Луна и старик

                «Где же ты, счастье, где светлый твой лик?               
                «Я на вершине, куда не всходил ты!»
                «Где же ты, счастье? Вершин я достиг».
                «В реках, в которых покуда не плыл ты»
                «Где ты? Я тысячу рек переплыл».
                «В песнях, которые завтра ты сложишь!»
                «Где ты? Я песню тебе посвятил».
                «Я впереди! Догони, если сможешь!»
                (Расул Гамзатов)



                1
   
  Холод, гололёд, пробки, устал очень. Вернулся домой к пяти - аромат стоит невообразимый! Доченька долма* готовит именно такие, какие обожает он: фарш не в листья виноградные, не в капусту, в перец болгарский «уляжется». 
   
   Здорово, когда хозяюшка славная: и едой, и словом добрым привечает.
   
   - Залина, я на боковую, ты ж не скоро, да?!
   
    - Один, -  засмеялась, не оборачиваясь, - тайм у тебя, старик!
   
   Уснул, уповая на большее, чем половина футбольного матча, легко: знала, как тянет иногда поспать ввечеру, отсыпала отдохновения рукою щедрой.
   
   Разбудила через полтора часа. Погладила волосы, погрузив чуть пальцы в них, прикосновением странным: нежным, посторонним. Оно продлилось дольше, чем следовало б, вызвало в нём замешательство.
   
   Спросонок воспылал было гневом, но, отворачиваясь к стенке, почёл за лучшее чувства охладить: голоса с ребёнком он не повышал никогда.
   
   - Дружок, ещё чуть - чуть, а?!
   
   - Хорошо, хорошо!..
   
   Вспоминая, пытался понять, где промашку дал…   
   
   Женился по любви, жили душа в душу, тосковали, что детей Бог не послал. А потом машина, в которой ехала к маме в гости родная, свалилась в обрыв.
   
   Оставался верен ей долго, мог ещё, да тёща приехала раз, заплакала:
 
   - Сыночек, хватит маяться…
 
   Пять лет одиночкой, тридцать два накатило, родители внучатами грезят. Перед мамою отшучивается:
   
   - Ищу, да не такую, с кем можно жить!
   
   - Вабабай*! Какую же? Сварливую?
   
   - Зачем?! Ту, без которой жизнь прожить нельзя!*
   
   - А ничего, что тот, кто долго выбирает, плешью обрастёт, худшую найдёт?!
   
   - Ни радости вечной, ни печали бесконечной, солнышко моё, нет. И счастье - не лошадь: по прямой дорожке не везёт. Дай радость в путь, благослови!
   
   Проведал жёнушку, молитвы вознёс, прощения попросил, в дорогу вышел. Счастья пытать, ту отыскать, которая светом лучезарным наполнила б жилище холодное.
   
   Кто ж знает, где потеряешь, где найдёшь, но зашли однажды в маршрутку у почты женщина с девушкой. Скользнул по старшей взглядом, в смятение пришёл. Ужель Джамиля из класса параллельного?
   
   Отчаянно захотелось, чтобы до конечной прокатились… 
   
   Там и сошли. Она его узнала тоже, выходя, пропустила попутчицу, денег дать задержалась, он же отвёл руку.
 
   - А где муж?! - пятнадцать лет не виделись, угораздило же с такого начать!
   
   - Умер, - пожала плечами.
   
   - Извини!.. Когда?
   
   - Давно.
   
   - А давай приходи в кафе! Если …можно… Поговорим…
   
   Не ожидал, но кивнула согласно, взметнула вопросительно брови...
   
   - Завтра в десять, напротив школы нашей…
   
   Зал уютный, выбрали столик в уголке, заказал кофе, пирожное.
   
   Тёмно - розовая юбка до пят, блузка чуть светлее, косыночка цвета кизила, сумочка красная. 
   
   Он в рубашке белоснежной, в брюках чёрных.
   
   Оглядели друг друга, прыснули!
   
