Джинсы в стиле Мамба

(гомоэротический рассказ 21+)

Влад придирчивым взглядом осмотрел себя в зеркале, довольно улыбнулся и приглушил верхний свет. Он сунул руки в задние карманы джинсов и встал в нескольких шагах от дивана. На сидении стоял включенный ноутбук – монитор освещал темные углы комнаты голубоватым светом. Благодаря тусклому свечению, слева на диване виднелась фигура сидящего человека. Было похоже, что сидеть ему не слишком удобно: поза выдавала внутреннее напряжение и в то же время какую-то вялость. 
Влад кинул на человека ироничный взгляд и несколько раз прошелся вдоль дивана, почти касаясь ноги сидящего, а потом снова отошел на несколько метров и встал посреди комнаты, широко расставив ноги. Он вынул руки из карманов и, улыбаясь, медленно провел ладонями по бедрам, туго обтянутым голубой джинсовой тканью.
– Узнаёшь джинсики, Лёва? – дружелюбно обратился он к человеку на диване. – Те самые, что ты мне подарил на юбилей. Знаковый для нас обоих подарок – не находишь? Это было началом наших отношений.
Влад опустил глаза и скользнул взглядом по нижней части тела. Чертовски хорошие джинсы: они делали его кривоватые ноги такими сексуальными. А бугорок, как славно выделялся бугорок! И все естественно, без всяких «пушапов» и прочих ухищрений секс-индустрии. Джинсы просто удачно подчеркивали то, чем наделила его природа. Если в этот бугорок случайно угодит палец, он не рискует провалиться в пустоту: ткань честно облегала содержимое Владовой промежности, не преувеличивая и не преуменьшая размеры его мужского благосостояния. А было это благосостояние… да нормальное оно было, черт возьми! Дай бог такое каждому мужику.
– Эх, Лёва, представляешь, какая незадача, – снова заговорил Влад, огорченно качая головой, – вчера собирался в кино, натянул джинсы, а они взяли и треснули между ног!.. Да не смотри ты так, будто я в этом виноват! Вижу-вижу, тебе уже не терпится сказать, что я, мол, потерял форму, растолстел – короче, наехать на меня, как обычно… Блин, все-таки классно, что ты попросил залепить тебе рот скотчем: теперь я смогу спокойно высказаться, без твоих комментов, ха-ха. И потом, ты ведь знаешь, как меня возбуждают твои эротические фантазии…
Влад поставил перед диваном стул и сел на него, расставив ноги. Сразу стали заметны две большие прорехи. Сквозь них проглядывали белые трусы.
– Ну что, Лёвчик, я, пожалуй, начну, – объявил Влад, – мне не терпится показать тебе это!
Он сунул палец в одну дыру и изнутри натянул ткань джинсов. Несколько секунд он с удовольствием поводил пальцем, чутко прислушиваясь к своим ощущениям, а потом вдруг дернул рукой и одним махом разодрал правую штанину до самого колена – оголилась внутренняя сторона бедра. Он бросил озорной взгляд на собеседника.
– Припоминаешь игру, Лёва? – спросил он. – Нет?! Ну как же: в ту нашу первую ночь ты точно так же изодрал в клочья мои новые трусы, прямо на мне. Конечно, ты был вдрызг пьян и вполне мог об этом забыть. А я помню, как сейчас. Мы ехали из ресторана в такси, и ты всю поездку шарил рукой в моей расстегнутой ширинке. Водила бросал косые взгляды в зеркальце и, наверное, спустил в штаны, глядя, как ты колдуешь у меня между ног. Я тебя едва успокоил, а то бы ты мне прямо там и отсосал, на заднем сидении. Насилу довел до квартиры, но дома тебя окончательно переклинило. Молодой лев набросился на меня и повалил на кровать. Я даже не успел снять праздничный костюм! Ты стащил с меня брюки, благо ремень и ширинка уже были расстегнуты, и, рыча, впился зубами в трусы. Бедный «Кальвин Кляйн» – он не выдержал мощи львиных клыков и когтей. Через минуту от трусиков осталась только резинка на бедрах. Ты сосал с какими-то звериными причмокиваниями, пальцами оттягивал резинку, тут же отпускал, и она хлестала меня по мошонке – так, что яйца гудели. Бля, это был непередаваемый кайф! Никогда больше я такого не испытывал и так не кончал: наутро весь пиджак оказался в пятнах спермы. Уж не знаю, что подумали обо мне в химчистке. А ошметки трусов я потом неделю находил то под кроватью, то за тумбочкой…
Влад хохотнул и засунул палец в левую прореху.
– Обожаю треск рвущейся ткани, – доверительно сказал он. – Мне кажется, это самый эротичный звук в мире. Если его записать и включать перед сексом, то никаких афродизиаков и попперсов не потребуется. Потому что заводит не по-детски. Слушай внимательно, Лёва, и балдей…
Влад надорвал джинсы, увеличив дыру в паху, и медленно, с удовольствием стал рвать левую штанину, постепенно обнажая загорелую ногу. В тишине слышался лишь сухой треск раздираемой ткани – этот звук не на шутку возбудил самого Влада: он ощутил, как его член стремительно увеличивается в размерах. Обеими руками разорвав остатки межножной «перегородки», что соединяла переднюю и заднюю части штанов, он приподнял спереди ткань. Белые трусы сильно натянулись и мощным треугольником выдавались вперед. Дав человеку на диване полюбоваться этим аппетитным видом, Влад снова небрежно закрыл трусы куском джинсовой ткани.
