Моздокский дневник

СТИХИ
подстр. пер. с Хуннско-Тюркского (Карачаево-Балкарского)



ВЕРНУЛАСЬ НА РОДИНУ...

Несчастная Россия, зачем так люба мне,
Ну что такое тянет к немытой,  злой,  к тебе,
Зачем я так присохла к полям, лесам, горам,
Что не смогла остаться в спокойной жизни там?

Ты, как заноза в сердце, а в мыслях - суета,
Вдали тобой болеешь,  приедешь – маета,
В тебе жить невозможно,  а кинешь – не снести!..
Зачем ты дал мне Боже, такой вот крест нести?!

2010.









РОССИИ

Росcия, красавица, бедно одетая,
Тоской, безысходностью, вечно, задетая,
И взглядом, бросающим сгусток печали,
И терпением, словно, отлита из стали,
"Царями" лихими  по жизни  ведомая,
Добром, человечностью  всюду  влекомая,
До боли в груди, до щемящего чувства,
Ты мне дорога и скажу без лукавства:
Хоть нерадостна жизнь, хоть живу, как в аду,
Разлучившись с тобой и в небесном раю
Не найти мне покоя,  уж это я знаю,
Потому  и  мытарства  легко забываю.

2008.











О ПУТИНЕ

Сегодня Путин был в прямом эфире,
Стеснителен,  приветлив,  мил и в мире,
Ни одного Главы такого нет.
И обаяния секрет,
Не разгадать никак.  Он всюду разный,
То мальчик милый, то мужчина важный,
А то – старик, уставший от забот,
Тянущий лямку тягостных хлопот.
За « бум  кавказский» я его ругаю,
Но, как увижу,  сразу забываю
Обиды власти. Тянет он к себе,
Какой - то тайной,  вызовом судьбе.
Он ростом мал, но стиль высок и скромен,
Любитель слушать и не многословен,
Но что греха таить, бывал порой,
И сквернословом терпким, как ковбой,
Но  даже этот слог его не портит,
И видно этим, всех с ума и сводит.

2002.










ВЕСНА В МОЗДОКЕ

Опять ветра степные  дуют резко,
Моздок в пыли, но смотрит в небо дерзко,
И цвет весны  упрямо  сохраняет,
Хотя  порой, то там, то тут роняет,
Едва на свет пробившийся листок.
Как - будто старый, опытный ездок,
Что жеребца гнедого объезжает,
Он, то и дело, ветры отражает,
Закрытой ставней, крышей парников,
Что, как бока кавказских ледников,
Белеют возле разномастных стен,
Высясь над сонмом водоносных вен.
Моздок старик и перевидел много,
Порывы ветра резкого, степного,
Всерьез не примет. День другой и в раз,
Представит солнце вид свой  напоказ,
И зацветут черешня, виноград,
Преобразив наш южный Военград.

2007.










СЕГОДНЯ ДЕНЬ НАПОМИНАЕТ ОСЕНЬ

Сегодня день напоминает осень.
И на душе тоскливо, грустно очень,
Моросит холодный дождь с утра,
Словно мне твердит «пришла пора»
Задуматься об осени печальной,
Не ожидать красы весны начальной.
Да, было время, грудь мне распирало
При виде первой зелени. Взрастала
В теле моем пленительная нега,
Когда едва смахнувши путы снега,
На ветках яблонь почки набухали,
Но ныне цвет весны, как  знак печали.

15.03.2002.












БЕНОЙ-ВЕДЕНО
сл. и муз. С. Т-С.


1.
В Чечню приезжай, мой друг,
В селе моем гостем будь,
Испей из источников чистых,
Побудь у вершин вековечных,
Горцев-Чеченцев узнай
И этот загадочный край
Тебя очарует собою
И ты возродишься душою.



ПРИПЕВ:
Есть на свете рай,
Это-мой край,
Это-мое село,
Беной-Ведено.


2.
В Беной приезжай, мой друг
И чуда свидетелем будь:
Ты в облаке, утром, проснешься,
Со сказками детства сойдешься,
Бархатной зелени мир,
Что слыл вдохновителем лир,
Тебя очарует собою
И ты возродишься душою.


ПРИПЕВ:


3.
Горных вершин высота,
Мудрых людей красота,
Эзан, разносящийся эхом…
Туман, расходящийся шлейфом…
То - яркое солнце, то - дождь,
То - сияние тысячи звезд,
Тебя очаруют собою,
И ты возродишься душою.

ПРИПЕВ:
2014г.














МОЙ КАВКАЗ
сл. и  муз.С.Т-С.
---------------
1.
Живет на свете гордый мой Кавказ,
О нем повсюду слышен славный сказ,
Живут там братья, «горцы» их зовут,
И гордецами их зовут.
Их песни звонки, словно эхо гор,
В их речи есть и пафос, и задор,
Гостю почтенье воздают,
Любовь и честь не предают,
А танцы их в полет зовут.


Припев:


Карачай, Черкес, Абаза,
Кабарда, Адыгей,
Выйди брат на танец гор,
Играет истемей.


Балкар, Ахыска, Осетин,
Чечен, Кумык, Еврей!
Выйди брат на танец гор,
Играет истемей.


Ногай, Даргин, Абхаз, Авар,
Казак, Лак, Тюрки эй-хей!
Выйди брат на танец гор,
Играет истемей.


2.
Там текут потоки бурных вод,
И красотой пленяет горный свод,
Эльбрус стоит с двойною головой,
Как вечный страж земной.
Нарзаны там ключами бьют, журчат,
В лесах чинары древние шумят,
Там  птицы райские поют,
Душе полетность придают,
И в край орлиный всех зовут.

Припев:


3.
Эльбрусский край высотной высоты,
А братья горцы - гордой красоты,
Там человечность, честь и добрый слог,
Превыше всех земных щедрот.
Там старикам почёт во все века,
И помощь слабым - горская черта,
Друзей там  примут, всех, любя,
С врагом сразятся, не щадя,
Такой, вот, нрав в краю Огня!

Припев:

1996.
Турция.Денизли.










СОВЕТ ПОЭТА

Один "поэт" мне дал совет:
«Добро  - искристый, яркий свет
В кромешной тьме u оттого,
Всегда притягивает зло.
Добра не делай, коль не просят,
Не похвали, пока не спросят,
Не будь последней, ни передней,
Старайся быть, повсюду, средней,
Знай, средний крыт со всех сторон,
И не терпеть ему урон.
Коль враг  "достал", "достань" ответно,
Храни свои секреты крепко,
Знай,  мир  изученных не ценит,
Пока ты нужен, он оценит,
Тебя и вдоль и поперек,
Потом забвению предаст,
А то бывает, и "продаст".
Немного тайны, вид всезнанья,
Всегда способствуют признанью.
Раздал - раздет, собрал - одет,
Тебе, мой дружеский совет,
Не доверяйся никому,
Верь только Богу одному,
Друзья  со временем - чужие,
Родство забудут и родные,
Любовь пройдет, угаснут страсти.
Не забывай - Рок черной масти".
Такой урок мне дал поэт,
Седой, познавший тьму и свет,
Похоже, много перевидел,
И оттого  навек  умерил,
И чувства, и душевный пыл,
Что сердцем к миру он остыл.

Ну что сказать, быть может, прав он,
Но не с моим буранным нравом,
Сидеть в "середке", чтоб спокойно
Жилось.  Пожалуй, недостойно,
Поэту так "втихую" жить,
Не слышать вопль, не слышать крик,
Не заступиться за страдальца,
Не разжимать скупые пальцы,
Не отдавать, а собирать,
Затем себя "поэтом" звать?
Таких "премудрых"  много ныне,
"Немудрые", как пыль в пустыне:
У них нет званий, нет богатства,
Зато есть в сердце искра братства,
Со всеми, кто страдает.  Да!..
Это не мой век!.. Не моя пора!..

2013.










АХ, РУСЬ!

Власти грузны, как глыба,
Службы скользки, как рыба,
Коль руководство такое,
Низы понятны... Благое
Все заглушается разом:
Скосить не успеешь глазом,
Окажешься или в опале,
Или взлетишь на запале,
«Ключем» здесь объявят лужу,
«Весною» - зимнюю стужу,
Калека в бегах побеждает,
Урод красоту обсуждает,
Кто чести и правде  урон,
Тот утверждает закон.
Нужно иметь стальной
Нерв, чтоб стерпеть, больной
Наш нынешний мир.  Ах, Русь!
С тобою рифмуется «Грусть»!

