4. Откровение за столом

   Уже третий день у Баладжафара гостила младшая дочь с семьей. Абдул забил быка, добрая треть туши  разошлась сразу после разделки. Напившись самогона, Сабухи стал расхваливать человека, которого когда-то хотел выставить из двора тестя:

   – А что, если наш талантливый инженер откроет скотный завод? Тяжелая промышленность сегодня в упадке, а жрать всегда хочется.

   Старик перевел дух, вспомнив другие слова этого алкоголика.

                * * *
   – Говорю вам, этот тип разорит подворье, а потом обезглавит вас со своим алчным сообщником Бабиром.
   – Не тебе оплакивать меня, сын кобеля! – разругался тесть. – Мой работник честно зарабатывает на кайф, в отличие от тебя.

   К счастью, Абдул не слышал в свой адрес отборной брани, потому что находился далеко от Ипекйурда. Раз в пятнадцать-двадцать дней он возил в столицу мясо, птицу, молочные продукты и яйца. Работал на Хуторе, который облюбовал нарочно, ибо здесь у него не было никаких знакомых.

   В первый раз товара было мало, так как пилотный рейс сопровождался риском. Когда появились постоянные клиенты, делавшие предварительные заказы, выросли и вес, и ассортимент.

   Вы читаете 4-ю главу повести "Только любовь".
Начало: http://proza.ru/2017/05/26/258
Постепенно дворецкий размещал в пустующих сараях собственный скот. Перед отъездом убирал помет и сыпал корма. Гызылгюль-хала не могла налюбоваться животными, поглядывая из окна. Получалось, что госпожа присматривала за имуществом слуги. Но он отсутствовал не более двух суток.

   Когда Абдул в первый раз увидел молодую тощую корову, накупил комбикорма, а через несколько дней пригнал быка. Хозяева решили, что слуга арендовал его и открыли кошелек, но тот не взял деньги:

   – Он мой, а спаривание – подарок вам. Родится теленок, по воле Аллаха, куплю и его.

                * * *
   Дворецкий занял место рядом с хозяином, не отводившим полного отвратной жалости взгляда от зятя, разливающего себе самогон неопределенного происхождения.

   – И как он только не приказывает долго жить?!
   – Человека не убивает то, что он любит, – выразил свое мнение Абдул.

   Сам он пил редко, только фирменную водку или коньяк и не больше ста грамм. Не получая никакого удовольствия от алкоголя, уходил спать под насмешки веселой компании. Так что сегодня у него была не одна причина не притрагиваться к спиртному.

   Пока Сабухи в одиночку провозглашал тосты за здравие тестя, тещи, жены и детей, его сын Иршад принес бабушкин подарок – маленький аккордеон и, растягивая его во всю длину, стал одной рукой играть несложные детские песни. Потом он подошел к Абдулу, добродушно предлагая свои услуги:

   – Я положу его на колени, подержу одной рукой, другой раздвину. А ты играй «Жили у бабуси».

   Мужчина поцеловал мальчика, забрал инструмент и технично, с аккордами сыграл не только «Веселые гуси», но и несколько других мелодий.

   Компания оживилась. Сабухи  со старшими детьми пустились в пляску, Баладжафар хлопал в ладоши, а дочь опустила голову от стыда. Только Гызылгюль-ханум сидела равнодушно. К ней подошел опешивший мальчик:

   – Кто научил дядю Абдула играть на гармошке?
   – В детстве научился.
   – Зачем в прошлый раз не умел играть? Забыл, а потом вспомнил?

   Она погладила внука по голове:
   – И тогда умел, просто пошутил с вами.

   Пожалев смущенную жену пьяницы, Абдул оставил инструмент и вернулся к столу. Он выглядел странно, словно хотел сказать нечто важное.

   – Талант во всём. Слов нет, – восхищался аксакал.
   – Отец, неужели не узнаёшь меня? – произнес слуга с дрожью в голосе.
   – Оказывается, ты сына нагулял! – захохотал главный «танцор».
   – А ну, заткнись, кобель! – закричал тесть.

   – Он же бакинец, они любого старца называют папой, – вмешалась теща. – И меня не раз матерью величал.
   – Родился и жил в Баку, а предки из Мугани, – уточнил Абдул.   

   Потом, обняв Иршадика, будто разгадка тайны находилась в нём, спросил:

   – Сколько тебе лет, ширин бала?[сладкое дитя]
   – Семь. А что?
   – Два года назад тебя обрезали.
   Мальчик гордо кивнул:
   – Я настоящий мужчина. А ты?
   Все засмеялись.
   – И я поступлю сейчас, как настоящий мужчина. Мне нечего скрывать.

   Сказав это, слуга включил видео с любимой кассетой дедушки и, нажав «стоп-кадр», указал на музыкантов.
   – Не все погибли, – сухо заметил он.

   Сидевшие за столом затихли, как артисты на экране, переводя взгляд с Абдула на телевизор и обратно. Сабухи тут же протрезвел от увиденного и услышанного и, чтобы показать, что он в своем уме, изрек:

   – Там же Абдул с гармонью был! Главного с кларнетом Умид звали, Ифтихар на скрипке играл.
   – На гитаре, – поправил Абдул.

   Подмотав пленку, он дал послушать свой вокал, потом точь-в-точь пропел ту же песню.

   – О аллах! Невероятно! – оторопела Нарынгюль, жена алкоголика.
   – Неужели это ты? – воскликнул аксакал.
   – Что до сих пор молчал, сынок? – спросила хозяйка.
   – Это очень длинная история, больно вспоминать. Нас было десять человек в РАФе, и еще водитель. Четверо не относились к «Шестерке Умида». Через неделю всё встало по местам.

   Он вкратце, но без утайки рассказал историю с наездом на мину и о том, как избавился от прессы, потому что не захотел гнусную рекламу на разорванных телах друзей. К тому же, нынешним работодателям было известно, какую рану до упомянутой трагедии нанесла ему гибель жены.
   – Значит, тебя в Геранбое уже не было, – обронил Сабухи.
   Абдул кивнул.
   – Вот что значит, человека не убивает то, что он любит, – заключил Баладжафар-киши, повторив недавно брошенную дворецким фразу.

   – Даже Бабир не знает о моей музыкальной карьере. Скажи, кто я, ни он, ни вы не позволили бы мне жить в сторожке, убирать навоз. Я же хочу оправиться от боли, насколько это возможно.

   Закончив речь, Абдул встал, чтобы выполнить основной долг перед хозяевами. Его – интеллигентного человека, готовую поп-звезду – пытались удержать у курятника, но он заявил, что останется в этом доме только как слуга. Ведь скоро они расстанутся, и он вернется домой. Однако скрыл, что родственники по-прежнему считают его мертвым.
Продолжение: http://proza.ru/2017/06/06/163


Рецензии
«Человек осужден быть свободным. Осужден, потому что не сам себя создал; и всё-таки свободен, потому что, однажды брошенный в мир, отвечает за все, что делает». Жан Поль Сартр

Спасибо.

Мария Пухова   05.06.2017 18:47     Заявить о нарушении
благодарю за визит и отклик!
с теплом,

Басира Сараева 2   05.06.2017 19:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.