Глава 3

                                                        
 
 
Портал системы №4, куда прибывали участники конференции, был похож на кипящий информационный сгусток. Различной формы плазмоиды хаотично перемещались, где-то скапливались в группы, медленно вращались, отделялись и вновь образовывали скопления. То там, то тут,  среди ровно мерцающих всеми цветами плазмоидов,   периодически вспыхивали яркие цвета,  что обозначало радость встречи друзей. Они то  сливались в единое целое, затем вновь дробились на более мелкие, рассыпались, приобретая причудливые формы. Если говорить о формах плазмоидов, то их тут было  бесчисленное множество, от обычных шаров до многогранников. Среди них встречались и экземпляры неправильной формы; с острыми или закругленными углами, с отверстиями в центре и по бокам. Сфера, совершенно белого цвета, нависающая над пространством портала, сейчас отливала всеми цветами, отражала волнение плазмоидов внизу.
   Ник только что прибыл, осматривался, узнавал знакомых, вежливо вспыхивал в приветствие. Его внимание привлекла сфера портала, что-то в ней вызывало в нем волнение. Он смотрел на свод и понял, что его так взволновало. Это был свод-поляна! Вспомнил, как же он похож на  поляны цветов на Земле! Эти ассоциации вызвали в нем бурю положительных эмоций.  Ник светился теперь невероятной красоты гаммой цветов. Объем его плазмоида увеличивался в размерах, на него стали обращать внимание... Плазмоид вытягивался, уплощался, поверхностью его была сама цветочная поляна из   трехмерной системы, галактики М3035.  Он плыл среди других причудливых плазмоидов. Это напоминало медленный танец.  Все уступали, отплывали в стороны, теперь он был в центре внимания. Кто-то узнавал его, кто-то узнавал земной пейзаж... Стало происходить что-то чудесное, многие из прибывших мимикрировали и, теперь, множество цветочных полян плавно кружились, выписывали невероятные пируэты, изменяя формы. То вытягивались галантно вверх, то расстилались, кружились, сближались и расходились. Кто-то, вероятно вспомнив, что однажды слушал и видел на земле, включил музыку. Теперь звучала музыка земного композитора Петра Чайковского, это был фрагмент из "Танца цветов". Когда отзвучали последние аккорды величественной, такой радостной, полной счастья музыки, все замерли и остановились. Цвета плазмоидов менялись на более ровные, нежные, формы становились более округлые. Наступила тишина. Только Ник не мог успокоиться, он спровоцировал это видение, этот танец, он был в центре. Вдруг, как по команде, все обратились к нему, стали придвигаться все ближе.
  Что тут началось! Оказалось, что все приняли только что происшедшее за флешмоб, запланированный и входящий в предстоящую программу. Все считали, что Ник был главным организатором в этом действии. Теперь все аплодировали ему, светились одним ритмичным цветом. Ник сразу не мог понять, в чем его "подозревают", но постепенно стало выстраиваться понимание всего произошедшего. Он не стал никого переубеждать. Это было так вовремя и к месту, это задавало тон предстоящей конференции, хотя тема не предвещала ничего хорошего для М3035...
  Участники постепенно успокаивались, расплывались, но основное течение было ещё заметным, все двигались к информационному полю, повестке прохождения форума.
    Информационный сгусток висел в следующей зале, он привлекал внимание своим необычным серым цветом. Видимо, это было обусловлено темой конференции. Ник протискивался между  прибывшими, ему была хорошо видна только нижняя часть поля, он пытался подняться вверх, чтобы  обычным конвенциональным способом считать информацию, но ему это не удавалось, все кто-то мешал. Понял, что это дело бесполезное, перешел на инсталляцию программы. Она легко вошла в его память. Теперь он мог в любой момент спокойно проанализировать информацию. Заметил, что многие перешли на этот способ считывания информации. Толпа у информационного поля заметно уменьшалась. Отметил еще и то, что многие, видимо соскучившись, как и он сам, хотели считывать информацию по старинке, но прогресс брал свое... 