2010.









ВРЕМЯ ДЕМОКРАТИИ

Марие Ивановне - семьдесят пять,
Есть дети, родня и множество чад,
Но в дом не берут. Она - в общежитии,
С насекомыми, грязью в ладном сожитии.
Дочь приезжает раз в месяц, иль два,
И пару часов посидевши, едва
Посуду помыв и на неделю
Борща наваривши, бросает седую,
С одиночеством, старостью, болью, тоскою
И несмолчной, соседской, колючей молвою.
Что за сообщество, что за народ,
Что стариков так пускает «в расход»?
Дочь дом свой имеет, двор, огород,
Трое детей и в хозяйстве приплод,
Неужто для матери нету угла,
Которая гаснет вдали и одна?
Жалко ее, даю что имею,
Порою беседой тоску ей развею,
Все мы под Богом... Что будет, кто знает,
Небесный Владыка же всем заправляет.
Ах, демократия!.. Что за сердца?..
Родителя старого – вон от крыльца...

2003.












СТАРИК

Сегодня неприятный день,
У дома старого плетень,
В убожестве своем стоит,
Как шаткий зуб и норовит,
Вот - вот свалиться.  И хозяин,
Трудом измятый россиянин,
На ветхой лавке, перед ней,
Дымит «Донским» и как репей,
Торчит его седая прядь.
Лицо, забывшее про гладь,
Тоскливо, желто, неприглядно,
Былого след на нем наглядно.
Прожил несладко, это видно,
Стерпел немало, очевидно,
И одинок, как древний дуб.
Кто жил с ним здесь, в среде лачуг,
Да жалких, низких «саманушек»,
В окружении клетушек,
Свиных загонов и чуланов, 
И гор, уж сгнивших, старых свалов?
Теперь один он.  Где они,
Кого любил в былые дни?
Ушли? Уехали? Иль вечность,
Свела их снова в бесконечность?
Кто знает. Старая плетень,
Да старика, скупая тень,
Тоску на сердце нагоняют.
Как хорошо, что он не знает,
Что жалко мне его, на взгляд.
Похоже, он не станет в ряд,
С живыми, к жизни не вернется
И тенью темною свернется,
В дворе неубраном, под хмелью,
Да хилой, с ржавчиною, елью.
Уж скоро он уйдет туда,
Где быль сотрется навсегда.
Мне жаль всех этих стариков,
Детьми заброшенных.  Не нов,
Такой уклад у наших "лучших",
Спокойно, мать, отца сдающих,
В стардомы, в хворые дома,
Иль в ветхой хижине забудут   
И   лишь, к покойнику, прибудут.
Дымит старик «Донским» и  вдаль 
Смотрит,  в глазах его-печаль,
Кого - то ждет, похоже, он,
И  колокольный, дальний звон,
Как будто в вечность призывает,
И образ старца в дымке тает.

2003. Моздок.









ВОЛОДЕ

Оставь, Володя, слежку многотрудную,
Несправедливость на дух не терплю,
Хоть я и дочь России, инородная,
Уж верностью ей ФСБ не уступлю.


Какой агент, какая тут шпионка?..
Пусть парни-шпики отдохнут от дел,
Всего-то я бездомная южанка,
Случайно перешедшая предел.


Да, родилась я в ссылке, в Казахстане,
Меня взрастил обруганный Кавказ
И пела песни не под балалайку,
А под доул, зурну, кобуз и саз.


И с виду, вроде бы, с чужого стана:
Высокопарных не пишу стихов,
Хвалебных од не посвящаю Самам
И не скрываю мыслей и грехов.


Но как больную мать люблю Россию,
И мат ее, и пьянку, и разврат,
Хоть и бывала часто бита ею,
Не отвращала сердце с отчих врат.


Да, я жила в ошибках, боли, ссорах,
Чужбину знала, взлеты и хулу,
Но ни один дворец в хваленых странах,
Не заменил мне саклю и избу.


И мне ли быть шепталкою чужбины,
И мне ль забыть свою печаль и грусть?
Ведь я присохла к бурости трясины,
Которую зовем "хмельная Русь".


Отстань, Володя, я не чужеродная,
И потому вернулась в нашу глушь,
А тот, кто шепчет «Софья перелетная».
Поверь, несет "гороховую чушь".


Знай, я корнями Гунно-Хазарянская
И с честью предков Родину люблю!
Хоть я и дочь, России, неславянская,
Уж ей в любви к Руси не уступлю!

2000.








ВСПОМИНАЯ САРТРА

Ад на Земле и это - «другие»,
Которые нам отравляют мирские,
Краткие годы, что богом даны.
Сколько ж в созданиях от сатаны,
Сколько, живущий, проносит печали,
Что не дадено, свыше Земле, изначально,
Сколько ничтожного в жизни великой,
Сколько безликости в ней, многоликой!?
Ад - это здесь, ад - в отношениях,
В топи поступков, зависти, трениях,
В жажде наживы, в страсти порочной,
В одержимости первенства, алчи немолчной,
Разное - вместе, а чуждое – рядом
И травят друг друга медленным ядом.
Несводимое – вместе... Дисгармония - в лад...
Так мир устроен, ну, чем же не ад?!
Ад - на Земле! То - людей единение,
Их друг к другу притирка, слом и смирение.

1994. Нью-Йорк.








КТО Я?

Я, Человек, рожденный на Земле.
На центробежной держится волне,
Та колыбель, где я, частица пыли
Вселенной, стала воплощенной былью.
На краткий срок мне облик этот дан,
И в том - печаль, и в том - большой изъян.
Кто я, Творец? Неужто мне подобных
Нет на планетах, в вечности заблудших?
Зачем живущим не даешь познаний,
О смысле жизни, смерти и страданий?
Из ниоткуда в никуда - наш путь,
Зачем уходим, не познавши суть?
Я одинока. В ночь вперяя взор,
Ночного неба, проходя простор,
Ищу сестер и братьев во вселенной,
И мысль моя, уйдя от жизни бренной,
Их образы, немыслимо, рисует,
И к тайне Мира таинство плюсует.

2003.Стамбул.Турция.













ЭЛЬБРУССКИЙ ВАЛЬС
Сл. и муз. С.Т-С.

(Для отдыхающих санатория МВД в КБР
Написано по просьбе руководства,
для исполнителя Евгения Попцова.2002г.).


1.
Пробил час расставания
Даль позвала меня,
Кабардино-Балкария
Не забуду тебя,
Здесь я встретил желанную
Что, как ты, хороша,
И горскою страстью
Взбурлила душа.

Припев:
Я уезжаю надолго,
Но не пройдет никогда,
По Эльбрусу седому,
В сердце тоска.

2.
Глаза милой заплаканы
И каштаны шумят,
Рядом горы кавказские,
В снежных бурках стоят.
Благодарен твоей земле,
Не найду нужных слов,
За то, что дала мне,
Такую любовь.
Припев:

3.
Околдован тобою я,
Очарован, влюблен,
Неприступно - могучею,
Красотой ослеплен.
Кабардино-Балкария,
Край мечты и любви!
И снова к вершинам
Ты нас позови!
Припев:

4.
Не прощаюсь с тобою я,
Не расстанемся мы,
С небесами орлиными
Край любви и мечты!
Кабардино-Балкария,
Не забудь этих дней,
И вечно зови нас
К вершине своей.
Припев:

2001.









НЕ СТОИТ ТОГО

Я шла по жизни, как сквозь вьюны смерчи,
Под самым носом у лиловой смерти...
Порой срывалась, Бог щядил и шла
И так, в полсотне лет себя живой нашла.
Всё было тщетно. Всё неверно было,
Что волновало, что студило, грело.
Пустое всё, не стоит жизнь той платы,
Что платим мы, обманутые "златом".
Нет ни любви, ни дружбы, ни богатства,
Ни уз родства, ни подлинного братства,
Всё преходяще, призрачно, проточно
И в этот, вот, абсурд закручен мир наш прочно.
Не стоит тем кичиться, кто нажил,
Не стоит тем скорбить, кто всё прожил,
Душа покинет тело без печали,
В том виде, как вошла туда вначале
И не возьмёт, с собой, земных даров,
Для дачи взятки Господу Миров.

