Кто суккуба? Я суккуба?!

Попаданка в академии нелюдей.
Быть попаданкой в магическом мире очень опасно, как чуждый элемент ты можешь случайно учинить светопреставление. Если не хочешь ощущать себя бомбой замедленного действия, придется стать одной из нелюдей - секс-бомбой суккубой. Вот уж тогда мужчины всех видов охотно помогут накопить запас магии для возвращения в родной мир. Вот только сомнительно, что ее занесло сюда случайно. Тем более клиенты новоявленной суккубы один за другим принялись исчезать при весьма подозрительных обстоятельствах.

ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ
Полностью роман есть на сайте "Призрачные миры" - https://feisovet.ru/магазин/Тень-радуги-Антонина-Клименкова

__________

Глава 1

В аудиторию вошла большая кошка темно-песочного окраса. Задней лапой она небрежно пнула за собой дверь, чтобы та закрылась с негромким щелчком. На этот звук все студенты повернули головы, если оные у них имелись, обратили глаза на палочках, если оные вращались, некоторые особо аморфные существа просто поменяли местами лица и затылки. Шум плавно стих. Кошка под пристальным вниманием студентов прошла к месту преподавателя. Нестройный хор разнообразных голосов протянул:

— Здрасьте, мисс Пума!

— Доброе утро всем, — без воодушевления отозвалась кошка. Для тех студентов, кто не воспринимал звуковые сигналы, она продублировала приветствие отчетливой мыслеформой.

Радоваться мисс Пуме было нечему: не выспалась, дела не ладились, с кухонным призраком поругалась, молоко на завтрак упустила на плиту, опоздала на занятие. Да еще заменять приходится специалиста по чернокнижию, который не вовремя удрал в отпуск, а оплатят ли ей эти вычеркнутые из жизни часы, еще неизвестно. Кто ж надоумил директрису, будто некромантка обязана справиться с чернокнижием? Это ведь совершенно разные предметы! Пусть местами взаимопроникающие, но всё-таки!

Пума тряхнула пушистыми ушами, не в силах скрыть легкого раздражения. Студенты, заметив выразительное движение, притихли тщательнее, даже шуршать перестали и кашлять — нарочно сердить ту, кто работает в морге и живет рядом с кладбищем, смельчаков не было.

— Сегодня мы будем разбирать тему «Призыв демона» на примере инфернальных сущностей третьего ранга разумного уровня, — провозгласила Пума скучным тоном, — на суккубах. И не надо хмыкать и лыбиться, я для вас никого вызывать не стану, просто покажу, как это надо делать правильно. Потом сами вместо домашнего задания попробуете, уж я вас знаю.

Она не стала запрыгивать на стул, чтобы диктовать нудную лекцию, а сразу перешла к наглядной демонстрации. Сев по-кошачьи прямо на пол перед преподавательским столом и подвернув длинный хвост, Пума сняла специальные кожаные варежки, позволяющие ее полурукам-полулапам оставаться чистыми при ходьбе на четырех конечностях. Кстати, варежки были из особой «темной» модной коллекции — с фигурными кнопками-черепами на ремешках, застегивавшихся на запястьях, с тиснением в форме пентакля на тыльной стороне ладони. Из сумки, что висела у нее на шее, кошка достала мешочек с разноцветными кристаллами.

— Итак, все помнят, что перед занятием магией всегда проверяем, заряжены ли камни? — кажется, в тысячный раз за семестр задала вопрос Пума. Ответа привычно не ждала, монотонно продолжила: — Можете не хихикать, эти кристаллы я проверила еще дома, они пусты. Потому не ждите, что я вам сейчас впрямь кого-то призову. Значит вот, мы расставляем эти камни так, строго по концам пятилучевой звезды, в народе известной как пентаграмма. Затем читаем формулу призыва. Здесь важно задать либо имя призываемой сущности, либо как следует сосредоточиться на координатах, где предположительно искомая сущность должна находиться в данный момент. Ни имя, ни места я не знаю и знать не хочу, поэтому в нашем случае в формулу ничего не подставляем. Что вы притихли? Я читать заклятье не собираюсь. Дружно открываем учебник с черной-пречерной обложкой, ищем сорок третий параграф пятой главы и зачитываем... Все читаем про себя, а один вслух. Кто же это будет? Хм... Флавиан!

— Да, мисс Пума! — отозвался красавчик человеческого типа, сидевший в самом дальнем ряду у прохода.

Кошка-некромантка лизнула тыльную сторону лапки и скучающе пригладила пушистые усы на мордочке. Велела:

— Раз ты у нас инкуб, ты и зачитаешь нам формулу призыва суккубы. С выражением, пожалуйста.

— Да, мисс Пума, — покорно отозвался студент.

Под взглядами всей аудитории он взял в руки учебник и начал творить заклинание, оставляя паузы вместо имени призываемого демона.

И то ли инкуб Флавиан сам думал что-то не то, пока читал, то ли жаждущие увидеть суккубу студенты в аудитории невольно своим дружным страстным желанием умудрились-таки каким-то чудом зарядить кристаллы, но факт остается фактом: едва завершилась формула призыва, от напускной невозмутимости некромантки не осталось и следа. Хвост трубой, шерсть торчком, когти выпущены, в глазах непонимание и ужас — шипящий вопль:

— Какого дьявола?! Почему сработало?!

Пентаграмма на полу засветилась призрачным сиянием, линии сопутствующих магических знаков ожили и задвигались, превращаясь в другие по мере действия призыва. Яркая вспышка — это в центре с треском грозовой молнии разорвалось пространство между мирами. Когда же студенты и кошка-препод перестали жмуриться, то призыв уже был завершен и необратим.

В середине пятиконечной потухшей звезды, прожегшей паркетные половицы, сидела на корточках перепуганная взъерошенная человеческая девушка. Полненькая, невысокая, одетая в пижамный комплект из маечки на бретельках и коротких шортиков. На руках у нее пушился и таращил глаза не менее перепуганный внезапным перемещением упитанный кот полосатой «дворовой» масти средней мохнатости.

— П-персик, мы это где? — вымолвила девушка.

— Мать вашу за хвост, попаданка? — в шоке мяукнула преподавательница некромантии и по совместительству чернокнижия. — Флавиан, ты что натворил?!

— Это не я, мисс Пума! — инкуб округлил глаза не хуже кошачьих.

— Суккуба какая-то странная, — не теряли времени, сразу стали прицениваться студенты. — Но зато аппетитная, в теле!

Девушка обвела безумным взглядом зашумевшую аудиторию со всем разнообразием студентов человекоподобных и чудищеобразных видов и разновидностей. Все эти существа и сущности пялились на нее множеством парных и непарных глаз, шевелили в возбуждении и любопытстве руками, щупальцами, конечностями, хвостами.

— Я в ад провалилась? — сделала вывод попаданка. — Мамочки, за что?..

Тихонько ахнула и повалилась без чувств. Благо виноватый Флавиан как раз успел вскочить со своего места и вовремя подбежал, чтобы поддержать «родственницу». Кот моментально признал в нем защитника: неожиданно шустро для своей круглой комплекции забрался ему на плечи, для равновесия вцепился когтями, проколов не только одежду, но и кожу, вздыбился заново — и страшно зашипел в сторону страхолюдных студентов.

— Ох, мамочки, за что мне такое наказание? — посетовала некромантка. Нервно пригладила лапой шерсть на мордочке, снова надела варежки. И кивнула инкубу: — Потащили ее в лазарет, что ли? И пусть кто-нибудь сообщит директору, что у нас чрезвычайное происшествие! Нужно срочно усиливать щиты от разрывов пространственного континуума, сейчас ведь начнет из-за нее всё трещать по швам.

Несмотря на достаточно стройное телосложение, инкуб легко поднял на руки бесчувственную попаданку и вместе с котом на плечах двинулся следом за преподавательницей.



___________



— Простите, это всё моя вина! Я так хотел, чтобы в академии появилась суккуба, что невольно спроецировал эту мысль во время чтения заклятья вызова. Прошу вас, не ругайте мисс Пуму, виноват только я! Если сочтете нужным, я согласен на отчисление!

Первым, что она услышала, когда темнота обморока рассеялась, был взволнованный голос инкуба. Ему отвечал приглушенный женский голос:

— Ну уж, Флаффи, я надеюсь, до такой крайности дело не дойдет. Ты нам здесь нужен.

— Но может и дойти, — понизил голос Флавиан. — Я вам уже не раз говорил, что не возьму на себя обязанности суккубы, я не готов к подобному совмещению.

— Совмещение обязанностей вообще штука скверная, — поддакнула мисс Пума.

— Нам нужна суккуба на постоянной основе! — продолжал парень. — Если не верите моим словам, проверьте статистику: человекоподобные девушки, с которыми я работаю, в среднем получают оценки на тридцать баллов выше, чем остальные учащиеся. И они никогда не устроят взрыв в спортзале или лаборатории! В отличие от студентов мужского пола, среди которых уже отмечен высокий процент неустойчивых всплесков энергии. А что будет с ними накануне тестов? Или экзаменов? Вы об этом подумали, директор?

