Я плачу не о том, что прошлое исчезло...

Автобиографическая повесть

      
Я плачу не о том, что прошлое исчезло:
Ведь плакать о былом смешно и бесполезно...
 ( Булат Окуджава)


Глава 1. Предисловие

Стояло лето 1985 года. Я летела из сытой, чистой и уютной Германии в город моего  детства. Мы с мужем в это время работали в  Группе  Советских войск в Германии (ГСВГ) и  для того, чтобы получить несколько дополнительных дней к своему отпуску, схитрили, указав, что  его  проведём в  Душанбе.
 
Этот город я считаю своей Родиной. Я выросла в этом солнечном городе и  с тех пор как из него уехала, мне  всегда хотелось вернуться в то счастливое время, когда  он был для меня самым родным и любимым на планете Земля.
 
 Ничто не заставило мою память забыть Душанбе: ни годы, проведенные вдали от него; ни европейские города с великолепной архитектурой, где я уже успела побывать; ни сытая и обустроенная Германия, где я в это время жила и работала - моё сердце, как и прежде, принадлежало только ему. 
 
Отправляясь в эту волнительную для себя поездку, я   надеялась окунуться хотя бы на несколько дней в среднеазиатскую атмосферу любимого города: я скучала по тёплому  климату и пестрым базарам, где прилавки завалены   фруктами и овощами, я мечтала посетить свою улицу, дом и,  конечно, встретиться с друзьями, которые там ещё жили...
 
 А ещё много лет меня мучил один и тот же сон. Снилось: я прилетаю в Душанбе,  прихожу на свою улицу Лахути, подхожу к дому, но не могу  зайти во двор. И вот я брожу вокруг деревянного забора, заглядываю во всякие мелкие  щелочки, дырочки, вижу во дворе своих родных,  ужасно хочу к ним, зову их, плачу, но  у меня ничего не получается...  Они меня не слышат,  не знают, что я  с ними рядом и  занимаются своими обыденными делами, а я наблюдаю за ними со стороны... Тогда я  иду к соседям и уже от них, через невысокий забор  опять  громко кричу, чтобы  мне открыли  калитку и пустили во двор, но вокруг меня  вакуум... Я рыдаю от безысходности... Просыпаюсь вся в слезах... Осознаю, что всех моих близких, кого я  только что видела во сне,  давно нет в живых. После таких ночей наступала  меланхолическая ностальгия...
...Лунный свет над окнами струится,
Звезды в небе водят хоровод
Мне теперь ночами часто снится
Город детства – вновь к себе зовет.
Город Солнца, Город Света,
Душанбе – столица лета,
Изболевшейся душой тянусь к тебе ...
Что, скажи, на свете сталось?
Я с тобою не осталась,
Мой любимый город – Душанбе...
( Автор- Larissa из Интернета)


  Короче говоря, чтобы загасить эту тоску, мы воспользовались   прекрасной возможностью  бесплатного проезда, и  я решила слетать на несколько дней  в столицу Таджикистана, где прошли самые чудесные мои  юные годы.
 
Но правильно будет сказать, что  родом я совсем из другого  края. Недалеко от Киева в живописной местности под названием «Пуща-Водица» среди соснового леса  был у нас дом.  Рядом  располагалось красивейшее озеро, где плавали красные рыбки, я это хорошо помню, но дедушке врачи посоветовали поменять климат и он все своё семейство вывез в Душанбе. Мне  в это время было два года.



Глава 2. Моё   религиозное мировоззрение


В действительности все иначе,
 Чем на самом деле.
(  Антуан де Сент-Экзюпери )

Моё мировоззрение с самого раннего детства формировалось  под воздействием воспитания  в глубоко  верующей в Бога семье и такие слова, как   Господь, Библия,  молитва, пост, покаяние, вера, любовь, причастие - я слышала ежедневно и отлично знала их значение. Поэтому  пропустить и ничего не написать о своём отношении к  религии  я не имею права,  такие воспоминания были бы неполными и однобокими.
 
Мой дедушка, бабушка и их ближайшие родственники (братья и сестры) были   христианами, но не православной веры, а  баптисты-евангелисты.   Их вера и  они сами,  вызывают в моей душе глубокое уважение и почтение, поскольку   своими помыслами,   поступками, поведением, да и образом всей  своей жизни они  показывали окружающим людям, какими должны быть истинные  христиане. Исповедуют Иисуса Христа миллиарды людей, но исполняют Слово Божье - маленькая толика от тех миллиардов. Среди них были мои родные. Это были люди особой духовности, за все благодарили Бога:  за болезнь и испытания, здоровье и покой, плохие  и хорошие новости, а наши соседи мусульмане  относились  к ним с огромным почтением,  высоко ценя их  за  моральные качества. Далее, в своей жизни я больше не встретила людей, которые как они, соответствовали бы понятию - истинный христианин! Близкие мне люди  жили и дышали своей  верой в Спасителя!  Это  сильно отличается от того, как верят в Бога нынешние «воцерковлённые» - сходят  в выходной день  в церковь,  поставят свечку и уже считают себя верующими людьми.
 
 Я никогда не слышала, чтобы  они ссорились между собой, они не пили и не курили, не сквернословили, строго соблюдали посты и постные дни, молились перед едой и после, посещали молитвенный дом  для коллективного моленья Спасителю и самое главное - старались исправно  следовать заповедям христианства. Даже лёгкий обман у них считался грехом.
Напишу о себе откровенно: несмотря на полученное детское воспитание в глубоко религиозной семье,  себя я не отношу к истинной христианке, поскольку мою душу все время терзают сомнения: " боюсь, что в этот мир, мы вновь не попадём. И там своих друзей- за гробом - не найдём". И вот, в такие моменты начинается поиски доказательства как в  пользу Его существования, так и против.
 
