Буду любить тебя вечно

 Сквозь шум льющейся воды он услышал резкий  звон телефона. Быстро накинув на тело полотенце, Сергей , оставляя маленькие лужицы воды на каменном полу, прошел в комнату.
— Алло! Слушаю...
— Сергунь , ты спишь, что ли? Сколько можно тебе названивать? — приятный женский голос тревожно прозвучал в трубке.
— Нет, я был в душе...
— Надеюсь, ты будешь пользоваться тем парфюмерным набором, что я тебе подарила?
— Ну конечно же! — Сергей  краем полотенца вытирал бегущие по телу капли воды.
—...И не забудь про лосьон после бритья, — продолжала девушка . — У меня захватывает дух, когда я слышу его запах!..
— Так у тебя что, на него аллергия?
— Ведь ты все понял ,а прикидываешься недотепой, — голос в трубке перешел на шепот. — Ты прекрасно знаешь, от чего у меня захватывает дух...
— Так только из-за этого ты и звонила?
— Нет! — в голосе послышались железные нотки. — Я за тобой заеду через полчаса. Прихвати с собой все для работы. Это очень важно. Для нас...
— Конкретно?
— Тебе ничего не говорит имя Билл Санд?
— Конечно!
— Ну так вот! Очень ограниченный круг элитной журналистики приглашен им на брифинг, и мне удалось выбить два места...
— Каким образом? — Андрей  сел, и стекающие с тела капли воды заблестели на кожаной обивке кресла.
— Это тебя не касается, — отрезал голос в трубке. Я думала, что тебя заинтересует сам брифинг и имя Билл Санд!
— Прости милая!  — усмехнулся он. — А я думал, что это легенда! Ведь было столько шуму вокруг его имени, и, прости меня, эта трескотня , началась как бы не с начала этого столетия?..
— Это реальное имя и реальный человек, — нервно оборвала его Маша. — В общем, жди!
В трубке раздались короткие гудки.
Закончив туалет , и быстро одевшись, он спустился лифтом на первый этаж. Поставив в ногах нелегкие сумки с камерой и прочими журналистскими принадлежностями, Андрей  закурил. и выглянул в окно. Под холодным октябрьским небом , перед ним шагали  отряды матросов ,и несущиеся грузовики с военными заполнили улицы города. Страну закрутили события революции. А она , о каком то мистическом человеке…
                Но в  его памяти возникли мутные  детские воспоминания: сводная сестра его пугала Билл Сандом... А ведь и игра была "Билл Санд". Что-то связанное с поднятием пальцами притворившихся мертвыми мальчишек... Нет! Этого не может быть!
— О чем-то задумался?
Он вздрогнул. Прямо перед ним остановился  экипаж, запряженный гнедой лошадью .  Поправляя изящную шляпку на голове, ему улыбалась красавица Маша.
— Нет-нет! Я ждал тебя.
Он поставил сумки со  штативом в багажное отделение экипажа и сел рядом с подругой.
Маша сказала вознице адрес и коляска громыхая по мостовой ,тронулась с места.
— Что ты еще знаешь об этом? — спросила она.
— А откуда ты знаешь, что я думал о нем, а не о тебе?
Девушка  усмехнулась:
— Иногда ты наивен... Ведь я журналист и... немного психолог...
— Ты опасный человек! — парировал Андрей. — Что знаю?.. Не помню, в каком году кто-то говорил мне, что он... Хотя...
— Да-да! Все, что говорилось о нем, — больше походило на миф.
  — Его имя было на слуху чуть ли не с сотворения мира! , — как бы про себя продолжал Серж. — Может быть, это  была группа людей, организация  "Билл Санд"?
— Много вопросов, ответа —  ни одного!
Повозка остановилась у старого заброшенного особняка на краю города.
— Кажется, здесь! — Маша спрыгнула на мостовую. — Ну, и дыра это, однако...
Постучали в массивную деревянную дверь, и та бесшумно отворилась.
— Ваше приглашение... — раздался голос за дверью.
Маша  вложила бумагу в появившуюся из-за двери руку.
Дверь закрылась.
— Больше всего меня поражали удивительные пророчества Билл Санда... — прошептала она на ухо Андрею. И ты знаешь что еще?..
Она не договорила .Дверь отворилась, и тот же голос холодно произнес:
— Следуйте за мной.
У них появилось чувство, что они оказались в сыром склепе. Дверь закрылась, и единственным источником света были свечи, дрожащие в руке встречающего. Маша невольно прижалась к Андрею : кожей ног она почувствовала горячее дыхание собак.
— Собаки вас не тронут., — сказал человек, и через несколько минут он вывел их в огромный мрачный холл.
Потолок холла был из стекла, и поэтому дневной свет, пробивающийся через него, освещал помещение рассеянным дневным светом.
У дальней стены , находилась небольшая возвышенность сколоченная из досок ,  похожая  на театральный подиум . На нем стояло причудливой формы , с высокой резной спинкой , кресло. Напротив подиума,  ровными рядами , предназначенные как бы для просмотра представления, стояли деревянные скамьи .
  Маша и Андрей узнали некоторых ведущих журналистов северной столицы . Все они сидели и тихо переговаривались между собой. Фотографы делали последние приготовления для съемок. Маша , смахнув со скамьи пыль, села, приготовила свой блокнот и карандаш.  Андрей, расставив треногу, оперативно прикручивал к ней свою фото  камеру.


Внезапно наступила полная темнота. И без того наэлектризованная обстановка стала еще более напряженной: кто-то из женщин вскрикнул.
Сначала очень слабый, но ежесекундно усиливающийся луч света вновь осветил кресло. И тогда все увидели сидящего в нем человека.
Оторопевшие на время операторы забыли о свои камерах, и все сидящие в зале, словно загипнотизированные,  молча рассматривали появившегося неизвестно откуда седовласого человека. Он был одет в простую холщевую рубаху и руки его крепко сжимали подлокотники. На его шее на обыкновенной бечевке висел каменный амулет. Взгляд его насмешливых глаз словно сверлил души пришедших на встречу с ним журналистов:
— Можете начинать работать, господа! — наконец-то раздался его голос.
Опомнившись, фотографы приступили к своей работе.
               -Я рад что вы пришли на встречу со мной. – Заговорил он тихим голосом. – Разрешите мне в начале рассказать историю своей жизни, и потом ,я буду готов выслушать ваши вопросы ,если они появятся..
               Никто из присутствующих не посмел что либо ответить ,и тогда этот человек начал свой рассказ .

               
...— Это было давно. Еще во времена ваших бабушек, — заговорил  он, - И началось все это обыкновенно. После окончания факультета журналистики , я устроился корреспондентом в столичную газету *Голос*,но редактор ,зная что я только что женился, решил отпустить меня в свадебное путешествие куда-нибудь в дикие места. Для путешествия я выбрал еще Российскую ,в те времена ,Аляску. Я женился на Берте — красивой, умной и воспитанной в католической семье девушке. Мне было двадцать два, а ей — девятнадцать и мы были красивой, и счастливой парой...
Рассказчик сплел пальцы рук, вздохнул всей грудью и, как бы сгорбившись от груза воспоминаний, продолжил свой рассказ...

