Ссора

Сегодня утром я проснулся один.
Рядом со мной на кровати лежал труп бывшей жены. Вчера мы сильно поссорились, а теперь она умерла.
За окном светлело; ветер колыхал листву деревьев, тоскливо пели птицы.
Людей не стало. Я - последний человек на Земле. Город был мертв, а я жил.
Я вышел из квартиры. Не стал запирать ее на замок - уже ни к чему. Спустился на первый этаж по лестнице. В подъезде эхом раздавался топот моих кроссовок.
На серых стенах маркером были выведены слова и рисунки. Нелепые оскорбления, признания в любви и просьбы по типу "не гадить в подъезде". Мусоропровод был заставлен мешками с мусором, будто бы людям не хватало сил на то, чтобы опрокинуть мешки вовнутрь. Всюду пахло кошачьей мочой и сырыми носками.
Дверь подъезда легко отворилась: в доме не было электричества, и ничего не удерживало ее. Меня объял легкий ветер.
Накинув на голову капюшон, я побрел в сторону детского сада. За его забором виднелись яркие вывески и площадка для игр. Все это казалось чертовски реальным; от человечества не осталось ничего, кроме вывесок.
Я сел в приглянувшуюся мне машину - какой-то черный маслкар по типу челлэнджера. Выбил стекло и залез вовнутрь. В замок зажигания был воткнут ключ.
На пассажирском сиденье валялись чьи-то бумаги и нижнее белье. Вытряхнул это дерьмо на улицу.
Машина завелась и двинулась с места.

Я поехал по встречной полосе дороги. Обе полосы были пустыми, если не учитывать скопление пустующих автомобилей. В некоторых были обугленные тела. В основном, в машинах сидели одни мужчины, но иногда и женщины с детьми.
В моем плеере играл рок-н-ролл.
На дорогу выполз кот. Старый облезлый черный кот. Его морда была заляпана в крови. На лбу - глубокий порез. Может, с голодухи он пытался выжрать чье-то ухо или нос?
Я успел хорошо рассмотреть его перед тем, как сбить и проехаться по его морде.

После того, как я сел за руль, прошло несколько часов.
Выехал из города. Вздохнул. Тут было меньше трупов и больше воздуха. Глянул на часы: дело шло к вечеру.
Свернул в кювет. Никто не заметил, как перевернулась моя машина.
Сидя в автомобильном кресле, я смотрел на серое небо через лобовое стекло. По небу плыли тучи. Начинался дождь.
Я поджег зажигалкой обивку сиденья. Пламя охватило маслкар и меня заодно.
Увидел, как ко мне приближались люди. Живые, целые. Обеспокоенные. Бежали, чтобы вытащить меня из-под горящей машины. Но было поздно что-то предпринимать.
Все это время город жил, а я был мертв.


Рецензии