 «Доказательства  существования Бога  бесполезно искать,- сказал мне один верующий человек, физик по образованию, - истину в этом вопросе невозможно найти, иначе не было так много  ответвлений во всех религиях.   Решение  о познании Бога должно основываться только на вере в него. Только на Вере, и всё».
 У каждого человека свой путь к Богу, порой непростой и тернистый и, как правило, он приходит к  Нему в самый тяжёлый  период жизни. В этот момент,  человек начинает искать смысл бытия, посчитав, что  Истину  можно найти в Святом писании:  Библии, Коране, Торе.

 В безотрадные дни, в дни забот и скорбей,
В дни несчастий, нам посланных роком,
Не ищи утешения ты у людей,
Но прибегни к  божественным строкам.

 
  Об этом бесконечно ведутся  споры и  даже между людьми,  которые не знают содержания   великих книг, а лишь выдёргивают из них цитаты, на их взгляд, правильные.  Но ведь даже священнослужителям, изучающим Священное Писание в духовных академиях и медресе,  понять  содержание этих книг  до конца не удалось   и они комментируют   лишь то, что им кажется  понятным и ясным. Наверное, это правильно, поскольку  величайшие умы человечества,  философы и именитые  богословы  до сего времени  не могут  найти Истину  в этом  вопросе, а где уж  разобраться в таком сложном деле  обычному человеку. Мне кажется, что человек просто обречён  на бессмысленный поиск Истины, которой никто и никогда не постигнет. Хорошо об этом сказал восточный философ и  мудрец Омар Хайям:
                Приход наш   и  уход загадочны,-  их цели
Все мудрецы земли осмыслить не сумели,
Где круга этого начало, где конец,
Откуда мы пришли, куда уйдём отселе?

 Выше я  изложила лишь своё  субъективное мнение в отношении религии и  веры, которое ни  в коем случае не претендует на абсолютность. "Я знаю только то, что я ничего не знаю!" - утверждал Сократ и это про меня.

 Чувствую, что затягивается моё повествование из-за философских размышлений  в части религии. Много чего хотелось написать (например, в отношении Церкви, как института  управления верующими),  но выскажу своё мнение  кратко: одной цитатой, принадлежащей русскому  философу Василию Ключевскому: « Великая истина Христа разменялась на обрядовые мелочи или на художественные пустяки».  Вот теперь пора закругляться и возвращаться  к   своему путешествию.


Глава 3.   Мое сердце остановилось...

…А что еще надо для нищей свободы?
Бутылка вина, разговор до утра…
И помнятся шестидесятые годы –
Железной страны золотая пора.

( Автор - Евгений Блажеевский).

После приземления в Душанбинском аэропорту и,  выйдя из самолета на трап, я сразу почувствовала, что дышу воздухом Душанбе!
 
 На меня дыхнула такая нестерпимая духота, как вроде я вошла в  душную сауну!  Вот она среднеазиатская погода, от которой я уже основательно отвыкла, но  здесь от неё  никуда не денешься!  Сухой и горячий воздух был абсолютно неподвижен! Ни тебе ветерка, ни малейшего трепета воздуха,  а взглянув на кроны деревьев,  было заметно, что они замерли  в полной неподвижности.
 
  Получив в аэропорту свой   багаж,  по невыносимо палящему  зною я отправилась на стоянку такси. Затем  поехала в военкомат, где мне без проблем поставили  печать в документах. Теперь я была полностью свободной. Опять на такси я добралась на свою улицу Лахути.  Когда  мы подъехали к моему переулку,  я  попросила водителя остановить такси.   По  своей родной улице мне хотелось пройти пешком...
 
Представьте  такую картинку... День клонится к вечеру, но еще ослепительно светит южное солнце.
Я медленно бреду, изнемогая от невыносимой духоты, таща за собой модную тележку на колесиках за которой, клубится столб  пыли.   Я жадно всматриваюсь во всё  вокруг и  это ВСЁ - в реальности так  не похоже на то, что сохранилось в моей памяти. Родная улица, оказывается, узенькой  и страшно пыльной ( совсем как в далеком детстве, но я об этом забыла), а все вокруг смотрелось захудалым, бедным и вымершим... Улица пустынна, а раньше  здесь было полно играющей ребятни.  У одного из заборов  на корточках, сидели два оборванных мальчугана, тараща с любопытством огромные глаза на незнакомого человека.   Откровенно говоря, я прибывала в смятении, увидев перед собой, столь удручающую картину.  Вдруг поймала себя на мысли, что еще  в прошлое воскресенье, я разгуливала,  по ласкающим глаза чистеньким улицам немецкого   Магдебурга- рассматривала красивые витрины  магазинов, сидела в кафе центрума и наблюдала, как незакомплексованные  герры и фрау, одетые в  шорты и откровенно открытые топики, наслаждаются цивилизованной жизнью.   А спустя неделю, обливаясь потом, на другом конце земного шара,  я бреду  не ведая, оправдаются ли мои ожидания от этой поездки. Встречный  пожилой таджик, завидев мой  прикид( обычные льняные брюки и белая футболка), останавливается,  вскидывает на меня глаза, громко причмокивает губами и произносит: «Откуда приехаль?» Сразу аксакал догадался, что  я приезжая... Я ему не отвечаю и, опустив низко голову, грустно продолжаю свой путь. Мне страшно хочется пить, но вода в пластиковой бутылке закончилась, а ещё больше  мне хочется встать под холодный душ, чтобы смыть с себя этот липкий пот...Я умираю от зноя и духоты... и глубокого разочарования. Грубо начинаю  себя ругать, что  по  ностальгическому капризу, я отмахала несколько тысяч километров, чтобы появиться в этой дыре  и увидеть перед собой столь безрадостную картину...  Принесло меня...  лучше  бы полетела к брату в Одессу, уже  в Черном море  плавала... Так приблизительно я думала...  Но лишь издали, увидев крышу своего  дома, мои  мрачные мысли улетучились, а сердце радостно забилось: я поняла, что  вернулась домой,  чтобы побывать в тех временах, когда была здесь  счастлива.   Я вернулась в свое детство и юность, я приехала на  Родину. Ради оттого мгновения мне стоило приезжать!

