река

Лёд тронулся. Холодные белые обломки медленно уходили по извилистой, уходящей за горизонт из деревьев, реке. Я сел на берегу и достал карманные часы: без четверти два.
Ветви голых деревьев беззвучно задрожали, я поёжился от прохлады и, сделав глоток дешёвого пойла, отбросил опустевшую бутылку в сторону. Облокотившись об дерево, прикрыл уставшие глаза.
И в этой мирной тишине я внезапно вспомнил о том, как в детстве клал монету на железнодорожные рельсы под колёса приближающегося поезда. Вагоны проносились мимо, отстукивая ритм по железному полотну. И монета становилась плоским ни на что негодным куском меди.
Затрещали льдины краями друг о друга.
Лёд тронулся. Прошлое, выявленное медным кругляшом, сбежало вниз по реке. Я достал сигареты и закурил. Дешёвый дым уносило легким, но холодным ветром. Память - она может запросто выдать тебе все забытые тайны, но никогда не позволит поцеловать себя в губы. А самый лучший поцелуй всегда возникает в танце. С памятью не потанцуешь. Окурок падает в воду и его уносит вслед льдинам.
Когда-то давно я мечтал увидеть море и умереть. Но один знакомый рассказал, что мы живём в двух кварталах от песчаного берега с чайками. Он изменил мою жизнь. И я научился курить, снова глядя в своё мятое отражение в зеркале поутру.
Ещё он рассказал, что жизнь не стоит и пятака. Особенно если ты никогда не бежал с севера. Я потом долго не брал сдачу. Потому что бежать с севера на север, это уже перебор.
Я встал на ноги. И окинул реку взглядом, затем развернувшись, пошел, слегка покачиваясь, прочь. Часы показали два пятнадцать.


Рецензии