                *                *                *

...Берта стояла на палубе корабля ,приплывшего к деревянной пристани .  Прикрывая глаза от слепящего солнца, она разглядывала лесистый берег. Налетевший порыв ветра чуть было не сорвал с ее головы кружевную шляпку.
— Нас должны встретить, милый? 
Борис подошел к девушке и обнял ее за талию. Пароход, приблизившись к пристани, дал короткий гудок, и носильщики потянулись к трапу, неся тяжелый багаж.
— Семен  писал  мне, что будет обязательно, — озабоченно разглядывая встречающих, проговорил молодой человек . — Он мог и задержаться…Хотя, по-моему, вот и он.
Поднимая клубы пыли и громыхая повозкой, из леса появился наездник. Объезжая выбоины и ухабы по дороге к пристани, в конце концов он лихо остановил взмыленную лошадь у причала:
— Ну вот, а ты говорила... — улыбнулся  Борис  и, позабыв о невесте, загромыхал башмаками вниз по сходням парохода.
— Семен! Семен ! — кричал он и махал в воздухе широкополой шляпой.
Друзья крепко обнялись. Загоревший и крепко сложенный, лет тридцати Семен, был больше похож на простого лесоруба , чем на владельца пушной фактории . Он похлопал Бориса  по спине и чмокнул мимо щеки:
— А где же Берта?  — спросил он  — Не забыл ли ты ее дома?
— А вон, спускается на трап, — опомнился Билл.
Девушка, слегка приподняв путающееся в ногах платье, осторожно ступала по скрипучим сходням. Мужественно преодолев шаткую лестницу, она наконец-то оказалась на более прочном пирсе:
— Берта, — слегка покраснев, представилась она...
— Она очень застенчива, — начал было Борис, — я писал тебе, ее отец был католическим священником...
— Не надо было ничего говорить, — разглядывая девушку сквозь прищур выцветших глаз, прервал его Семен . — Я вижу, что она не просто красавица, но и недурно воспитана. И некоторым манерам тебе бы стоило поучиться у нее. Борис растерянно заморгал глазами. Но его друг, весело рассмеявшись, обнял их обоих и подвел к запряженной гнедым жеребцом упряжке:
— У нас так долго не было вестей с Большой земли, так что вы будете самыми желанными гостями нашего селения.
       
   Вскоре , к пристани подошли несколько груженых драгоценной пушниной  повозок . Рабочие  выносили из трюма корабля мешки с необходимыми для поселенцев товаром : солью, сахаром, и прочим необходимым провиантом.  С величайшей осторожностью , выкатывали  из трюма бочки с порохом и селитрой .  Весь этот груз предназначался для Ново Архангельска. Главного города Российской Аляски. Пушнина же , грузилась  в трюмы корабля, для отправки  в Санкт Петербург.
   Семен ,будучи ответственным за прием и доставку груза, проверял по списку полученный с большой земли товар.
- Ну вот, кажется все.- Он спрятал амбарную тетрадь с записями, под  сиденье  своей повозки.  – Спасибо Царю батюшке ,что помнит о нас , детях своих.
- Теперь нам не зима, не испанцы со злостными индейцами  - не страшны! – потирая руки ,довольный сказал он.


    Друзья , весело беседуя загрузили нехитрый багаж в повозку. Семен убедившись ,что пассажиры заняли свои места, дернул поводья. Застоявшийся конь, казались только и ждал команды трогаться .
Следом за ними ,под конной охраной , вооруженными ружьями на перевес поселенцами, тронулись в путь и тяжело груженые повозки с добром .

   Однако, было видно что из за высоких зарослей  кустарника, кто то пристально наблюдает   за происходящим с нашими героями. Этот КТО ТО ,  провожал взглядом повозку, пока та  не скрылась на ближайшими деревьями векового леса.


Селение, о котором говорил Семен , находилось в десятке миль от морской пристани, и дорога, ведущая туда, проходила через местность неописуемой красоты. Разговаривая, мужчины, казалось, не замечали  открывшихся по обе стороны дороги сказочных просторов, но, подкидываемая на выбоинах, Берта смотрела на природу нового света широко открытыми глазами. Необыкновенной толщины вековые деревья и роскошные сосны на фоне высоких, покрытых снежными шапками гор вскоре окружали их со всех сторон . А непроходимые колючие заросли и непроходимые  болота, видимо, сильно осложняли работу по прокладке дороги, которая, петляя, уходила вглубь материка.

Незаметно проехав эти несколько миль, наши друзья оказались в небольшой долине. Около десятка искусно срубленных  домов ,как бы окружили небольшую церковь, так же сооруженную из цельных бревен. 
                Со слов Семена,  гости уже знали, каким трудом добились поселенцы того что имели сегодня . . Его сильные мозолистые руки, , были натружены тяжелой работой, что говорило о правдивости слов рассказчика. ..
Прогромыхав по деревянному мостку, повозка остановилась.
           Встречающих было около полутора десятка мужчин и женщин  . Они были одеты по старомодному, но было видно ,что это были лучшие их одежды.  Стайка ребятишек обступила приехавших и, затихнув, глазела,   на незнакомцев. Женщины, жены поселенцев, часть которых были местными креолками  , с плохо скрываемым любопытством разглядывали Берту и ее платье, а Семен  представлял приехавших,  степенно и достойно  державшим себя мужчинам.
Берта также знакомилась с женщинами, и после традиционных вопросов и ответов встречающие и приехавшие прошли в просторный дом Семена .
Его жена, дородная и веселая Ольга Васильевна , громыхая посудой, готовила угощение гостям. Раскрасневшаяся от пара, вытирая руки передником, она радостно приветствовала приехавших:
— Добро пожаловать гости дорогие! – Сначала накормить, а потом расспрашивать! — урезонила она  разговорившихся женщин. — Я угощу их таким пирогом, рецепт которого, наверное, уже и позабыли в старой  Россеи..
По-матерински обняв Берту, она проводила ее  столу, Бориса  поцеловала в обе щеки и усадила рядом с гостьей:
— Рассаживайтесь, дорогие соседи, места хватит всем. А ты, Сема , — обратилась она к мужу, — налей всем нам и мы выпьем за встречу долгожданных  гостей.
               Угощение на столе радовало глаз.
                Тут были и маринованные грибы ,и сало глубокого копчения , рыба разных сортов в квашенной капусте и нежное мясо лесного поросенка. Стол был накрыт всем тем, что дала природа, среди которой жили эти мужественные и сильные люди  .
                Не откладывая в долгий ящик, гости и хозяева, принялись за угощение.
После первого тоста разговор заметно оживился: поселенцев интересовало буквально все, что творилось в мире.
— …А еще, я слышал такое, — басил чернобородый раскрасневшийся сосед Семена, — что разговаривают там с помощью железной проволоки.
Сидевшая рядом с ним жена одернула его, и виновато посмотрела на сидящих за столом.
— Выдумает тоже! — попыталась она замять вопрос мужа, казавшийся ей глупым и неуместным.
— Нет, он прав! Это называется "телеграф".
Борис  вкратце пытался объяснить мужчинам о системе  телефонной связи , а также о новшествах в современной науке и технике.
— Вот, к примеру, пароход, на котором вы отправляете пушнину на  Большую землю? его винты приводятся в движение паром!.. Да что я говорю! Ведь я же привез целую связку газет!  - Борис достал из тяжелого чемодана увесистый сверток. — Здесь есть буквально все, — продолжал он, — а также о мире и о политике...
Озадаченные мужчины, чинно , не спеша разобрали почту и, с трудом составляя слова из букв, углубились в чтение.
...— К сожалению, я не очень следила за модой, — застенчиво отвечала в свою очередь на вопросы женщин Берта, — но хочу сказать, что вы не на много отстали от тех модниц. Такие же платья  и кружева...

Багровое солнце опускалось за высокие гряды гор, и его последние лучи золотили трепещущую от ветра воду реки. Та, несла свои воды , словно тяжелое расплавленное золото, за поворот темнеющего , девственного  леса.
               
               Проводив соседей, Семен ,Ольга  ,  Борис и Берта  так же вышли из дома. Они сидели  на удобных ,искусно сработанные  скамьях,  и общаясь , любовались  красивой картиной заката.

