности были и еще много б;льшими!
«Советские власти полностью давали себе отчет в том, что евреи являются наиболее угрожаемой частью населения, и, несмотря на острую нужду армии в подвижном составе, тысячи поездов были предоставлены для их эвакуации…» [18] (с. 225–226); [19] (с. 343).
«Марк Вишняк, один из инициаторов создания организации для борьбы против антисемитизма, на собрании еврейских федераций в Кливленде в 1943 году утверждал: “…Советское правительство для спасения евреев предоставляло транспорт даже в ущерб делу ведения войны”» [20] (с. 243).
«Кулишер в бюллетене “Хайаса” в1946 году писал: “Советские власти принимали специальные меры для эвакуации еврейского населения, — для облегчения его бегства. Всем евреям отдавалось преимущество при эвакуации. Советские власти предоставили тысячи поездов специально для эвакуации евреев”. Бывший советский партизан Мойша Каганович выпустил две книги воспоминаний. Первая вышла в 1948 году в Италии, вторая — в 1956-м в Аргентине. В этих книгах Каганович утверждает, что по предписанию властей специально для эвакуации евреев предоставлялись все имеющиеся транспортные средства и что существовал особый приказ: в первую очередь эвакуировать евреев.
Гольдберг, корреспондент еврейской газеты из Нью-Йорка “Дер Тог”, побывал в СССР зимой 1946 года. Результатом поездки явилась статья: “Как во время войны эвакуировали евреев в Советской России” (“Дер Тог”, 21 февраля 1947 г.). Гольдберг полностью подтвердил вышеприведенные свидетельства. Гольдберг встречался с Киевским раввином Шехтманом и весьма доверительно беседовал с ним на эту тему. Вот что узнали американские евреи — читатели “Дер Тог”: “Эвакуация евреев перед наступающими немцами шла не только по железной дороге, на грузовиках, легковых автомобилях, переполненных евреями и их движимым имуществом: нередко везли мебель, домашний скарб, пианино. Эвакуация велась и гужевым транспортом: на лошадях. Немцы бомбили железные и шоссейные дороги, а по проселочным дорогам движение было сравнительно безопасным. Поэтому немало евреев предпочли во время войны именно такой способ эвакуации — на лошадях. Обычно все происходило следующим образом: горсоветы предписывали, чтобы председатели колхозов и совхозов в обязательном порядке предоставляли евреям — предъявителям таковых распоряжений горсоветов — лошадей, перевозочные средства и необходимый фураж. Так они добирались до пунктов, где производилась погрузка в вагоны для дальнейшего следования на Урал”.
Лошадей и повозки при этом просто бросали. Немецкие архивы сохранили описания множества подобных случаев. Так, при наступлении на Харьков немцы обнаружили в нескольких километрах от областного города Сумы тысячи лошадей со сбитыми холками и потому совершенно не пригодными для упряжи. Выяснилось, что это были лошади, брошенные эвакуировавшимися евреями. Сумские власти незадолго до прихода немцев организовали ветеринарный лазарет, чтобы подлечить лошадей для гужевых перевозок.
Воспоминания очевидцев указывают на то, что впереди наступавших немцев двигалась волна евреев (например, “Сто суток войны” К. Симонова)» [20] (с. 243–244). 
«…вот что сообщил в декабре 1942 года Давид Бергельсон, секретарь Еврейского антифашистского комитета, выражая искреннюю благодарность Советскому правительству и Всероссийской Коммунистической партии большевиков: “Благодаря эвакуации было спасено абсолютное большинство евреев, живших на Украине, в Белоруссии, Латвии и Литве”… из областей, которым грозила оккупация, советскими властями было эвакуировано 3, 5 млн. евреев [21] (с. 156). Архивные данные, которые в своем исследовании приводит Вальтер Зеннинг, констатируют: никак не менее 80% евреев было эвакуировано из западных территорий СССР в самые первые дни войны (W. Sanning. Die Auflusung. Grabert, 1983)» [20] (с. 99).
Так что с мифом о холокосте советских евреев здесь явная неувязочка: они все, о чем заявляет не кто-нибудь, но родственник американского президента, отправились «воевать» на Ташкентский фронт.
