Эссе 2 Мысль, Вера, Археология, лингвистика и Веле

Мысль, Вера, Археология, лингвистика и Велесова Книга

Эссе 2

Доводя до логического конца вышесказанную мысль: - «А сам характер космополитизма Мировых религий внес в них дух неразрешимых наднациональных и национальных противоречий. Значительная часть совокупной Энергии социума была отныне направлена на преодоление этих противоречий. Вселенские Соборы, с тяжелым дроблением Веры на толки Католиков, Протестантов и Правоверных, Крестовые походы, Эпоха Возрождения и следующая эпоха «борьбы с ведьмами», сопровождалась непрерывными религиозными и цивилизационными войнами». Здесь надо определить сам характер противостояния Элит традиционного наднационального мира народов и верхушки либерального клана каббалистических мистиков, как противостояние духовного Агностического и материального Гностического мировосприятия, о краеугольном значении подобного феномена я неоднократно говорил, и показывал это в своих прежних работах.

Материалисты либералы сумели оккупировать область земной деятельности человеческого посредничества между производителем продуктов жизнеобеспечения и их потребителем народами мира, а также способом их потребления, и это сначала в материальном, а в дальнейшем и духовном смысле. Финансовым доминированием в Обществе они поставили все достижения человеческой мысли исключительно себе на службу.

Пример машинное производство, где все гигантские финансовые выгоды приходятся на единицы держателей капитала и почти никак не влияют на повышение финансового статуса самого общества, что позволяет держать в фактическом совершенно безправном рабстве не только самих производителей благ, но и их техническую элиту. Изобретение книгопечатания и массовое распространение печатной продукции позволило социальной мысли сделать жуткий вывод: - «дьявол поселился в печатной краске», приписываемый Серену Кьеркегору (1813-1855). Къекркегор необычайно популярен на Западе, как родоначальник  экзистенциализма и Мы с Вами вкратце остановимся на его мировоззрении, оно того стоит.

Великий Русский Поэт Юрий Поликарпович Кузнецов  (11.02.1941 - 17.11.2003) оставил Нам с Вами свое завещание, где в своей поэме в частности упомянул и первопечатника: - 

«...Сначала мне было досадно, что современники
 не понимают моих стихов, даже те, которые хвалят.
 Поглядел я, поглядел на своих современников,
 да и махнул рукой. Ничего, поймут потомки...»

А в последней своей жизненной поэме «Сошествие в Ад» поэт так отобразил изобретение Гутенберга: -

«Тотчас одела меня Его светлая свита
 В платье, достойное времени, места и вида…
—Встань и держись Моего обещанья и слова,
 Да не побойся грядущих судеб и утрат.
 Рай недалек. Но дорога пойдёт через Ад…
Лестница вниз уходила — я видел ступени!
 Путники мира встречали во мгле вековой
 Разные лестницы. Эта была винтовой.
 Вслед за Христом мы спустились в огнистые сени…
Тучи летели, и души из них выпадали,
 И среди душ мы печатный станок увидали.
 С неба послышался стук и в печаль нас поверг.
 Это печатал чертей Иоганн Гутенберг.
 Сыпался литерный град. И спросил я в печали:
 — Кто вы такие? — И литеры так отвечали:
 — Мы Гутенберги, и нас охраняет Закон,
 Ложь и Свобода. И наше число легион...»

Самого датского философа всю свою творческую жизнь интересовал человек, как жизненный тип (не природный, как его рассматриваю я, в совсем другой ипостаси В.М.). Его раздражал рационализм философии Гегеля, который был тогда кумиром западной общественной мысли.

Вот что говорит о философии Къеркегора официоз: -

«Къеркегор различает обычный эстетизм (все же это не эстетизм, а гедонизм В.М.), в котором человек живет минутой, когда он является «природно-непосредственным существом», не подозревающим о своем истинном предназначении, и эстетизм демонический (вседозволенности В.М.), когда человек сознательно делает зло, сознательно грешит и упивается своей греховностью. Такой человек, отрицающий духовность, как бы сознательно заключил союз с дьяволом.

Философ различает три стадии познания человеком своего существования и, соответственно, три человеческих типа, в концентрированной форме воплощающих эти стадии-формы: - эстетическая, этическая и религиозная. Наибольшие преимущества имеет третья стадия — религиозная. Истинно религиозный человек оставляет позади и «отчаяние слабости» эстетика, и «отчаяние-вызов» этика. Он поднимается на высшую стадию — абсолютного отчаяния. Оно выводит религиозного человека к такой вере и к такому Богу, которые истинно сопрягаются с самой Вечностью.