2000. Москва.









КАРТИНКА

Тяжелый был день, репетиция сорвана,
Одна была радость – декорация убрана.
Артистам велела "костюмы повесить,
Свою спесь и возможности сверить и взвесить,
А потом выбиваться в премьеры...» Бедняги,
Стояли на сцене, как мокрые стяги.
Обругала, не знаю за что и сама.
Ах, бываю я вредной такой, иногда.

2003.
"Эртан продакшн"/Анкара/Турция.










МОЛИТВА

Боже, я верю, что от худшего к лучшему
Ты ведешь меня, трудной дорогою Сущего.
Создал лабиринты несметных скитаний,
Чтоб ушла я от мира бесплодных мечтаний,
Чтоб вернулась в реальный, нерадостный мир,
Где дружба нестойка, где ломок кумир,
Где сердца разрываются едкостью слов,
Где дела претворяются твердью стволов,
Где нахальство в почете, а скромность – изгой,
Где любовь преходяща, родство - звук пустой.
Ты дал мне увидеть другими глазами,
Тех, за кого я молилась ночами.
Спасибо! Наука была непростой.
Уж лучше бы там на чужбине, одной,
Мне наивной, остаться с тоской ностальгии,
Чем видеть "малины" в любимой России.
Боже, прости мой невольный порыв,
Прорвался на родине старый нарыв:
Не терплю я навета, продажность рвачей
И с жаждою крови, крутых палачей!
Не стерпела, сказала и «громом» сразило,
Гордость сломалось и сердце остыло.
Никого не браню и приемлю завет:
"Все люди грешны и безгрешного нет",
Не менее грешных грешна и сама я:
Я в воду входила, брода не зная.
Боже, прости мне злословие это,
Тьму убери, дай надежду и света,
Пути мои сделай прямыми и светлыми,
Помыслы добрые сделай несметными,
Пусть зло обойдет, добро же, пусть встретиться,
Пусть подольше надежда влекущая светится,
Дай мне здоровья, мечты исполнение,
Неправедным - душ их кривых исцеление,
И возроди мое сердце остывшее,
Так много всего на веку пережившее.
Боже, я знаю, от худшего, к лучшему
Ты ведешь меня трудной дорогою Сущего.

2001.











ДРУГУ

Не вечны все мы на Земле Творца,
Идя, достигнем странного конца,
Который, в век, зовут «лиловой смертью».
Погонит нас судьба, привычной плетью,
И сбросит в ров зияющего тленья,
Как месиво для новопревращенья.
Быть может в мир придешь ты алой розой,
А тот, другой, весеннею мимозой,
Быть может, мной удобренная ель,
Будет стоять в морозы и метель,
Не наклоняясь, не теряя цвета,
Как я, подставив грудь всем бедам света.
Не вечны все мы на земле Творца,
Идя дорогой тленного конца.

2011.









СЛОМ

Теперь я знаю что такое "слом",
Переворот в душе и взлядов перелом.
«Жизнь борьба» отец мне говорил,
И отражать невзгоды все учил,
Но я слова шутливо обходила,
И до меня их суть не доходила,
Все думала, что Зло перед Добром,
Всегда слабо, всегда войдет в урон.
Но жизнь другое доказало мне:
Добро - ничто, а Зло - всегда в цене.
Добро лишь остров, a вокруг пучина
Из злого состоит. И в этом вся причина
Страданий, бедствий, краха и паденья,
Людей, лишенных знаний и уменья,
Плыть в той пучине, где нужны шипы,
Всеядность, злоба, когти да клыки.
Я потеряла много в этом «море».
В сохранности осталось только горе.

2001.












ДРУГУ КЕРИМУ

Не создавай, мой друг, себе кумира.
Ты равен всем, как часть, как сущность мира.
Не кланяйся ни алчущей секире,
Не будь слугою и прекрасной лире,
Король и раб - мы все равны рожденьем,
И этой жизни таинства несеньем.
Кумир лишь тот, кто создал мирозданье,
И только он достоин преклоненья.
Я все себе кумиров создавала,
Затем крушенье идеалов знала.
Не создавай, мой друг, себе кумира.
Ты равен всем, как часть, как сущность мира.

2006.











ПЕЧАЛЬ

Всё не так, всё вкривь и вкось,
Расшаталась наша ось,
Дни кружатся, колесом,
Принося то-взрыв, то-слом,
От интриг и пересудов
Высших сфер и душеблудов,
Что везде, кишмя кишат,
Да Руси судьбу вершат,
Наш народ уж хочет выть,
В лес податься, диким жить.
Ах, родимое "болото",
Как втянула ты нас, круто!..
Что ни чин, то - жулик, вор,
Что ни слово - лживый хор,
Что ни дело, то - дрянное!..
Потому народ, в срамное
Пьянство ринулся, толпой,
Чтоб забыться, под хмельцой.
В должностях сидят пришельцы,
В деле данном неумельцы,
А скажи, так сразу - "враг"...
Будто, в узенький овраг
Я попала, возвратившись.
Ах, чужбина, отвратившись,
От тебя я уезжала,
И в Россию путь держала...
Лучше б я была с тобою,
Да с печальною душою,
О родных краях страдала,
Ностальгиею хворала,
Слёзы горькие роня,
Чем сидеть, врагов кляня,
Как сейчас, в ночи, сижу я,
Прошлое в уме рисуя.

2000.











ЖАЛОБА РОССИИ-МАТУШКЕ

Родина милая, матушка - Русь,
Всюду рассеялась жгучая грусть,
Народ - в суете, о хлебе насущном,
СМИ - в болтовне о царе и о прошлом,
Власти, взахлеб, говорят о «подъеме»,
Уровня жизни в любом регионе.
Но реальность  не та, что о ней говорят,
Объясни же народу, что с нами творят!

2016.










НЕЛЛИ УЕХАЛА В ИСПАНИЮ

В России тот, кто мыслит - первый враг,
И жизнь его - арена всех атак,
А коль еще, от Бога, есть талант,
Его ужалит серый дилетант,
Да пригвоздит глупец, с мохнатой лапой.
Здесь одаренный пользуется славой
Дурной, коль мягким словом называть,
Вот потому приходится бежать.
Талант не лезет в ржавые каноны,
А этого не признают законы
Родной России. И бегут,
Да чуждым знания несут,
К тем, кто таланту цену знает,
А в результате весь народ страдает.

1990.Москва.










О МАЙОРЕ ПЁТРЕ

Петр бывший «федерал»,
И, видать, в Чечне играл,
Игры разные.  Заказы
Исполнял, без дутой фразы.
Он майор, чин небольшой.
Тем, кто чувственен душой,
Чин и должности не липнут,
Просто так,  «майора» кинут
К  пенсионному в добавку,
И отправят с ним, в отставку,
Если только славный бой,
Не унес бойца с собой.
Петр наш из уцелевших
И путь свой, вконец, узревших,
Да  пришедших к Богу, в храм,
Чтобы смыть военный срам.
В голубых глазах майора
Есть убийственное горе,
Говорит он виновато,
Вспоминая многовато,
Имя Господа и Слово,
Все забыть он хочет, словно,
То  давнишнее, лихое,
Кровью братской залитое.
«Да, Чечня»,   порою скажет,
Но слова узлом завяжет,
Замолчит, потупив взор,
И застрянет разговор.
Этот русский, под приказом,
Был из тех, кто «бил заразу»,
Он, лишь винтик той машины,
Что в Чечне развел «малины».
Этот  русский чем виновен,
Почему себя неровнем,
Он считает людям, тем
На ком нет убийства тень?
Он несчастен.  Он страдает.
Но «малинники» не знают,
О страданиях народов,
В своре, алчущих уродов,
Человеческого нет,
Там – монеты звонкой цвет.

2001.











ИНТЕРЕСА НЕТ...