.С удовольствием вытянув уставшие от долгого сиденья ноги, Семен  заканчивал рассказ о жизни поселенцев.
— …Вот так мы и живем... Конечно, во многом нам помогают местные индейцы. За какую-нибудь  безделушку, кило  сахара или соли, они могут работать весь день , не разгибая спины. Но с ними надо держать ухо востро. Испанцы из соседних факторий тоже доставляют нам не мало проблем ,но пока мы с ними ладим. Не знаю как долго продлится наш с ними мир. Вся надежда на нашего Государя ,и на то что он то нас в обиду не даст. … Несомненно, больше можно было бы заработать на золотых приисках, но и потерять можно все. Или погибнешь от рук лихих людей, или сгинешь в горах и лесу  в погоне за "желтым дьяволом"...
— ... Как интересно... — тихо проговорила  Берта. Тесней прижавшись к мужу, она не упускала ни одного слова рассказчика. — А расскажите , Cемен Иванович, что-нибудь из жизни золотодобытчиков. При всем риске их занятий, мне думается, что это отважные и смелые люди...
Тот  хмуро усмехнулся:
— От смелости до трусости, и от отваги до предательства — вот, по-моему, девиз этих людей.
Солнце зашло за гряду высоких гор, и резко опустившаяся темнота сразу же смазала и без того нечеткие очертания леса. Где-то вдалеке раздавался вой то ли волков, то ли шакалов, и сторожевые собаки, мирно дремавшие у ног Семена, соскочили с мест и ответили дружным лаем.
— Много золота — много бед, — продолжил Семен. — Люди при виде этого металла теряют рассудок, и сын может убить отца, а отец сына. Эти люди  бродят везде в надежде найти крупицы "счастья". Но лишь одно место обходят они стороной, и  место это , пользующееся дурной славой...
— Сема! — вдруг раздался голос его жены.  — Не болтай на ночь всяких небылиц. Бедняжка Берта итак наслушалась всякой всячины, и еще этот шакалий вой!... — она шумно поднялась и обратилась к молодым: — уже поздно, и Семену  завтра рано вставать, да и вы валитесь с ног!  Пойдемте отдыхать.
Один за одним погасли  огоньки света в окнах поселенцев . Лишь протяжный вой, доносившийся из дальнего леса, не давал покоя не умолкающим собакам и те, заливаясь звонким лаем, бегали вдоль берега медленно несущей свои темные воды реки.

                *                *                *
        Утром следующего дня, все проснулись еще затемно. Товар , полученный вчера с корабля, необходимо было срочно доставить в Ново Архангельск. Почти все мужское население поселка собралось в путь. Мужчины были вооружены кто чем. В основном это были ружья с которыми они охотились на пушного зверя, но так же и топоры и колья были взяты с собой. На всякий случай.
         Берта упросила Семена взять ее с собой. Она хотела увидеть город, о котором была наслышана. Она и Борис сидели на одной из повозок, и  как только все приготовления к дальнему походу было законченно, повозки тронулись в путь. Ближе к вечеру, намечалось прибыть в Ново Архангельск. Проехав с десяток верст ,повозки пошли более веселее, так как уже начало светать.
     Семен ехал на коне рядом с повозкой , на которой сидели Борис и Берта. Он рассказывал о разных случаях, которые имели место в их не простой, и красивой жизни.
-…Вот ты спросила ,почему мы так усиленно охраняем этот товар? – обратился он к Берте.- А скажу тебе, что здесь в диком лесу, где умение выжить  это целое искусство ,порой,  никакие сокровища мира не стоят простой щепотки соли или сахара. Тут и торговли такой ,к какой вы привыкли на материке практически и нет. Все идет на обмен. Сахар на порох, соль на пушнину., и так далее.
   Он приостановил лошадь и прислушался к шуму просыпающегося леса.
   - Ты насторожен, Семен , или.. – спросил друга Борис.
   - Та нет..- Семен тронул удила, и его лошадь вновь тронулась с места.  – Просто всегда надо держать ухо востро. Это раньше, когда тут было совершенно безлюдно, караваны с товаром мы отправляли практически без охраны, теперь же стоит быть на чеку.
  - Это действительно так опасно ,как говорила Ольга Васильевна? – настороженно проговорила Берта.
 - Нет же! – Хохотнул Семен. – Пусть только попробуют сунуться ,желающие нажиться за чужой счет! Если бы это было опасно, я бы не в коем случае не согласился бы взять вас с собой!
    Борис крепче обнял Берту, и с они оба с тревогой смотрели на обступивший их вековой лес.
 - Да не бойтесь вы! – Смеялся  Семен.  -  Вот увидите, это будет лишь приятная прогулка!
 - На всякий случай я припас вот это . – Борис показал Семену два зараженных пистолета, который припрятал у сиденья.  – Я привез их с сбой, как ты говоришь, на всякий случай.
- Ого! – восторженно воскликнул Семен. – дай ка взглянуть!
Он с интересом разглядывал новые заморские пистолеты.
- И хорошо бьют? – спросил он у Бориса.
- Без осечек и точно в цель! – гордо сказал Борис.
Семен вернул пистолеты владельцу, и обратился к Берте.
- И вот с такими то охранниками ,ты, Берта и кого то боишься?
 - Как говорится, на Бога надейся а сам не плошай, - спокойно ответила девушка.
- Что ты этим хочешь сказать? – Удивился Семен.
- А вот что. – ответила она с улыбкой , и так же как и Борис, достала из под сидения, еще два таких же блестящих, готовых к бою, заморских пистолета.

   Повозки одна за другой, осторожно продвигались в сторону города. И опять КТО ТО , сквозь густые лапы елей,пристально смотрел ,и  следил за их продвижением .

     В полдень сделали небольшой привал. Отдохнули кони, наездники и пассажиры. После короткого отдыха  двинулись в путь дальше. Семен был доволен . Все шло к тому, что они вовремя доберутся до города.
     Внезапно головная повозка остановилась. Семен, который все еще общался с Борисом и Бертой, стегнув лошадь, поскакал вперед. Прибыв на место, он увидел, что дорога , ведущая в город через лесные заросли,была перегорожена срубленными у обочины деревьями. Стволы свежесрубленных лиственниц ,перегородили дорогу, и сделали невозможным ,продвижение вперед .
  -Быстро принять круговую оборону, - сказал он подъехавшим мужчинами – Тут работы столько , что до вечера нам  не справиться! А ты, Егор,- обратился он к молодому парню на пегом коне, скачи в город. За подмогой!
 - Понял! – ответил молодой человек,  и тут же развернув коня и объехав препятствие, ускакал в сторону поселения.
Тут же все пришло в движение.
  Спешно, повозки ставились по кругу. Благо, место, где находились путники, позволяло сделать этот  маневр. Коней отстегнули и поставили во внутрь появившегося круга .  После того как оборона была готова, все мужчины принялись за расчистку завала. Трудились яростно. Но работы было так много и стволы так тяжелы, что было очевидно, к вечеру не справиться.
  - Смотрите, лошадь Егора! – крикнул кто-то их поселенцев.
И действительно.
   Из лесу, появился конь, на котором парень час назад ускакал за помощью. Бока его были окровавлены. Прихрамывая, конь подошел к поселенцам,  и тревожно вращая красивыми глазами , испуганно заржал.
    Всем стало ясно, подмоги ждать неоткуда…
    Берте ,было приказано спрятаться за поваленной на бок телегой. Она вооружившись пистолетами, не выглядела испуганной. Ее спокойный вид успокаивающе действовал и на Бориса и на всех поселенцев.
     Семен, в душе,  уже не один раз пожалел о том, что взял молодежь с собой. Но случилось то, что случилось. С наступлением темноты ,он надеялся отправить еще одного гонца за подмогой. Пока поселенцы растаскивали бревна, он, с ружьем на перевес, зорко наблюдал за лесом ,обступивших их, со всех сторон.
      Быстро темнело. Это больше огорчало ,нежели радовало, Семен знал, что с наступлением темноты,начнется нападение грабителей. Мрак наступил быстрей чем они ожидали. Берта испуганно жалась к Борису. Все молились.
        Время шло,но ничто не нарушало обычного шума ночного леса. Неизвестно сколько прошло времени, когда наши путешественники
       услышали  смутно различимые ,но потом все усиливающиеся , странные звуки .
Это были сдавленные вскрики и звуки ломающихся веток. Жуткий гул, наполнивший лес, сводил с ума. Люди, спрятавшиеся за обозами затыкали уши ладонями . Шум по ту сторону баррикады из повозок то усиливался то затихал. Было ясно, что там происходила борьба. Людские крики и стоны наполнили все лесное пространство….
    Гул и шум внезапно прекратился. Поселенцы находились в полном неведении произошедшего. Оставалось только ждать утра.
     Усталость и пережитый страх, дали о себе знать. Все уснули. Даже державшийся до последнего – Семен.

