Глава 5

                                             
 
«1 октября 2014 года» записал Ник в своем информационном блоке памяти. Размышления о том, как ему лучше выстроить работу, заставили остановиться. Такое масштабное задание он получил первый раз. Как же лучше выстроить порядок работы? Он только сейчас до конца осознал, что предстоит ему освещать. Получается, что он должен выдать информацию для пресс центра, которую он собирает здесь. Что-то не связывалось у него... Странно, но в его аналитическом мозговом аппарате что-то не стыковалось. Какое же его задание, когда, практически, вся информация будет  и так на столе у шефа. Обычная практика, получить всю информацию можно за считанные секунды... Шеф его предупреждал, чтобы он не делал своих обобщений и выводов, только факты. Что это? Неужели шеф    недопонимает, что его работа здесь, пустая формальность?  Или, он ждет от него чего-то особенного, нестандартного?  Нику стало жарко.
 -Что, что я должен делать? -  лихорадочно соображал Ник. Он не мог
 и подумать,  что шеф допустил ошибку, отправив его выполнить непонятно что.      
 - Что-то должно быть, что-то должно быть?-  мучительно продолжал анализ Ник.-  Нет, надо успокоиться. Итак, все с начала...
Он, кажется, нашел решение. Все правильно! Эврика! Что тут сложного? Шеф ждет от него работу, а не простую статистику, как же он его не понял? Ну, конечно же... Его задача передать внутреннее настроение, частное отношение участников форума, настроение групп к тому или иному вопросу, которые они разрабатывают. Ему необходимо передать нервное напряжение, эмоции во время работы представителей разных систем,
то есть придать окраску всему. Понять переживания, озабоченность судьбой М3035 тех, кто понимает, как развиваются события здесь, и понимает их трагизм. Ник с облегчением выдохнул. Да, это опыт, трудный опыт. Ник сиял. Теперь ему необходимо правильно выстроить схему посещения секций, собрать множество комментариев, свести в единое целое. Это был, как он понимал, правильный путь решения задачи.  От него требуется передать мысли других, а он сам останется нейтральным и шефу будет не в чем его упрекнуть. Факты,  доклад и выводы конференции не будут затронуты им. - Да, расти еще мне, да расти до шефа, как я мог так о нем подумать, - усмехнулся Ник.
Катер с небольшой группой людей отходил от статуи Свободы. "Новый колосс", подарок французского народа, подавлял.  Казалось, что  все молча, искоса поглядывая на монумент, с каким-то облегчением удалялись от острова. Ник сидел на корме, смотрел на людей, на  статую, которая обещала всем мир, свободу и равноправие. Двойственные чувства, противоречивые ощущения не давали покоя. Он смотрел на людей и видел их реакцию, более того, он читал их мысли. Это была открытая книга. Теперь стало понятно, зачем он здесь...
   Манхэттен жил своей нескончаемой суетой. Мимо неслись автомобили. Потоки людей, во всех направлениях, напоминали движения потревоженных муравьев, зажатых громадами зданий. Пахло асфальтом, выхлопными газами, едой различного сорта, парфюмерией и людским потом. Ник вышел к Таймс-скверу, двигался в направлении к  шестой Авеню, на Вест-стрит 44 задержал свой взгляд на огромном табло. Цифры бежали с такой скоростью, что рябило в глазах. Внешний долг Америки составлял на 1 октября 2014 года 16,5 триллионов долларов. Это, даже по меркам его системы измерений,  впечатляло. Ник пытался понять логику того, как может получаться, что Америка всем должна, а на практике все должны ей. Этот "долг" приносит огромные доходы. Парадокс, но
этот факт существует  и кто-то же  этим управляет, более того, пользуется. Странно… Наивность большинства дает дурачить себя циничному меньшинству... Кружилась голова, цифры все бежали и бежали. Нику захотелось быстрее уйти от этого страшного счетчика человеческого порока. Он представил себе, как секция, ответственная за социальное устройство землян, копается во всем этом кошмаре. Легкий холодок пробежал по спине, когда он подумал еще и о тех эмоциях, которые предстоит описать ему, эмоциях специалистов, которые работают в секции. Ник отвернулся от табло, ускорил шаг. Он шел, не выбирая направления, ему просто хотелось быстрее уйти от  сумасшествия  тех, кто сам назвал себя  Хомо-сапиенс. Людской поток нес его, увлекая за собой, казалось, что он попал в водоворот, не хватало воздуха, прохожие  толкали его, проносились мимо.  Мелькающая всеми цветами реклама упрашивала его что-нибудь купить, приобрести. Ник зажал уши, закрыл глаза, хотелось вырваться из этого душного города.  