   - Встретились, - сказала, - медсестра и водила - верзила!
   
   - Роз бы сюда букет в цвет, но мамочки родные, у меня б в руках пожар случился с ними по городу идти!
 
   Поведала о скарбе нехитром лет своих. Окончила училище, за соседа вышла. Руки золотые, дом на загляденье отстроил. Жили - не тужили, зарабатывал, как дай Бог другому, а вот к горькой пристрастился, печень и сгубил.
   
   И он не стал таить ничего.
 
   Расклеилась беседа, смутило обоих, взволновало рябью лёгкой перед бурей неизбежной груди!
   
   Опустил глаза долу юнцом робким, миг неповторимый упускать не желая:
   
   - Я ж видел всё тогда, но мне нечем открыться было: любил жену будущую!
   
   - Сохла по тебе!..
   
   - Розовая, а поехали со мной!
   
   - Куда?!
   
   - По жизни!
   
   - У меня ж дочка!
   
   - И я не один, особнячок есть, домик на колёсах тоже. Мест полно, заходи и… выходи за меня, если не забыла! «Чего» есть, «кого» не хватает! 
   
   Свадьбу сыграли скромную, гнёздышко новое покинула вмиг на носилках погребальных. Такого не бывает, не должно быть, но вкусил сполна отравы вместо мёда! 
   
   В брачную ночь попросилась искупаться прежде, уж больно духота допекла. Поскользнулась, упала, головой ударилась о край ванны, преставилась… 
   
   Когда невесту в путь дальний наряжали, небо с овчинку показалось, душу скрючило, отмерло в нём ещё что - то после первой жены, морщин набрался.   
   
   Дом, построенный на отцовские деньги, продала: думала жить да поживать с ненаглядным, пока смерть не разлучит!..
   
   Дочери приёмной некуда было прибиться, оставил у себя. Комнат хватает,  а в подружки ей приехала из села племянница его,Асият, работает в пекарне. И бабушка с дедушкой новые тут же рядышком, в одном дворе.

   Прошло два года…

                2

   В одиннадцатом уже, с родичами обходительна, те на неё не налюбуются тоже. И на тебе - интрижка неумелая, когда одни останутся! Ей, видно ж за версту, стыдно и самой, но соблазняет! Как если б повод дал!
   
   Столкнётся как бы невзначай, облегающее наденет, кофточку с неглубоким, но всё же вырезом, в прозрачном на свету постоит, взглянет мягче, чем надо б. За порогом такого не позволит! Никогда! О, Небо, Небо, только с ним!
   
   Что - то в ней перевернулось с тех пор, как сваты месяц назад заявились.
   
   Залина, - усадил её однажды, - что, что? Им бабушка отказала, сын у них непутёвый. Не скажешь ведь, что люб…?
   
   - Видеть его не могу!
   
   - Замужество - дело вечное, не минутное. Встретится славный - судьбу и устроим! Мама три миллиона оставила тебе в приданое.  Вижу, на сердце что  - то, говори!..
   
   - Нет, нет, потом!..
   
   Поел, чаю попил, в зал отправился.
   
   Прошла рядышком, одета отчего - то в выходное. Наклонилась, пульт обронённый поднимая, грудь, намеренно ли, нет ли, высокую оголила, прикрыла тут же рукой.
   
   Отвёл глаза, досада опять взяла. Пора приструн…, понять её, благо, и Асият уехала на выходные. Искру лучше тушить до пожара, беду отводить до удара.
   
   - Сядь, - попросила вдруг, - я выключу свет, только не смотри сюда, ладно?
   
   - ?..
   
   - Сказать не решусь!..
   
   Комната погрузилась в полумрак, проникает через приоткрытые слегка жалюзи Луны свет рассеянный да фонарей.
   
   Села, подоткнув ноги, у другого конца небольшого дивана, на палас.
   
   - Я тебе многим обязана, чтобы...
   
   - Давай без этого.
   