— Академию разнесут по камушку, самцы необъезженные, — поддакнула кошка-некромантка.

— Флаффи, успокойся. Никто тебя ни к чему не принуждает. Хотя, физически тебе ничего не мешает поработать и за суккубу, за должное вознаграждение, разумеется. Тем более мы проводили анонимный тайный опрос среди студентов и выяснили, что ты нравишься не только человекоподобным девушкам.

Инкуб поперхнулся возмущением, перешел на еще более тихий шепот:

— Физически, может, и способен, но не психологически!

— Тише, Флавиан. Мы ведь даже еще не уверены, что эта девушка действительно пригодна для того, чтобы стать суккубой. Пока что она всего лишь попаданка — объект нестабильный, крайне опасный, негативно влияющий на устойчивость канвы материального и метафизического пространства. Не стоит на нее давить, у нее и так стрессовое состояние.

Инкуб замолчал, признавая этот довод, как основную проблему.

Попаданка приоткрыла глаза, подсмотрела сквозь ресницы: да, действительно, она не у себя дома. Ей это всё-таки не приснилось. Какой кошмар!.. Нет, теперь вокруг нее не наблюдалось страшных чудищ, как в том зале со множеством столов и школьной доской на стене… Постойте, неужели там был всего лишь класс? И все эти чудища сидели чинно за партами? Правда, что ли?!

— Где Персик?! — с воплем села в кровати девушка. Обратила на окруживших ее существ умоляющий взгляд, мигом брызнули слезы для убедительности: — Где мой маленький котик? Он ведь был со мной! Мы вместе!.. Я не прощу себе, если с ним что-нибудь!..

— Успокойся, пожалуйста! — мягко промурчала мисс Пума. Погладила широкой полулапкой-полурукой девушку по голове, как маленького ребенка, видимо, чтобы успокоилась скорее. На удивление помогло, попаданка прекратила истерику, стала дышать глубже и смотреть осмысленнее. — С твоим котиком всё в порядке, он сейчас с нашей медсестричкой, они скоро здесь появятся.

— С медсестрой? — растерянно повторила девушка. — С ним что-то случилось?

— С ним всё в порядке, просто проведем небольшие безболезненные тесты, которые покажут, как он перенес межпространственное перемещение.

— У него слабое здоровье, ему противопоказан стресс, — поведала попаданка. — Мой маленький пушистик… Он у меня такой понимающий, вы не представляете! Когда я его подобрала на улице, совсем крошечного, он пил молочко из пипетки! Полгода я его прятала от хозяйки съемной квартиры. Но однажды он не захотел сидеть в шкафу тихонько, она его услышала, но к счастью прониклась и разрешила оставить — с условием, что я его отнесу на кастрацию, если он будет себя плохо вести. Но Персик у меня такой умница! Вы не представляете, он всё понял с полуслова! Мне было бы ужасно жалко его пушистые шарики, они такие забавные!.. Ой, простите, что я такое говорю… — спохватилась девушка, прикрыла себе рот ладошкой. Но тут же продолжила трещать дальше: — А Персиком я его назвала не потому, что он рыжий. Он ведь совсем не рыжий, а просто коричневый полосатый. И не персидской породы. Но, знаете, он обожает кушать свежие персики! Какие-то кошки едят огурцы, какие-то предпочитают мандарины, а вот мой ценит персики. Я специально стараюсь на работе, чтобы получить премию и его побаловать, ведь коты разборчивы, абы какие фрукты не станут есть, только дорогие!

— Да-да, я знаю, мы, кошачьи, очень привередливы в еде, — поддакнула мисс Пума, добродушно жмурясь и топорща усы.

Попаданка наконец-то замолчала. И обратила внимание на людей (и не совсем людей), что стояли по другую сторону от ее больничной койки.

Кстати, обстановка в комнате, вернее сказать в палате, всем своим видом подтверждала, что здесь действительно лечебное учреждение. Стерильная чистота, царящая вокруг, была невидима, но физически ощутима. Возле кровати на тумбочке стояли какие-то приборы, с проводками, трубками или без оных, при взгляде на которые на ум приходили слова «алхимия», «медицина» и «стимпанк». Рядом с таинственными приборами лежали вполне похожие на обычные земные: градусник, аппарат для измерения давления, пузырек с разноцветными пилюлями.

Мисс Пума сидела возле кровати на табурете, запрыгнув на него, как обычная (пусть и большая) кошка и обернув длинный хвост вокруг лап. С другой же стороны от постели маялся инкуб Флавиан, переминаясь с ноги на ногу — и посекундно косясь на свою собеседницу. По-видимому, именно с этой дамой красавчик горячо объяснялся в момент, когда попаданка пришла в себя.

Девушка внимательно посмотрела на даму. Не поверила своим глазам. Перевела взгляд на улыбающуюся леди-кошку. Взвесила в уме, что, если в этом мире можно беседовать с кошками, то почему бы и русалкам не разгуливать по суше, запаянным в гигантский мыльный пузырь? И она еще раз пристально, но быстро, чтобы не показаться невоспитанной, взглянула на русалку.

Да, до пояса обычная дама, в традиционных для учительниц строгих очках, с волосами, убранными в «фигу» на макушке, в светлой блузке с мелкими оборочками. Ниже пояса из-под узкой юбки с глубоким разрезом виднелся рыбий хвост. По всей видимости, передвигаться на суше с плавником вместо ступней было неудобно, поэтому вся русалка была «запаяна» в эдакий большой прозрачный мячик, наполненный водой. В воде играли мелкие пузырьки, струйки шли от небольшого аппарата, прикрепленного к стенке пузыря. Скорей всего это был портативный очиститель воды, ведь, наверное, невозможно с утра до ночи, весь рабочий день плавать в одной и той же емкости, не сменяя жидкость. Попаданка с трудом заставила себя перестать думать о том, как же русалка справляется с естественными потребностями организма и при этом наверняка в перерывах между будними делами пьет кофе там же, в пузыре? Наверное, пузырь всё-таки раскрывается благодаря какой-то потайной застежке, эдакой молнии-невидимке.

— Позвольте представиться, — спохватился инкуб, отвесил попаданке легкий галантный поклон, — меня зовут Флавиан, для друзей Флаф. Это, — он повел рукой на кивнувшую кошку, — мисс Пума, она некромант и смотрительница морга. О, не волнуйтесь, смертность в Академии равно нулю, поэтому мисс Пума обычно занята только учебным процессом, преподает также чернокнижие.

— Чернокнижие только по совместительству! На практическом занятии по оному мы вас и выдернули из вашего пространства-времени, — пояснила Пума. — Случайно получилось, приношу извинения.

Попаданка машинально кивнула в ответ.

— Это директор нашей Академии, мисс Сирена Ску-Брия, она преподает магию огненной стихии и обществоведение для негуманоидов.

Попаданка удивилась, почему русалка специализируется на огне, но постаралась этого слишком явно не показать. В свою очередь представилась:

— Клавдия. Можно Клава. Работаю кассиром в супермаркете. Скажите, пожалуйста, а почему я понимаю всё, что вы мне говорите? — осторожно уточнила она. Пояснила: — Я слышу, что вы все говорите на разных языках, но почему-то в голове у меня словно кто-то читает субтитры к вашей речи, и мне становится понятно каждое слово.

— Это магия! — развела лапами мисс Пума. — Причем древняя и неподражаемая. Сам Основатель придумал и наложил сие заклятье на Академию и всех, кто в ней находится. К нам ведь приезжают учиться самые разные существа со всех известных вселенных и миров. Тратить время на изучение языков слишком расточительно, и не все достаточно одарены в этой области, поэтому Основатель и придумал такие удобные и практичные чары.

— Это да, удобненько, — ошеломленно пробормотала Клава.

— А вот и мы! — В палату вошла медсестра в кокетливом розовом халатике, на руках у нее восседал Персик.

Увидев хозяйку, кот мигом сбросил пухломордую вальяжность, заорал, оглушив всех:

— Мамуленька!!! Я так за тебя волновался!!!

— Персик, маленький мой! — протянула к нему руки попаданка.

«Малыш» вывернулся из объятий медсестры, толстой пушистой пулей прыгнул в кровать к хозяйке. И только после взаимных поцелуев и нежностей, Клава сообразила изумиться:

— Ты стал говорящим?!

— Это всё чары Академии. Ты просто поняла, о чем он мяукает, — пояснила мисс Пума, с интересом следившая за хвостатым меньшим собратом, не стеснявшимся проявлять эмоции и любовь к своей «мамуленьке».

— Не только магия понимания речи сработала на этом пушистике, — важно подняла вверх пальчик медсестра. — Общее поле Академии привело к глубинным внутренним изменениям в его разуме и теле.

— Что это значит? — обмерла от испуга Клавдия, прижала к себе пискнувшего кота.