Внимания уже не обращаю,
На все, на всех, себя не украшаю,
Ни золотом, ни серебром, ни словом.
Хочу найти в душе согласья с Богом,
Которому хочу служить отныне.
Вся жизнь прошла, как тяжкий путь в пустыне,
Ни близких, ни родных, одна, как перст.
Пережитых несчастий мне не счесть.
Я все ждала, что время все поправит,
Разбросанное по местам расставит,
Но нет, уж знаю, не бывает так,
Не даст здоровый плод  побитый злак.
Дитя изгнанья, дочь хмельной страны,
Которая   устами сатаны,
Вещала нам безбожия законы,
И формовала в стадные  каноны,
Я   не могла быть счастлива.   Друзья,
Живя в болоте быть сухим нельзя.
Печаль о прошлом, нынешнего страх,
Провал надежд и идеалов крах,
Меня сломили.  Видно потому,
Лишь по инерции безлично я живу.

2.12.2002.













ФАРИСЕЯМ 

Атеистов вчерашних  «нравственный»  клан,
Сегодня предстал нам в лице мусульман.
Однако какое новорождение!
Сильно же ветры сменили движение,
Коли ушлые эти святошами стали,
И на мир «бесшальварный» круто восстали!
«Посткоммунисты», надевшие маски,
И дамочки - «иксы», вкусившие ласки,
Сегодня – святые!  Платки, тюбетейки,
Юбки, шальвары и телогрейки…
Ой,  да малкечевы! Ай,  да аyбаевы!
Хыбыр – чыбыровы и  голияевы!
Не вы ли хулили Аллаха, в угоду
Властям, коньюнктуре, в любую погоду?
Не вы ль называли Ислам «мракобесием»,
Человечеству  мутящим  все поднебесье?
А ныне, вы слуги Аллаха, «суфийи»,
Хоть можете спутать «Филь» с «Кудурией»,
Все восседаете в Ассоциациях,
Да пребываете в манипуляциях,
О совмещении нечистой политики,
С канонами чистой божественной этики.
Коран превратившие в средство дохода,
Притворством  расширив границы прихода,
Молодежь отравляете вы, несозревшую,
В вас, фарисеях, святость  узревшую.
Эй  вы,  лицемеры, копище  зла,
Быстро, однако, с вас  маска сошла,
Как удалось вам «переобуться»,
Заснув коммунистом, исламцем проснуться?
 «Святоши», надевшие длинную тогу,
По случаю, служки Иблису и Богу,
Великий Аллах и святейший Коран,
Высшая  ценность  всех мусульман,
Вами трактуется в прессе бульварной,
В качестве темы злачно - наварной.
Вера в душе, не в платках и шальварах,
Не в болтовне о молитвах и нравах,
Там, где жестокость, насилие, блуд,
Не может быть Господа праведных слуг!
А вы таковые!  Не вам говорить,
Не вам  на Кавказе  «веру внедрить»,
Она у народа была неотлучно,
Когда вы безбожным служили в подручных.
Вы, трапезу водкою горькой кропящие,
В угоду всесильным  ложь говорящие,
Подобострастно вкруг Самов снующие,
За место доходное честь продающие,
Вам ли глаголить о Божьих законах,
И Шариата чистых  канонах?!

О, где мой народ просветленный  и добрый,
Как он допустил, чтобы клан этот сорный,
Вчера «мракобесием» веру зовущий,
А ныне за веру горло дерущий,
Так  корни пустил?   Причины не знаю,
И за народ свой сердцем страдаю.

23.02.2001. Карачаевск.










РУССКОМУ СОСЕДУ, В ДОЛГ БЕРУЩЕМУ...

Все «стреляют» «до зарплаты»
Друг у друга.  Без заплаты
Наш бюджет не тянет стол,
Бедный люд и нищ, и гол.
А верхушка все стреляет,
И Чечне «мозги вправляет»,
Видя в каждом черновласом,
Террориста, да с фугасом.
Паранойя да и только.
Янкинский синдром нисколько
Наши власти не смущает,
А напротив, вдохновляет,
На «зачистки», на «задержки».
Гибель граждан, лишь «издержки»,
«Дел великих» Фэ-Эс-Бэ,
Да героев Эм-Вэ-Дэ.
Ныне - жизнь под сапогом,
Неустойчив стал наш дом,
Добрая Россия пала,
Дочь ее  гадючкой   стала,
Где и русский, и кавказец,
И заезжий иностранец,
Под  иуд  прицелом стали.
С сердцем, грузным от печали,
Добрый, старый ЭС-СЕ-СЕР,
Улетел до высших сфер.
А наследница петляет,
В бездорожье и не знает,
Как продать себя, да так,
Чтобы выкопать тот злак,
Что даст ей весомый куш,
Как учил, «любовник - Буш!»

Ах, Горбач, наивный малый,
Как поверил ты, бывалым,
Подлостью известным кланам,
И страну отдал вандалам!?

Из Руси качают соки,
И монетные потоки,
За границу утекают,
И в счетах там оседают.
Аферисты – торгаши,
Проползли к нам, словно вши,
Кровь сосут с Руси. Народ
Волком воет. Подлый род,
Лицемерьем промышляет,
Втихаря же разрушает,
Родины моей устои,
Кличку дав народу «гои».
Стонут горы и равнины,
Где  разгул «крутой» «малины»,
Холопье все – в господах,
Ложь сплошная в их словах,
Новоявленная мода –
«Хлеб и зрелища» народу,
Шабаш «шоу» называя,
Молодежь туда сзывая,
Высший клан, захватчик власти,
Раздувает злые страсти.
Где ж тут думать о народе,
Этой дьявольской породе?!..
Все «стреляют» до зарплаты...
Ах, какой великой платой,
Платим мы за низверженье
Доброй родины! Презренье
К правде Ленина! И бой
Социализму! Смявши строй,
СССР к чему пришли?
Что народу  принесли?!
Демократия плешива,
По трактовке нашей, русской,
Где гуся представят «гузкой»,
А осла слоном объявят,
Где жуки права предъявят,
На небесные просторы,
Сбив орла...  Жулье и воры,
Где живут всегда, в законе,
С властью - в лад, с верхушкой - в тоне.

Ты «стреляй» свой "стольник" русский
И продли свой жребий грустный,
Водку пей и забывайся,
Спьяну блудом забавляйся,
Коль молчишь,  так будешь жить,
За «чифир» ворам служить.

Все «стреляют» «до зарплаты»
Друг у друга.  Без заплаты
Наш бюджет не тянет стол,
Бедный люд и нищ, и гол,
А верхушка все картавит,
Сатану, как Бога славит.

8.11.2002











БУДНИ НАШИ...

Снова глушат Радио Свободу,
Чтоб не туманить мозг «глупцу-народу».
Там, наверху все умные, за нас
Решают все. Бросая звонкий глас,
Как в старину и «голосом народа»
Зовет свой бред и новая порода
Правителей кремлевских. Вот беда!
«С огня да - в полымя» попала, вновь, страна.

14.04.2002.











"ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ" РУСИ


Почто «Свободу» гасишь, не пойму?
Ведь Буш-наш друг!  Не по нему,
Когда «друзья» не знают в «дружбе» места,
Коль служишь, так служи, родная, честно,
Без кукишей и камень не держи
За пазухой...  Иль, гордо, возрази,
Или лижи оплевки «друга-янки»,
Взамен своей добротной сытой манки.
«Свободу» гасишь, но лежишь под  "бушем"
(Народ наш ведает о сущем),
Под дрессировкой верной, как болонка,
Стоишь на задних лапах.  Планка
Твоя, Россия, стала низковата,
Сдала за грош, что куплено за злато.
Сжимаясь, как шагреневая кожа,
Гордишься тем, что к янкинстану вхожа!..
Заокеанью ус не тереби!
Своих друзей в эфире не гаси!
Пускай несут нам Буша наставленья,
Возможно, это будет лучше бленья,
Пропагандистов ушлых, наших СМИ,
Где против грамма правды, тонна лжи.

7.12.2002.











ЧАРУЮЩЕЕ

Пушистый белый снег покрыл Моздок,
И воздух чист, так, словно бы поток
Реки воздушной влился в нашу затхлость.
Везде почувствовалась праздность,
А под окном деревья, что невесты!..
Друзья, пейзажи родины прелестны!

8.12.2002.