 Подойдя к своему дому, один в один  повторилась картинка, преследовавшая меня ночами в  навязчивом сне: я  стала выискивать в деревянном заборе хоть какие-нибудь  отверстия,  чтобы заглянуть во внутрь.  В небольшую щелочку   увидела, как   по двору ходят теперешние  хозяева  – таджики. Меня заметили и ко мне вышла  хозяйка, а узнав, что я раньше  здесь жила, пригласила пройти.   Еще она мне поведала, что когда они покупали дом,  то соседи-татары им  сказали, что раньше в нём жили  старики, которых из-за   порядочности и набожности  можно отнести к святым.

В этот момент  я поняла, что вместе с человеком исчезает его плоть, голос, смех, но он  живёт до тех пор, пока его помнят...  Смерть  забирает людей, но не память о них...   Окружающие   люди продолжают  помнить   добрые дела и поступки тех,  кто их совершал. Бесследного исчезновения не существует...
 
 Я зашла во двор дома, где прошло моё счастливое детство.  Боже мой, как  было всё до боли знакомым: вот виноград, посаженный вместе с дедушкой братиком Виктором;  здесь под накомарником стояла  огромная железная кровать, на которой спали всё лето; тут дымил  примус, а рядом на заборе висел алюминиевый рукомойник. Все казалось крохотным,  в сравнении с тем, что сохранилось в памяти:  двор, домишко,  сад, сарайчик...  В те времена  вся наша жизнь проходила во дворе под  тенистым виноградником: готовили пищу, кушали, стирали, играли  и даже спали.  Кроме виноградника в  нашем маленьком саду,  росли плодовые деревья: груша, вишня, тутовник. Тутовое дерево или шелковица имеет вкусные, сочные плоды, внешне напоминающие малину или ежевику, и мы  подбирали их прямо с земли. Своей известностью тутовое дерево обязано производству шелковых тканей в Китае: листьями растения питаются гусеницы, которые дают тончайшую шёлковую нить высокой прочности.
 
Даже находясь в тени виноградника, я никак не могла  отойти от удушающего зноя и духоты, а  со лба на глаза скатывался ручьём пот. «Как люди живут в таком жарком климате, это же  невозможно!»- подумалось мне, и тут же поинтересовалась, не знают ли хозяева,  сколько сегодня градусов. Ответ меня нисколько не удивил:  + 42!  Жара была как в бане!
 
 У нынешних  хозяев, как и у нас во дворе стоял стол, где лежала разрезанная на куски   огромная дыня и я почувствовала её чудесный аромат, который воскресил в памяти дни далёкого детства.  Как видение передо мной нарисовалась  сцена из моей далекой жизни: дедушка- Николаев Григорий Никонорович с  седой бородкой и внешне очень похожий на позднего Тургенева, бабушка-  Черняева Анастасия Даниловна, подвязанная белым платочком на узелок под подбородком, обуглившие от загара братья Виктор, Сергей  и я –   очень худая светловолосая девочка... Все сидим за столом  вокруг дыни или арбуза ... Часто наш  ужин состоял именно  из дыни или арбуза и я до сего дня  ем их с чёрным хлебом ...осталась привычка с детства. Никогда в своей жизни, таких сочных, ароматных, сладких  и вкусных  дынь, какие были в Душанбе, я больше  не ела.


 Каждое лето моя любимая тётушка Нина с мужем Николаем Левченко, этническим украинцем, человеком беспредельно добрым,  приезжали  в отпуск из Германии, и у нас начиналась совершенно иная жизнь. Вечерами взрослые, под аккомпанемент  дядиного  аккордеона Stradella, привезённого из Германии, устроившись в тени виноградника, пели необыкновенно красивые и мелодичные песни, а мы, маленькие дети, их слушали. Я до сего времени слышу  голоса любимых мной людей, задушевно выводящие: «Вот кто-то с горочки спустился», «А годы летят», «Мишка»,  «Московские  окна», «Если б гармошка умела»,  «Что ты нос повесила»...
 
 В эти  счастливые вечера, сидя рядом со своими родными, думалось,  что так будет  всегда,  они  никогда не умрут, и моё счастье будет продолжаться вечно!  Господи, даже по прошествии стольких лет у меня щемит сердце и встаёт ком в груди, когда я это всё вспоминаю!