И именно из-за этого столь слишком для царящей неразберихи удивительно отлаженного и давно продуманного срочного вывоза в теплые края представителей некой такой усаженной на шею туземному населению России наднародности коренному населению страны пришлось лишиться последней своей защиты — боевой техники — танков:
«…несвоевременная подача эшелонов для эвакуации аварийных машин с армейских сборных пунктов приводила к тому, что много технически неисправных машин оставалось врагу» [4] (с. 339).
«Железнодорожные перевозки наших войск по ряду причин осуществлялись с перебоями» [22] (с. 274).
То есть в то самое время, когда русский солдат с одной винтовкой на двоих ложился костьми под гусеницы немецких танков, вместо перебросок войск в ключевые районы военных действий и срочного вывоза поврежденной военной техники власти были озабочены совершенно иным: вывозкой в теплые места коренного населения местечек!
Так что наша военная катастрофа, судя по уж слишком очевидно разработанной заранее организации эвакуации еврейства, теперь просматривается как совершенно четко исполненное заранее спланированное сионистами мероприятие. Ведь эта страшная война, в которой нам пришлось сражаться против объединившейся против нас Европы, как теперь выясняется, для рассматриваемой нами общности, исповедующей религию Ханаана, войной вовсе и не являлась. Но только хорошим поводом для переселения в приготавливаемую для него Палестину. Ведь это пересаживание «бактерий» долго и нудно готовилось: Наполеоном, Пестелем, Лениным, Гитлером и Сталиным.
И весь этот антисемитизм Гитлера был изобретен лишь для того, чтобы принудить  кровососов оторваться от иссушаемого тела своей жертвы и отправиться переваривать выпитую кровь в оборудованное специально для инициации данного процесса логово: Израиль.
Так что если воинские части под строжайшим запретом не имели права вступать в боевые действия без приказа, а приказа к их началу многие из них так и не получили, то те же самые воинские эшелоны приказ получили вовремя. И приказ этот был: не заниматься переброской войск и спасением даром отдаваемого немцам военного имущества, но спасением подлежащего переселению этого самого занесенного к нам неведомыми ветрами сорного семени:
«“…советские власти принимали специальные меры для эвакуации еврейского населения или для облегчения его стихийного бегства. Наряду с государственным персоналом и промышленными рабочими и служащими всем евреям отдавалось преимущество [при эвакуации]… Советские власти предоставили тысячи поездов специально для эвакуации евреев” [24] (с. 45.); безопаснее от бомбежки эвакуировали евреев и на многих тысячах подвод, наряжаемых от колхозов и совхозов… “политика власти заключалась в том, чтобы представить преимущества эвакуации евреям…” (С. Шварц. “Евреи в Советском Союзе…”, с. 55)… советские власти предоставляли для эвакуации евреев все имевшиеся транспортные средства сверх поездов — и тележные обозы, и было приказано эвакуировать “из областей угрожаемых врагом, в первую очередь граждан еврейской национальности” (С. Шварц. Евреи в Советском Союзе… с. 45–46); [23] (с. 188)» [19] (с. 333–334).
Вот такая национальная политика: одним — ни шагу назад с одной винтовкой на двоих с пятью патронами и дула пулеметов заградотрядов в спину, а для других — все подручные средства для бегства — в первую очередь! Такой вот любовью было пропитано сердце Иосифа Виссарионовича к тому самому народу, который он якобы в чем-то там таком как будто бы когда ущемлял! И такой же «любовью» это самое его сердце было пропитано к народу иному — чья жизнь вершителями заданности программы его доктрины подлежала полному и тотальному уничтожению.
«Во время войны 1941–1945 годов было такое выражение, что все евреи воюют на Ташкентском фронте. Тогда действительно масса евреев эвакуировалась в официальном порядке в город Ташкент» [25] (с. 151).
То есть тот миллион евреев, который причислили изобретатели еврейского холокоста к жертвам фашизма, в Белоруссии в момент прихода немцев находился уже далеко от границ Гитлеровской Германии. А потому вовсе не каждого четвертого жителя потеряла Белоруссия, но, если отнять покинувшее ее еврейское население, каждого третьего. Это ли не холокост?
