Глава 4

                                                
 
 Причудливой формы курчавые барашки облаков, некоторые совершенно белые на голубом фоне неба, медленно проплывали над афинским Акрополем, где величественно возвышался Парфенон...
  Открытие конференции,  как было указано в информационном блоке, приходилось на 30 сентября 2014 года по земному юлианскому летосчислению. Более того, для унификации понимания всеми участниками форума представителей разных систем, было предложено перейти в систему "три". Это обозначало, что все принимают форму и время трехмерного пространства,  пользуются терминологией и понятиями этой "вселенной".                          Но   особенным стало то, что  для общения был выбран язык землян,  так как, собственно говоря, вся конференция посвящалась теме "Земля".
   Все знали о том, что вызывало обеспокоенность, напряжение в мультивселенной. Угроза, которая в последнее время  нависла над этой точкой, могла погубить всё, что только начало развиваться.  Как ни трудно  себе это предположить, все были озабочены тем, что данная форма существования пойдет по ложному пути, пути разрушения.
    Председатель президиума приветствовал собравшихся.
Прекрасное сооружение, которое представляло настоящее произведение земного искусства великого мастера, архитектора Калликрата, построившего его по проекту Иктина,  вместило всех. Голос председателя, мягкий и ровный, отзывался легким эхом от колонн и свода здания. В зале наступила тишина, все слушали с волнением приветственную речь. Речь была короткой, деловой, без лишнего пафоса. Здесь собрались светила представителей всех систем, чтобы представить свой анализ на обсуждение форума. Была проведена колоссальная предварительная работа.   И сегодня надо было свести  воедино все данные и представить их высшему совету. Поэтому было решено  разделиться на секции, которые  будут работать сепаратно, разрабатывать все сферы деятельности человека, как основного источника проблем в системе "три". Будет сделана  попытка понять первопричины того, почему система  трехмерного пространства и времени зашла в столь длительный, затяжной кризис,  существует ли путь выхода из него, как  можно решить эту задачу, в которой кроются ошибки, возможно ли  влиять  извне на исправление, привидение системы к гармонии и стабильному покою, снятию негативного напряжения, удалению угрозы самоуничтожения, и наконец, понять роль и влияние на М3035 других систем.
Председатель продолжал...
-Предлагаю каждой секции выбрать, на свое усмотрение, голограмму места проведения своих заседаний.
В зале пронесся легкий шум, это было необычным. Послышались голоса, вопросы, можно ли расценивать и считать это обещанным сюрпризом?  Легкая улыбка пробежала по лицу председателя, он выдержал паузу, поднял правую руку, в зале стало тихо.  Только снаружи был слышен крик чаек,     которые  прилетали с берега ласкового моря полюбоваться прекрасным видом, чтобы позднее рассказать об этом своим собратьям, прилетающим сюда с более холодных морей.
-Нет, нет!-  ответил председатель. -  Это не сюрприз. Обычная работа. Вы вправе выбрать место, где будет вам удобно и приятно работать. На этом,- продолжал он, - вступительная, организационная часть исчерпана. Вся дополнительная информация будет доведена до вас телепатически. Прошу приступить к работе.
   В зале снова возникло оживление. Все пришло в движение. Обменивались впечатлениями, группировались по секциям, назначали время и выбирали места.
Все организационные вопросы были позади. Многие еще оставались в зале, с нескрываемым восторгом рассматривали шедевр греческих мастеров, обменивались мнениями. Изумляло все, и главное то, что все пропорции сооружения соответствовали классическому "золотому сечению". В восточном зале, у статуи Афины  Парфенос, скопилось множество гостей, они не могли постичь, что же должно было произойти с теми, кто построил такие шедевры и вдруг...
День уходил. Солнце скатывалось все ниже. Легкий бриз с моря приносил запахи водорослей и еще чего-то незнакомого. Ник брел по берегу, его стопы слегка увязали  в мокром песке и было приятно от прохладной воды, которая то и дело набегала волной. Он думал о прошедшем дне, об открытии конференции. Нашел, что было ему скучно, чего-то особенного пока не происходило, если не считать то, что места для работы секций были выбраны и представляли, сами по себе, уникальные, в своем роде, чудеса земли. Эти места были выбраны не случайно, многие соответствовали тематике разрабатываемой темы. Все они были известны Нику. Ему, как представителю пресс-центра ООС, разрешалось посещать заседания групп.
На берегу были люди, они не обращали никого внимания на Ника. Это были рыбаки, матросы и просто отдыхающие. Текла обыденная жизнь землян, кто-то работал, кто-то отдыхал от будней. Матросы сходили на берег, вытягивали баркас, громко кричали. Их шхуна, опустив белоснежные паруса, стояла на рейде, слегка покачиваясь на волнах с кормы на нос и обратно. Она напоминала диковинного дракона, голова которого увенчивала нос корабля. Рыбаки распутывали сети, развешивали их на жердь, положенную поперек и  укрепленную на рогатинах.  Две собаки дрались из-за рыбы, брошенной им рыбаком.  Они грызли друг друга, оскаленные зубы устрашали, злое рычание сопровождало борьбу. Рыбак смеялся над собаками, ему это доставляло удовольствие. Ник остановился, стал наблюдать за собаками, и что-то заставило его вздрогнуть, что-то смутно стало проявляться в его сознании... Зачем он здесь, зачем в этой вселенной, зачем в этой галактике М3035?  Его сердце забилось учащенно. Он продолжал смотреть на собак, на рыбака. Как все просто!  Неужели так сложно найти решение?  Или его нет?  И он еще раз изумился тому, что  однажды  поразило его…


Рецензии