— Ваш любимец очень способный мальчик. Уже сейчас тесты показали высокий уровень интеллекта, и ум его будет развиваться с возрастающей скоростью. Возможно, ваш кот в скором времени станет похож на мисс Пуму. Или вовсе превратится в оборотня с двумя ипостасями. Сейчас пока еще нельзя сделать прогноз с полной уверенностью, должно пройти некоторое время, необходимое на адаптацию.

Клава обхватила ладонями пухлощекую морду и посмотрела в глаза Персику, пытаясь понять, что же им грозит в скором будущем.

— Что касается вас, моя дорогая, — продолжала медсестра, — тесты подтвердили — из вас получится прекрасная суккуба!

Клавдия заморгала, переваривая обилие информации.

— Простите, а как скоро я смогу вернуться домой?

— Боюсь, очень нескоро, — покачала головой русалка-директриса.

— Как это? — округлила глаза попаданка.

И тут все наперебой радостно взялись ее утешать: мол, перенести ее домой просто так, щелкнув пальцами, не выйдет. Она уже своим проявлением проделала серьезную брешь в границах между мирами. Если сейчас, в своем нестабильном состоянии попаданки, она попытается вернуться обратно — ничего не выйдет. Ничего хорошего не получится! Во-первых, домой не попадет. Во-вторых, провалится черте куда, и очень сомнительно, что там, в этом черте где, ей будет так же комфортно, как здесь, в Академии.

— Провалившись сквозь границы пространства, вы можете случайно угодить в такие миры, где не будет даже кислорода для дыхания, — привела пример медсестра.

Но и здесь оставаться и бездействовать было бы крайне опасно. Клавдию, как чужеродный объект, данный мир стремится исторгнуть из своих координат. Проще говоря — выкинуть куда-нибудь еще при любом удобном случае. Прямо сейчас директриса подпитывает чары, стабилизирующие ее положение, не позволяющие провалиться сквозь пространство, как Алисе через кроличью нору.

Выход из мягко сказать затруднительного положения только один — стать похожей на здешних жителей. Как Персик, следуя исконному кошачьему умению приспосабливаться к любым обстоятельствам, сразу начал перестраиваться, чтобы благополучно вписаться в картину данного мироздания, так и его хозяйке придется изменить себя. В измененном состоянии она получит возможность накопить достаточно силы, чтобы обучиться магии вообще или одному конкретному заклинанию перемещения — и сама легко отправит себя и своего кота назад домой.

— Я помогу вам во всём, Клава! — в порыве воодушевления взял ее руки в свои инкуб, встав перед кроватью на колени. — По первому времени, разумеется, вам будет трудно привыкнуть к новой сущности. Но дальше вы поймете, как вам повезло! Суккубы очень редки в нашем мире, их труд высоко ценится, у них не бывает недостатка в подпитке магической энергией. В вашем превращении плюсов будет несравненно больше, чем минусов, поверьте мне!

Клавдия опасливо улыбнулась красавчику и аккуратно высвободила свои руки. На лице ее ясно отразилось сомнение. Она читала достаточно фэнтезийных книжек, чтобы понимать: на суккубу она со своими внешними данными никак не тянет. Красавчик инкуб, видимо, в полном отчаянии перед угрозой насильственной смены ориентации, раз искренне верит в произнесенную перед ней речь.

— Не волнуйтесь, по мере обретения новой сущности ваше тело также начнет соответственно изменяться, — угадала ее мысли медсестра.

— А нельзя выбрать что-то другое? Не суккубу? — робко попросила Клава.

На это ей дружно заверили, что, конечно, можно. Но сложно. И болезненно. Если к роли суккубы она предрасположена сама по себе, раз откликнулась на заклинание призыва, то под любую другую ипостась ей придется перестраиваться куда дольше и проблематичнее.

— Я поняла, — вынужденно кивнула Клава, чтобы от нее только отстали наконец-то. — Могу я немного подумать?

— Да-да, разумеется, — развела руками в своем пузыре русалка, откатилась от постели на пару шагов. — Только недолго. До завтрашнего обеда крайний срок, дольше тянуть будет вредно в первую очередь для тебя же.

— Х-хорошо, — шмыгнула носом Клавдия.

Перед глазами всё как-то странно замерцало, еще не хватало расплакаться от переизбытка впечатлений под их внимательными взглядами. Она порывисто подвинулась к краю постели, откинула одеяло. Оказалось, она до сих пор одета в свою домашнюю пижаму, как стыдно-то! Вот же «повезло» — перенеслась в иной мир прямо из собственной кровати, где перед сном играла с Персиком... Она пробормотала, что ей нужно в уборную. Медсестра вызвалась проводить. Клава спустила ноги, почуяла ступнями пушистый ковер на полу...

— Сирена, держи ее крепче!!!

Всё вокруг закружилось. Пол под ногами стал не просто мягким из-за коврового ворса, но каким-то жидким, он податливо прогнулся под нею, расступился воронкой, кажется, чавкнул... Клавдия глянула вниз, и волосы встали дыбом. Окружающее вылиняло в прозрачность, как напечатанная на пленке картинка. Сквозь эту реальность просвечивала совсем иная: извергающиеся огнем вулканы, клокочущая лава, купающиеся в этой лаве черные скелетообразные существа, покрытые шипами и зубьями где только можно и где, казалось бы, нельзя. Заметив Клаву, смотрящую на них, безглазые глазницы шипастых черепов обратились в ее сторону, к ней потянулись когтистые лапы и руки, клешни, чтобы схватить и сдернуть вниз, к ним, в кромешный черно-лавовый раскаленный ад...

И ее резко дернуло, правда, к счастью, не вниз, а вверх. Клава судорожно выдохнула. И осознала себя в крепких, надежных объятиях Флавиана. Инкуб шептал ей на ухо:

— Всё хорошо. Ты здесь, с нами, ты в безопасности.

— Мамуленька?! — вопил перепуганный Персик, нервно топчась на тонком одеяле на больничной койке и не решаясь подойти ближе. — Мамуленька, не уходи! Не бросай меня! Мне страшно!

Флавиан подвел ее назад к постели и бережно усадил, подложил под спину подушки. Персик сразу же залез к ней на колени, встал лапками на грудь, заглянул в лицо, точно хотел удостовериться, что ее не успели подменить на кого-то чужого. Признав, тщательно обтерся мордочкой о щеки и подбородок, лизнул в нос.

Русалка в пузыре провела ладонью по побледневшему лицу:

— Чуть-чуть успели. Уф, как же это сложно всё-таки — бороться с самим пространством!

— Вот почему мы опасаемся попаданок, — извиняющимся тоном пояснила Пума для Клавы. — Вы непредсказуемые во всех отношениях особы.

Клавдия не сразу заметила, что продолжает крепко держать за руку стоящего рядом Флавиана. На ее ошарашенный взгляд он мягко улыбнулся и просто пожал ее вспотевшую ладонь, чтобы не смущалась. Вырываться она пока остереглась, можно было и одной рукой гладить кота, тяжело разлегшегося на коленях.

— Скажите, Клава, у вас дома остался кто-нибудь, кто будет беспокоиться о вашем исчезновении? — вспомнил о немаловажном аспекте Флавиан. — Родители? Супруг? Дети?

— Я не замужем, — отчего-то густо покраснела Клава. — Живу отдельно от родителей, у них своих забот хватает. Если только через пару недель вспомнят, позвонят. На работе, правда, засчитают прогулом. За квартиру я платила недавно... Борис! Дома остался только он.

— Кто это? Еще один кот? Собака?

— Рыбка в аквариуме? — подсказала и русалка.

Клава помотала головой:

— Кактус. Он мне достался по наследству от предыдущих квартирантов, но я его очень люблю!

— Что ж, растение мы вам доставим, — вздохнула с облегчением Сирена. — Разумеется, потребуется одежда и прочие личные вещи. Что-то еще вы хотели бы получить из дома? Мне не составит большого труда открыть портал прямо к вам в квартиру и забрать всё необходимое, если это не разумное существо.

Клава не стала высказывать вслух сомнение, что кактус вполне может оказаться разумным существом, не зря же она имела привычку подолгу с ним разговаривать, и он в ответ очень понимающе молчал.

— Одежду можно и здесь подобрать, — предложил Флавиан. — Чтобы не затрачивать лишнюю энергию.

— Я согласна, — пожала плечами Клава, относившаяся к своему гардеробу без фанатизма, ибо никогда не была модницей. — Вот если только ноут получится забрать...

— Ноут? — выгнула бровь Сирена.

— Это техническое устройство, вычислительная машина, работающая на электрических токах, — пояснил инкуб. — Я немного изучал современность вашего мира, мисс Клава.

— О, отличная идея! — загорелась русалка. — Я давно собиралась наладить прямую связь между нашей Сетью и человеческим Интернетом. Теперь, с настоящим пользователем из людского мира, у нас это наверняка получится быстрее и надежнее. Сегодня же извещу наших техников.

— Но я совершенно не разбираюсь в том, как это всё устроено! — слабо возразила Клава. — Я не специалист!

— Ничего страшного, в вашей голове хранится множество ценной информации, о которой вы и не подозреваете, — пожала плечами директриса. — Вот увидите, у нас с вами всё получится!