Борис проснулся от прохлады. Берта уютно дремала на его плече. Он осторожно уложил ее на постеленный рядом плед. Она продолжала спать. Поднялся. Семен спал рядом. Борис растолкал спящего друга. Тот вздрогнув, проснулся.
-Как же так..-он протирал глаза , и так же поднялся на ноги. – Я же не собирался спать..
     Все остальные мужчины  еще спали.
     То что они увидели за окружающими спящих ,повозками, привело их в ужас.
      То тут то там, на расстоянии всего лишь в несколько метров, от мирно спящих людей ,в разных ,неестественных позах, лежали незнакомые люди. На их лицах было выражение ужаса. Все они были вооружены кто чем. Это были и индейцы и европейцы. Их было более двадцати человек. Тела их были повсюду.
 - Это банда испанца Клаудио.- Сказал Семен. – А вот и он.
Семен склонился над не молодым,с седыми прядями волос, человеком. Остекленевшие лаза его были открыты. Он смотрел прямо и выражение страха, было на его испещренном морщинами лице. В руке он держал кривой нож.
 - Вот и нашел свой конец , человек державший в страхе всю округу.
Внезапный шум из лесу отвлек друзей от мрачных мыслей. Они схватились за оружие. Топот копыт приближался со стороны города. Вскоре они увидели всадников,одеты в форму солдат российской армии. Перед ними, перевязанный окровавленными повязками ,скакал Егор. Он спрыгнул с коня и встал как вкопанный.
   Вид лежащих повсюду людей , привел его в неописуемый восторг.
- Здорово вы их всех побили ,Семен! – Воскликнул Егор.
Спешились остальные приехавшие всадники. Просыпающиеся поселенцы так же выходили из за спасительных баррикад. 
 - Мы не знаем, что тут произошло, - только и сказал Семен. – И наверное никогда и не узнаем.
В глаза бросился отрезок дороги, который вчера был завален сваленными деревьями. Эти неподъемные бревна, словно щепки , были разбросаны в разные стороны дороги.
- Путь свободен,- сказал молодцеватый капрал Семену. – Вы можете продолжать путь.
Семен оторвал взгляд от свободной для проезда дороги и обратился к Егору.
 - Мы думали что ты погиб..
  - Я тоже не могу понять, как я спасся.  – озадаченно ответил тот. – Меня кто то сбил с лошади, падая, я здорово ободрал свой бок о кусты.  Цеплялся за коня до последнего. Но тот с перепугу ускакал назад к вам. Я же бежал от преследователей и спрятался в лесу. Потом пешком добрался до города .И вот ,я здесь..
   Люди ставили телеги на колеса, запрягали лошадей. Готовились к последнему переходу .
   Было сложно объяснить состояние лежащих на земле людей. Они небыли мертвы. Но и живыми их назвать было нельзя. Странная сила, казалось пощадила этих лесных разбойников. Солдаты загрузили их тела на телеги,и тогда когда все было готово, обоз сдвинулся с места.
     И вновь все приготовления в путь, из за дальних кустов наблюдал НЕКТО. Этот НЕКТО следил за за людьми до тех пор, пока те в сопровождении солдат ,не скрылись за густыми зарослями леса. 

Дальнейший путь проел без приключений.. Ближе к вечеру,обоз был разгружен в Ново Архангельске, и уже вечером следующего дня, все вернулись  в поселение.Без приключений.

      
   
         
   
      
************************



    Семен проснулся рано утром. Стараясь шуметь как можно тише ,он одевая рубаху на ходу ,вышел из избы. К своему удивлению, он увидел Бориса, который играл с собаками Семена.
 - А я то думал что ты будешь спать до обеда! – Хохотнул Семен. – Я то , встал пораньше, сегодня будем продолжать валить лес, расширять место для строительства новой церкви. С каменным фундаментом, высокую, и такую чтоб на века!..
- Я присоединюсь к тебе и твоей бригаде, если не возражаешь. – Ответил Борис.
- А как же  супруга? – спросил Борис и зачерпнув воды из деревянной бочки ,  вылил ее на себя.

-Она в курсе. – Борис так же как его друг ,набрал воды и вылил ее на себя,как только что сделал его друг . . Вода была настолько холодна ,что он вскрикнул от неожиданности.
  Семен рассмеялся красивым ,раскатистым смехом.  Подал замерзшему другу полотенце.
- Молодец! – Сказал он . – Скажем , крещение нашей живой водой ты прошел . А раз так, значит и на лесоповал в бригаду ,я тебя принимаю.

         Работа по рубке леса – спорилась. Опыт полученный поселенцами  за все прошедшие годы , давал свои результаты. Сваленные деревья быстро освобождались от сучьев ,и складывались в ряды, вдоль участка. Срубить последнее дерево на участке, было доверено Борису.
         Мужчины с пониманием отнеслись к тому, что ту работу ,с которой бы справился любой из них за короткий срок, Борис делал уже достаточно долго. И вот ,высокий ствол огромной лиственницы покачнулся.
    - Борис ,теперь осторожно! – крикнул Семен.
Борис ,довольный своей работой ,замешкался ,и потерял несколько секунд, необходимых для того, чтоб вовремя отойти от падающего исполина.  Казалось ,что опасность миновала, так как он вполне мог успеть отойти на безопасное расстояние, но вдруг,  нога его застряла между пнем и ветками, валяющимися во множестве  вокруг,.
       -Борис! – крикнул Семен. – Держись!
Он схватил лом и кинулся освобождать застрявшую ногу ,но было поздно. От падающего дерева, казалось , Борису уже не было спасения. Еще мгновение , и…
          
        Как и около пристани, за происходящим на просеке, сквозь ветви наблюдал КТО ТО. В тот момент, когда казалось что ствол падающего дерева, вот-вот подомнет под собой несчастного Бориса, со стороны наблюдающего , вдруг появился едва заметный луч света. Скорей всего это был направленный пучок энергии ,который  остановил падающий ствол дерева. Дерево вздрогнув, зависло в воздухе,  в нескольких сантиметрах он несчастного.
        Все наблюдавшие,попадали на колени,  стали неистово креститься. Семен же, не вникая в природу случившегося, уже раздвигал  ломом  расщелину во пне,  зажавшую  ногу Бориса.
Через минуту ,оба друга были уже на безопасном расстоянии от все еще весящего в воздухе ствола. И только тогда ,исчезнувший луч ,позволил огромной лиственнице ,  рухнуть на землю…

        За нехитрым обедом, поселенцы обсуждали событие , произошедшее с Борисом.
Мужчины сидели кругом в тени раскидистых лап  лиственницы, и ели не хитро приготовленный обед.
- Ну и дела… - Дал волю своим эмоциям рябой Богдан. – Если бы сам не увидел ,не поверил бы…
- А ты и забудь! –осторожно ответил ему жующий беззубым ртом, сухощавый Иван. – Все что ты видишь, но то что не поддается Божьему объяснению – все это от лукавого! Будто и не было ничего!
- Ну как это – * не было*! – Передразнил Ивана  Богдан, - Вот он, Бориска то , жив и здоров, а не в сырой земле. Если верить твоему разъяснению ,то его  лукавый спас? Это когда это лукавый, начал дела добрые делать? не припомню..
- Как бы там не было, - урезонил разгоряченных спором мужчин Семен, - а произошло то , что объяснить можно лишь тем, что не все свои дела Борис еще сделал. А значит жизнь его , будет долгой и полезной. Есть примета такая…
Он завернул остатки своего обеда в вышитый платок, и поднялся во весь свой невысокий рост.
 - Только уговор! – спокойно подытожил он.  – О том что произошло – молчок ! Никому! Даже собаки знать не должны!
Он пристально обвел взглядом всех сидевших на земле поселенцев.
 -Вот те крест! – почти хором ответили те, и дружно перекрестились.
    Только угрюмо повесивший голову Борис сидел ,и казалось, все еще не верил в свое удивительное спасение, но наверное в первый раз ,к нему пришли в голову, мысли о его особом назначении. Может быть , Семен был прав?..
Время покажет…

 После обеда, Борису было доверено очищать ветви со стволов деревьев . Делал это он старательно и с усердием .
    