Это страшные цифры, которые легли на плечи русского населения этих западных наших земель. Но для немцев такое поведение — их норма. Звериные традиции у этой нации в крови, а потому и ведут они себя всегда сообразно своим палаческим наклонностям. Гитлер же, лишь помогая реализации сидящей в его солдатах кровожадности, не только дозволял полную безнаказанность убийств, но, на захваченных Германией землях, проводил этих убийств централизацию.
Однако ж куда как более проблем у палачей возникало при борьбе не с безоружными, но с вооруженными силами русских людей. Потому, когда в собственном пушечном мясе обнаружился острый дефицит, Гитлер решил восполнить его за счет своих союзников:
«Тяжелые поражения на советско-германском фронте вынудили гитлеровское руководство проводить тотальные мобилизации. Несмотря на эти чрезвычайные меры, численность вермахта, особенно действующей армии, в последние два года войны непрерывно сокращалась. Чтобы компенсировать непрерывное падение численности вермахта, создавались воинские части из иностранцев, вставших на путь сотрудничества с фашизмом…» [7] (с. 269).
Потому, если сложить потери всех стран сателлитов, потери вражеской коалиции составят от 40 до 50 млн. человек.
Наши же потери в живой силе не превысили и 8 млн. человек, что прекрасно видно на соотношении живой силы, которое, к завершительному периоду войны, было просто умопомрачительнейше не в пользу затеявшей агрессию страны.
Так что вновь, как и при нашествии Наполеона, мы противостояли практически всей Европе, объединенной против нас масонами.
«Но никак нельзя не учитывать, что только благодаря опоре на всю континентальную Европу стала возможной мобилизация почти четверти всех немцев» [26] (с. 32).
Здесь уместно несколько подправить высказывание автора. Континентальная Европа позволила отрядить на Восток: много более четверти всех немцев. Ведь из 80 миллионов немцев набиралось не только 17,9 млн. чел. в действующую армию. Набирался и фольксштурм. При всем при этом:
«“У нас было призвано во время войны 17 процентов населения (к тому же далеко не все из них побывали на фронте) — то есть один из шести человек, ибо иначе в тылу не осталось бы необходимых для работы военной промышленности квалифицированных мужчин…” (В. Кожинов, “Истинный смысл и значение Второй мировой войны 1939–1945 годов”) [26] (с. 32).
А погиб из них каждый четвертый — это очень много.
Теперь прикинем потери немцев: 40 млн. мужчин — 7 млн. детей (моложе 13 лет) = до 33 млн. поставленных под ружье немцев. Из которых нами оказалось выкошено порядка трех четвертей!!!
То есть трое из четырех из числа хоть как-либо притронувшихся к ружью немцев получили то, о чем их предупреждал еще Александр Невский! Но память оказалась у них слишком короткой. Потому все повторилось вновь.
Причем, что выясняется, потери немцев были и еще большими, так как в Германии проживало не 80 млн. человек:
«…в книге “Промышленность Германии 1939–45 г.” в приложении первая таблица называется “Изменение территории Германской империи с 1938 по 1944 г”. Там указана численность населения в 89 940 000 человек только имперских немцев. Это только полноправные граждане рейха» [27].
То есть потери врага, если учесть, что немцев было не 80 млн., как настойчиво твердила пропаганда, а все 90 млн. чел., возрастут куда как и еще в большей пропорции.
И это в сравнении с потерями нашими, не превышающими и 7% мужского населения страны. И вот что оставалось под конец войны от немцев:
«12 января 1945 г. Красная Армия начала свое последнее большое наступление… Это не была война в прежнем смысле слова. Немецкая молодежь была выбита, полегла в степях и лесах России. Против Красной Армии сражались плохо обученные солдаты, в том числе подростки 15–16 лет и старики из геббельсовского фольксштурма…» [28] (с. 188–189).
Плачется Хеннеке Кардель, что солдаты-де германские, оставленные защищать страну, были ну уж слишком из рук вон плохо подготовленными. Да и возраста не слишком солдатского они оказались.
А все почему?
Да потому, что столь кропотливо на истребление русского человека натасканные гитлеровские псы, как бы вроде бы — потомки с подобным званьицем их же в прошлом рыцарей, оказались, к тому времени, практически поголовно изничтоженными русским штыком, и их трупом были завалены поля русской славы: под Сталинградом и Москвой, Курском и Бобруйском.