Загоревшись идеей, русалка выкатилась в своем пузыре из палаты, на прощание помахав всем рукой. В дверях обернулась, успокоила напрягшуюся попаданку:

— За стабильностью вашей привязки к нашему миру я буду следить на расстоянии, ни о чем не беспокойтесь.

— Значит, кот, компьютер и кактус? — негромко произнес инкуб. — Вы уверены, что не хотите остаться у нас навсегда?

Клава промолчала. Как будто в этом мире жизнь у нее сложится сказочным образом! Очень сомнительно. Тем более делаться суккубой в магической Академии, полной нелюдей... Бррр!..




Глава 2

Медсестричка проверила ей пульс, измерила давление, зачем-то попросила показать язык. И весело объявила:

— Вы совершенно здоровы, я вас больше не держу! Можете проваливать из лазарета.

Клавдия округлила глаза — и медсестра, воспользовавшись возможностью, оттянула ей нижние веки и убедилась, что там тоже всё в порядке. Клава надула губы: как же так? Недавно упала в обморок, только что едва не сверзлась в какой-то непостижимый ад — и выгоняют? Тем более в пижаме — куда она пойдет? Она скосила глаза на некромантку, прячущую волнение за тщательным вылизыванием коготков. Похоже, просить одолжить одежду у мисс Пумы было так же разумно, как у русалки искать запасные туфли.

— Я дам вам халат и резиновые тапочки для бассейна, — прочла ее мысли по выражению вытянувшегося лица медсестра. Хихикнула: — Нет, я серьезно, вам здесь оставаться не надо, я больше ничем помочь не могу в вашей ситуации. К тому же лекции скоро закончатся, и сюда прибегут парни со всех факультетов, чтобы лишить меня запасов зеленки и заодно поглазеть на суккубу.

Клава сообразила: медсестра на самом деле назвала другое лекарство, а ее собственный мозг перевел его как зеленку, чтобы было понятнее.

— Пумочка, не отведешь Клаву домой? — обернулась медсестра к некромантке.

— К кому домой? — клацнула зубами кошка. — Ко мне?

— Ага. Разве ты не слышала распоряжение Сирены? Раз уж ты напортачила, то и присматривать за попаданкой тебе. Тем более ты у нас отшельница, живешь при кладбище, а в нештатных ситуациях стертое с лица земли кладбище будет не так сильно жалко, как взорванный жилой квартал.

— Ну, в общем, я не против соседки, — протянула Пума. И неожиданно затараторила: — Но в данный момент мне совершенно некогда, я обязана написать объяснительную!

Она спрыгнула с табурета и стрелой сиганула вон из палаты.

Медсестра перевела выразительный взгляд на инкуба.

— Ладно, всё равно сегодня я прогулял все пары, — вздохнул Флавиан.

Спустя несколько минут, облаченная в короткий розовый халатик, который был маловат в груди и не сходился на пузе, и в кокетливых пляжных шлёпанцах на босу ногу, Клавдия покинула лазарет, опасливо поглядывая по сторонам. Инкуб, с Персиком на руках, ее заверил:

— Занятия еще не окончились, мы никого не встретим.

Клава поджала губы: «Не волнуйся! Не переживай! Не бойся! Не беспокойся!» — эти слова определенно стали девизом ее дня.

На прощанье медсестра сказала еще кое-что:

— Осмотритесь в Академии, прогуляйтесь по городу. Чем больше эмоций и впечатлений вы здесь получите, тем легче вас будет привязать к нашему измерению.

Что ж, погулять по галереям и залам Академии Клава не откажется — когда будет одета соответствующе. А то как-то неловко — идешь следом за тонко улыбающимся инкубом, пялишься с открытым ртом на витражные окна, на высоченные сводчатые потолки с арками и разными готическими финтифлюшками, набираешься впечатлений. И вдруг врезаешься в выскочившего из неприметной двери эльфа под два метра ростом. Красавец-незнакомец! В очках, с туго заплетенной косой золотых волос, весь каноничный и в то же время неожиданно деловой-интеллигентный. Под строгим взглядом у Клавы аж извинения в горле запершили. И с одной стороны вроде хорошо, что на нее поглядели, как на мебель, поставленную не к месту. А с другой всё равно обидно: наконец-то сбылась мечта детства — эльфа увидала собственными глазами, и вот так опозорилась.

— Попаданка? — сочувствующе кивнул эльф инкубу, проигнорировав возможную разумность и отсутствие глухоты у самой «мебели».

Флавиан виновато кивнул в ответ, молча принимая соболезнования. Эльф похлопал его по плечу и убежал дальше по своим делам.

— Обо мне уже вся Академия знает? — прошипела Клава.

— Пока еще не вся, — невозмутимо отозвался Флавиан, переместив кота с одной руки на другую, устал с непривычки. — Но вот закончатся занятия, и тебя наверняка покажут в новостях. Городок у нас тихий, поэтому твое появление произведет фурор.

— Прямо вот так и покажут? Какой позор... — обмерла Клава.

Похлопала глазами — и поняла, что вины ее в этом «фуроре» нет. Ведь ее же не предупреждали заранее: мол, мы вас сейчас похитим, оденьтесь, пожалуйста, прилично! Вздохнув, она гордо задрала нос. И отобрала у хлипкого инкуба Персика, взвалила на плечо, погладила по попе, успокаивая и кота, и себя заодно.

— У вас тут даже телевидение есть, выходит? — холодно уточнила Клава.

Зашлепала шлёпками по коридору вперед Флавиана. Вот были бы на ней туфли с каблуком, звук получился бы достойный, а не какой-то «чпок-чпок». Так обидно, хоть плачь — кажется, всё в этом мире против нее!

— Не совсем телевидение, но вроде того, — смутно пояснил инкуб, торопясь за нею.

Клава стремительно вышла в огромное фойе, куда сходились все коридоры и галереи со всех крыльев непостижимого здания магической Академии. Посредине зала, просторного, как средний стадион, над лениво журчащим фонтаном висел не то настоящий хрустальный шар, не то его иллюзорная замена — в общем, стеклянно-прозрачный пузырь шириной с автобус. В момент, когда Клава нашла взглядом высоченные двери, ведущие на улицу, а инкуб вежливо кивнул, что им туда и надо, этот шар вдруг всколыхнулся неярким светом, помигал секунду рябью — и стал транслировать местные новости. Клава замедлила шаг, запрокинула голову. Стоило посмотреть на шар прямо, как в ушах возникло звуковое сопровождение, словно на голову надели невидимые и неощутимые наушники. Клава отвела глаза — и звук тотчас пропал. Что ж, удобненько.

— Не хочешь посмотреть репортаж о своем появлении? — вежливо предложил Флавиан.

— Нет, не любопытно, — отрезала Клава.

И потопала к воротам, которые назвать просто «входной дверью» язык не поворачивался: изукрашенные, массивные, чуть ли не чугунные — внушительные, аж жутко. Против справедливых опасений, створы открывались плавно и автоматически, таранить плечом эту громадину не пришлось.

— Хочешь погулять по городу или сразу домой к Пуме?

— Сразу к Пуме.

— Коротким путем или так, чтобы меньше прохожих встретить?

— Где безлюднее, пожалуйста.

В то же время Клава понимала, что спрятаться от забот в доме у некромантки не выйдет. Тем более одежду где-то всё равно придется купить, значит, нужно будет идти в магазин. Но вот на какие средства ей здесь жить? Даже если она согласиться стать суккубой и работать — кстати, а как работать? с кем? по какому графику? — всё равно некоторое время она будет вынуждена одалживать деньги в долг будущей зарплаты, или нет? Голова шла кругом от всех этих проблем. Только-только в собственном-то мире устроилась, только тихую жизнь наладила независимой самодостаточной кошатницы — нет, надо же было вляпаться в приключение на свою пятую точку! Причем умудрилась вляпаться, не выходя из дома, сидя на этой самой пятой точке.

— Посмотри, — отвлек ее от невеселых размышлений инкуб, указал на возвышающуюся над домами башню, увенчанную циферблатом часов, да не одним, а четырьмя, по разным сторонам света. — Это центр нашего Академгородка — башня Основателя. Он был отшельником, не любил, когда его беспокоили, но всё равно ради развития магических наук он позволил нескольким молодым волшебникам стать его учениками. Потом у тех колдунов появились свои ученики, у тех свои, и так далее. В итоге вокруг башни вырос целый город, а после смерти Основателя башню переделали в часовую. Глядя на нее, ты никогда не заблудишься в нашем городке.

Клава внимательно выслушала и кивнула. Даже как-то легче стало, что инкуб перестал ей «выкать». Впрочем, сразу дружить с ним она тоже не планировала. Ведь это с его легкой руки она сюда прилетела. Ему страсть как важно, чтобы она здесь осталась и приняла на себя некие обязанности, которые ему жуть как не хочется исполнять самому. (Клава догадывалась, что это за обязанности, но пока не решалась назвать их даже в мыслях). Значит, у нее нет причин доверять этому красавчику безоглядно. На вид любой прохиндей будет милым, честным и невинным, как ангел, а потом подставит так, что лучше к тем, в лаву!.. Ой, нет, вот зря Клава про них вспомнила — среди летнего дня морозным холодом обдало.