– Видишь, я не соврал, – понизив голос, заговорщицки сказал он, – у меня от этого звука стояк по-полной. А у тебя там как, Лёва? Бьюсь об заклад, ты уже вовсю течешь… Руки чешутся ощупать тебя между ног, но нет… я пока помучаю и тебя, и себя. Налью-ка я чего-нибудь выпить – глядишь, еще больше заведусь…
Влад поднялся со стула и с болтающимися на бедрах кусками джинсовой ткани подошел к комоду – там стояла початая бутылка «Хеннесси» и несколько коньячных бокалов. Он взял бокал и бутыль и поставил их рядом со стулом, предварительно плеснув себе коньяка. Влад сделал глоток, неопределенно глядя перед собой и улыбаясь каким-то своим мыслям. А потом с той же улыбкой медленно наклонил бокал. Янтарная жидкость тоненькой струйкой потекла вниз, прямо Владу на бугорок – светло-голубая ткань тут же намокла и потемнела. Несколько капель скатилось по его голым ногам. 
– А такую игру помнишь, Лёвка? – снова заговорил Влад. – Что мотаешь головой? Опять не помнишь? Как же ты мог забыть нашего необыкновенного Анзура?! Вспомни, мы с тобой гуляли по набережной и возле стройки увидели парня-таджика. Он сидел на бордюре в каске, белой футболке с пятнами грязи и рабочих джинсах. У тебя на него сразу слюни потекли, ты мне как бы в шутку сказал: «Сука, какой он красивый, может, порезвимся втроем?» Мне и вдвоем с тобой никогда не было скучно в постели, но от твоих слов у меня закружилась голова. Парень и вправду был лакомый кусочек, его смуглое лицо со щетиной кого угодно могло свести с ума, а тело – боже, какое у него было тело! И эта грязная одежда… м-м-м… 
Влад закусил губу и быстрыми движениями принялся драть правую штанину на мелкие кусочки. Превратив ее в лохмотья, он оторвал ткань, оставив лишь немного вверху. Ту же процедуру он проделал и с левой штаниной. Сейчас Влад красовался в коротких шортах с неровными краями и бугорком, залитым коньяком. Он снова сел на стул. Откинувшись на спинку, подал бедра вперед и широко развел ноги в стороны. Трусы теперь откровенно торчали наружу. Было видно, что коньяк их тоже намочил – белизна ткани перестала быть безупречной.
– Мы подошли к парню, и ты по-свойски сказал: «Привет, как дела?» Меня удивило, как легко ты начинаешь разговор с незнакомцем. Вы обменялись какими-то пустыми фразами. Таджику явно нравилось общение, и ты предложил что-нибудь выпить с нами после работы. Я видел по выражению глаз Анзура: он сразу просек, что именно стоит за твоим предложением, и даже не пытается делать вид, что не понимает. Он сказал, что принимает приглашение, только ему после смены надо принять душ и переодеться. Не парься, махнул ты рукой, у нас примешь душ, и мы найдем тебе какую-нибудь одежду…
Влад замолчал. Прикрыв глаза, он рассеянно гладил себя между ног, где все было неспокойно, и подвижно, и горячо. Член больше не умещался в трусах, из-под белого края показалась приоткрытая головка. Самый центр ее блестел от сочащейся смазки – она стекала клейкой нитью на ногу Влада. Очнувшись от своих мыслей, он взглянул на это «безобразие», хохотнул и убрал головку обратно в трусы. Для порядка накинул сверху кусок джинсовой ткани.
– Бедный Лёва, – с усмешкой посочувствовал Влад, – вздумалось же тебе подвергнуть себя такому истязанию – заклеить рот и связать руки за спиной. Впрочем, меня заводит видеть тебя таким. Беспомощным и возбужденным. Хочешь, я тебе подрочу? Нет? А что так? Тебе же всегда нравились мои руки. Понимаю: хочешь, чтобы тебе снесло крышу от возбуждения. Мне, кстати, тоже этого хочется… Ну что, продолжим вечер воспоминаний?
Влад налил в бокал новую порцию «Хеннесси» и немного отхлебнул.
– Мы привели таджика домой. «Все в душ! – скомандовал ты, едва мы разулись. – Будем тебя отмывать, работяга, и стирать твою одежду». Не раздеваясь, вы оба забрались в ванну. Ты вооружился мылом и мочалкой и велел мне поливать Анзура из душа. Я направил струю на его пыльную футболку и джинсы. Через минуту одежда была насквозь мокрая, с нее стекали потоки грязной воды. Сырая ткань рельефно облегала все мускулы таджика – от этого вида кто угодно потерял бы голову!.. Ты принялся старательно намыливать одежду Анзура. Он тащился от «стирки», я видел это по тому, как оттопыривались спереди его намокшие штаны. Когда ты полностью намылил футболку, я снова со всех сторон полил Анзура из душа, и ты аппетитно снял ее с парня. Потом принялся за джинсы. Как я тебе завидовал в том момент! Ты отбросил мочалку и намыливал ткань рукой. Откровенно щупал торчавший вбок член парня, нашаривал у него между ног в поиске яиц, потом развернул спиной и изучил пальцами ягодицы – они у таджика были дай боже! Ты с явным сожалением оторвался от задницы Анзура, снова взял мочалку и покрыл мыльной пеной его ноги. Сгорая от желания, я полил из душа таджика, а заодно и тебя. После чего ты расстегнул ему ширинку и спустил с него джинсы вместе с трусами. Он проделал то же самое с тобой. Вы стали мыть друг друга между ног. Тщательно намыливали разбухшие члены и анусы. Уже было неясно, что вы делаете: то ли моетесь, то ли мастурбируете друг друга и трахаете пальцем в зад. Я больше не мог терпеть: бросил душ в ванну, присел в одежде на бордюр и стал по очереди брать у вас в рот. Как в порнофильмах… Вы оба спустили мне на лицо, причем одновременно, и вылезли из ванны. Вы пошли в комнату вытираться и искать одежду для Анзура, а я остался мыться и нечаянно кончил, едва прикоснувшись к себе… Shit happens, как говорят американцы…