  Надо отметить, что на примере своих  родных у меня сложился определенный стереотип отношений между мужем и женой: я не слышала, чтобы они когда-то ссорились между собой или даже разговаривали на повышенных тонах,  принимали все решения сообща, а  затем «дули в одну дуду». Уважение  и забота,  уступчивость, поддержка друг друга- это те самые  вещи, которые должны быть в семейной жизни.  Дядя Коля имел самую обычную внешность, но это был настоящий Мужчина во всех отношениях и прежде всего в поступках: великодушный, добрый, заботливый, умный, щедрый, честный, а свою жену называл не иначе, как  только Ниночка или Нинуля. Заложенное в детском  подсознании  представление,  каким должен быть  Мужчина, наложило  в дальнейшем   отпечаток на  мой  выбор спутника, поскольку этот необыкновенный человек служил для меня эталоном. Всех своих будущих кавалеров я «строила» под дядю Колю, не осознавая, что дядюшка был «штучным товаром», таких мужчин  практически в современном мире не осталось. Моя тетушка умело управляла мужем, но для всего окружения, именно он являлся главой семейства. «Как Коля скажет,-- часто повторяла она, хотя  мы знали - «Коля скажет то, что Нина ему подскажет». Забегу вперед и скажу, что в любви и понимании они прожили до конца своей жизни. Дядя демобилизовался из армии и они осели в маленьком городке Белгород-Днестровский  Одесской области, куда я часто наведывалась   в гости.

 ...Впоследствии мой жизненный опыт привел  к убеждению, что и сама женщина должна здорово потрудиться над тем, чтобы запустить механизм  « обожания ею» и тогда мужчина уже не  сможет представить свою жизнь  именно без этой женщины, другие ему попросту не будут  нужны...

...Хозяева разрешили  мне пройти в дом. Боже мой, сердце моё остановилось, когда я вошла внутрь!  Там всё было перепланировано, перестроено, но  легко узнаваемым.  Когда-то вдоль стен стояли наши кровати и, погружаясь в сон, нанырявшись  на Комсомольском озере или  с моста в речку Душанбинку, перед сном, мы  не забывали  прокричать:« Бабушка прости, дедушка прости».  Как это давно было, а я и сейчас слышу в своих ушах любимые голоса,  звучавшие нам в ответ: « Бог простит, прости и меня»  и  мы тут- же проваливались в сон.
 
 Рядом с кроватью стоял стол, за которым мы делали уроки. Наши тетради никто не проверял, и только иногда у нас  интересовались, сделали ли мы уроки.  Наша  средняя школа №6 им. Крупской была недалеко от дома и мы  с первого класса ходили  в школу одни, нас никто не провожал, как, впрочем, и  всех наших одноклассников, тогда этого ещё не было принято. Мои два брата  учились только на  отлично, я похуже и все мы получили высшее образование. Сделав  уроки, отправлялись  на улицу,  озеро или речку, «нагуляв» за знойное  лето  красные от нескольких  сползаний  кожи носы, цыпки с коростами на ногах, а чёрными  были, как жители государства  Конго. Земля и асфальт были горячими как раскалённая сковорода, но мы с мая по сентябрь ходили босиком…Удивительно. Спроси сегодня современного ребёнка, что такое цыпки, он наверняка не ответит, а для нас это была большая проблема, потому что кожа от них сильно трескалась и болела.
 
 Мир моего детства разительно отличался от  мира детства сегодняшних деток: простота и свобода в воспитании, никаких  понуканий и жизненный  пример дорогих мне близких людей. На всю жизнь они остались для меня примером! Этот мир дорог моему сердцу и другого- я бы себе не пожелала!
 
 От нахлынувших на  меня воспоминаний, я еле сдерживала себя, чтобы не разрыдаться. Комок стоял в груди, когда я поблагодарила хозяев и покинула свой дом, а затем направилась к нашим соседям.

 Там, наконец, обнявшись со своей подругой, я  не стала себя сдерживать и  разрыдалась.  Мы  сидели на открытой веранде и болтали обо всём понемногу, то и дело, перескакивая с одной темы на другую... Как обычно бывает  после долгого расставания,   оценивали друг друга внешне,  и каждой хотелось узнать, как она прожила эти годы...
 
 В сущности, прошло всего двенадцать  лет, как я уехала и  во время нашей встречи мы были  в «самом женском соку», однако,  глядя на Фаю,  было заметно, что она изменилась...

Сколько помню себя, всегда со мной рядом была  Фая… Моя подруга когда-то с  броской,  красивой внешностью, шикарными длинными волосами как-то неожиданно  «потухла». Нет, она по-прежнему продолжала оставаться привлекательной женщиной, но вместе с тем в ней произошли перемены.  В её облике чувствовалась бесконечная усталость. Красивые Фаины глаза как  раньше не разлетались на мелкие весёлые искорки, а вяло смотрели на окружающий мир. Теперь сверстники вряд ли оглядывались ей вслед и не давая пройти, цепляясь за руки, желая  познакомиться…  Я подумала, что в жизни у неё складывается что-то не так,  ведь  внешний вид женщины во многом зависит от жизненных условий и обстоятельств, ухоженности, одежды и даже  настроения… Любую женщину может сделать  неотразимой, находящейся с ней рядом мужчина… Любую!  Недаром гениальный Пушкин сказал:«Все женщины прелестны, а красоту им придает любовь мужчин!»
 
 И точно, поделившись своими женскими тайнами, Фая  рассказала,  что у неё не совсем удачный брак, работает медсестрой в больнице, воспитывает сына с необычным именем Марсель.  Я подумала, что за  свою жизнь женщина совершает тысячу необдуманных шагов, но ошибка в выборе  спутника может изменить  всю её жизнь.  Удачный  выбор мужа - принесет  счастье,  а неудачный - поломать   жизнь! Этот выбор зависит только от самой женщины, а все придуманные обстоятельства, лишь оправдание  своему  решению.  «Кому нравится арбуз, а кому — свиной хрящик, никто никому не указчик!»
 