Между тем они шли дальше по улочке, и Флавиан продолжал развлекать ее разговором. Улочка была симпатичная, что и говорить: коттеджи или дома на несколько квартир, двух— или реже трехэтажные. На балкончиках и окнах — горшки и ящички с цветами. Крыши черепичные, как в иллюстрациях к сказкам. Заборчики низкие, прозрачные, за оградами — сады и палисадники, опять цветы-цветочки. Под деревьями то тут, то там скамеечки. Вообще улочка выглядела исключительно пешеходной, в воздухе даже не пахло бензином или каким-нибудь горючим. Пешком они все здесь ходят, что ли? Экологически чисто и полезно — не всё же сидеть над учебниками, надо и растрястись! Проникнувшись тишиной и летним полуденным спокойствием, Клава разрешила Персику слезть с рук и пройтись рядом по газону вдоль дорожки.

— ...Можешь мне не верить, но тебе действительно повезло! Чтобы стать суккубой, не нужно долго учиться или готовиться, тебе не понадобится наставник или тренер. Инициация проходит легко и естественно, без обрядов или жертвоприношений. В отличие от многих других форм магии, наша не изменяет человеческое тело радикально, значит, тебе не придется терпеть мучительное перерождение. Перестроение внутренних органов будет самым минимальным, ты даже не заметишь различия. К тому же у тебя никогда не возникнет проблем с подпиткой энергией, особенно здесь, в Академии, где парни просто выстроятся в очередь к тебе на прием, чтобы ты помогла им сбалансировать потоки сил и забрала излишки. Неокрепшим магам такие излишки энергии очень мешают, особенно когда перед ними ставится задача, требующая кропотливого труда, а волнение подхлестывает выплеснуть всё лишнее. Вот они и выплескивают — то залпом огня учителю в лицо, то заливают целый класс или этаж, смотря у кого какая стихия в приоритете.

Он сам понял, что сбился с мысли. Задумался, потер гладкий подбородок беспокойными пальцами, тем самым выдав себя с головой. Клава молчала, только внимательно косилась — то на инкуба, то на Персика, весело прыгающего среди газонной травки и цветочков за мимо пролетающими бабочками. Вернее, кот пытался прыгать, но при его весе выходило не слишком высоко и не особо грациозно. Но забавно.

— Ма-ам! Там стрекоза! Гляди!.. — помуркивал увлеченный любимец, выросший в четырех стенах тесной съемной квартирки.

Клава не знала, умиляться и радоваться, что очутилась в таком чудесном месте вместе со своим пушистиком, или же ей горевать, что тут слишком мило, а за идиллии всегда, во всех романах и кино с героев спрашивают дорогую цену.

— Ты не подумай, суккубы очень уважаемые специалисты в этом мире. И в смежных мирах тоже. Тем более чистокровных суккуб или инкубов осталось очень мало. Такие редкие существа обычно служат при дворах правителей, как особое украшение общества и советники по энергетической безопасности венценосных особ.

— А может быть, вас, таких редких, осталось мало потому, что никто не хочет быть суккубой? — не удержалась, съязвила Клавдия. — Если есть чистокровные демоны, значит, есть и нечистокровные? И их больше, верно? То есть при смешанных браках у детишек появляется выбор — стать по маме суккубой или же по папе, не знаю, скажем, например, дантистом. Так? И сколько же, по-твоему, сделает выбор не в пользу профессии по починке клыков? А?

Флавиан замолк, уличенный логичным построением цепочки рассуждения. Клава торжествовала:

— Значит, не больно-то уважаемая это работа, быть ночной бабочкой! Тем более иметь дело со студентами — тут любая... хм... куртизанка устанет. Всю Академию перебрать! Ишь ты!.. Кстати, а почему ты сам трудишься инкубом?

— На самом деле я числюсь энерготерапевтом и помощником штатного психолога, — поправил ее Флавиан, пряча за густыми ресницами недобрые молнии. Обиделся, значит.

Клава малость утратила пыл и обуздала гнев, образно говоря, засунула в карман поглубже. В самом деле, с чего она взяла, что парень хочет ее подставить? У него и самого жизнь наверняка не сахар: к такому принцу без инкубства будут девки липнуть, не отвяжутся, учиться спокойно не дадут, а тут приходится в открытую со всеми по обязанности романы крутить. Бедолага.

— А я буду энерготерапевткой и вторым помощником? Ты по девочкам, я по мальчикам?

— Да.

— А сам психолог чем занят?

— О, у него столько забот, что только пожалеть можно. Нам-то отдали всех человекоподобных студентов, с ними всё более-менее понятно и привычно. А вот ему достались учащиеся, прибывшие из миров, где две ноги и две руки с одной головой — это редкость. У нас учатся разумные моллюски, осьминоги... А, нет, те осьминоги, у которых половина тела человеческая — это тоже считается наш контингент. Еще есть разные призраки, вернее, бестелесные сущности: протоплазменные — то есть из слизи, плазменные — из огня или молний, магнитно-полевые — невидимки... Ну, это первые, кто приходят на ум. Еще на зверей есть похожие.

— Как мисс Пума?

— Именно. Но кошки или волки для человека тоже понятны, а вот представь разумного червя? Был у нас такой в прошлом году, я застал его перед самым его отъездом. Скажу тебе, вид у него был необычный.

Клава поежилась, постаралась угомонить свое воображение и больше такого не представлять.

— Членистоногие тоже есть, хоть их мало, им климат наш не нравится почему-то, — продолжал Флавиан, шагая рядом и поглядывая на спутницу. — Так вот, задача нашего психолога как раз состоит в том, чтобы вся эта разношерстная компания жила если не дружно, то хотя бы относительно мирно. Сидеть рядом с говорящим пауком не каждый захочет, даже если сам поднятое умертвие и пахнешь не духами.

Клава невольно скривилась. И очень понадеялась, что зомби в ее контингент суккубы не войдут, будь они хоть сто раз человекоподобными. Впрочем, мертвецы ведь должны быть импотентами? Откуда им взять инстинкт размножения? А без оного зачем по девкам ходить, не в шашки же играть ночь напролет? Клава сделала себе мысленную заметку на будущее: спросить, как тут дело обстоит с вампирами. Если верить одним фэнтезийным романам, вампиры это главные секс-агрессоры магического мира. А если брать другие серии бестселлеров, то зубастые красавцы все сплошь либо геи, либо евнухи по техническим причинам, скажем так.

Улочка сделала поворот и немного расширилась. Теперь дома не прятались в зелени за заборчиками, но поблескивали широкими окнами. Витринами — догадалась по выставленным в окнах предметам и приклеенным изнутри объявлениям Клава. Значит, и здесь практикуют держать на нижнем этаже лавочку, а на втором квартироваться. Удобненько!

— Хочешь выпить чая? Можем зайти в кофейню, торопиться некуда, — предложил Флавиан, поймав ее заинтересованный взгляд.

— Нет, спасибо, — отмахнулась Клава. Внимание ее привлек магазинчик, в окне которого стоял манекен без головы, зато в расфуфыренном нарядном платье.

— Я думал, она сегодня не откроет ателье, — Флавиан взял спутницу за руку и повел к заведению. — Вон, смотри, на вывеске так и написано: сегодня выходной день. Странно.

Клава послушно шла, куда ведут, только головой крутила, чтобы не потерять из вида Персика. Слава богу, умный кот следовал за ними, не помышляя удирать и скрываться по подвалам. Кстати, Клавдии подумалось, что тут и подвалов наверняка нет в привычном для нее смысле — сплошь погребки или подземелья.

— Тетя Бетси, можно зайти? Не помешаем? — крикнул инкуб, распахнув дверь в ателье.

Внутри было темно. Где-то в задних комнатах вещал местный телевизор, видимо, не снабженный функцией направленного звука:

«...Просим местное население не волноваться, попаданка будет обезврежена в ближайшее время. Уже подобрана подходящая для ее сущности ипостась. Да, многие уже знают новость: в нашей Академии наконец-то появится настоящая суккуба...»

— Я же говорю: ты засветилась в новостях, — оглянувшись на Клавдию, ухмыльнулся инкуб.

Она поджала губы и вырвала свою руку из его крепкой хватки.

Раздались шаркающие шаги, в небольшую прихожую вышла... Клава постаралась не таращиться больше, чем это позволено приличиями. Она никогда прежде не встречала гномих, но это не повод с порога показывать себя невежливой хамкой.

— Тетя Бетси, разве у тебя сегодня не выходной? — поздоровавшись, уточнил у хозяйки ателье инкуб.

— Да вот, заказ спешила доделать, — развела руками гномиха.

Клава старательно отводила глаза от ее сросшихся густых бровей и старушечьих усиков над уголками рта. Гномиха махнула им пройти в комнату, сама просеменила вперед и встала между ними и окном, украшенным тяжелой бархатной гардиной с парчовой бахромой.