    Легко взмахивая топором, Он  лихо рубил ветки с поваленного дерева, и те  в беспорядке, валились  к его ногам.
    Из поселка пришла Берта и молча ,  с восхищением разглядывая бугристые мускулы на спине мужа. Прохладной рукой она осторожно провела по покрывшейся крупными каплями пота коже:
— Я принесла тебе воды, дорогой...
Борис  отпил из глиняного кувшина несколько больших глотков воды и, притянув за талию Берту, нежно поцеловал ее в губы:
— А я уже не помню, когда за чашку то воды меня целовала Ольга Васильевна  ! — Семен  резко осадил взмыленного жеребца и спрыгнул на землю.
Зардевшаяся Берта, закрыв лицо ладонями, отвернулась:
— Ничего—ничего! — Хохотал Семен , — из него получился бы настоящий поселенец , ты могла бы  гордиться им!
Горячий жеребец, фыркая, мотал головой, чуть ли не вырывая поводья из рук Семена .
— Но уже вечереет,  и хватит тебе на сегодня, и  спина твоя ,  как обгорелый пергамент. Солнце пекло сегодня,  не на шутку...
— Но почему же? — пытался было воспротивиться Борис . — Я мог бы поработать еще.
Семен  взял ладони друга в руки: на них, налившись кровью, сияло несколько крупных мозолей.
— Это тебе не статьи писать! — гоготнул Семен. — Васильевна  тебя полечит, — и, взяв Берту за руку, он помог пройти ей к тропинке, так как  острые пни  а валявшиеся вокруг ветви  могли серьезно поранить ее ноги.

Через час , переправившись на тот берег реки, они уже сидели за столом. Горячая чечевичная похлебка аппетитно щекотала нюх, а большие сочные нашпигованные чесноком куски мяса, лениво развалились в большом глиняном разносе:
— А это мясо изюбря! — как бы между прочим сказала Ольга Васильевна . — Семен — прекрасный охотник, а дичи здесь — невесть сколько. Вечером я угощу вас жареной индейкой...
Отдав должное угощению хозяйки, хозяин и гости расположились у дома на лужайке: все пили настой из ароматных трав , а хозяин набивал табаком трубку.
Первым нарушил молчание Борис :
— Семен ,  а о каком злополучном месте ты говорил вчера? Уж не выдумки ли это для запугивания любителей путешествовать?
— Кто его знает? — ответил, прикуривая глиняную трубку его друг . — Сам я там не был, но люди говорят, что вниз по течению реки, за горами, место, откуда не возвращаются. Что касается индейцев, то они и слышать ничего не желают и ничего не хотят об этом говорить...

Смеркалось. Звон цикад наполнил воздух, и о приближении ночи говорили, попискивая, в поисках добычи  мыши, низко летающие над рекой.
— Кстати здесь можно хорошо поудить рыбу, — сменил тему разговора Семен . — Я знаю, что ты любитель рыбалки...
— Нет, это я, — засмеялась Берта. — Я любила ходить на рыбалку с младшими братьями и, попробовав сама удить, вошла во вкус. Поэтому, познакомившись с Борей , я часто брала его с собой на нашу реку.
— Ну и прекрасно! — воскликнул Семен . — Лучшей рыбалки чем тут , вы не сыщите в целом свете! — он поднялся. — Завтра на рассвете вы можете взять все необходимое — и удачи! А теперь — как вы думаете о партийке в подкидного ?
Итак, коротая вечер за игрой в карты и попивая самодельное пиво, прошел второй вечер пребывания на "новой земле".

                *                *                *

Утро выдалось на редкость солнечным. Капли росы блестели бриллиантовой россыпью на роскошных листах лиственницы , и прозрачный воздух дрожал над медленно текущей рекой. Лишь изредка резкий крик невидимой птицы и всплеск  гоняющейся за мальком рыбы нарушали утреннюю тишину.
Знающая толк в рыбной ловле, Берта с видом знатока осмотрела рыболовные снасти.
— По всей видимости, ты не очень-то довольна снастями... — попытался было оправдаться Семен . — Но эти бамбуковые удилища и пенька с крючками могут выдержать очень крупную рыбу...
— Что вы,  — улыбнулась та. — Мои братья тоже изготовляли снасти сами , и они были ничуть не лучше ваших. Ведь ты же помнишь, Боря!
— Ты у меня знаток, и моя миссия — сопровождать тебя! — ответил тот . — Но... Я думаю, что мы задерживаем тебя, Сэм. У тебя работа.
— Да! Я уже иду. Меня ждут на переправе. — он помахал рукой молодым и, забравшись в лодку, крикнул: — Удачи! И к полудню ждем вас с уловом. Ольга Васильевна  прекрасно готовит рыбу!..

Далеко идти не пришлось. В четверти часа хода Берта и Борис  обнаружили прекрасное место. Окруженное зарослями, ровная тихая заводь, казалось, была специально создана для рыбалки.
Поудив немного, молодые почти ничего не поймали , и Берта, стоя на берегу, стала поглядывать на противоположный берег.
— Боря! Посмотри, какие коряги на том берегу! Вот там мы могли бы кое-что поймать...
— Может быть, сменить наживку, — предложил молодой человек  , положив удочку на землю.
— Пойду поищу гусениц. По-моему, я видел их здесь рядом ,на старом пне.
Он ушел, но не прошло и несколько секунд, как Берта услышала его крик:
—  Берта! Здесь есть лодка!
Наполовину вытащенная из воды лодка покачивалась на легких, бьющих в корму, волнах.
— Наверное, кто-то из поселенцев припрятал ее здесь, — предположил Борис. — Ты хотела на ту сторону, так вперед!
— Но ведь лодка чужая! — попыталась возразить Берта.
— Если не будет лова, мы поставим лодку на место, вот и все!
Рыбачий азарт взял верх над здравым смыслом и, не говоря ни слова, Берта решительно забралась в утлое судёнышко. Оттолкнувшись от берега, Борис  взмахнул веслами и, разрезая носом мутные воды реки, лодка понеслась на противоположный берег.
— Боря. — сказала Берта, показывая рукой вперед. — Чуть правей, там будет, видимо, лучше... И тут она обратила внимание на мужа: он из последних сил справлялся с течением.
— Я ничего не могу поделать, Берта! — испуганно сказал он. — Здесь какое-то подводное течение, и я не могу... с ним справиться...
И действительно, теряющую управление лодку вынесло на середину реки, и она, завертевшись на непонятно откуда взявшемся течении, понеслась вниз по реке.  Испугавшаяся Берта судорожно вцепилась в борта, а ее муж , словно одержимый, работая веслами, тщетно пытался что-либо сделать.
— Милый! — воскликнула Берта. — Что это?!
Тот посмотрел туда, куда показывала его жена.
Густой вязкий туман как бы поглотил часть реки, куда неотвратимо несло их лодку.
— О Боже! — воскликнул Борис . — Этого не может быть!
Они обнялись… Липкий душный туман поглотил их и лодка, перестав бешено нестись, словно замерла на месте .
— Что это, милый? — чуть слышно проговорила Берта.
— Чертовщина какая-то, — не видно ни зги... Замолкли птицы, тишина какая...
               Он  крепче обнял дрожащую Берту: она молилась...
Внезапно густая пелена тумана засветилась ярким светом и тот, редея и распадаясь на рваные куски, стал пропадать. Не прошло и минуты, как яркие лучи солнца вновь  светили во всю свою мощь.