Ну уж если опростоволосилась в своём выборе,  то надо просто отпустить  мужчину, который делает тебя несчастной, не держаться за него,  как утопающая за соломинку, всё равно  ничего хорошего из этого не выйдет...Никакая мораль не должна заставить женщину  продолжать жить с  человеком, который стал абсолютно не похож на того, за кого выходила когда-то замуж!
 
  Самое глубокое заблуждение женщины - он изменится! Как бы цинично ни звучало, лучше  вовремя пожелать своему неудачному выбору счастливого пути: « Иди,  Вася-козел, на все четыре стороны  и поищи себе другую дуру!»  Достойного мужчину, женщина никогда не оставит, потому что мужчина для женщины, это почти все!
 Почему мы уходим, бросаем мужчин?
Не уходим мы просто, без всяких причин!
Не бросаем заботливых, сильных и нежных.
Не бросаем весёлых, мятежных, верных и    любящих нас...
Не важна нам фигура и цвет ваших глаз!
Мы уходим от тех, кто тиран и слабак.
Инфантильный, зануда, тупица, дурак.
Мы уходим, когда разлюбили и скучно
Когда вы изменяете нам равнодушно!
Не уходим мы просто, без всяких причин.
Никогда не бросаем достойных мужчин!

Мы с подругой были совершенно разные по складу характера, но эта разница абсолютно не мешала нам крепко дружить. Фая немного  замкнутая в общении, я же,  наоборот,  легко вступаю в  контакты,  была с самого детства  в любом обществе  лидером и вся моя трудовая деятельность связана непосредственно с общением, с людьми.  Две  противоположности: интроверт и экстраверт   отлично  уживались между собой,  дополняя друг друга.
 
 Детьми мы играли в «домики» в зарослях  кустарника, которые по окружности покрывали пространство двора напротив, где жили три сестрёнки Бацман - наши  общие подружки. Там мы прятались от зноя, дождя, закручивая в  разноцветные лоскутки свои куклы, «варили»  в игрушечных кастрюлях еду из песка и лютиков-цветиков. В наши «домики»  можно было попасть только детям, при этом  следовало   хорошо пригнуться и протиснуться  внутрь.   Там в тени  и прохладе густого  кустарника протекала  целыми днями   наша детская  жизнь...
 
 Когда мы чуть  подросли, то сразу начали хлопотать по домашнему хозяйству: готовить еду,  стирать, убирать,  делая  женские дела для своих семей всё  играючи и в охотку.  Бывало,  с раннего утра, сходим  вместе  на базар, купим там всё необходимое, а  потом, сговорившись, начинали  готовить совершенно одинаковые блюда: плов, баклажаны, фаршированный перец, борщ…
 
  Повзрослев, мы вместе знакомились со своими ровесниками. Великое множество ребят цеплялось к нам везде, но, кроме  дружбы, легкого флирта, ничего лишнего  не позволялось.  Мы просто встречались со сверстниками, ходили в кино, купаться на озеро, а когда на Душанбе опускались сумерки, все вместе  прогуливались по местному Бродвею. Мальчики и юноши моего детства здорово отличались от нынешних своих  ровесников: они никогда не произносили в нашем присутствии бранных и пошлых слов,   сами интересовались и много нам рассказывали об устройстве окружающего мира, вселенной, звёздах, планетах. Ребята обладали более глубокими познаниями в этом направлении, а мы их знакомили с прочитанными  произведениями писателей, поэтов.  Говорили буквально обо всём, но деликатно обходили отношения между полами. Мы не могли себе  вообразить, что до официальной регистрации можно жить с мужчиной  «гражданским браком». Мы обе воспитывались в уверенности, что потерять  невинность до брака-  грех. У Фаи была семья - мусульманская,  у меня - религиозная.

 Наш задушевный разговор  с подругой коснулся всего понемногу: вспомнили босоногое детство,  перескочили на юность, затем вспомнили, как каждое воскресенье  ходили мыться  на пивзавод, благо наши дома стояли напротив.  Фаина мама  работала мастером в пивоваренном цеху и, выйдя из душа, разморенные от купания,   работницы цеха  приносили  нам  прямо в ведре свеже-сваренное почти ледяное из холодильника пиво, которое из-за отличной  душанбинской воды (благодаря таянию ледников снабжающие реки в Таджикистане очень мягкая вода) было великолепным, с насыщенным ароматом ячменного сусла. Позже в Германии, я пробовала множество марок немецкого и чешского пива, но душанбинское, как мне казалось, было  лучше…
Фая со мной поделилась, что она и все её окружение: знакомые, друзья, сослуживцы мечтают уехать из Душанбе, жить становится   сложно, начались открытые притеснения русскоязычного населения, и кто может уже покидает республику.