— А вы что не на занятиях? Ох, погоди-ка! Это ведь не?.. Ай, Флаф, как не стыдно! Девочка первый день в Академии, а ты уже с ней за ручку ходишь! — Гномиха засмеялась и шутливо погрозила инкубу пальцем.

Флавиан коротко описал, как так вышло. Впрочем, хозяйка ателье видела репортаж в новостях, поэтому переспрашивать и долго ахать не стала. Понятливо кивнула, что «девочке», то бишь Клаве, необходим приличный гардероб.

— Иди в примерочную, снимем мерки, — махнула гномиха на дверь в смежную комнату. А инкубу пригрозила пальцем снова: — А ты и котик тут подождете!

— Чего я там не видел, — хмыкнул инкуб, но послушно уселся на диван. К нему тут же запрыгнул Персик, забрался на колени, требуя ласки.

— Вот именно, поэтому обойдешься, — лучилась добродушным ехидством тетя Бетси. — Уж наверняка сам ее собираешься инициировать? Ну да правильно, кто ж, кроме тебя-то, хех!..

Клава, подглядывавшая за разговором через приоткрытую дверь примерочной, заметила даже в сумраке темного помещения, что гномихе удалось-таки смутить инкуба.

— Ну-с, девочка, подберем тебе наряды к лицу? — развернулась к ней «модистка». — Суккубе скромной быть не положено, так что эротизЬму не пожалеем!

Закрыв дверь, гномиха принялась неожиданно шустро шнырять вокруг Клавы с гибкой мерочной лентой в руках. Несмотря на малый рост — Клаве по грудь, — и сравнительно короткие руки, немолодая портниха умудрилась в считанные минуты без стула и стремянки снять мерки с клиентки от ног до головы.

— Простите, а можно что-то не слишком вызывающее? — осмелилась попросить Клава.

— Можно, отчего ж нельзя, — пробурчала гномиха, что-то записывая по ходу дела. — И впрямь, к чему низкое декольте, если студенты будут без ума от тебя и в глухом свитере, верно? Да и преподаватели, я так думаю.

— Вот я только пока не уверена, действительно ли мне нужно соглашаться на роль суккубы, — вырвалось у Клавы. Хотя у кого ей еще было спрашивать совета? Время, отпущенное на раздумье, катастрофически уходило, а пока что она выслушивала лишь заинтересованные стороны. Где ж ей найти непредвзятый взгляд?

Гномиха поняла ее сомнение. Она наклонила голову, прищурилась поверх узких очочков, уставилась Клаве прямо в глаза, так что та едва подавила желание отступить назад.

— Не сомневайся, будешь суккубой, — как отрезала гномиха.

Пусть и сказано это было негромко, но веско. Клаву будто чем-то тяжелым к полу придавило от этих слов. Между тем портниха отвела пронзительный взгляд.

— Эх, девочка, была б я молодая, я б тебя заменила! Хех, если б можно было, без таланта-то. Но вот видишь, к суккубству таланта у меня не было, пришлось учиться на швею, всю жизнь иголкой пальцы колола, глаза на стежки напрягала. Так жизнь и прошла, с согнутой спиной. А суккубой чем плохо? Лежи, ничего не делай, в потолок плюй — и красавцев меняй! Хочешь, гарем себе из верных рыцарей подбери, как избранную армию, будешь за ними, как за каменной стеной. А труд тут несложный, обычный, для каждой женщины понятный и привычный... Или ты еще ни разу замужем не бывала?

Клава еще сильнее поджала губы и вместо ответа помотала головой. Щеки пылали. В голове билась мысль: дура! А если Флаф специально ее сюда привел? Соврал, что лавка сегодня не должна была работать, а эту тетку заранее поговорил? Например, пока Клава валялась в лазарете без сознания — подсуетился, чтобы у глупой девочки развеялись последние сомнения.

— Знаю, о чем думаешь, — усмехнулась гномиха, будто впрямь оскорбилась на невысказанные мысли, но не за себя, а за инкуба. — По лицу твоему всё видно, ты как книга открытая, уж не взыщи. Тебя любой прочтет, здесь в Академии слепцов и глупцов нет, уж такое это место. Ну ничего, научишься еще, тем более суккубе это пригодится, кхе, на практике. А про Флаффи плохо не думай, он хороший парень. Если где и приврет, то не корысти ради, а по необходимости. Потом сама узнаешь. Позволь ему тебя инициировать, он больно не сделает.

Дальше она говорила, не понижая голос, чтобы инкуб ее слышал:

— Вон, моя внучка перед экзаменами к нему пришла, так он с нею всю ночь предмет повторял, по всем темам ее прогнал! И так хорошо магические токи по телу наладил, она после бессонной ночки летала, словно бабочка! И вся светилась. На экзаменах не волновалась ни капельки — сдала лучшей! Правда, потом пришлось ее долго убеждать, что за инкуба замуж выходить не принято, хе-х… Вот так-то вот, девочка. Хороший инкуб для женщины — это не лекарство от всех болезней, это эликсир жизни!

Из-за двери послышался приглушенный смешок.

Гномиха тоже покосилась на дверь, улыбнулась кривовато, по-ведьмински. А Клаве подмигнула:

— Пойдем теперь в кладовку. Обувку на тебя подберем, есть у меня в запасе твой размер. Ночную сорочку, для дома платьице, для лекций, для работы блузочку... А остальное сошью на днях, пришлю, как будет готово.

Клава открыла было рот, чтобы напомнить, что у нее пока крайне негусто со средствами. Но в примерочную заявился инкуб, видимо, соскучился:

— На мой счет запиши все расходы, тетя Бетси.

— Как скажешь, — пожала плечами портниха.

Флаф, пользуясь тем, что гномиха отвернулась, убирая мерочную ленту в ящичек, подмигнул Клаве, словно не замечая, как девушка сердито закусила нижнюю губу: за несколько лет свободы от родителей она успела отвыкнуть от того, что кто-то за нее оплачивает ее покупки, и теперь беспомощность в денежном отношении очень больно била по самолюбию.

— Потом отдашь, — шепнул Флавиан ей на ухо, когда двинулись по длинному коридору в сторону кладовки. — Тетя Бетси на словах добрая, а за рассрочку дерет втридорога. Зато вещи шьет добротные.

От него не сумели отделаться, так и решал вместе с ними, какая блузка будущей суккубе к лицу, а какая полнит. Персик тут же под ногами развлекался с клубками пряжи, выпавшими из огромного шкафа с вещами.

— Учти, девочка, фигура твоя со временем изменится, — изрекла гномиха и хлопнула ладонью Клаву по животику.

Та немедля живот втянула, правда, получилось не весь, и щеками опять вспыхнула. Всю жизнь она считала, что животик уравновешивает ее полный зад, так какие претензии? Сделается суккубой — и сразу станет плоской? Или и зад тоже обвиснет?!

— Ш-ш! — миролюбиво шикнул ей на ухо Флаф, мимоходом погладил по спине и словно случайно махнул ладонью ниже талии. — Всё у тебя хорошо, не слушай, старушка просто завидует.

— Это кто тут старушка? — ворчливо возмутилась гномиха, доказывая остроту слуха. Замахнулась на инкуба юбкой, которую только что достала из очередного ящика: — Ужо тебе, охламону, глумиться над пожилыми! Вот возьму и закажу тебя на ночь! Скажу, мол, для вдохновения приспичило!

— Умоляю, пощадите! — чуть не лопнул от смеха Флаф, повалился перед портнихой на колени и прикрылся мимо пробегавшим Персиком.

— Тьфу на тебя! — театрально-образно плюнула хозяйка ателье.

Клава только похлопала на них глазами. И отложила в стопку симпатичную юбку с широкой оборкой — в такой самое то в кафе сходить за пирожными или в булочную за свежим пышным хлебом. Почему-то она была уверена, что в Академгородке продают именно такие булки — невесомые, дышащие, разве лишь не парящие в воздухе, как облака.

— ...Только ты так и не ответил мне, почему ты стал здесь инкубом? — вспомнила Клава, когда они наконец-то покинули гостеприимное ателье. Она шла по улице нормально одетая, чувствуя себя наконец-то человеком. Инкуб помахивал объемной сумкой с выбранными вещами. Рядом семенил Персик с нарядной ленточкой на шее и с колокольчиком под горлышком. — Неужели не получилось занять место посолиднее?

— «Поприличнее» — ты это хотела сказать? Просто так же, как у тебя, у меня не было выбора. Мне не повезло, я родился в семье у простых людей, не у демонов и не у магов. Вероятно, кто-то из прадедов был скрытым инкубом, от него дар через поколения случайно передался мне. Других способностей у меня нет, увы. Как маг я совершенно бесполезен. Здесь я изучаю в основном немагические предметы — историю, языки, культуры иных миров, немного технических наук. И честно скажу, если бы не способность инкуба, я не смог бы позволить себе учиться в Академии. Для таких бездарностей, как я, не предусмотрены стипендии, а семейный бюджет мое обучение не потянул бы. Теперь же я получаю солидную зарплату и могу даже помогать родителям.