Но то, что увидели Билл и Берта, потрясло их: их лодка стояла посреди небольшого озера с кристально чистой водой. Оно было окружено тем же зеленым многовековым лесом, но было еще что-то, что они увидели сразу же после исчезновения тумана: на берегу, отражаясь в воде, как в зеркале, стоял необыкновенный не то дворец, не то храм. Выложенный из белого камня и украшенный скульптурными композициями, он словно парил в воздухе.  Несмотря на внушительные размеры строения, оно все же не казалось громоздким и по всему было видно, что это была работа мастеров высокого класса. Не было никаких сомнений, что оно  принадлежало  неизвестной культуре.
Подчиняясь неведомой силе, лодка поплыла по направлению к дворцу и, плавно уткнувшись в прибрежной песок, остановилась.
Борис спрыгнул в воду и, осторожно взяв жену на руки, вышел на берег.
                Мирно пьющие воду олени как бы не замечали их и, спокойно напившись вдоволь, гордо подняв головы, степенно удалились.
Широкая дорожка, изящно выложенная плоскими камнями, как бы приглашала их пройти к зданию, и ребята, не в силах противостоять инстинкту самосохранения, держась за руки, пошли по ней. Цветы невидимых форм и размеров окружали их, и красивые птицы, важно распустив веером красочные хвосты, лениво поглядывали на идущих.
...У дверей в храм стояли два красивых юноши. Их кожа темно оливкового цвета была украшена магическими надписями, вероятно, татуировками. Одежда же их состояла из набедренной повязки из яркой материи и на головах их были повязки из той же ткани. Приветливо улыбнувшись пришедшим, они, слегка склонив головы, открыли двери храма.
Внутри храма на Бориса и Берту пахнуло приятной прохладой,  и запах благовоний коснулся и обоняния. Каменный пол огромного помещения  был украшен сложной композицией, изображающей магические знаки ,людей, животных, каких-то неизвестных существ и конструкций .
          .  Ребята направились к внутренней лестнице и, поднимаясь по ней по периметру здания, вышли на освещенную солнцем площадку. Оказавшись на обзорной площадке, они увидели прекрасную картину: докуда хватало глаз простиралась правильными квадратами возделанная земля. Поля были опутаны совершеннейшей ирригационной системой, зеркально отражавшей полуденные лучи солнца.
— Смотри сюда, Билл, — Берта смотрела в противоположную сторону.
Недалеко от храма простирался город. Белые дома прятались в роскошной зелени и ровные, словно по линейке построенные улицы, перпендикулярно пересекались такими же ровными дорогами.
               — Ничего не понимаю, — пробормотал Борис . — Или мы попали в прошлое, или в будущее — не могу понять... Посмотри, Берта! Ирригационные системы здесь более совершенны, чем у нас, а эти устройства, подающие воду в оросительные каналы... По-моему, они используют энергию солнца и ветра.
— Это настоящее... — проговорила Берта. — Ведь ты знаешь, что невозможного не бывает. Непонятно лишь одно: как мы здесь очутились и как далеко мы от деревни поселенцев...
— А значит ли это, что это то место, откуда нет возврата...— продолжил свою мысль Билл. От одной этой мысли его бросило в жар.
— В конце -концов нам пока ничего не угрожает, — вновь успокоила мужа  Берта, — и у меня создается впечатление, что нас здесь ждали...
Внезапно появился один из юношей, что встретил их у входа: знаком он пригласил  их за собой.
Следуя за ним, Борис  и Берта, спустившись, проследовали в город.
               Внизу он казался еще более прекрасным: одно— и двухэтажные дома были один прекраснее другого. Домики, завитые вечнозелеными растениями с небольшими бассейнами для купания и разведения декоративных рыб,  утопали в садах с гнущимися от фруктов ветками. Дети играли с собаками и, важно потряхивая грациозными головками, по улицам прогуливались ручные олени.
Юноша остановился, по всей вероятности, в центре городка и склонился в поклоне перед огромным вкопанным в землю высоким металлическим столбом. У подножья столба стояло большое скульптурное изображение человека, одетого в странную облегающую одежду. Скульптура была из чистого золота, но для горожан она была дорога не по этой причине. Она несла культовый смысл.
С трудом оторвав взгляд от столба и монумента, Борис  и Берта обнаружили, что их проводника нет. В нерешительности,  обернувшись, они увидели стоящих сзади людей, которые приветливо улыбались. По всему было видно, то это такие же индейцы, что проживают на этом материке. Но красотой и статью они выгодно отличались: мужчины были сильными и высокими, а женщины — красивыми и грациозными. Но эти люди были светлокожи и русоволосы. Дети, похожие на херувимов, смотрели на незнакомцев большими голубыми  глазами. От группы людей  отделился красавец юноша лет двадцати двух. Подойдя к незнакомцам он, слегка склонив голову, приложил руку к сердцу.  Сначала Борис , а потом и Берта проделали то же самое ,улыбающийся юноша взял их за руки и рассмеялся красивым чистым смехом.  Напряжение улетучилось, и гости, и горожане, окруженные визжащей детворой, как старые друзья, направились в город.
Начинало темнеть, но с наступлением темноты жизнь в городке продолжалась: пение, веселье и детский смех создавали праздничную атмосферу. Обнявшись, Борис  и Берта бродили по улицам и радовались жизни вместе со всеми.
— Здесь все люди — братья, — проговорила Берта, — наверное, такой и должна быть жизнь на земле...
— Да-да! — согласился Билл. — И ты знаешь, у меня появилось чувство, что я уже давно живу здесь и, наверное, остался бы тут навсегда.
Берта с тревогой заглянула в глаза мужу и тот, обняв ее, нежно поцеловал…

                *                *                *

... — Надеюсь, я не слишком утомил вас своим рассказом? — спросил, ухмыльнувшись, Билл Санд. — Конечно, вы могли бы спросить меня, к чему же это длинное предисловие — ближе к сущности! — он отпил несколько глотков воды. — Но дело в том, что вы должны знать все. Молодым свойственно с разбегу брать препятствия. Вперед!  К успеху! Но прожигая бесценные годы жизни, не забывайте о том, что есть такие простые слова как верность, дружба, благодарность и любовь — это драгоценные качества человека, о которых мы забываем, стремясь к намеченной цели. Более того! Это становится помехой для достижения цели и, срывая плоды благополучия, мы втаптываем в грязь те качества, что отличают человека от не человека...
Он устало провел ладонью по лицу.
— Буду с вами предельно откровенным. Я никогда ни перед кем не исповедовался, и поэтому рассказанное мною можете воспринимать так, как есть. Долгие годы моей жизни я шел к намеченной цели. Да! У меня также была цель. Будучи молодым, я был похож на вас, ведь журналист он и сто лет назад был журналистом. Но после случившегося со  мной  и  Бертой, мой взгляд на окружающий мир в корне изменился. Что ж, я немного отвлекся и со своими нравоучениями, наверняка  надоел вам...
Он снова усмехнулся и, тяжело вздохнув, продолжил...

                *                *                *

...Небольшой и уютный домик, в котором жили Борис  и Берта, был обвит плющом и окружен большими цветущими огромными цветами и фруктовыми деревьями. По утрам их будил щебет птиц, а вечерами их убаюкивал звон цикад и перелив поющих сверчков. Они стали частицей того общества, в котором жили. По утрам работали в поле или собирали фрукты, ухаживали за садом у дома и общались с этими жизнерадостными людьми. Борис  вел записи, ничего не ускользало от его взгляда начинающего журналиста. Вечерами Берта пела русские  песни. Окружавшим ее горожанам очень нравились протяжные баллады в ее исполнении. Борис  стал изучать язык этого народа и в короткий срок уже мог обмениваться с людьми некоторыми фразами. К их удивлению ,этот язык был схож с русским языком, поэтому изучение оного, давалось быстро и с легкостью.
Здесь не был денежных отношений. Казалось, этим людям было неведомо чувство зависти и злобы. Это были дети природы. В рацион их питания входило лишь то, что они выращивали на полях: они не ели мяса. Повидимому, это объяснялось их глубокой философией отношения к окружающему миру, и наши герои  настолько влились в их жизнь, что начали забывать о том мире, откуда они пришли.

Так проходил день за днем. На исходе недели жители города стали украшать свои жилища гирляндами цветов и цветных листьев. Женщины и мужчины, юноши и девушки, а также пожилые люди одели свои лучшие одежды и украшения. На составленных в длинные ряды столах появились угощения. Ребята также украсили свой дом и одели подаренные им костюмы: они знали, что сегодня празднуется День Сердца .
                Как всегда, Борис и  Берта ужинали вместе со всеми. Но выпив напиток, напоминающий русскую брагу, влились в захлестывающее город веселье. Под звуки барабанов и при свете разведенных костров люди танцевали и веселились. Ближе к полуночи барабанный бой перешел в протяжный гул и веселье достигло апогея:  разгоряченные танцами и напитками, люди скидывали свои одежды и освещенные мерцающим светом огня, полуобнаженные тела слились в единый дикий хоровод. Потерявшись, Берта и Борис не замечали этого и, влившись в общее ликование, были окружены красивыми, разгоряченными обнаженными людьми. Борис , танцуя, взявшись за руки с мужчинами и женщинами, вдруг почувствовал, как его шею обвили сильные женские руки. Горя страстным огнем, на него смотрели большие прекрасные голубые  глаза и, ошалевший от выпитого, он обнял молодое упругое тело.

В эту безумную ночь люди предавались свободной плотской любви, как бы отдавая дань создавшей их природе.