   - Я боюсь! Очень!
   
   - Чего?
   
   - Одной остаться!
   
   - ?
   
   - Полюбила.
   
   - Да? Вот тебе и пара…
   
   - Старик, послушай жизнь мою. Года младые я провела в раю. Сердечко - мама, отец благословенный. Много позже страсти отдался дурной. Жалость бессильную выказывая, обожал нас и…унижал пыток бездной! Душой не низок, телом слаб! Не раз случалось волоком тащить его, когда соседи приходили, забрать оттуда ли, отсюда ли просили. Бежим, а он пьяный сидит, бредёт, лежит... Вершили путь обратный, как если б мир весь на понурых нас взирал. Мольбами увещевала бросить злое, ором диким, не вышло: оно его извело. Казалось, прекратились терзания. Его, наши! Но потерю первую познав, разрыдалась я! Навестила могилу, холмик увидала, сердцем туда проникла, где рядом и далёко тело родное, образ дорогой!
   
   Замолчала…
 
   Чем жила прелестная, догадывался, сострадания исполнен был и прежде к ней. Теперь к незнаемому подводит. Боясь вспугнуть, не проронил и слова.
 
   - Желание скорее заневеститься, переселиться из крова постылого в домик  нежный, тихий - вот чем я встречала и провожала ночь каждую сколько лет! Пусть бы денег не водилось, забот не избежать, но сокровищница души моей здесь! Старик, пригожа я, в девах не засижусь, но мука, какая мука суженым не того назвать,а то и обмануться, тирана поздно распознав! И того страшусь, что сад довольства моего достанется другой, иная обручится с дорогим. Одна мысль о том убивает меня! Он-спасение моё, мой покой, милость моя, огонь, пощада, услада, отрада! Помоги обрести!  Видела хорошего, знаю, обожаю! Прижав тоскующую грудь к груди желанной, назвать быстрей своим горю!..
   
   Закусила губу, признание жаркое смутило обоих…
   
   В другое время остудил бы пыл её. Вместо сказал еле слышно, зная ответ:
   
   - Кого?
   
   - Того, с кем несказанно мама счастлива была б моя! Тебя! Прости, Аллах, отчаяние моё, тебя!
   
   - ...
   
   - Я уйду?
   
   - ?..
   
   - Поживу у тёти, зовёт всякий раз, как навещу… 
   
   - В четырёх комнатушках шестой?! Зачем?!
   
   - «Какой бы мужчина не уединился с посторонней женщиной, третьим там будет шайтан»*…
   
   - Это правда, но… 
   
   - Чужой, не запретной, побуду. А ты гонцов пошлёшь, невестою сделаюсь, чтоб не засматривался никто, потом и заберёшь…в места родные. А если пересуды да брань смущают, купим дом, переедем, деньги ж есть у меня.
   
   Не зная, как совладать с тем, перебирает суматошно слова пустые, ответ расплылся, неразличим во тьме разящей, беспросветной. Как отвадить так, чтобы не рассыпалась в прах душа хрупкая на смерть неизбежную надежд?
   
   Вместе ли, розно ли, но жить им неразрывно, привязались.
   
   Узнавая ранее про дочерей приёмных, дабы не навредить чем сироте по незнанию, набрёл как - то в инете и на такое:
   
   «Вам запретны… ваши падчерицы, находящиеся под вашим покровительством, с матерями которых вы имели близость, но если вы не имели близости с ними, то на вас не будет греха»*
   
   Да, он обручился с мамой её, но ведь не успел уединиться с ней…
   
   Так не внять ли сердцу взыскующему, не войти ли с прелестницей в чертоги счастья,когда и Небесами дозволена, и красива до умопомрачения, и кротка?
   
   И не останется ли без него несчастная сирой вновь и навеки?
   
   Тогда честность его во зло, ношей драгоценной тяжелит плечи обоим. 
   