— Угу, или одевать незнакомых девушек, — мрачно поддакнула Клава.




Глава 3


Дома расступились, улица перед ними повела вниз, под откос. Впереди и ниже открывался простор пригорода: настоящие сады, а не просто палисаднички, среди высоких деревьев прятались домики с остроконечными кровлями, некоторые с башенками. И в довершении картины — кладбище за высоким забором, а за кладбищем только лес до горизонта.

Отсюда, с высоты пригорка, можно было заглянуть за кирпичную стену ограды: невысокие кустарники составляли строгие аллеи, рядами стояли каменные обелиски и надгробные статуи — белые замершие силуэты, деталей, конечно, издалека не разглядеть. От центральных, запертых, ворот тянулась дорожка к «сердцу» кладбища, куда сходились лучами и все прочие аллеи — к траурному шпилю на черном постаменте.

— Это памятник Основателю, — пояснил инкуб, проследив за взглядом Клавдии. Поинтересовался с ноткой ехидства: — Боишься, что придется жить через забор от кладбища?

Клава подхватила на руки подуставшего гулять Персика.

— Чего мне бояться? Вон какой забор крепкий, качественный. Специально такой построили, чтобы мертвецы не разгуливали по ночам? И ворота кованые, железные! Или серебром черненым отделаны? Отсюда не разберу что-то.

Флавиан хмыкнул нечто неопределенно-утвердительное, пошел вперед.

— Слушай, а я не помешаю Пуме? — внезапно озаботилась удобством кошки-некромантки попаданка. — Ну, мало ли, у нее семья, дела…

— Нет у нее семьи, не обзавелась пока, — успокоил инкуб. — Ничуть не помешаешь, ей даже веселее будет. А то днем в морге, вечером на кладбище, ночами с призраками. Так хоть с тобой, с живой душой, пообщается.

Персик на руках у Клавы понятливо притих, только поводил ушами, ловя звуки по сторонам. Клава тоже прислушалась: тихо. Пусть до кладбища еще идти и идти, а тишина вокруг почти мертвая… Ан, нет, вороны где-то вдалеке закаркали. Даже кот вздрогнул.

— Мы пришли! — возвестил Флавиан, распахнув калитку и пропуская спутницу вперед.

Клава так и думала: дом мисс Пумы оказался самым крайним, отделенным от прочих жилищ приличной полосой зелени. Дальше только склепы за забором. Хорошо хоть вокруг дома и прилегающего садового участка тоже был выстроена высокая кирпичная ограда — можно будет хотя бы сделать вид, что рядом нет ничего такого инфернального.

Войдя в калитку, Клава поняла, что некромантия как профессия откладывает на жилище мага свой отпечаток. Нет, сам дом был вполне симпатичный: двухэтажный коттеджик под красной черепичной крышей, с жилым чердаком и балкончиком под острым треугольником кровли, с крыльцом-терраской, с выкрашенной зеленой краской входной дверью, на которой висел венок из засохших колючих веток и выцветших лент — видимо, не убрали с давно прошедшего праздника. На окошках сквозь стекла виднеются легкие занавесочки с бантиками.

Сад и клумбы вокруг дома тоже никаких нареканий не вызывали. На клумбах цвели цветочки и зеленела зелень. Балкончик от солнечных лучей прикрывала кроной не то глициния, не то акация. Клава была не сильна в ботанике, но это дерево с повисшими плетями гибких веток и косами душистых соцветий желтого и сиреневого цвета ей напомнило нечто земное восточное, виденное на красивых фотографиях о сказочных далях.

А вот вдоль дорожки, ведущей от калитки к крыльцу, в два небрежных косых ряда были выставлены всяческие надгробные камни.

— Это материалы к ее научной работе, — отмахнулся Флавиан. — Не обращай внимания, камни старинные, не все даже взяты с могил, многие просто памятные знаки древности. Не споткнись только.

Клава угукнула. Ну, а что, с другой стороны, вон рельефы на камнях всякие красивые высечены, руны что ли, письмена непонятные. Среди клумб даже оригинально смотрится. Булыжники и есть булыжники. Кто-то на даче и похуже барахло держит, а тут антиквариат с исторической и художественной ценностью!

Флавиан отпер дверь без ключа. То ли на замок были наложены чары, не пропускающие грабителей, то ли воровать у некромантки было слишком рискованно. Или дверь просто не запирали, потому что городок был слишком мал, все друг друга знали как облупленных, и любое преступление можно было раскрыть в два счета.

— Добрый день! Можно войти? — крикнул инкуб, прежде чем переступить порог.

Клавдия удивилась: насколько она поняла, Пума жила одна. Это у местных такой обычай — здороваться с пустым домом?

В доме оказалось… обыкновенно. Как-то слишком просто для кошки-некромантки, очень по-человечески. Переступив порог, Клава попала в самый обычный холл, с вешалкой для одежды на стене, со шкафчиком, с зеркалом и низкой полочкой для мелочей. Относительно небольшая зона прихожей плавно перетекала в гостиную зону: ковер на полу перед креслами и широким диваном, низкий столик, на стенах картины и фотографии в рамках; в углу то ли камин, то ли его декоративное подобие, на полке над очагом — часы, подсвечники, крупные друзы цветных кристаллов. Противоположная от входа стена состояла практически из одного широкого окна, совмещенного со стеклянной дверью на террасу, всё это красиво венчали легкие светлые занавески, подвязанные бантами.

— Что? — поймал ее разочарованный взгляд Флавиан. — Гробов не видно? Так у нее для мертвецов есть морг. А гомункулов она в подвале держит, потом сама тебе покажет, если захочешь. Итак, про подвал я предупредил… Кстати, без Пумы вниз не спускайся, а то мало ли что, у нее там эксперимент серьезный. Так, на втором этаже есть две спальни — одна гостевая, как раз для тебя будет. Вон там кухня, — он махнул на проход справа, ведущий в смежное светлое помещение. Затем кивнул на закрытую дверь слева, в тени лестницы на второй этаж: — А там туалет.

— Отлично! Туда-то мне и надо! — обрадовалась Клава, не дослушав объяснений.

Она поторопилась в означенном направлении, спустив Персика с рук на пол. Кот успел сделать свои дела по дороге: сперва на газон, потом «уединился» в пышной клумбе во дворе, а Клава от всех событий так разволновалась, что сейчас боялась просто лопнуть. По счастью, в туалете, совмещенном с ванной комнатой, всё было так же обыкновенно и по-людски. Ну, разве только унитаз был немного ниже привычной Клаве высоты, а крышка на нем из теплого шершавого материала, плоская и широкая, со следами от когтей большой кошки. Но в целом вполне удобно. Ванна, прикрытая цветастой занавеской, напоминала низкое джакузи и занимала порядочный угол комнаты. Раковина тоже имелась, но чтобы ею воспользоваться, Клаве пришлось присесть на корточки — похоже, мисс Пума мыла в ней лапы после прогулок. Кран вообще вопросов не вызвал, хотя встроенные в вентили кристаллики белого и розового цвета заставили на мгновение задуматься, где здесь холодная, а где горячая вода.

И хорошо, что Клавдия позаботилась о насущных делах прежде, чем заглянула на кухню! Иначе точно пришлось бы заниматься стиркой.

— …А здесь обитает наш уважаемый призрак Основателя академии, — продолжал «экскурсию» инкуб. — Позвольте представить, мастер, это мисс Клава, попаданка.

Флавиан обернулся к углу, где перед окном стояло кресло-качалка. И у Клавы на голове зашевелились волосы: в ответ на обращение из пустого воздуха проявился настоящий призрак! Сперва прозрачный силуэт, затем отчетливо выступили черты лица: желчный старик с профессорской аккуратной бородкой и с острым носом, на кончике которого чудом держалось пенсне, с волнистой челкой, зачесанной на плешь. Одетый в призрачную мантию, под оной были не менее призрачные брюки, жилет, из кармана которого свисала цепочка от часов.

Клава не разглядывала долго. Вытаращила глаза, хлопнула ресницами. И завизжала.

Как она визжала! Обычный человек взвизгнет, выпустит весь воздух из легких и замолчит. Она же визжала на полных три выдоха. Да еще схватила с низенькой плиты широкую тяжелую сковороду, коей и замахнулась на привидение. Ну, то есть как замахнулась — что было сил вдарила по тому месту, где проявился фантом. Почувствовав, что орудие активной защиты от паранормального не встретило ожидаемого сопротивления и легко прошло через воздух, Клава, не раздумывая, повторила сокрушительный удар. И не единожды. Пока отпрянувший от изумления инкуб не догадался напасть на нее со спины и отобрать сковороду с криком:

— Ты что? Кресло сломаешь! Это же старинная мебель! Редчайшая вещь!

Только в его крепких объятиях Клава более-менее пришла в себя, запыхавшаяся, снова захлопала глазами, пытаясь осмыслить происходящее:

— П-п-привид-дение?.. Флаф, т-там вп-правду п-призрак? Ж-живой п-призрак?!