...Жизнь шла своим чередом, Борис  и Берта продолжали любить друг друга, в глубине сердца сохраняя прекрасные воспоминания о "Дне  Сердца".

               

                *                *                *


Был обыкновенный день. Борис  и Берта возвращались в свой домик после работы на винограднике. У входа в дом их поджидал Рэй, парень, с которым они познакомились у железного столба в первый день пребывания в городе.  Пригласив их последовать за ним, он подвел их к храму.
— "Он" хочет говорить с вами, — и, оставив Бориса  с Бертой у входа, Рэй удалился.
Все те же двое юношей распахнули перед ними массивные двери, и ребята вошли в храм. В огромном помещении никого не было. Вдруг зал озарился ярким светом, и Билл с Бертой ахнули от изумления: пол, стены и колонны, несущие тяжелый свод храма — все засверкало переливом драгоценных камней и золота.
— Я ждал вас... — услышали они неизвестно откуда возникший голос.
И тут они увидели сидящего в глубине холла седовласого человека, жестом подозвавшего Билла и Берту к себе, и те медленно подошли к нему.
— Садитесь. -   Предложил старец .
Они  сели напротив на каменную скамью.
— Наконец-то теперь я могу поговорить с вами... — проговорил он, выдержав положенную паузу. — Не удивляйтесь сказанному мной. Я действительно давно ждал этой встречи... А теперь я хочу вам представиться: меня зовут Шейен. Я и эти замечательные люди , единственные оставшийся представители далекой планеты Эс. И пусть это не удивляет вас, как не будет удивлять и то, что я следил за каждым днем  твоей жизни, Борис  . Ты был выбран мной для выполнения великой миссии на планете Земля...
Ни Борис , ни Берта не в силах были что-либо ответить этому человеку, а лишь оставались пассивными слушателями этого невероятного рассказа.
...— Много миллионов лет назад эта планета была выбрана нами для проведения эксперимента. Мы хотели знать, сумеют ли люди жить на Земле как "дети природы" и быть наравне с ней. Но по прошествии времени прогресс неотвратимо продвигал человечество в сторону от проводимого нами эксперимента. Мы не вводили никаких корректив в естественный путь развития землян, так как не имели на это никакого права... Не смею этого делать и я...Но... есть один единственный выход, и я хочу использовать его: ты поможешь мне! — и человек, подняв испещренную морщинами старческую руку, пальцем указал на Бориса .
Юноша, непроизвольно пошатнувшись, ухватился руками за холодные края каменной скамьи.
...— Но... — попытался было что-то ответить озадаченный юноша , — чем я смогу помочь Вам?
— Мне ты уже не поможешь ничем, — усмехнулся человек, — как не сможешь помочь этим милым людям, с которыми вам довелось встретиться. Этот единственный островок на земле, где люди живут по Законам Природы. Этой маленькой модели несостоявшейся нашей мечты также придет конец. Прогресс человечества в науке и технике скоро  приобретет невероятный размах и в каждой точке планеты оставит свою черную отметину.  Все континенты будут жить по железным законам цивилизации.  Но не это будет угрожать человечеству, а то, что ему уготована участь самоуничтожения... — старец поднялся. — Чтобы не быть голословным, хочу, чтобы вы кое-что увидели.
Он прошел в противоположный конец холла и взошел на небольшую возвышенность. Вдруг перед ним раздвинулись плитки пола, и из образовавшейся ниши медленно поднялся сверкающий металлом массивный, необычный формы стол. Человек провел над ним руками, и воздух в центре здания засветился необычным фосфоресцирующим  светом. Билл и Берта увидели сначала неясное, но с каждым мгновением принимающее более четкое очертание какого-то изображения. В мерцающем миллионами цветных искр в воздухе они увидели  окруженную черным, утыканную звездами небом ,  голубую  планету.
— Это земля, на которой мы живем, — пояснил человек, — а это ландшафт поверхности земли, то есть то, что вам уже знакомо...
...И ребята увидели до боли знакомую природу родной России, город, где они росли и познакомились
— А теперь мы проведем небольшой экскурс в будущее, в котором вам предстоит жить.
В мерцающем воздухе изображение сменилось, и они увидели гнетущие души сцены: гигантские заводские трубы, изрыгающие черный дым, зловеще поблескивающие новые пушки, сходящие с конвейера, задыхающиеся от газа и корчащиеся в окопах солдаты...
Изображение менялось одно за другим, и увиденное западало глубоко в сердца пораженных Бориса  и Берты.
И вновь они увидели, как темная толпа разъяренных людей, потрясая оружием, проломила высокие металлические ворота, преграждающие им путь к какому-то дворцу, а маленький с лысиной человек размахивал руками перед огромной массой людей.
И вновь дымящие трубы и титанические стройки, войны и искалеченные трупы, шагающие стройными рядами солдаты и невиданная военная техника, громящая и крушащая все на своем пути, что-то надрывно кричащий человек в остроконечной фуражке и люди в касках, скидывающие в кучу флаги со свастикой. Потом они увидели взрыв,  дым от которого принял форму гигантского гриба. И вновь обгорелые люди и животные, пожары, охватившие огромные лесные массивы и люди, умирающие от истощения, взлетающие огромные летательные аппараты, отравленные реки и затянутые черной горящей жидкостью моря...
— Это то, что будет на земле. Будет точно, — вновь заговорил Шейен, — а сейчас вы увидите то, что может случиться.
И возникло изображение уже совсем другой, изменившейся Земли. Воды, затопившие большие части материков, ураганные ветры, сносящие все оставшееся на суше, человеческие трупы, разъедаемые расплодившейся заразой... Это был конец жизни...

  Изображение исчезло.

— Можно ли это предотвратить? — спросил человек. — Это вопрос будущего...
— Я согласен сделать то, что в моих силах, — Борис поднялся со скамьи, но что может сделать один человек?..
— Ты недооцениваешь роль человека в обществе, — оборвал его Шейен. — У тебя талант журналиста, и это очень важно. Благодаря этому ты не будешь стеснен в средствах. И, кроме того, я награжу вас... бессмертием, — он подошел к молодым людям  и надел им на шею по амулету. Это были небольшие, неправильной формы ноздреватые камни на обыкновенной плетеной бечевке. — Никогда и ни  при каких обстоятельствах не расставайтесь с этими амулетами, — сказал Шейен, — и они вам обеспечат долгую и плодотворную жизнь..
Старец устало опустился в свое кресло.
— Ты будешь действовать так, как подскажет тебе твое сердце, — продолжил он. — И я желаю тебе успеха, я верю в тебя.  Он устало опустил голову на грудь и тихо сказал: — А теперь я отпускаю вас, дети мои. Прощайте...
...Юноша в тюрбане и набедренной повязке проводил их к озеру, и когда Борис с Бертой сели в лодку, оттолкнул ее от берега.
                Он стоял, улыбаясь,  провожал их взглядом. Внезапно Берта разразилась неутешным плачем, то ли не выдержав нервного напряжения, то ли оплакивая расставание с этим прекрасным миром и  счастливо проведенными днями...
...Лодка остановилась на середине озера.. И вновь  зябкий туман окутал их и растворился через минуту.
Они  оказались  у небольшого ветхого пирса речной пристани, построенного поселенцами, и их дети завидев Бориса  с Бертой, с веселым криком бросились вниз по косогору, к реке.
У дома их поджидала вяжущая носки Ольга Васильевна .
— Ну, как рыбалка? — спросила она, отложив вязание, — я предполагала, что вы ничего не поймаете, и поэтому приготовила картошку с мясом дикого поросенка. Ну, проходите, проходите, — сказала шумно поднявшаяся Ольга  и первой прошмыгнула в дом.
Ничего не понимающие Билл и Берта глупо смотрели друг на друга.
— Это невероятно, — прошептала  Берта, — они даже не потеряли нас, сколько же времени прошло…у меня мутится разум...
— Милая, надо воспринимать все, как есть, — хладнокровно сказал Борис и незаметно для всех спрятал под рубашку висевший на шее амулет...
    Через несколько минут в избу зашел возбужденный Семен.
- Я знал, что вы хорошие рыбаки, но то что вы успели наловить столько рыбы..
-Так что, они с рыбой прибыли? –развернулась к мужу всем своим роскошным  телом, удивилась Ольга Васильевна.
-Да! Почти полная лодка! Такие крупные и еще живые рыбины – продолжал восторгаться Семен.
               