«Если для победы над своим животным началом достаточно обратиться к этическому началу, то для победы над дьяволом одной этикой не обойдешься, здесь может помочь только Бог (и (или) природная Высокая Эстетика Типа В.М.). Своими слабыми силами человек ничего сделать не может. Къеркегор приводит библейский пример с Авраамом, которому Бог велел убить собственного сына. И тот заносит нож над сыном, веря, что Бог в последний момент остановит его руку. С точки зрения этики поступок Авраама, решившегося убить сына и верящего, что Бог этого не допустит, просто абсурден. Но точно так же абсурдна и настоящая вера с точки зрения разума, с точки зрения законов морали. Истинно верующий всегда, согласно Къекркегора, должен жить в таком состоянии, никогда не успокаиваясь, всегда мучаясь своей греховностью, несовершенством, нечистыми помыслами, всегда подозревая себя в союзе с дьяволом и пытаясь от этого союза избавиться. Только такая позиция, а не этические постулаты, может сделать человека рыцарем веры.

(русское чувство подобного типа Леонтьев называл у верующей истинно личности неотъемлемым чувством Страха Божьего, как не страха человеческого, а невозможности выхода за границы Эстетики и Этики Веры В.М.).
Трагизм человеческого Я порождается, согласно Кьеркегору, в силу разных причин. Выбор человеком самого себя, своего уникального и неповторимого Я — процесс, исполненный величия и ответственности, — тоже связан с поистине трагическими переживаниями. Выбор — процесс неотлагаемый, срочный, можно сказать, мгновенный. «Внутреннее движение личности не оставляет времени на эксперименты мысли... Наступит, наконец, минута, когда более и речи не может быть о выборе... за человека выбрала сама жизнь, и он потерял себя самого, свое Я». Но если выбор состоялся, если человек осознал свое назначение, то это величайший по смыслу и содержанию этап его жизни: человек сам чувствует важность, серьезность и бесповоротность свершившегося».

Моя вставка пояснение

Выбор конкретной человеческой личности предопределен ее природой и даже если кажется, что он происходит моментально, это только кажущееся внешнее проявление. Конечно же бывают исключения, но вот что описывал, как показательный пример, наш в прошлом знаменитый диссидент Буковский: - «я всегда поражался, как точно определяли бывалые зеки, собравшиеся встречать очередной этап с заключенными, характер будущих товарищей по несчастью. Они навскидку определяли, вот этот будет стукач, это будущая «манька», это добрый мужик. И так как я пользовался у них авторитетом, то пытался спорить, ну зачем вы сразу ставите клеймо на человека, не зная его. Умудренные опытом зеки покачивали головами и от спора уклонялись, но вот что поразительно они практически никогда не ошибались.

Что здесь можно сказать в итоге? Къеркегор своими взглядами декларирует «качественную» диалектику, в противовес «количественной» Гегеля.

Но, не обозначая предметно, к какому конкретному природному типу человека социального принадлежит  эти эстетика, этика и религиозность, и Гегель, и Къеркегор выдают Нам с Вами «демократическую» конструкцию безпредметной мысли (полностью созвучную с «социалистическо-коммунистической» трактовкой), относительно пригодную лишь врачу-психиатру.

В период становления своей личности у меня в душе бушевали сомнения, периодически меняющегося разного плана, и я чувствовал могучую притягательную силу прямо таки нужду встретить какое-нибудь любое препятствие, чтобы, нет не померится с ним силой, а просто уверенно преодолеть его, ради познания опыта жизни. Никакого желания, купаться в каких либо наслаждениях, описываемых Къеркегором, у меня не было и в помине, да и не только у меня. Период «отчаяния» по Къеркегору припоминаю, как выбор жизненного пути «или - или», период тяжелый неопределенный, но никакого отчаяния я у себя не помню. Примерно то же самое я наблюдал и у своих близких товарищей, так что Русский Тип, и здесь я уверен, никакого отношения к логическим построениям Къеркегора не имеет, хотя отдельные человеческие особи иного типа встречаются в изобилии. Подумайте над феноменом, человека Русского Мiра, за границей русского опознают моментально и это лучший показатель моих выводов.

Наднациональные мыслители Русского Мiра в лице Митрополита Илариона,  св. Преподобного Сергия Радонежского, А.С. Хомякова, Ф.И. Тютчева, Н.Я. Данилевского, К.Н. Леонтьева, поэта Николая Клюева, художников Константина Великоросса (Васильева) и Андрея Шишкина показывают Нам с Вами совершенно иной Русский Наднациональный Имперский Тип Личности.

Наверно пришла пора вспомнить о Велесовой Книге, Археологии и лингвистике.

Уже не первый год определённые силы навязчиво распространяют идею о том, что Велесова книга является фальшивкой. Даже сделанная Миролюбовым в 1942 году фотография одной из дощечек древней книги (в то время, когда отсутствовали компьютеры, с их невероятными возможностями, и создать фальшивку подобного уровня было просто невозможно) воспринимается ортодоксальной наукой отрицательно. За рубежом о Велесовой книге предпочитают «скромно» молчать, вернее – «скромно» замалчивают само существование этого документа, рассказывающего о нашем прошлом.

А продолжим Нашу с Вами тему обсуждения в следующей части.


Рецензии