Почему же наши-то солдаты, не в пример немецким, оказались обучены-то уж слишком хорошо?!
Так потому, что дошли сюда от Курска и Сталинграда. Немцы же, участники тех давних битв, испытавшие на своей собственной шкуре силу русского оружия, оставили свои бренные кости еще там, не добравшись при своем лихорадочном отступлении и до Белоруссии. А кто и сюда добрался, тот теперь догнивал в болотах под Минском, Витебском и Бобруйском. Потому и пришлось набирать новичков — тех, кто ранее призыву на воинскую службу не подлежал.
Вот потому стало понятно: по какой причине ко дню нашей Победы уже и от этих набранных в спешном порядке миллионов немцев практически ничего не оставалось.
В то же время наши вооруженные силы, на момент окончания войны, насчитывали:
«…в мае 1945 г. — 11,4 млн. человек» [7] (с. 241).
Заметим: нормального призывного возраста людей, вполне готовых для ведения дальнейших боевых действий в составе армии, победившей в одиночку в войне против всей Европы.
Но ведь это еще только служивших в армии. Но на тот момент под ружьем стояла у нас не только армия:
«…во время войны численность войск НКВД составляла почти два миллиона человек» [20] (с. 194).
То есть на день победы мы имели 13, 4 млн. человек, находящихся под ружьем. Но ведь еще и с пару десятков миллионов здоровенных мужиков отливали сталь на заводах Волги и Урала! То есть на день победы мы имели 33,4 млн. мужчин детородного возраста, из которых лишь слишком ничтожная часть приходится на азиатов, кавказцев и прибалтов. То есть на национальные меньшинства. А ведь в концлагеря уехали еще и вдобавок к этому числу — 12 миллионов вполне способных взяться за оружие советских граждан!
То есть 47,4 миллиона человек, вполне призывного возраста, прекрасно подготовленных к продолжению войны, мы имели на день нашей замечательной Победы!!!
Вот потому вернувшиеся домой фронтовики и досадовали, что Сталин не позволил им, после сокрушительной победы над Германией, продолжить войну на Запад. Ведь с такой армией мы бы Европу с Америкой раздавили, как блоху. И никакие атомные бомбы их не спасли бы!
Таковы были наши потери в живой силе.
Таковы же были и настроения у вернувшихся после этой замечательнейшей победы фронтовиков.
Страна же агрессора была вырублена так основательно, что от полного и катастрофического вымирания ее спасло лишь чрезмерно легкое поведение оставшихся без женихов девиц, да любовь все к тому же порядку — ведь оккупантам у них не принято отказывать ни в чем. Потому немцами эту нацию на сегодня называть являлось бы слишком большой натяжкою. Ведь чуть ли ни половина ее крови досталась им от англичан и русских, казахов и алеутов, белых и черных американцев. Немалый процент своей крови оставили в генах этой на сегодняшний день совершенно новой народности столь зачастившие в опустевшую страну соседи: австрийцы и датчане, югославы и турки.
А всему виной практически поголовное уничтожение русским штыком всех тех, кто не пожелал следовать совету Александра Ярославовича Невского и отправился к нам с мечом!
Так что пусть знают свои способности по части воинского искусства и больше не лезут к нам — это должно стать для них суровым уроком!
Но можно ли хоть примерно подсчитать сколько погибших русских солдат приходится на каждого убитого немца? Или, что куда как вернее, сколько убитых немцев приходится на одного русского солдата?
Мирных безоружных немцев, погибших под бомбежками так называемых союзников, пусть было 2 млн. человек (большей эта цифра вряд ли является). Тогда общие потери среди взявшихся (или отказавшихся взяться) за винтовку немцев будут 25 млн. У нас же из 8 млн. погибших военных на долю русского населения России могло прийтись ну никак не более половины (здесь русские из Белоруссии и Украины не в счет). То есть за каждого русского человека немцы расплачивались пятью своими!!!