Глава 4. Среднеазиатский рынок

Разве   могла  я уехать из города, не побывав в  самом  шумном, пёстром и многолюдном, передающим  незабываемый  колорит Средней Азии месте: базарах( по-таджикски- "бозор")? В Душанбе их два: "Путовский рынок" и  "Зеленый базар". Оба рынка были уже модернизированы, появились современные крытые павильоны, но все же  еще  они оставались   среднеазиатскими  рынками:   изобилие дешевых фруктов и овощей зашкаливало, торговцы зазывали откушать всевозможные овощи-фрукты, пахло  горячими лепёшками, которые разносили   пронырливые  продавцы горками на своих головах, дешёвые  закусочные  предлагали почти даром плов,  шашлык, чебуреки, лагман, самбусу...  На прилавках лежали огромными грудами самые вкусные помидоры, которые только существуют в природе: крупные, малинового цвета, мясистые, маслянистые, сладковато-кислого-помидорного вкуса... А синими до черноты  блестели бочками на солнышке баклажаны, называемые в народе «синенькие».  В Душанбе готовят  из них великое множество блюд: квасят с чесноком и укропом просто жарят на сковороде с луком, делают баклажанную икру, тушат с помидорами и сладким перцем... Вы себе не можете представить, мой читатель, что  душанбинским пловом невозможно наесться и рис для его приготовления тоже продается на базаре. Предлагают торговцы  множество сортов риса, насыпанного на прилавки большими горками, и от  его правильного выбора будет зависеть ваше блюдо. Рис и технология приготовления -самое важное в  плове, иначе можно получить не плов, а обычную кашу. Как всегда, на базаре полным- полно зелени: базилик зеленый и фиолетовый, укроп, петрушка, кинза, сельдерей, мята, горчица,  розмарин, майоран, тимьян, всевозможные листья салатов. Азиаты не представляют свой стол без зелени и специй. Особо много на прилавках разнообразных сухофруктов, но больше всего ярко-оранжевой кураги.
 Персики, груши, инжир, айва, абрикосы, хурма, гранаты, с кружащими над ними осами и пчелами притягивали взор своим ярким внешним видом. А  аромат? Ах, этот фруктовый аромат  просто кружил голову! Все это изобилие естественным образом вызревает на грядках, кустарниках и деревьях, поэтому откусив кусочек, наслаждаешься необыкновенно-натуральным вкусом плода.  Именно натуральным, каким должен быть по вкусу фрукт.

 После поездки в Душанбе я еще долго помнила  прилавки душанбинского базара и, покупая дома  те же самые фрукты, разочарованно  констатировала: это совсем не то... По колоритности, изобилию продуктов, шумливости,  пестроты продавцов, среднеазиатскому   базару  на просторах бывшего СССР один- единственный рынок мог составить конкуренцию. Это Одесский «Привоз», где богаче выглядели прилавки с домашними колбасами, салом и рыбой, а по фруктам и овощам  он уступал.
 
 Не знаю, как вы, мой читатель, а я очень люблю ходить по базару и торговаться. Подхожу к прилавку и говорю: Ассалому алейкум! (Здравствуйте!)
 
Торговец, услышав родную речь, улыбаясь во весь рот, мне отвечает: «Ассалому алейкум».  «Ин чанд пул аст?» ( Сколько это стоит?)- спрашиваю я. Получив ответ, обязательно начинаю торговаться, а сторговавшись  почти  в полцены, говорю: « Ман инро мегирам» ( Я беру). И только с детьми,  торгующими фисташками, нанизанными как бусы на нитки, которые  покупаю для  друзей,  я не торгуюсь.  Кстати, ранней весной все окружающие горы покрываются бледно-розовым цветом цветущего фисташника. Схоже по  цветению с сакурой ( была в Японии поэтому могу сравнивать). Красотища, которую словами не передать!
 
После опрятной и чистоплотной Германии  местная торговля и  общепит пестрел  погрешностями и недостатками, которые сразу  бросались в глаза: одними руками продавец брал деньги у покупателя и тут же отпускал  продукты, а потом хватал веник, подметал все вокруг и заново вставал за прилавок;  многие повара работали без спецодежды и головных уборов; большое количество мух в магазинах;  тряпки,  которыми вытирались столы в кафе были вонючими и грязными; в ресторанах - отсутствие бумажных салфеток на столах и туалетной бумаги в сортирах; между  собой  обслуживающий персонал разговаривал до неприличия громко: официант в ресторане мог крикнуть через весь зал повару и спросить о наличие того или иного блюда и т. д и т. п.

Гуляя по родным улицам Душанбе, я жадно всматривалась в знакомые  здания, магазины, кафе, подмечая происшедшие изменения.  Ну, что было сказать?  Город уже  контрастировал с тем,   любимым моим Душанбе из которого я уехала  двенадцать лет назад, но все  же, я его не забыла... Красивые немецкие  города, где я побывала,  Тула, где я жила, никогда не доставляли мне такой радости и волнения не   оживляли  мою душу как Душанбе.  Они  не смогли заменить   мне этот солнечный город, и я продолжала его любить больше всех городов на Земле!  Мое сердце и душа принадлежали ему!

Пусть где-то на земле
редкой красоты есть города,
Но только Душанбе
В сердце сохраню я навсегда!»

 ( Онегин Гаджикасимов)

Всё заново увиденное оживило картины моей юности...Когда-то по тенистой аллее, накрытой высоченными чинарами и всякими другими южными деревьями,  после дневного пекла и изнуряющей духоты, когда знойное солнце тонуло в  оранжево-красном мареве, а город накрывал вечер почти   все  душанбинцы  выползали из своих домов на променад  от кинотеатра «Ватан» до Главпочтамта. На этих аллеях было  шумно и многолюдно до  самой глубокой ночи(ночной город был безопасен даже для одиноких девушек),  там между собой знакомилась молодежь, теперь же стало удивительно  тихо и пусто,  а  вокруг слышалась лишь таджикская речь...Русские покидали Таджикистан...