Влад залпом допил коньяк и встал.
– Вспомни, Лёва, ты несколько раз надевал эти джинсы. Вообще я терпеть не могу давать другим свою одежду, но для тебя сделал исключение. Ты ведь исключительный человек в моей жизни. И потом, джинсы на тебе так классно сидели. Природа тебе дала абсолютно божественную задницу, да ты и сам это знаешь. Такую задницу нужно возносить на пьедестал и трахать днем и ночью, ночью и днем. Жаль, что ты так ни разу мне ее и не подставил… Стойкий актив, что тут поделаешь…
Влад грустно вздохнул и повернулся к зрителю спиной. Он засунул руки в задние карманы – теперь уже шортов – и сделал несколько ритмичных движений бедрами. Пританцовывая, он достал из одного кармана лист бумаги, вырванный из записной книжки. Снова повернувшись лицом к человеку на диване, Влад удивленно прочел то, что было написано в записке, и, озадаченный, сел на стул.
– Однажды, пока тебя не было дома, я устроил большую стирку. Полчаса ходил по квартире и собирал одежду: ты, как обычно, раскидал ее по всем комнатам. Я подобрал с пола эти джинсы и проверил, нет ли в карманах денег. Денег там не оказалось, зато в заднем кармане я обнаружил вот эту записку: «Егорка, 26. Мамба. Телефон такой-то». Я спрятал записку и ничего не сказал, когда ты вернулся домой. Дождавшись, пока ты пойдешь в душ, я впервые в жизни залез в твой смартфон и пролистал контакты. Признаться, я сильно удивился, насчитав не меньше полусотни телефонов парней, у которых рядом с именем стоял возраст и название сайта знакомств. Я вообще не знал, что ты был зарегистрирован в «Мамбе». Я набрал с твоего смартфона номер этого Егорки и услышал в трубке радостный возглас: «Здорово, Жесик! Как дела, чувак?» Я тут же отключился и подумал, как мало знаю тебя, Лёва-Жесик…
Влад снова налил себе «Хеннесси», сделал несколько глотков и поставил бокал на пол, рядом со стулом. Он нервными движениями разорвал спереди и сзади остатки ткани на шортах. Теперь они болтались на нем наподобие юбки дикаря, держась на бедрах лишь благодаря застегнутой пуговице. Он расстегнул ее, и бывшие джинсы упали на пол. Широко расставив ноги, Влад стоял посреди комнаты в трусах. На белой ткани красовались коньячные пятна и влажная туманность от смазки, что выступила на головке его возбужденного члена. В упор глядя на «собеседника», Влад сунул обе руки под резинку трусов и стал медленно поглаживать себе промежность.
– На следующий день я позвонил Егорке, соврал, что это ты мне дал его телефон, и предложил познакомиться. Мы встретились в обеденный перерыв в кафе. После общих фраз я перевел разговор на тебя – в смысле, на «Жесика». Как бы между прочим спросил, не состоит ли Егорка с ним в близких отношениях. Тот расхохотался мне в лицо. «Да ты что! – говорит. – Кто с этой шлюхой будет иметь близкие отношения? Он же со всем городом переспал, каждый божий день на вокзале снимается! За сто рублей в туалете любому солдату жопу подставит!» Я был шокирован до предела. В полной растерянности сказал Егорке, что всегда считал тебя неисправимым активом. Тот лишь ухмыльнулся, вытащил айфон и показал мне одно интересное видео. Думаю, его снимали скрытой камерой, потому что ты, мой царь зверей, не позволил бы сделать на себя такой компромат. У меня по сей день подскакивает, когда я вспоминаю этот сюжетик…
Влад приспустил трусы и вытащил сочащийся член. Левой рукой он оттянул вниз яйца, а правой стал мощными движениями массировать ствол. Он делал это, прикрыв глаза и сладострастно облизывая губы. Когда Влад снова заговорил, стало заметно, что у него участилось дыхание.
– Ты стоял раком на кровати в какой-то убогой комнате. Было видно, что тебя привязали за руки к железным бокам койки. Ты был в футболке, но без трусов, и член твой, как всегда, находился в боевой готовности. Откуда-то со стороны послышался голос с акцентом: «Ну что, Жесик-пёсик, готов принять кавказский ***?» А потом в кадре появился обладатель голоса – накачанный мужик с лысой головой и волосатой грудью. Когда я увидел его орудие, я испугался, что он тебя на фиг порвет: «кавказский хуй» был сантиметра двадцать три, не меньше, а о толщине я вообще молчу. К моему удивлению, ты очень легко принял в себя этого монстра, мой стойкий актив, и только успевал махать жопой. А как ты стонал, боже, как стонал – я никогда не слышал от тебя таких криков. Как настоящая портовая шлюха! Когда же ты кончил – без рук, с этим огромным хреном в заднице, я не смог удержаться и тоже спустил в трусы, прямо там, за столом в кафе…
Влад вдруг замолчал на полуслове, весь напрягся и подался вперед. Он широко открыл рот, и три протяжных крика вылетели из его горла одновременно с тремя струями белой жидкости, что ударила из центра мужского органа…