   Кто-то его звал, подавал знакомый сигнал, он вспомнил, что этим сигналом мог пользоваться давний его приятель  по встречам  на М3035. Да, это был он, журналист из восьмой системы. Ник принимал сигнал, но не мог определить, откуда он приходит. Поменял частоту модулятора и сразу увидел того, который посылал сигнал. Собственно говоря, он был уже совсем рядом.
-Привет, Ник! Рад видеть тебя здесь, дружище!  
Они слились в единый информационный шар. 
-Как ты, с какой миссией здесь?- и еще сотни вопросов беспрестанно задавал собрат из "восьмёрки". Теперь, когда они разъединились, было видно, как оба взволнованы, как искрились, меняли формы, то расходились, то вновь сливались. Их стали замечать. Вероятно, все ждали вновь сюрприза от Ника, они еще не забыли удивительный танец. 
-Ты уже ознакомился с программой?- спросил Ник.
-Нет, только что скачал информацию, надо спокойно обдумать. Если ты не возражаешь, то мы могли бы сейчас вместе просмотреть... Давай, как прежде, помнишь? Между прочим, ты меня увлек этим занятием...
-Что ты имеешь в виду? - отозвался Ник. 
-Ну, как же? Я не думаю, что ты забросил свое хобби? - рассмеялся журналист.
-Ты имеешь в виду голограммы и материализацию в системе три?
-Ну, а что еще-то? Ник, давай устроим себе маленький праздник. Ты готов?
Ник улыбался. Значит, не забыл старина...
-Нет проблем!- светился Ник, - давай уединимся и поговорим обо всем.
     Изогнутая пальма, ствол которой практически стелился по песку берега, отделяла их от кромки моря. Волна лениво набегала на белый песок и с легким шипением-шуршанием отступала назад, перекатывала мелкие раковины, их перламутровые стороны лучились всеми цветами радуги.  Горизонт сливался полусферой, образуемой водой и небом. Это слияние двух стихий завораживало, трудно было различить границу, где лазурь моря переходит в такое же небо. Навес, крытый соломой,  с  двумя складными удобными креслами и таким же столиком,  одиноко расположился на берегу, внизу, у опрокинутой пальмы. Сзади, выше, над непроходимым буйством зеленого леса шла гряда причудливых гор, вершины которых были покрыты голубым снегом. Оттуда, с вершин, слева и справа, рассекая зеленую роскошь, украшение гор и этого берега, неслись потоки голубой воды, они срывались, падали, пенились, лучились мириадами радуг. Водопады, как бы пели, это был разноголосый хор и только тут, в самом низу, пение превращалось в монотонное журчание, успокаивающее, как плеск спокойной волны необъятного моря. Море принимало в свое лоно эти воды, которые когда-то ушли от матери, потому что эти скитальцы были ее детьми. 
Два человека сидели в креслах, тень навеса укутывала их, спасала от жаркого палящего зноя. Солнце стояло в зените. Легкий ветерок приносил запахи моря, леса, гор. Это был сон, которым они наслаждались, боясь пошевелиться и нарушить эти голограммы. 
Первым заговорил Ник.
-Ну, что? Обсудим дальше программу, или перенесем оставшееся на следующий раз?
-Да, пожалуй, в следующий раз. Как тут красиво! Не хочется думать о том, что все это может исчезнуть... 
-Влад, - так Ник назвал еще  при первой встрече своего друга, - послушай, неужели ты веришь в то, что Объединенный Совет допустит до аннигиляции М3035?
-Как знать, как знать, - задумчиво произнес Влад. 
- Все будет зависеть от того, к каким выводам придет комиссия после докладов и прений. Как ты думаешь, Ник, что за сюрприз нас ждет в начале, перед открытием конференции? Ты обратил внимание на то, что стоит в конце информации?
-Да, я заметил. Меня мой шеф перед отправкой предупредил, что будет, что-то интересное. Я переспросил его, но он уклонился от ответа, сказал, что тогда это будет уже неинтересно.
Солнце клонилось к востоку, его край коснулся морской глади  у горизонта,  медленно тонул в этой лазурно-небесной пучине. Раскаленный, огненный, красного цвета диск, угасал, отбрасывая огненную дорожку, которая переливалась, мерцала на глади воды, бежала к берегу, как бы приглашала зрителя к чему-то таинственному и  манящему. Им захотелось подслушать, как кипит вода, в которую входит этот огненный шар, там у горизонта.  Они смеясь, шутя, свернули пространство и, теперь, смотрели на солнечный диск с другой точки, с другого берега моря. Солнце уходило за горы...


Рецензии