Глава 5. Мои купеческие корни
 
 Река времён в своём стремленье
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы,  царства и царей.
( Державин) 

Я с самого раннего детства  знала, что мой отец, а следовательно, и  мы  его дети - купеческие потомки. На  факт родства  с купеческой династией долгое время  не обращала никакого внимания, но повзрослев, стала интересоваться  своими корнями.  Когда-то  в Душанбе недалеко от мединститута имени Абу Али ибн-Сино(Авиценна)  проживали  мои родственники по фамилии Летягины.   Они были депортированы огромным кланом из Самары в 30-е годы в Таджикистан.
 
 Мой предок-купец Иван  Петрович Летягин владел  в Самаре с 1878 года  заводами по изготовлению  кирпича,  каменоломнями, гостиницей, винокурней. Был лесопромышленником. Говорят, что многие дореволюционные строения  города имели кладку кирпича с фирменным знаком моего предка.    В память о Летягиных, по всей Самаре на домах из красного кирпича стоят клейма: « Заводы И.П.Летягина». Особняк купца, построенный ещё в 1869 году на углу ул. Фрунзе и  ул. Венцека до сего времени стоит в центре Самары.  Этот дом оценивался в начале ХХ века в 7 тысяч рублей, а рубль  в то время приравнивался к грамму чистого золота!
 
У   Ивана Петровича было три сына: Василий, Николай и Михаил.  В 1892 году сын Василий обвенчался  Спасо -Вознесенском кафедральном соборе Самары с Иустиной Трофимовной (дочерью не менее известного, чем род Летягиных, самарского купца Трофима Кудряшева)  от этого брака  пошел наш род.
В 30-е годы ХХ тысячелетия все оставшееся семейство  Летягиных-Кудряшевых и других кланов самарских купцов депортировали в Душанбе.
  Как только я начала взрослеть, сразу задалась вопросом,  за какие такие грехи эти  просвещённые люди, потомки купца, который выложил  собственным кирпичом не одну церковь и приюты для  бедных, попав в жернова беспощадного бунта, были выселены из своих  домов  и высланы в Среднюю Азию.
 
 Пока  везли их на повозках,  больше половины людей из их сословия  не смогли выдержать нечеловеческие условия.  Совершенно  измученные они один за другим уходили из жизни...Ведь произнес когда-то Троцкий: «Россия – это хворост, который мы бросим в костёр мировой революции».  Вот и горела, как хворост Россия, а вместе с ней и её народ...

 Пример тому  династия Летягиных. Ее основатель  вопреки  множеству  препятствий стал купцом благодаря недюжинному  трудолюбию, усилию воли и интеллекту. Очевидно, русский народ, сам недавно пребывавший в рабстве, пошёл грабить награбленное и первыми под его руки попали  люди в подавляющем большинстве относившийся к аристократии, дворянам, помещикам, купцам.
 
  «Купечество- торговало и ничем другим не занималось»-  писал Михаил Осипович Меньшиков (1859-1918) – журналист-патриот, личность глубоко русская, мужественная и трагическая.  Так зачем надо было уничтожать на корню  это сословие предпринимателей (0,3% от  всего дореволюционного населения России), которое вместе с крестьянами(77%)  двигала Россию к процветанию.
Моя бабушка тяжело заболела в дороге тифом, и её с трудом вылечил красноармеец-врач. Так всё  тогда переплелось. Впоследствии она за него вышла замуж и родила единственного ребёнка  - моего отца. О муже бабушки больше ничего не известно, это было похоже на семейное табу. У других её сестёр  детей не было. В Душанбе депортировали из Самары  потомков и других купеческих династий, и так случилось,  что на  великое множество самарских  женщин   мой папа оказался единственным ребенком.  Родные и двоюродные тетушки  его безумно любили  и  всегда зазывали  к себе  в гости.  Какие-то  купеческие тетушки оставили папе в наследство свой дом. Кто они были, я не знаю, но точно репрессированные  потомки купцов из Самары.
 
 Все свое детство с братишками Сережей и Виктором в выходные дни  мы ходили к Анне Васильевне в гости, и  от нее, и  её мужа -интеллигентнейшего Андрея Юльевича мы  много чего почерпнули.  Мама нам говорила, что он  был выходцем не из купцов, а из дворянского сословия. Этот человек  был настоящим представителем старой аристократии и по внешности, и по духу, а к нам, маленьким детям, он обращался  только на Вы. Его природное благородство, нельзя было не заметить, оно сразу бросалось в глаза, потому что он был не как «все»... К великому сожалению, я не помню его фамилию (тетя Аня так и осталась Летягиной), а брак с моей двоюродной бабушкой был фиктивным.  К  столу  он выходил  при полном "параде". Андрей Юльевич ненавязчиво старался привить нам любовь к литературе, искусству, давая из личной библиотеки  книги для прочтения, а затем интересовался их содержанием. От него мы узнали:   за сделанное добро   надо благодарить, злом на зло не отвечать, перед едой мыть руки, садиться за стол в опрятном виде, ковыряться в носу нельзя, ногти  должны быть чистыми, мальчики должны заботиться о девочках, а они быть для них примером, старших следует уважать  и т. д. В каждый свой приход нам вручали по 5руб. и  мы были безумно счастливы. Вслед за своими родственниками мы до сего времени привыкли обращаться друг к другу: Витенька, Сереженька, Ирочка, никаких тебе Витек...
 
 Как-то за обедом, Андрей Юльевич был особенно разговорчив и поинтересовался  о жизни  наших боговерующих родственников со стороны мамы. Вот тогда-то он сказал, что Бог-  это самая умная философская сказка   за всю историю человечества,  придуманная  в древности мудрыми  старцами, чтобы  при помощи библейских заповедей люди  освобождались от всего нехорошего, которое им присуще.... «Вера в Бога заставляет человека задуматься о своём предназначении на земле. Царство Божие должно быть внутри человека, а не основаться на страхе, что человек не попадёт в рай» -такова была его жизненная философия.
 