Причем, если и действительно их было не 80 млн., а все 90, то это соотношение будет и еще много большим. Вот в чем заключаются особенности Великой Отечественной войны. Так что нечего хныкать и слюнявчиком сопельки утирать: мы раздолбали агрессора так, что после всего произошедшего ни один сумасшедший не должен был поднять против нас своей глупой головы.
Так почему же, несмотря на это, сегодня ее не только поднимают, но уже с нахрапом лезут задираться не то что там государства, но какие-то совершенно мельчайших размеров невразумительные шавки?
А все дело в том, что нашу выдающуюся Победу умыкнула у нас буквально из-под носа пропаганда: как вражья зарубежная, так и своя, вроде бы как родимая, — советская. Вот потому мы, победители, от пропагандистских россказней о нас в дерьме по самые уши. Потому и шавки лай свой все усиливают и уже грозят не только куснуть, но и отхватить какую-либо часть тела, с их точки зрения нам не слишком на сегодня и необходимую.
Однако же у нас имеются аргументы, позволяющие даже на единичном примере заявить, что вовсе не коммунистическая партия и коммунистическое правительство повинны в столь впечатляющем разгроме врага. Ведь именно попытка укрыть истинного победителя в войне и заставила большевистскую пропаганду, перейдя в этом вопросе на сторону врага, сделать все возможное, чтобы постараться сгладить всю чудовищность разгрома армии объединенной Европы от противостоящей ей в одиночестве и преданной «союзниками» России. Вот этот пример. Его поведал настоятелю храма  Богоявления в Китай-городе протоиерею Геннадию Нефедову один из прихожан его храма — обыкновенный верующий русский человек. При формировании его взвода:
«Солдаты ему попались неверующие. Он их и так и эдак пытался вразумить, но они не поддавались.
И тогда Константин им говорит: “Если буду при вас стреляться и живой останусь, поверите?” Те говорят: “Да!” Он дает им свой пистолет: “Заряжай!” Отходит в сторону, произнося все время молитву, садится на камень у пруда, приставляет к виску дуло и нажимает на курок. Щелчок — осечка! Причем боек пробил капсюль, а выстрела не было. Сперва был в шоке, потом стал соображать, ощупал себя — вроде цел. После этого случая много лет просил у Господа прощения за эту дерзость, на которую пошел ради обретения веры сорока солдатами своего взвода. И дал обет никогда в жизни больше так не поступать.
А командир батальона как-то вызывает его к себе и говорит: “Ты что в окопах со своим взводом отсиживаешься, когда другие в атаку идут?” Константин ему отвечает, как положено, что они ходят в атаки вместе с остальными взводами батальона. Тогда комбат его и спрашивает: “А почему у всех потери, а у тебя нет?” Тот ему: “Приходите к нам перед боем, увидите сами”. Комбат действительно вскоре пришел и увидел, как молится командир со своим взводом перед атакой, а потом бежит первым вперед. Говорит Константину: “Теперь я буду у вас во время боя!”
От рубежей под Москвой до самой границы не было убитых во взводе Константина» [29] (с. 220–221).
И все потому, что на эту тему вот что сказано в Писании:
«…если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: “перейди отсюда туда”, и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» [Мф 17, 20].
«Иисус же сказал им в ответ: истинно говорю вам, если будете иметь веру и не усомнитесь… если и горе сей скажете: поднимись и ввергнись в море, — будет» [Мф 21, 21].
«имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, — будет ему, что ни скажет» [Мк 11, 23].
Вот и представьте себе урон, который понесли немцы лишь от одного такого безсмертного взвода!!!
Вот почему большевистская пропаганда так дружно, в резонанс пропаганде Запада, попыталась умыкнуть от нас нашу выдающуюся за какое-либо объяснение лишь материальными факторами Победу. Мы крушили врага возвратом к своему истинно русскому оружию — Православию. Тому самому оружию, которое позволило нашему полководцу Суворову и нашему же флотоводцу Ушакову за всю свою долгую прошедшую в безчисленных сражениях жизнь не проиграть ни одного сражения! И тот и другой перед боем прибегали к единому средству — тому самому, которым воспользовался уже во времена Великой Отечественной войны прихожанин храма Богоявления в Китай-городе Константин. И таких Константинов в нашей армии было не мало: Жуков, Родимцев, Чуйков и др. Усердных молитвенников представлял собой и русский окоп — и чем больше бомб сыпалось на головы его обитателей, тем усерднее становилось молитвенное правило.