Теперь он шел при помощи своего интуитивного ощущения мира, в котором он находился.  Немного успокоившись, опустил руки, открыл глаза, город продолжал свое кипение, бурлил, различные световые и звуковые всплески напоминали кипящую воду тех гейзеров, которые он наблюдал на Камчатке. Но там было совсем другое, и оно вызывало приятные ощущения... Оглядываясь по сторонам, понял, что вышел к "Граунд зеро". Зачем он оказался здесь? Почему? Он не понимал, что с ним происходит. Почему он утыкается всякий раз в места, которые так трагичны, зачем ему это. Вот и этот "памятник" отношения людей, людей с разными религиозными взглядами. Что-то или кто-то управляет им, парализует его волю, толкает к тому, что вызывает сильные эмоциональные переживания. Ник стоял на краю, на краю или "передовой" всего этого?
-Ник, привет!
 Это было похоже на шок. Оглушенность, ступор парализовали его.
-Эй, Ник, что с тобой?-  Это был голос шефа.
-Прости, я пошутил. Пойми, мой милый Ник, это было необходимо. Понимаешь, Ник, ты сомневался, правильное ли ты получил задание от меня. Прости, но я вынужден был удалить сомнения. Теперь ты понял, о чем тебе писать? Надеюсь, что это послужило тебе уроком, так называемой,  эмоциональной встряской. Ладно, прости еще раз. Я удаляюсь.
    Ник постепенно приходил в себя. Да, это был мастер-класс. Шеф поразил его своим стилем работы. Теперь он точно знал, что ему необходимо будет делать. Хотелось отдохнуть. Легкое чувство стыда и досады не давали покоя. Шеф молодец... Нет, это было не тыканье носом, Ник понимал, это было профессиональной необходимостью.
Прохладный ветерок с гор бодрил. Безоблачное небо, ласковое солнце, редкие птицы, залетавшие на стену, веселили, поднимали настроение. Ник, размахивая широко руками, бежал по великой китайской стене, которая, извиваясь среди гор и лесов, уходила прямо в небеса. Легкая усталость заставила присесть. Отдыхая, захотелось проследить во времени все то, что происходило с этим грандиозным строением. Картины, которые проходили мимо его взора, заставили напрячься, складки у переносицы сложились в морщинки. Он увидел неимоверный труд тысяч людей, грозных и свирепых надсмотрщиков, свистящие кнуты, кислую капусту, которой кормили рабочих, потому что считалось, что она придает таинственные силы. Увидел набеги, бои и смерти, смерти, которые повсюду сопровождали эту стену. Ее построили для того, чтобы отделить одних от других. Ник, не мог представить себе, что шеф продолжает его направлять, заставляет видеть то, что ему  совсем не хотелось бы. Нет, это был не шеф. Нику стало приходить понимание, что в большинстве своем деятельность человека является предопределенной... Так прошло 1 октября 2014. Единственная запись в блоке памяти: « получил урок шефа».
2 октября 2014.
Ник перемещался от одного места к другому, присутствовал на заседаниях секций, в перерывах брал интервью, заносил в блок памяти. Выработался определенный стереотип работы, вопросы были одни и те же, да и ответы были схожими. Участники сходились в одном, их эмоциональный фон был перегружен и Ник понимал, что этот груз давил, вызывал досадное огорчение у большинства, а меньшинство просто из деликатности уклонялось от прямых высказываний, больше говорили намеками, иносказательно. Ник отметил еще и то, что язык землян вполне соответствовал тому,  чтобы в полной мере выразить горечь и  сожаление по поводу всего, что приходится констатировать секциям. Ник метался от группы к группе, мало замечал те прекрасные картины, окружавшие его вокруг, которыми он когда-то с таким наслаждением упивался  и которые переполняли его радостью созерцания. Он не замечал Великие пирамиды Египта, Перу и Мексики, Колосса Родосского, знаменитый Великий каньон, чудо земной природы, Тадж  Махал в Индии, храм Артемиды в Эфесе. Но вместе с тем,  он стал видеть больше, чем раньше, он видел  за формой, этой ширмой,  содержание, а оно было страшным, сопровождалось горем одних и тщеславием других.
Завтра открывается форум, каждая секция предоставит свой доклад на обсуждение. Ник устало склонил голову, хотелось по-человечески уснуть, хотелось дать бренному телу отдохнуть, а самому улететь к себе, забыть этот мир. Не хотелось думать о завтрашнем дне, который сулил мало  хорошего системе "три". Он в сотый раз задавал себе один и тот же вопрос... Хотелось кричать: « Не может быть, выход есть всегда. Мы найдем его вместе!»


Рецензии