Эссе 1 Мысль, Вера, Археология, лингвистика и Веле

Мысль, Вера, Археология, лингвистика и Велесова Книга

Эссе 1

То о чем я хотел бы поговорить с Вами, в этой работе, в разной степени не отпускало меня всю мою жизнь. Всегда, везде постоянно занимаясь самообразованием, жадно усваивая любую доступную информацию, я зачастую просто не понимал и не представлял, зачем мне все это нужно. Мне не терпелось очертить круг своих интересов, чтобы направить в какое то определенное русло энергию, бившую из меня ключом, и это никак не получалось. Выполняя свое предназначение в этом мире, как я его понимал, всю жизнь упорно и самозабвенно, практически трудился, и в любой ипостаси, куда меня забрасывала судьба практически везде добивался того уровня, который ставил себе сам. Но я всегда подспудно ощущал, что это все не то, и что то другое совсем иное, еще ждет меня впереди, и наверное именно в моем творчестве.

Круг моих интересов был обширен и я много лет пытался отразить его на бумаге, но это не получалось так, как мне грезилось. Копились разные разрозненные записи, но ничего определенного не выходило. Я уже твердо решил оставить письменные опыты, как хобби, и продолжать жить, не обращая на них особого внимания. Но нынешняя «демократия» обнажила свое звериное космополитичекое лицо, как и прежнее такое же ее лицо интернациональное, а Русский Мiръ отвечал на ее закономерные катастрофические проявления, как то невнятно и не собранно, продолжая жить одним «социалистическим» днем. Преобладала разноголосица мнений, как жить дальше и что делать? И это побудило меня оформить свои разрозненные мысли в работе «Мы Русские. Русский Мiръ» и далее заняться разными социологическими и иными исследованиями.

Но работая в разных направлениях, где преобладающей темой была Культурология в широком смысле, я не ослаблял интереса к разным вопросам Веры и ее влияния на нашу жизнь.

Интерес к дохристианской Ведической Культуре не пропадал у меня никогда. Также никогда не иссякал интерес к проблеме смены Веры X века в Русском Мiре, Ведической Культуры на Христианскую Веру.

И так если по порядку, то у меня в период становления духа в моей душе никак не упорядочивались понятия Культуры Вед, ее гносеологический смысл, явление Вселенских Соборов, Крестовых походов. Попытки проникнуть в психологическую суть разделения Христианства на Правоверие, Католичество и Протестанство привели меня к истокам Ислама и от него закономерно к природе грандиозных проявлений человеческого духа – Мировым Религиям. Когда я начал размышлять о сути самого общего явления Мировых Религий, то увидел явную антагонистическую связь явления Мировых Религий с Культурой Вед, как гармонику общего метода космологии представлений нашего мира.

Погружение в доступные источники сведений о Культуре Вед дало понятие ее природного русского характера и наднационального обособления от могучего источника Пракультуры индо-европейских народов, в их контактах Мировых Движениях – переселениях индо-европейцев с иными народами. Будущие племенные общности руссов, пруссов и этруссков, обладающие наднациональными имперскими качествами, смешавшись с индо-европейскими народами в процессе их Мировых Движений,  сформировали своеобразные «точки роста» Великих Мировых Империй. И здесь Русский этнос на основе индо-европейской Пракультуры и Духа Великорусского племени выработал собственную природную Культуру Вед (название Великорусского народа русс, а родственные народы, прикрепляясь к нарождающейся Империи, называли себя Русскими; это выразил в своей знаменитой фразе Император Николай Павлович; на светском рауте на вопрос иностранца, где он видит здесь русских, Император ответил: - «да вот этот татарин, вот великоросс, а этот мордвин, а этот прусский немец, а все вместе Мы Русские»).

Надо отметить, что Пракультура несомненно обладала Универсализмом, то есть подсказывала рамки психологического ареала своего распространения, в которых свободно мог творить природный Дух будущих наднациональных народов. Несомненно, что в этот же период формировался и жреческий клан «обладателей тайных знаний», который потом на принципах каббалистики сформировал принципы космополитического либерального клана, с идеологией мирового господства над народами мира. Либеральный клан в противоборстве с нарождающимися принципами Христианства, сначала повел с ними открытое противоборство, а потом взял курс на подмену основных психологических категорий нарождающейся Веры. И этим оружием либерализма, в противовес Универсализму принципов Пракультуры и Культуры Вед стал Космополитизм Мировой религии. Космополитизм начисто отрицал и исключал наднациональное своеобразие и наднациональный Дух Имперских Культур, где Вера ложно выдвинулась на место доминанты всей Культуры, исказив ее внутреннюю гармонию Духа. А сам характер космополитизма Мировых религий внес в них дух неразрешимых наднациональных и национальных противоречий. Значительная часть совокупной Энергии социума была отныне направлена на преодоление этих противоречий. Вселенские Соборы, с тяжелым дроблением Веры на толки Католиков, Протестантов и Правоверных, Крестовые походы, Эпоха Возрождения и следующая эпоха «борьбы с ведьмами», сопровождалась непрерывными религиозными и цивилизационными войнами.