   Но, быть может, чувств пестреющих наряд - влюблённость одна, наденется юною всякий раз, когда обман чувств сменится привязанностью новой?
   
   И, воспользовавшись доверчивостью крохотулечки беспечной, хорош же будет старый дылда двухметровый он, ох, хорош!
 
   «Да сам - то веришь в то, что повторяется такое дважды, что иному скажет подобное когда, что безрассудна, ветрена, признание ж далось легко?!»
   
   Становится меж тем перед ним, молвит:
   
   - Не ответишь?   
   
   - Отчего же!
   
   - ?..
   
   - Прости, жизнь моя!
   
   - Добрый вечер, вышлите, пожалуйста, такси...
   
   - ?..
   
   - Прощай, золото - старик! Бога ради, не сердись на дерзновенную, дурную!
   
   - Возвращайся…
   
   - Куда? Грудь с сердцем разлучена моя, сойдутся ль оба вновь, не знаю я!..
   
   - Возвращайся…
   
   - Одно слово стало б, низкой мне, алмазом!
   
   - Многим полон к тебе, но такого не найду. Возвращайся…
   
   - Нет… 
   
   Подошёл к окну, проводил авто белое, пока не скрылось за поворотом, пассажира - душу увозя.
   
   Локон милый из - под платка, глаза карие, голосочек дней прежних живой, невинный ручейком звонким - Боже, Боже, Боже, как же к дитя прикипел он!
   
   Перевёл взор на шаль тёмную Небес в россыпи блёсток - звёзд ближних и дальних,мирозданья кубок в руки взял - тяжек! Чашу разом осушив, опьянел: а ведь неизбывна печаль его, проста до жути как Луна полная бездетная и безмужняя пред ним - о н а  б о л ь ш е  н е  п р и д ё т…


Примечания:
1) Вабабай - междометие (с аварского), примерно то же, что и «о - ля - ля!»
2) Ту, без которой жизнь прожить нельзя! -  из Омара Хайяма:   
«Совет я дам тому, кто сам решил жениться,
Ты прав, ведь это матушка - природа, здесь нечего стыдиться
Не выбирай жену, с которой можно жить, совет даю вам я:
Женись на той, что без которой жизнь прожить, поверь, мой друг, нельзя...»   
3) «Какой бы мужчина не уединился с посторонней женщиной, третьим там будет шайтан» - хадис.
4) «Вам запретны ваши падчерицы, находящиеся под вашим покровительством, с матерями которых вы имели близость, но если вы не имели близости с ними, то на вас не будет греха» - Коран, сура Ан-Ниса', аят 23.


Рецензии
Здравствуй, Зайнал!

«Вам запретны ваши падчерицы, находящиеся под вашим покровительством,
с матерями которых вы имели близость, но если вы не имели близости с ними,
то на вас не будет греха» - наверное эти слова можно воспринимать как
допущение в силу слабости человеческой, а не руководство к действию.
Твой герой оказался сильным духом человеком, хоть и называешь его стариком.
Порядочный и умный человек к старости слабеет физически,
но дух его крепчает. По мне, так не суть важно спал он с матерью этой
девушки или нет, он собирался стать ей отчимом/отцом.
Уж так сложилось, что женщина умерла, но суть от этого меняться не должна.
В общем, не каждый так благородно поступил бы на месте героя.
Это вызывает уважение!

Творческого вдохновения!
С теплом,

Рина Филатова   26.03.2019 10:45     Заявить о нарушении
Рина,"Вам запретны ваши падчерицы..." - тут, получается, он мог спокойно на ней жениться, но не сделал этого.
Более того, он не тронул её и пальцем, и это вызывает уважение: мы ведь наслышаны о многих историях насилия отчимов над падчерицами(((
Спасибо, Рина, и извиняюсь за опоздание, эти дни был далеко от компьютера.
Счастья твоей семье,спасибо!..

Зайнал Сулейманов   28.03.2019 21:48   Заявить о нарушении
На это произведение написана 81 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.