Вот по каким причинам врагам русского человека, Западу и большевикам, то есть воинствующим безбожникам, правду о потерях в войне уж очень не хотелось раскрывать: большевикам выгоднее было объявить победителями даже немцев, чем раскрывать все те ужасающие цифры, которые сразу обнаруживают действительного виновника нашей Победы — Русского Бога.

Библиография

1. Латышев А.Г. Рассекреченный Ленин. «Март». М., 1996.
2. Рокоссовский К.К. Солдатский долг. Воениздат. М., 1968.
3. Герхард Больдт. Последние дни Гитлера. «Пейто». Минск, 1993.
4. Бешанов В. Танковый погром 1941 года. Харвест. Минск, 2004.
5. Бармин А. Соколы Троцкого. М., 1997.
6. Ставров Н. Вторая мировая. Великая Отечественная. Том I. «Август-Принт». М., 2006.
7. История Второй мировой войны 1939–1945. Т. 12. Устинов Д.Ф., Арбатов Г.А, Громыко А.А., Егоров, А.Г., Епишев А.А., Желтов А.С., Жилин П.А., Жуков Е.М., Куликов В.Г., Огарков Н.В., Федосеев П.Н., Цвигун С.К., Румянцев А.М., Кожевников В.М. и др. Воениздат М., 1982.
8. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛаг. ИНКОМ НВ. М., 1991.
9. Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. Лондон, 1982. Т. 2.
10. Труханов М.В. протоиерей. Воспоминания: первые сорок лет моей жизни. «Лучи Софии». Минск, 2010.
11. Кузьмина Ефимия Ивановна, 1908 г.р., д. Стеревнево, Усвятский р-н Псковской обл., 1975 г.// Звенья. Вып. 1-й. М., 1991.
12. Фадеева Татьяна Павловна, 1905 г.р., д. Осмоловичи, Городокский р-н Витебской обл., 1976 г.// Звенья. Вып. 1-й. М., 1991.
13. Будькина Мария Никифоровна, 1903 г.р., д.Тарасово, Усвятский р-н Псковской обл., 1976 г. // Звенья. Вып. 1-й. М., 1991.
14. Игумен Симеон. Россия, пробудись! Старцы о глобализации и об антихристе. ООО «Империум пресс». М., 2005.
15. Платонов О.А. Заговор против России. Бич Божий: эпоха Сталина. «Алгоритм». М., 2005.
16. Звенья. Исторический альманах. Выпуск 1-й. М., 1991.
17. Кожинов В. Правда сталинских репрессий. ООО «Алгоритм-Книга». М., 2006.
18. Шехтман И. Советское еврейство в германо-советской войне // Еврейский мир: Сб. 2 (далее — ЕМ-2). Союз русских евреев в Нью-Йорке. Нью-Йорк, 1944.
19. Солженицын А.И. Двести лет вместе. Часть 2. Русский путь. М., 2001.
20. Ставров Н. Вторая мировая. Великая Отечественная. Том II. «Август-Принт». М., 2006.
21. Граф Ю. Великая ложь XX века. СПб., 1997.
22. Маршал Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. Том 1. Издательство агентства печати новости. М., 1978.
23. Каганович Моше. Дер идишер оптайл ин партизанербавегунг фун Совет-Руссланд. Рим, 1948.
24. Шварц С. Евреи в Советском Союзе с начала Второй мировой войны (1939–1965). Изд. Американского Еврейского Рабочего Комитета. Нью-Йорк, 1966.
25. Климов Г. Божий народ. Советская Кубань. Краснодар, 1999.
26. Пензев К. Русский Царь Батый. «Алгоритм». М., 2006.
27. http://www.poteryww2.narod.ru/kritika/kritika_18.html
28. Кардель. Адольф Гитлер — основатель Израиля. «Русский Вестник». М., 2004.
29. Фарберов А. И. Спаси и сохрани. Свидетельства очевидцев о милости и помощи Божией в Великую Отечественную войну. «Ковчег». М., 2010.


Рецензии