НАВЕЯННОЕ

Снег валил, весь день, упорно.
Хлопья, быстрые, проворно
Подоконник мой накрыли,
Отработали...застыли,
Плотно сжавшись в белый холст.
Тучи, снежной, белый хвост,
В небесах виднелся рваный...
Город серый, стал стогранный,
Блеск, покой и тишь кругом.
Если б был, всегда, в таком
Наш Моздок в благом наряде,
Не рвались бы арт-снаряды
На земле, Чечни опальной,
Не была бы столь печальной,
Если б не было смертей,
И двурушных палачей!
Снег идет так, словно ноет,
Убиенных трупы кроет,
Студит слезы, лик белит,
Чтоб могли сдержать свой крик,
Он нам сердце охлаждает,
И медлительно сажает,
На чело седой налет,
И к щекам слезливо льнет,
Соболезнуя, как-будто...
Глазу-дивно, сердцу-трудно...
Чистый снег и грязь деяний
Мне внушает боль страданий.

11.02.2001.










ГНЕВНОЕ СЛОВО

Пахнет, пахнет тридцать седьмым,
Дело пошло с Джугашвили – вторым,
Ветер войны паруса раздувает,
Жажда величия грани не знает,
Делами «зачисток» глава озабочен,
Тюрьмы заполнены, суд перегружен,
Родимая наша отчизна ломается,
Этностычками осью всей  содрогается,
По вере, по сану на классы деленная,
Еврейско-хасидскою властью рулённая,
Без курса летит, без карт, без штурвала,
Задыхаясь от силы воздушного вала.
Народы «проспали» долгое время,
Но скоро лавиной накроется племя
Голодных шакалов, с жаждою –жрать,
Им никогда над Россией не стать!
Просыпаются Хуннские братья повсюду,
Обращая свой взор к опаленному Югу!

2000.









МИГ

Вокруг ёлки плясали дети,
И наивные души, эти,
Верили в эти сказки.
Сколько тепла и ласки,
Было в начальной школе:
Костюмов ярких море,
Улыбок, песен, слов…
Но, рядом, в Чечне, кровь
И никто не вспомнил об этом...
Озаренные ярким светом
Все веселились.  Да...
Что там?.. Чужая беда!..

2001.











ОТЧУЖДЕННОСТЬ

Не стало жизни в этой «мерзоте»,
Сейчас мне все предстало в наготе,
Как непригляден новый мир российский!
Не выдает уж мозг веселых мыслей,
Не радует и сердце доброй страстью.
Все одержимы деньгами и властью,
Тому, кто слаб сейчас защиты нет,
Лишь только сильным светит ныне свет.
Все на продаже - тело, честь и совесть!..
Такую, вот, нерадостную повесть
Рок написал, любитель скверных дел,
Отчизны, исковеркавший, предел.

2003.










РОССИЯ-РУСЬ

Россия, Русь, родимая моя,
Уж не больна ль душа твоя,
Которую  любила я до боли,
Не мысля жизни в зарубежной воле,
Куда ты делась, что с тобою стало,
Зачем такой уродиной предстала?
Ведь ты, в добре, была неутомима
Хотя судьба твоя была глумлива,
Кидая часто из воды в огонь,
Но ты в груди гасила тяжкий стон,
Не позволяла быть себе нечестной,
И потому добром была известной.
Сейчас предстала Русь другого рода,
Под вывеской «свободного народа»,
Такую власть пустила до руля,
Что не поставишь на нее ноля.
Уж лучше б мне остаться за кордоном,
Чем видеть Русь прозападным притоном,
Да видеть в небе стаи воробьев,
Занявших место подлинных орлов!
Россия, разве ты была такою,
Одумайся,  родная,  что с тобою?

2000.









ПРИЕХАЛ НОВЫЙ АМЕРИКАНСКИЙ ПОСОЛ

Оппозиция наставника встречала
И кто там знает, что ему трещала.
Быть может, в планах,  "русская весна"
И чешется у них на то,  десна!?
Не дипломат, но к нам послом назначен,
Он для Обамы, видно, многозначен,
Сказал, что хочет "сильную Россию",
А что с того Америке, мессия?
Не все ль ровно, какая Русь, коль мы
Водой и сушей в даль разделены?
Не дипломат, зачем послом назначен?
Простак, как будто, вроде бы прозрачен,
Но взгляд блудлив и этот  "дипломат"
"Оранжевый" напоминает флаг.

31.01.2012.












Софи Трам-Семен
/пер. с Карачаево-Балкарского(Тюркского) языка/

***
Закружило вороньё над Русью, древней,
Небо родины закрыло тучей скверной,
Солнце светит по – иному, словно тускло,
Каждый стал «сам по себе» и в сердце - пусто.
Чудище, что поминают с худом, с бранью,
Придавило нас  своей когтистой  «дланью».
2017.











НА КПП

Софи Трам-Семен
/из дневника/
/подстр. пер. с Карачаево-Балкарского(Тюркского.

На КПП стоял солдат российский,
От мороза красный, неказистый,
Одет он был в некрашеный тулуп,
С оружием, под сгибом тонких рук.

Мне было жалко этого солдата,
С рукой, приросшей к пуску автомата,
Смотрел он так, как будто каждый враг,
Кто шел в досмотр в зёв военных врат.

Он - русский, тот - чеченец и они,
Одной  российской родины сыны,
За что друг друга злобно убивают,
Об этом сами толком и не знают.

Сыны кремлевских тут не служат службу,
Они  под видом двусторонней дружбы,
Всё за кордоном, учатся, живут,
Когда все стихнет, может быть, придут.

На минном поле был виток прохода,
И русский парень, из глубин народа,
Стоял в тулупе от мороза красный,
Бросая в нас свой взор небесно-ясный.

Лицо его смотрелось детски-нежным,
И на просторе этом, минно - снежном,
Стоял, как символ родины бедовой,
Толкнувшей братьев на раздор  бредовый.

2000г. Беной.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217042801950










О новом правителе региона

Софи Трам-Семен
/подстрочный перевод с Гунно-Карачаево-Балкарского (Тюркского)/

А новый,  вроде,  мил и привлекателен,
Порой бывает, даже,  обаятелен,
Но вот беда, не помнит  обещаний,
И вечно  занят  в тайнах совещаний.
Прием людей раз - в месяц,  три  часа,
Послушает, не скажет сгоряча,
Все обещает, но потом - не жди,
То - "он в Москве", то - "после  приходи".
Решает новый, "как народу жить",
Как «кризис» жесткий мягко «пережить»,
И все печется  о "народном благе",
О «президенте славном», и о «флаге»,
«Патриотизме», о «культуре» и,
Как "воспитать детей, как им расти".
«Антитеррор», по плану, наверху.
И этот пафос, всюду,  на слуху,
Все СМИ о том же, звонко сообщают,
И через год «расцвета»  обещают.
Но нет тепла, забиты, ржавы  трубы,
Везде и всюду – взятка.  Власти грубы,
Старшие - расходный материал,
Все медуслуги - за наличный, "НАЛ",
Цены растут, зарплаты - сядь и вой,
А пенсии - в ночлежку на постой.
А жалобщиков тянут на ответ,
На них ярлык, с припискою  - " навет",
И местновласть, чье прошлое «с дымком»,
Грозит ему арестом и судом.
И все молчат, и сквернословят тихо,
И каждый день приходит, словно лихо,
Не слышит НАШ простой народ,  зато,
Для центра  "кадр - золотое дно",
Стали расти тут дачи, под охраной, 
Заняв угодий лучшие гектары.

Кричат нам "САХАР", но во рту не сладко,
НАРОД - в нужде, а ВЛАСТЬ на кражу падко,
Похоже, жизнь  пошла   наперекос.
Похоже все  исправит  только «СНОС».
2016.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217042900877









Старому врагу

Софи Трам-Семен
/подстр.пер.с Карачаево-Балкарского(Тюркского)/

Мой старый враг, стареющий, как я,
Всю жизнь проживший только для себя,
Корю ли я тебя за то, что было,
Огнём сгорело и волной уплыло?
Уж, нет, мой враг, тебя жалею я.
Ты был жесток, но в новые края,
Твоя жестокость мне открыла двери.
Ты отстоял своё пространство зверью,
Я, жертвою удачливой была,
И в гонке смертной уцелеть смогла.
Теперь и ты, и я нисходим вниз, к "ущелью",
Судьба грозит лавиной, бурей, селью,
Под страхом общим мы, теперь, друзья,
И не жалеть друг друга нам нельзя.
Несёшь ты ношу тяжкую, я знаю,
Уж многих ты теснил, невинных, к краю,
Той пропасти, что ныне нам видна,
Зияя чёрной полостью, без дна.
Я налегке, мой враг, позволь подмогу,
Сниму свою  обиду, чтобы к Богу
Не приходить с налётом давней боли,
Тебе ж полегче будет в тяжкой доле.
Не ты один был ослеплён вершиной…
Не я одна затянута трясиной...
Уж виден зёв лиловых, вечных врат,
Где обещает рок,  иль рай, иль ад.
Мой старый враг, теперь  простим друг друга,
Коль даст Господь, до будущего круга!
2015.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217042901103











Завистникам

Софи Трам-Семен
/подстр.пер.с Карачаево-Балкарского(Тюркского)/

Несчастные, Земля ни - вам, ни – мне...
Идущие по жизни, как во мгле,
Мы только пыль непознанной вселенной,
К чему так много зла, при жизни бренной?
Пространство, многомерность, бесконечность,
И всё, что с грустью, называем "вечность",
Нас втянет в русло вечного потока,
Откуда нам  не вымолить оттока.