В  доме моих родственников имелось  много вещей, свидетельствующие о  купеческом происхождении, но особо роскошных не было.Мне  запомнились два миниатюрных хрустальных флакончика для духов и столовая  посуда:  резные рюмки, тарелки, серебряные ложки и вилки   с кручёными ножками. Смутно помню красивый альбом в красном бархате со старинными фотографиями, где на открытой веранде были запечатлены мужчины и женщины в длинных платьях с оборками. Мои родственники от посторонних скрывали  своё происхождение и так были напуганы "органами"(несколько раз их приглашали на "беседу" в КГБ) что,  даже  когда из Канады  тетю Аню разыскивал эмигрирующий туда  родственник,  они отказались  от какого- либо с ним контакта...Именно в доме своих родственников  12 апреля 1961 года восьмилетней  девочкой  я  услышала о полете Гагарин Сидя  в самолёте,  мы разговорились с таджиком Саидом, и  он меня стал угощать  фисташками, которые сам в это время грыз. Я отказалась, сославшись, что зубы надо беречь. Тогда Саид, не раздумывая, решил  мне их разгрызать и давать ядрышки. Саид искренне опечалился и даже не понял, отчего я опять отказалась, ведь  он  предложил от чистого сердца... Угощать  от души – характерная черта  всех народов   Востока.
   
 
 Кстати,  на  Рroza.ru, я совершенно  случайно  наткнулась на статью, посвященную Летягину И.П., где описываются взлёты и падения моего предка (http://www.proza.ru/2014/03/29/1502), а в интернете можно посмотреть интересный ролик https://www.youtube.com/watch?v=hcWWQyGjMc4 про моего прапрадеда, у которого я позаимствовала название этой главы.
   
      С грустью я возвращалась из Душанбе, где  провела несколько дней. Мне  было невыносимо тяжело  расставаться с любимым городом, но одновременно  стало отчётливо ясно, что теперь  вернуться назад, возможно, лишь  в саднящих сердце воспоминаниях.  Фактор колоссальных изменений,  происшедших в  моём сознании и в окружающих меня улицах, домах, людях  сыграл свою решающую роль. Закончить свое повествование я хочу строчками четверостишия  автора  с  Рroza.ru.Ольги Благодарёвой:

     Там, в далёкой красивой стране,
    Мной оставлена сердца частица,
    Чтоб туда наяву, не во сне,
    Я однажды могла возвратиться.


Рецензии
Здравствуйте, Ирина.
Прочла ваши воспоминания-размышления.
Простите, но они так похожи на мои...
Мои предки были мещанами. Говорят, мещанам не возможно получить дворянский титул и оттого они никогда не усердствовали в этом. Отсюда их обвиняют в ограниченности интересов. Но мой прапрадед сумел получить данный титул. В архивах Тобольска до сих хранятся документы о заслугах моего прадеда. И мне удалось совсем недавно прикоснуться к ним. Одновременно я испытала и трепет, и гордость.
Вы вспоминаете о своём предке - "настоящим представителем старой аристократии и по внешности, и по духу"... Тоже самое я слышу в воспоминаниях моей мамы о своей тётушке, которая всем своим видом уже говорила о том, что она иных кровей, а уж если заведёшь с ней беседу, то сомнений в её словах не возникало.
Мне очень знакома и близка тема религии. Моя бабушка была глубоко верующим человеком, а её дочь (моя тётушка) служила долгие годы казначеей в православном храме и за свою работу удостоилась похвальной грамоты от Архиерея.
Ваше посещение родного Душанбе - сродни посещению моего дома в глухой деревне, где я родилась. Я смогла вернуться туда лишь спустя 30 лет и, скорее всего, мне уже не суждено будет там побывать. Но мне было удивительно, что в глухой деревне до сих пор помнят моих родителей.
Спасибо вам за то, что всколыхнули мою память...

Александра Страйк   22.07.2017 15:30     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Александра!
Спасибо Вам огромное за отзыв. Честное слово, радуюсь, когда мое произведение вызывает эмоции у читателя. Вот только приехала из Москвы, ездила к брату, и мы до глубокой ночи болтали, болтали... Мы очень дружны, помогаем друг другу, чем только можно. Он физик по образованию и верит в Бога без всяких колебаний. Вспоминали детство: представьте себе, когда-то среди таджиков в Душанбе жила в кибитке-мазанке с огромным кол-вом кошек аристократка старуха -дворянка депортированная из Москвы. Фамилию её не помню, хотя в детстве знала, а на пропитание она зарабатывала изготовлением крема для лица. У неё покупали многие женщины. Нас к ней посылала наша мама. Пока бабуля готовила крем, нам давала смотреть свой семейный альбом, а мы её спрашивали, тыкая пальцами в фото: а –это кто, а- это? «Это-граф такой-то, это-княгиня такая-то»,-рассказывала она и комментировала воспоминаниями из своей жизни. Мои родные говорили( они были знакомы ), что её муж занимался строительством всех ж.д в дореволюционной России, а она доживала свой век в полном одиночестве и нищете. Такие тягостные воспоминания. Я не знаю, Александра, читали ли Вы книгу И Головкиной( Римской-Корсаковой) «Побежденные», если -нет, то советую обязательно прочитать, равнодушной Вас она не оставит. Там дана полная картина предмета нашего обсуждения. С уважением,

Ирина Алешина   23.07.2017 19:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.