Мир народов, и Русский Мiръ в частности, из эпохи Универсализма, с доминированием природных принципов Пракультуры, вступил в эпоху неразрешимых конфликтов и войн. Вступил в ту эпоху, где паразит либерального клана чувствовал себя, как рыба в воде, навязывая народам мира, изнемогавшим в безконечной внутренней борьбе Духа с космополитизмом вер и внешними войнами, свои разрушительные принципы и установки финансового доминирования. 

Русский Мiръ принимая в результате тяжелой вековой борьбы Правоверие (в 1054 году Западная Церковь уже окончательно отколовшись от первоначального Духа Христианства в католицизм (католикос – вселенная; греч.), образовала католическую Вселенскую Церковь, в противовес оставшейся верной первоначальному смыслу Ортодоксальной – Правоверной Церкви) прошел тяжкий путь поиска Веры Истинной и эта борьба и грядущий путь Русской Веры отражен в «Слове о Законе и Благодати» Митрополита Илариона.

  В самом избрании на святое служение Руси Митрополита Илариона усматривается два важных факта. С одной стороны, — это попытка возродить духовные традиции ранней, еще Владимировой поры, Русской Церкви, глава которой избирался всеми епископами. С другой стороны, здесь заметно желание подчеркнуть независимость Киевского государства от Византии, как в церковном, так и в политическом смыслах. И недаром сам Иларион, в отличие от митрополитов-греков, стремился к завоеванию Русской Церковью самостоятельного положения, поддерживал идею самостоятельности и всего Русского государства. Впрочем, эта ситуация продолжалась недолго — уже вскоре великие киевские князья вновь обратились к покровительству константинопольского патриарха. Видимо, помимо прочего, немаловажное значение здесь сыграло разделение Церквей, произошедшее в 1054 году.

Содержание «Слова» также вызывает различные мнения. Так исследователи обращают внимание на противопоставление Иларионом Нового Завета Ветхому, как Благодати Закону и выдвигают иные версии. Но в «Слове» прямо говорится о том, что Ветхий Завет это история еврейского народа, а Новый Завет указывает самостоятельный путь Русскому Мiру, который еще предстоит пройти. Митрополит Иларион прямо говорит о святости прежней Ведической Веры и духовной связи с ней Веры нынешней, о духовной независимости от Веры Византии.

И имя Митрополита Илариона больше нигде не упоминается, очевидно, после того, как киевские князья вновь обратились к покровительству константинопольского патриарха. Обратим внимание, что и «стяжатели» Иосифа Волоцкого поклонялись Ветхому Завету, в отличии от «нестяжателей» Нила Сорского носителей природного русского духа, отличавшие живой дух Нового Завета от мертвой догматики Завета Ветхого и "стяжатели" эти еретики новой "ереси жидовствующих" закономерно привели Русь к Великому Расколу XVII века.

 Логический анализ позволяет разделить "Слово о Законе и Благодати" на три составные части. Первая часть — это своеобразное философско-историческое введение. В его основе лежит рассуждение о соотношении Ветхого и Нового заветов — Закона и Благодати. Смысл подобного рассуждения многообразен. С одной стороны, это продолжение чисто богословского спора между западной, римской Церковью и Церковью восточной, православной. Дело в том, что западное христианство почитало Ветхий завет как собрание разного рода правовых норм, как оправдание свойственных западному миру прагматических устремлений и так далее. На Востоке Ветхому завету придавалось гораздо меньшее значение, он просто принимался к сведению.

Иларион в своем «Слове» стоит ближе к восточной Церкви. Он подчеркивает, что следование нормам только лишь Ветхого Завета не приводит людей к спасению души, как не спасло знание Закона («тени») древних иудеев. Более того, предпочтение Ветхого завета может привести к иудаизму. Лишь Новый завет («истина»), данный человечеству Иисусом Христом, является Благодатью.

Во второй части «Слова» Иларион развивает идеи спасения одной Благодатью уже в приложении к Руси. Приняв Русь под свое покровительство, Господь даровал ей и величие. Христианская Русь может надеяться на великое и прекрасное будущее, ибо оно предопределено Божиим Промыслом.

Третья часть «Слова» посвящена прославлению великих киевских князей. Но интересно, что Иларион прославляет также и язычников Игоря и Святослава, заложивших будущее могущество Русского государства. Более того, в своем сочинении Иларион именует в переносном смысле русских князей титулом «каган». А ведь этот титул в те времена приравнивался к титулу императора. Да и самого Владимира Иларион сравнивает с императором Константином.

И последнее отметим здесь, что совершенно сознательное и доказательное предпочтение Нового Завета Ветхому, доказывало и самостоятельность Руси как в сравнении с Западом, так и в сравнении с Востоком.

До встречи в следующей части, где продолжим разговор о дальнейшем.


Рецензии