Несчастные, к чему так много злобы,
Коль все мы - пища, для земной утробы?
2003.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217042901121












Однако, по-ленински...

Софи Трам-Семен
/подстр.пер.с Тюркского. страницы дневника/   

Сдули НЭП – план у «сов-партократии»,
Не хватило мозгов у «либ-демократии»,
Самой сочинить программу, способную
Из чулков и матрасов стянуть сбереженное.
Фирмы открыть предложили по-ленински,
Но в план примешался фактор по-ельцински,
Текущие планы составили власти,
И народу в карман закинули снасти.

А народ-то наивный, сразу - в попад,
Фирмы открыл, да и ждал рублепад,
У банков-грабителей взявши кредиты,
(Из чего бы не вышел с пожатием «квиты»).
 
Но, нате вам кукиш!  Законы меняются,
Бизнес  нехитрый, вовсю, проверяется,
В фиктивных виновностях все обвиняются,
И фирмы одна за другой закрываются,
Со штрафами в нашу казну ненасытную,
Что кормит, от века,  всю шваль перелетную.

Народ, ошалевший в долгах копошится,
А верхушка к новой афере стремится.

Посылает в народ ходоков-собирателей
Ваучеров, тех, что в руках обывателей.

Так за двадцать  рублей «вауч» скупается,
На что голодрань, без труда, соглашается,
Поскольку в насущном хлебе нуждается,
А прибыли нет и не ожидается.

А «ваучи», сразу, вложили в газпром,
В энерго, в морхозы и нефтепром,
Во все, куда можно, вложились «бумаги»,
Придали хозяевам лоска, отваги,
Патронами отрасли сделав владельцев,
А народу досталась фигурка из пальцев.

«Приватизация» этим закончилась
И, как было всегда, в анекдот превратилась.

В это время, с кличем,  «дело начать»,
С новым законом "прибыль" качать,
Заголосили кремлевские мэтры,
И снова поддался народ наш, нехитрый.

Открыли «АО», «ООО», «ИЧП»е,
Из последней копейки примкнули к «МБ»е,
Трудились, трудились, платили, платили,
Но, мудреные, снова нас обхитрили.
Придумали новый облом – «регистрацию»,
А это, воистину, спецоперация,
Темного, шоко - аврального рода,
По вымогательству денег с народа.

Даже Сталин под «заем» с граждан просил,
А обманом в карман залезать не дерзил,
Похоже, сегодня, у власти мутанты,
С цветным фейерверком различных талантов.

Ах, Русь, самоедка, дубовая баба,
Не стоишь, ей богу, ты славного  стяга,
Производство сознательно, знаючи губишь,
Или с дуру? - сама рассуди, как захочешь.
Ты внешним врагам базар открываешь,
И тем самым в зависимость нас загоняешь,
Неужели не знаешь, коль немощен люд,
Страна превращается в теплый приют,
Для хищников внешних и  внутренней швали?
Какие тут «сытые», «светлые» дали?!..
И этим правителям голос дается
Народом России!?  Так пусть достается,
По  полной, такому дурному сообществу,
Что называют  «российское общество»!

3.12.2002.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217043001137










Грусть

Софи Трам-Семен
/из дневника.  подстр. пер. с Карачаево-Балкарского(Тюкского)/

Родилась в изгнании, бесславной,
В нищете раскрыла первый цвет,
Дочерью опального поэта,
Я пришла на этот грешный свет.

То ль живу, то ль не живу, не знаю,
Претерпела боли, и стихии,
Свет объездив, не нашла я рая,
Нет его и в матушке - России.

Как прекрасна глупость, что не знает,
Как печален опыт, что познал,
В этом мире счастья не бывает,
Счастлив только тот, кто прост и мал.
2010. Sofi Tram Semen


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217050200811










КРЫЛОВУ

Софи Трам-Семен
/подстр. пер. с Карачаево-Балкарского(Тюркского)/

Крылов, ты прав,
Такой уж, нрав,
«Кисель» - народ,
Почти -  урод…
Он сдал страну,
И сатану,
К себе призвал,
«Царем» назвал,
И бьет челом,
В углу гнилом.
Расцвета ждал,
Но потерял,
Святую Русь.
Так стонет, пусть…

Sofi Tram Semen


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217050200842










Не уезжай, Аскер!

Софи Трам-Семен
/подстр. пер. с Гунно-Тюркского (Карачаево-Балкарского)/

Жил ли ты без родины, мой друг,
Знал ли ты сиротства злой недуг,
Был ли ты наедине с чужбиной,
Прекрасной, но чужой и нелюбимой?
Коль нет, не знаешь, что такое боль,
Она у тех, вкусивших хлеб и соль
Чужой земли, без вкуса и услады,
Не знал ты, как, не ведая отрады,
В текущем дне, душа рвалась «к себе»,
Не дай же Бог то испытать тебе!

Чужбину знала я, она чужая,
В Руси не так светло, зато родная.

Не уезжай, мой друг!  Чужбина тянет,
Но там отчизна незабвенной станет,
Ворвется  в сны березы тихий шелест,
И ландыша, чарующая прелесть,
И даже брань, извечная,  России,
Причиной станет острой ностальгии.
Мы любим эту матушку – гулену,
Хотя, в сердцах, не раз была хулена,
Но сердце ею пленено навек.
Забыть ли нам снега, теченье рек!..
Цени ее, люби, врастай  душой,
В поля, леса, болота...  Пеленой
Её туманов надышись и волей
Степей и гор сроднись. И долей
Своей особою гордись.
Знай, где отчизна, там и высь!

Чужбину знала я, она чужая,
В Руси не так светло, зато родная.

2014.

© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217050400602










РОКУ

Софи Трам-Семен
/подстр.пер.с Карачаево-Балкарского(Тюркского)/

Судьба досталась не на  радость:
Любовь была не в лад, не в сладость,
Родство, как тяжкое ярмо...
Видать, недоброе ядро
Было у семени Семен.
За мною зависть, словно тень,
Ходила всюду и была,
Хоть и в толпе - всегда одна.
Порой, бывало, восставала,
И против зла протестовала,
Увы, бесплодно.  Так  жила,
Что жизнь казалась немила.
За что плачу, сама не знаю.
Идя над пропастью, по краю,
Ушедших вижу взгляд последний,
Мне скалит зубы рок мой вредный
И норовит столкнуть.  Но, нет,
Пока еще я вижу свет 
В конце туннеля. Выйду я
К теплу и солнцу.  Не твоя,
Пока еще, свирепый рок.
Ты был со мною так жесток,
Так закалил огнем, водою,
Что я, теперь, немало стою,
И потому свалить за раз
Меня нельзя. Таков мой сказ.
……………………………
Все потерявший  обретает храбрость,
И у меня, теперь, такая важность.
2000.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217051202225