                *                *                *

…-По прибытии в Европу, я взял псевдоним Билл Санд. Аляска вскоре стала Американской. Это было больше чем шок.  Продолжая работать в газете Голос, я написал о своем видении этой проблемы, и, потерял работу. Но вскоре меня пригласили в крупную столичную газету, где я продолжал успешно трудиться много лет . Вскоре мы стали свидетелями свершившихся пророчеств Шейена.  – продолжал  старец. -  Прогресс неумолимо шагал по планете. Наряду с пользой для человечества, он приносил и невосполнимый вред. Войны сотрясали планету.  Началась первая мировая война. Раскрутившуюся военную  машину уже нельзя было остановить, у сильных мира сего , было большое желание поделить мир...
За долгий  срок работы журналистом я стал очень знаменит и, естественно, богат.  Мое имя открывало все двери, и я был вхож во все дворцы и резиденции Встречаясь с главами государств,  я пытался их классифицировать и получить формулу "предотвращения" надвигающихся событий.  Сильные мира сего не стояли ни перед чем, для достижения своих целей . Их объединяло одно:  через победные лозунги — уничтожение сотен тысяч, а то и миллионов людей. Своих сограждан. И только слепой не мог предвидеть незавидной участи ,  приготовленной человечеству..

— Но... — устало продолжил Билл Санд, — все это напоминало борьбу с ветряными мельницами — ни уговоры, ни разоблачения и даже подкупы не дали никаких результатов. Случилось то, что должно было случиться. И лишь теперь наступил тот момент, о котором говорил Шейен: мы на пороге самоуничтожения. Политические интриги, расовые стычки, религиозные противоречия и братоубийственные войны отвлекают от главного — от борьбы за спасение человечества от экологической катастрофы, от часа пик...
— Что же вы предлагаете? — раздался вопрос из зала. — Ведь вы сами только что сказали, что "случится то, что должно случиться". Вероятно, это рок земли и ее обитателей...
— Нет! — резко прервал говорившего Билл Санд. — Нет, и еще раз нет! Вы молодые и талантливые журналисты, и в ваших силах предотвратить беду. Что же я предлагаю? Я знаю, что есть лишь один выход из создавшейся ситуации: создать правительство "планеты Земля", мощной железной рукой остановить все войны и лучшие умы человечества кинуть на решение глобальных проблем. А именно: контроль рождаемости и освоение космического пространства как жизненного пространства для людей, использование энергии моря, солнца и ветра, а также искать новые источники энергии и рациональное использование оставшихся энергоресурсов. Недалек энергетический кризис. Научиться использовать постепенное изменение климата на земле и быть готовым к неотвратимым последствиям этого явления... Это под силу лишь единому созданному силой всех государств Центру Спасения , и управления планетой Земля.
Рассказчик опустил веки и, казалось, ушел в себя.
— Берта... — продолжил он.— Дорогая моя Берта… Она родила ребенка в двадцать три года. Ребенок был слаб и гас, как свеча.  Меня не было рядом с ними, когда с ним случилась кома... Берта одела на него свой талисман, но он не помог. По всей видимости, эта вещь не предназначена для детей. Не стало и Берты — ее убило горе..
Внезапно он открыл глаза и сказал:
—   Вопросы!
— Мистер Санд! — раздался приятный женский голос и, оглянувшись, журналисты увидели поднявшуюся с места Машу . — Все, что вы рассказали, скорее похоже на сказку с туманным финалом. Видите ли, мы, журналисты, привыкли иметь дело с конкретными фактами и писать о реальных событиях...
— Я ждал этого вопроса...— холодно проговорил Санд. — Доказательство будет. Но хочу вам сказать то, о чем  не договорил.
     Он многозначительно обвел взглядом, собравшихся в темном зале журналистов.
   - В последний момент расставания с Шейеном он сказал мне, что если я хоть что-то расскажу о произошедшем со мной и Бертой там в деревне Белых Людей и встрече с ним, то тут же погибну... Я был связан клятвой молчания.  Как видите, я нарушил клятву и готов к ответу, зная, что могу передать эту тяжелую эстафету вам...

  Казалось что сквозь узкие щели стен помещения, КТО ТО опять наблюдает за происходящим в зале. После последних слов Бил Санда, слабый луч света проник сквозь эти щели ,и проник в зал с журналистами .

     Почти сразу, помещение наполнилось мельчайшими  искрами  светящихся микроскопических пылинок.
— Вы хотели доказательств, милая девушка, — сказал он, вставая с кресла, — сейчас вы их получите...
Вдруг стены старого дома закачались, и вслед за усиливающимся жутким гулом последовал сильный, закладывающий уши звук — треснувший потолок осыпался на пол мелким стеклянным дождем, и из образовавшейся в крыше черной ниши стало опускаться вниз крутящееся, как смерч, светящееся облако. Поднявшийся в помещении ветер ломал штативы камер и забивал глаза поднявшейся пылью. Перепуганные журналисты, закрывая лица от невыносимо горячего ветра и яркого света, прятались кто куда. Металл видеокамер трещал, и пленка с записями плавилась, чадя едким дымом, а жуткий смерч, опускавшийся все ниже и ниже, развивал седые волосы старика.
Маша  ,испуганно прижавшись в Андрею, как загипнотизированная , смотрела на происходящее. 
Она видел, как опустившийся клубок ветра подхватил старца и тот, в последнюю секунду сняв с себя амулет, бросил его туда, где только что сидели журналисты.
Вылетали двери и ломались деревянные скамьи, бумагу с записями носило по помещению, с гулким грохотом падали со стен увесистые картины, и лишь Билл Санд, растворившийся в воздухе, успел крикнуть: "Я верю в вас..."
...Все утихло также внезапно, как и началось. Стонущие люди выползали из-под навалившихся на них обломков. Андрей  взял на руки потерявшую сознание  Машу, вышел на улицу. Он вдохнул в себя прохладный утренний воздух. Осторожно сев на скамью ,Андрей , прижал к себе , казалось , дремлющую девушку.  .
                Она была без сознания, но казалось что действительно, спит. Андрей невольно залюбовался ее лицом. Ему показалось , что ее губы тронула улыбка. Да,  она видела сны…
                Андрей провел рукой по ее лицу.
               - Дай мне еще немного побыть там…- промолвила она чуть слышно.
Так она лежала еще несколько минут. Когда все же Маша открыла глаза ,Андрей удивился ее выражению лица. Она смотрела на низко проплывающие облака ,но казалось что она видит сияющие солнечные лучи . Это было лицо счастливого человека.
               -Я была там…-Чуть слышно проговорила она.- Я видела будущее нашей замечательной страны и нашей планеты…
Она продолжала смотреть в небо ,казалось глаза ее искрились радостью и голос звучал все увереннее.
               - Я видела новую и сильную страну.. Огромные города с высокими до неба зданиями.. Великие стройки.. Удивительные летательные аппараты , и мосты , соединяющие планеты…счастливые и одухотворенные люди строящие эту страну ,и делающие ее великой… Я видела их лица…Я видела человека ,благодаря которому Россия стала могущественной и самой лучшей страной на планете…Я видела ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА..
   И тут она взглянула в глаза Андрею.
- Около него были такие же одухотворенные люди. Над ними была распростерта огромная карта Мира. На ней не было границ. Он говорил пламенные речи и люди ,шли за ним.. Я узнала его - Это был ты, мой любимый…
                - Но что ты такое говоришь, моя хорошая, - Андрей  пытался успокоить и привести в чувство размечтавшуюся подругу. – Ведь я просто репортер как и ты…
                Маша попыталась приподняться ,и Андрей помог ей сесть более удобно
                -Смотри !
 Она разжала ладони рук. На нежных ладонях , Андрей увидел амулет из простого камня ,надетый на обыкновенную бечевку ,тот самый который недавно висел на шее старца.
                Маша не спеша одела его на шею Андрею.
                Тот с трудом сдерживая эмоции, нежно обнял ее.
                - Я буду любить тебя вечно… - лишь только и смог сказать он..               







































Рецензии