***
– Да, бля, это было что-то, – деловито сказал Влад, приходя в себя после оргазма и вытирая руками остатки спермы.
Он натянул трусы и с довольным видом потянулся. Потом подошел к компьютеру и выключил камеру. Ну вот, очередной ролик готов, завтра надо будет его отредактировать и выложить в Xtube. Фильмы Влада на гей-канале пользовались неизменным успехом – скоро число его подписчиков достигнет пятидесяти тысяч. Совсем неплохо для начинающего порнографа.
Влад включил в комнате свет и снова подошел к дивану.
– Молодец, Лёва, хорошо поработал, – сказал он с ухмылкой и подхватил резинового парня на руки. – А теперь в коробку – и спать. Не хватало только, чтобы тебя мама завтра утром здесь обнаружила. Она придет уставшая после ночной смены, ей таких сюрпризов не надо.
Влад зевнул. Он сейчас тоже примет душ – и в постель. Завтра будет ответственное совещание, и он, грозный Владислав Сергеевич, должен быть во всеоружии, чтобы в случае чего выдать подчиненным профилактических ****юлей. Но это завтра, а сегодня он имеет полное право расслабиться и, черт побери, кончить еще разок. В постели, под теплым одеялом. Чисто для себя.

 
      
          
               


         
      


Рецензии