На вечере

Софи Трам-Семен
/из дневника.подстр.пер.с Карачаево-Балкарского(Тюркского)/

С тоскою сладкой детство вспоминали,
Мои друзья и хором все вздыхали,
По райским дням, оставленным навечно,
А я одна, молчала. Непривычны
Мне эти мысли. Детство было темным,
Рост и взросленье - серым, скромным,
Нужда была владычицей судьбы,
Познавшей ссылку, горестной семьи.
Родители изношены душою,
А мы - малы...  Страна была скупою,
Хоть возвратила снова на Кавказ,
То был лишь жест для мира, напоказ.
На родине изгнанников не ждали,
И в их домах грузины проживали,
Да русские с черкесами в низовьях,
На вековечных Нарто-Хуннских землях.
Свои дома обратно выкупали,
А то за них, открыто, воевали.
Мы, дети ссылки, досыта не ели,
Во взоре боль родителей носили,
Нам государство ссуду под процент
Давало на строительство.  И нет
Бесстыдства боле, чем такая помощь.
Такое мог придумать, только сволочь.
Чтоб строить дом - месила грязь семья,
Обязанность была и у меня,
Водою формы смачивать, из чана,
Чтобы саман отлит был без изъяна.
Мне было пять, но знала голод, холод,
К достойной жизни путь был крут и долог.
Всего не скажешь. Черным было детство.
Россия  -  то единственное место,
Где всем народам тяжко было жить
И самодурам, как царям служить.
Страны немилой козни, пресс и плети,
Сполна познали мы, изгнанья дети,
Хоть пятьдесят прошло, годов, с тех пор,
Правительству и Времени в укор,
Все  с болью  годы эти вспоминаю
И даже в мыслях быть там не желаю.
Друзья хмелели, детство вспоминали...
О той, чье детство в боль, они не знали...
1993.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217051300756












Мгновение

Софи Трам-Семен
/подстр.пер.с Карачаево-Балкарского(Хуннско-Тюркского)/

Средь заснеженной улицы шел он,
Задумчив, заботами полон
И медленно хлопья ленивые,
Облепляли его...  И гонимые,
Разгуляй-ветерком шалуном,
Сбивались они галуном
На плечах его...  То опускались
На серебряный волос...  Касались
Щек, лба, подбородка и губ,
Словно и им он был люб.
2017.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217051502094









На концерте

Софи Трам-Семен
 
/подстр.пер. с Карачаево-Балкарского(Тюркского)/

Певица  запела:  «холодно мне...»,
Да, есть колотунчик в нашей стране,
В душе, на работе, в семье и везде.
Казалось, летели к лазурной звезде,
Но, в черную, вновь, угодили дыру,
Снова  на  ощупь  блуждая в миру.
И нам также  «холодно», так же  страдаем,
Коль стадом  безмозглым всегда пребываем,
Да самых «хворобых» в верхи избираем,
Ей - Богу, заслуженно так пропадаем!
Пока, мы, довольные будем картошкой,
Сала куском, овощною окрошкой,
Килькой и водкой замазывать взоры,
Над нами пребудут хваты и воры.

Певица  страдает:  «холодно мне…»
А кому же тепло-то в нашей стране?..
1994.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217051601769










БЕДА

Софи Трам-Семен
/подстр.пер.с Хуннско-Тюркского (Карачаево-Балкарского)/

Стихов приятных не пишу,
И слогом пышным не отлична,
Какой тут слог, когда безлично,
В толпе обманутых живу!

Народ наш, видно, занемог,
Неизлечимою хворобой,
Отравлен воздух скрытой злобой,
Словно  затянут  в скверный смок.

Люди угрюмы, без привета,
У всех  тоска, печаль в глазах,
Повсюду весть о злых делах,
Как так случилось? Нет  ответа.

В  «дворянство» вышел люд дворовый,
Всеядный,  ушлый,  рвач  и лжец,
В почете  вор,  наглец,  подлец,
Во власти только род «торговый».

Верхам нет дела до народа,
К наживе страсть у "сатаны",
Уж нет нигде  угла страны,
Где  нету  лапы  инорода.

Я не смеюсь, не знаю счастья,
В своей стране чужие мы,
Теперь мы знаем яд змеи,
Что заползла к нам в дом, в ненастье.

Стихов приятных не пишу,
И слогом пышным не отлична,
Какой тут слог, когда безлично,
В толпе обманутых живу!

2000.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217052001450









Отчаяние

Софи Трам-Семен
/подстр.пер.с Хуннско-Тюркского(Карачаево-Балкарского)/

В концертном зале, где южане,
Пальто украли, а в кармане,
Только на хлеб, на сахар, чай,
Хоть выходи, кричи «подай».
Двенадцать лет я проучилась,
Но жизнь так и не сложилась.
Дипломы, книги – все в огонь,
От них одна печаль, урон!
Сейчас нужны лишь торгаши,
Политиканы и рвачи,
Да камуфляжные вояки,
В которых честь сидит двояко,
Да ФСБ, с каленым взглядом.
Не подрядиться ли подрядом,
В торговки или в стукачи,
А то с театром на харчи
Не заработать, это видно.
Однако, братья, как обидно,
Интеллигенция в загоне,
А плуты, воры, все в законе.
Здесь бедный люд  пальто ворует,
А там «медведь» тайгой торгует,
Народ России волком воет,
И «вечным» словом Сама кроет.
Опять Россия под «царем»,
Державы счастья звонарем,
Сладкоречиво говорящим,
Наоборот дела творящим.
2003. Maрт.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217052301341








Влюбленному артисту

Софи Трам-Семен
/подстр.пер.с Хуннско-Тюркского(Карачаево-Балкарского)/

Мне пятьдесят, тебе лишь тридцать пять
И жизнь не повернуть обратно, вспять.

В тебе - огонь страстей неукротимых,
Во мне - печаль потерь невозвратимых.

К чему твой взгляд, наполненный желаньем?
Он наполняет душу мне страданьем.

Границы поколений не пройти,
Мне - нисходить, тебе ещё – взойти.

Ты думаешь, что счастье на вершине,
А я, уж, знаю, нет его в помине.

***


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217052400544









О новой медицине

Софи Трам-Семен
/подстр.пер.с Хуннско-Тюркского(Карачаево-Балкарского)/

У зубного кабинета,
Где медсестры без привета,
Всех встречают, словно мух,
Надоедливых зануд,
Просидела с дикой болью,
Припорошив зуб свой солью,
Наконец-то дождалась,
К кресло страха подалась,
Доктор долго ковырялась,
На аллергиков ругалась,
А затем, пустивши кровь,
Пробурила жуткий ров,
«Сплюньте»- важно предложила,
И цементом  заложила.

Хоть и частный там прием,
Грубость – принятый  прием.

Поплевавши, заплативши,
Поскорей уйти спешивши
Я покинула  врача,
Благодарности «строча».

Но беда,  щека распухла,
Снова жизнь во мне потухла,
Поплелась опять к врачам,
К малознающим рвачам…
Обвинили, что «сама я,
Чистоту не соблюдая,
Заражение внесла»,
Им работу принесла.
Заплатив врачам опять,
Поплелась я, с воем, вспять.
Зверобой, шалфей и сода...
На лице такая «мода»
И в глазах такая жуть,
Что позвал бы Голливуд
В фильмы ужасов, без грима,
Коли знать, какая прима
Есть в Моздоке.  Вышел сон...
С псом соседским в унисон
Воем, каждый о своем.
Так, в России и живем.
7.11.2002.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217052500680











После премьеры

Софи Трам-Семен
подстр.пер.с Хуннско-Тюркского(Карачаево-Балкарского)


Вчера была премьера сказки,
И позади весь труд мой, адский.
Рукоплескавший, бурный зал,
Со всех волнение убрал,
Актеры были все в ударе,
(Лишь не пришедший был в прогаре).
Меня приветствуя, пред рампой
Цветы дарили, с речью краткой,
Затем все, бурно, целовали.
Простив друг друга миловались
Даже, враждующие дамы,
И вежливее стали хамы.
Люблю я этот  странный  гомон,
Когда волненья, страсти полон,
Весь коллектив, забыв раздоры,
Подсечки, резкости и споры,
Объединяется к премъере.
И вот на этаком примере,
Видно величие искусства,
Что всех роднит и без лукавства
Одну, лишь, правду оголяет,
Чем и толпу собой пленяет.
Прошла премъера…  рампа гаснет…
Завтра безлюдно, тихо станет...
В репзале – скорая  «обмывка»
Готовится вовсю.  Промывка
Мозгов спиртным достигнет цели,
И грянет бурное веселье.
Всегда серьезный бутафор,
Ведет шутливый разговор,
С премьершей, вольною на вкусы,
И та, оставивши «укусы»
Жеманится, отбросив маску
Предпочитая ссоре ласку.
Мужчины с женщинами ладят,
Не ядовиты и не спорят
Дублеры роли меж собой.
Идет нехитрый пир - горой.
Непьющей, с пьющими, мне скучно,
Но быть должна и тосты звучно
Произносить, хвалить актеров:
Всех самолюбцев и хитеров,
Не раз подставивших подножку
Назвать друзьями,  и в дорожку,
Со всеми звучно целоваться,
Да с маской радости прощаться.
То -  режиссерская судьба!..
Хитра стогранно и мудра,
Да тяжела неимоверно.
Чтоб удержать вниманье скверны,
Зовущейся «актерский род»,
Нужно быть слитым из пород,
Твердейшей стали.  Ежечасно
Уметь плохое звать «прекрасно»,
По шерстке гладить истеричек,
Не видеть подлостей гадючек,
Не замечать подвох «друзей»,
Из дураков лепить князей,
И многое такое сделать,
Чтоб делу не мешала неладь.
То -  режиссерская судьба,
Где есть извечная борьба
Меж волей, чувством и умом,
Где самолюбие в крутом
Узле,  под волей пребывает,
И  вправду счастья не бывает.

20.012002.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217052701081










О театральных делах

Софи Трам-Семен
/из дневника/
/подстр.пер.с Хуннско-Тюркского(Карачаево-Балкарского)/

И в воскресенье нет покоя мне,
Проблемы сцены - наяву, во сне,
Где тут спокойно отдохнешь от дел,
Коль на носу премьерный передел,
Вчера мне снился грохотный провал,
Сегодня ночью «браво», бурный зал,
Вот потому и мыслями на сцене,
Служа, бессменно, лживой Мельпомене.
В театре дряни всяческой полно,
Подвоха жди, с улыбкой заодно
И потому дрянных актеров хвалишь,
Сценографа своим виденьем правишь,
Световика восторгами возносишь,
Звуковика под гонорар подводишь,
Стыкуешь все цеха, и зал, и сцену,
Начальству гнешься, воздавая цену
Тем, кто не стоит и гроша…
Порой взбунтуется душа,
Да хочется послать всех к черту,
Не лицемерить ни на йоту,
Глупцу сказать, что он глупец,
Творцу сказать, что он творец,
Подонкам их ярлык повесить,
Подлюк их сущностью отметить,
Плевать на должности и в сласть
Обхохотать срамную власть.
Но говорить сейчас нельзя,
Русь с головы до ног больна,
«Наушники» везде и всюду,
Ткни - попадешь в глаза Иуде.
Тридцать седьмой нетрудно вспомнить,
Все, как тогда... Лишь пустозвонят,
О «демократии», «народе»…
Барбосы берьевской породы.
2001


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217052701158








В праздничный день

Софи Трам-Семен
/из дневника/
/подстр.пер.с Хуннско-Тюркского(Карачаево-Балкарского)/


Что ни день, то - праздник, вот житуха,
Хоть в Руси и бродит  голодуха,
Ничего верховных не тревожит,
Там сидят и праздный график множат,
Не затем, чтоб отдыхал народ,
А чтоб тратил, был казне  приход,
В праздники мы широко гуляем,
Грош последний на вино меняем,
Зная что страна в серьезной  «качке»,
Русь пьянеет, будто бы в горячке,
Заливая горе алкоголем,
С песнею протяжной, схожей с воем…

Ах когда же грянет бурный вал,
Чтобы смыть «ничто», что «кем-то» стал!
***


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217052701246









ПУТЬ

Софи Трам-Семен
/подстр.пер.с Хуннско-Тюркского(Карачаево-Балкарского)/

«Бог нагрузит столько ноши, сколько тянешь»,  говорят,
Так на жизнь мою как взглянешь,  с силачами стану в ряд,
Надо мной свирепый ветер давно крутит свой вертеп,
Но Бог грузит мне на плечи  грузы, что нести сил нет.

Передышки бы хотелось, в теле есть изнеможденье,
Но нельзя остановиться, жизнь – это восхожденье,
Коли стал, не удержаться, кубарем помчишься вниз,
И упрешься в дно ущелья, весь изранен, павши ниц.

Не узнаешь цену света, не побывши в  темноте,
Не оценишь  потепленья, коль не прожил в мерзлоте,
Не бывает достижений, не пройдя тернистый путь,
Так что грузы, что Бог грузит, видно, пользу принесут.

Это, верно, -  испытанье, коль он дал нам их нести,
Видно в этом есть свой смысл, чтоб упорство обрести,
Чтоб пройдя огонь и воду, цену зная Злу, Добру,
Человек, как Сущность свыше,  был незыблемым в миру.

«Бог нагрузит столько ноши, сколько тянешь»,  говорят,
Так на жизнь мою как взглянешь,  с силачами стану в ряд.
Груз тяжел, крута дорога, но не сделаю привал,
Доберусь я до вершины, как бы Рок ни отзывал.

2012


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217052902074








Завтра жду с опаской

Софи Трам-Семен
/подстр.пер. с Хуннско-Тюркского(Карачаево-Балкарского)/

Я не мечтаю больше,
О будущем и лучшем,
Проходит день и ладно,
Лишь бы к закату,  гладко
Прийти, чтоб лечь, свернувшись,
От жизни отвернувшись.
Я завтра  жду с опаской.
Кто знает, может с лаской,
А может с грубым словом,
Иль с лицемерным звоном
Провластных СМИ придет,
Унынье принесет…
Господь, мне дай в отраду,
Терпения и ладу,
Чтоб мочь служить слугою
Глупцу, коль стал главою,
С бесслухим спеться в тоне,
Беззвучной быть, при стоне,
Тянуть свой жребий смирно
И жить с «волками» мирно.


© Copyright: Софи Трам-Семен, 2017
Свидетельство о публикации №217053101075










Разве время есть?

Софи Трам-Семен
/подстр.пер.с Хуннско-Тюркского (Карачаево-Балкарского)/

Безвременье на время поделивши,
Бессчетное на счеты разложивши,
На день, на месяц,  год,  деля Пространство,
Создали мы себе Земное Царство,
Где Мозг сидит в оковах заблуждений,
А Плоть томится в жажде наслаждений,
Внушая с детства  Временной урок,
О том, что жизнь дана на краткий срок,
Программу дали мы себе плохую,
Расставив вехи по пути вплотную,
Как детство, юность, молодость и старость,
Что Подсознанье чтит, как нашу данность,
И претворяет нашу Мысль в дело,
Коррекции подвергнув наше тело.
Материальна ж Мысль, это знаем,
Но думать так,  мы все же продолжаем,
Временем,  наш мозг поставлен в грани,
И Мысль не может «прорубить» заграды,
Она не может чистить Подсознанье,
Где навсегда вписалось всепризнанье
Времени, как Бытия форпоста,
Ведущего с рожденья до погоста.
Но разве Время держит равновесье
Всего, что есть в пространстве поднебесья?
Разве оно Творения ваяет,
Затем их всех в пространстве размещает?
Разве оно – основа единенья,
Всех разностей в просторах Мирозданья?
Уж нет! Творит Энергия Отца -
Не знающего Времени, Творца.
В Безвременьи все сущее в пространстве,
А Время держит Человека в рабстве…
2015


Рецензии
Уважаемая Софи! Читал Ваши стихи с остановками, т.к. почти каждое стихотворение заставляет думать и задумываться. Много мудрости и ненавязчивых назиданий в Ваших стихах. Кавказской мудрости! Это не лесть, это мои впечатления от прочитанных стихов. И Кавказ вспомнился. Я родился во Владикавказе. Но в трудные тридцатые годы родители мигрировали в Среднюю Азию (мой очерк "Мигранты"). Через много лет я приезжал на мою малую Родину. Красивый и близкий моей душе город. Но судьба поселила меня навсегда в России, которую Вы описали в своих стихах и восторженно и с грустью. Желаю всего доброго. М.П.

Михаил Пахомов   07.05.2017 12:04     Заявить о нарушении
Спасибо, Михаил!
Рожденный на Кавказе - горец, кем бы ни был по национальной принадлежности и ему всегда есть почетное место в любой сакле. Приезжайте на малую родину.
Успеха и счастья Вам!

Софи Трам-Семен   12.05.2017 16:30   Заявить о нарушении
Спасибо за приглашение. М.П.

Михаил Пахомов   13.05.2017 10:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.