— Правда-правда, — пытался успокоить ее инкуб, поглаживая по плечам и по голове, заодно чтобы волосы дыбом не топорщились. — Он старый, уважаемый призрак, совершенно безобидный. И давно уже не живой. Натуральный, да, но, увы, не первое столетие мертвый.

Сам призрак молчал, состроив презрительно-высокомерную мину. Клава невольно порадовалась, что каким-то чудом не раздолбала кресло-качалку сковородкой. Видимо, это был неофициальный трон уважаемого призрака.

— Вот поэтому я всегда утверждал и буду утверждать, что попаданки опаснее стаи плазмоизрыгающих оборотней, сотворенных первокурсником-двоечником! — колюче пророкотало обиженное привидение.

— Флаф! — взвизгнула Клава, повиснув на шее инкуба. — Оно говорящее!

— Мисс Клава, перед вами самый могущественный маг из всех существовавших в мире, — потребовал должного уважения Флавиан.

— Да ну? — изумилась она.

— Основатель Академии, — напомнил инкуб.

— А-а, ну, может быть, — признала она довод существенным.

— Что значит «может быть»?! — возмутился ее великодушным допущением Основатель.

Далее Флавиан еще минут пятнадцать пытался их помирить, попутно растолковывая Клавдии, что любой почтенный колдун и после смерти не растеряет здравомыслия, не превратится в кровожадное чудовище или зомби, а тем более сам Основатель на такое не способен. Он ни на кого не нападет, даже на попаданку. Призрак якобы вообще не способен оказывать на материальный мир сколько-нибудь существенного влияния — максимум сможет поднять кружку с любимым горячим напитком, чтобы насладиться ароматом!

В то же время Флаф клятвенно заверял призрака, что Клава вообще-то вменяемая особа, просто перенервничала из-за непривычной обстановки. Возможно, еще и проголодалась, ибо ничем иным он не мог объяснить ее навязчивую мысль о пожирании заживо.

Призрак и Клава не думали слушать инкуба молча, в кухне от общего ора звенели стекла и посуда…

Конфликт пресек Персик. Он появился на кухне, ни на кого не обращая внимания, и под резко наступившее общее молчание запрыгнул в кресло-качалку, улегся на подушке сидения, подрумянив под себя лапки — приготовился с удобством подремать, покуда не настанет пора обеда и его не позовут к столу.

Призрак скривился еще брезгливее. Однако промолчал, с оскорбленным видом отошел к окну.

Флавиан с облегчением перевел дух.

Клава задумалась: а ведь и правда, ужасно хочется есть!

— Ничего, если я воспользуюсь запасами Пумы и что-нибудь приготовлю? — спросила она у инкуба. Тот сразу засуетился:

— Да, разумеется! Прости, я сразу не подумал. Не знаю, найдешь ли ты здесь что-то съедобное, Пума не любит готовить и питается в столовой или кафе. Но я сейчас закажу продукты с доставкой. Что ты хотела бы?

Клава задумалась еще крепче: что из местной провизии окажется по вкусу Персику? Насколько это безопасно употреблять ей, попаданке из другого мира? Если тут всё выглядит достаточно обычным, это отнюдь не значит, что с пищей ей тоже повезет.

И опять Флавиан угадал причину ее затянувшегося молчания, поспешил развеять сомнения: проведенные в госпитале медсестрой тесты показали, что строение организма Персика практически неотличимо от кошачьего рода мисс Пумы. Так что он спокойно может употреблять всё то же, что ест некромантка, а она практически всеядна, Флавиан готов в этом поклясться, ибо неоднократно по-дружески сопровождал ее в кафе. Что касается самой Клавдии, то здесь простор для меню еще шире — ей не повредит любой из продуктов, что пригоден для любого человекоподобного обитателя академии, начиная от людей-магов, гномов и эльфов, заканчивая русалками вроде Сирены, нагами, кентаврами и прочими существами, сколько-то похожими на людей. Правда, никто не гарантирует, что какая-нибудь особо экзотическая кухня придется ей по вкусу, но вреда не принесет точно. После инициации, превратившись в суккубу, Клавдия к тому же обретет устойчивость к отравлениям любого толка.

Пока Флавиан объяснял, Клава огляделась на кухне, стараясь не вспоминать о маячившем возле окна привидении. Очень кстати тот от расстройства сделался достаточно прозрачным, чтобы не бросаться в глаза. Оказалось, что кухня в доме некромантки также вполне сгодится для временного проживания. Низкие столешницы обеденного стола и рабочих тумбочек возле мойки и плиты, конечно, доставляли свое неудобство, но если попросту встать на колени, то не придется нагибаться. Ножи, вилки, ложки и прочие орудия кулинарного труда выглядели привычно. Блендера, комбайна, тостера Клава не нашла, зато обнаружила мясорубку. И холодильник! Замаскированный под два отдельных шкафчика с деревянными лицевыми дверцами. Она опасалась, что в доме будет погреб или какой-нибудь ледник в подвале, но всё оказалось проще. Все полки в морозилке и в холодном шкафу были забиты, конечно же, рыбой и мясом — без намека на гарнир и овощи.

— Ты что-то сказал о доставке продуктов? — обернулась она к Флавиану, прервав его затянувшиеся разъяснения о последствиях превращения в суккубу.

Тот увлекся, разливался соловьем, точно коммивояжер, которому наконец-то открыли дверь. Нет, ей, конечно, было интересно послушать, что ее ждет в вероятном будущем: избавление от ежемесячных проблемных дней, невозможность забеременеть без осознанного желания, совместимость с любым партнером независимо от его рода-племени и особенностей детородных органов, да что там — чего стоит полное исчезновение волос на теле, эдакая эпиляция навечно!.. Но не при Основателе же это обсуждать!!! Теперь щеки горят, хоть в морозилку прячься!

— Ах да, — кивнул инкуб.

Он поддернул манжет на рукаве, показав на запястье браслет из серебристого металла, украшенный крупными прозрачными кристаллами. Потыкал пальцем в эти камушки, как в кнопки — и над рукой, прямо в воздухе, раскрылся голографический шар. В этой сфере, как на обычном экране обычного компьютера, Клава узрела процесс посещения интернет-магазина.

Благодаря представленным фотографиям и тому, что Флавиан изучал культуру ее родного мира и мог сравнить, например, эти ярко-фиолетовые клубни с привычной ей картошкой, Клава без особых проблем разобралась в здешних продуктах. Составленный список отослали на доставку, а счет отправили на имя госпожи директрисы. Клава порадовалась, что в этот раз инкуб не настаивал на оплате из своих средств, что больно било по ее самооценке. Гораздо легче было надеяться, что русалка все расходы вычтет потом из ее собственной зарплаты.

Пока ждали доставку, Клава покрошила Персику в блюдечко отварное мясо, найденное в недрах холодильника. Как незамедлительно рассказал инкуб, это была и не птица, и не говядина — гусенятина. Во всяком случае именно на гусениц больше всего походили гигантские существа, что в промышленных масштабах разводили на побережье здешнего моря. Эти создания имели интеллект камня и в огромных количествах пожирали водоросли, из-за чего за считанные дни одна особь могла вымахать больше самолета. Флаф показал фото — по форме вылитый самолет, только без крыльев!

С одной стороны, есть гусениц было противно. С другой стороны, Клаве в своем мире было стыдно перед коровами и свиньями. Но что важней всего, она успела попробовать кусочек, перед тем как дать Персику. И мясо оказалось таким нежным и вкусным, что его насекомое происхождение стало совершенно неважным. Клава всегда ценила и уважала вкусную еду, оттого и похудеть у нее не получалось, если честно. Что ж, гусеницы так гусеницы — значит, в этом мире не жалко быть невегетарианцем.

В шкафчике она наткнулась на банку с порошком, очень похожим по запаху на молотый кофе. Инкуб подтвердил ее догадку:

— Утренний напиток бодрости, делается из желудей особого вида дубов, что произрастают… А, впрочем, тебе название этой местности ничего не скажет.

Клава угукнула и загремела посудой в поисках турки.

— Мисс Пума его не употребляет, держит только ради Основателя, — приблизившись, шепнул Флаф ей на ухо конфиденциальную информацию.

— Разве призраки пьют кофе? — удивилась Клава.

— Нет, но он наслаждается ароматом.

— Ясно, я что-то подобное встречала в мистических романах, — кивнула она. Поставив подходящий ковшичек с водой на конфорку, засыпала порошок, размешала. И шепотом же спросила: — А как он разговаривает вообще? У него же нет горла и голосовых связок! Неужели это телепатия? Тогда выходит, он может читать мысли?!

— В ваши мысли, милейшая, я бы не стал заглядывать за все сокровища мира, — фыркнул Основатель.

Клава чуть не опрокинула турку от неожиданности, обнаружив призрака в полушаге слева от себя. Но практически прижавшийся с правого бока Флавиан не дал ей отпрыгнуть. Впрочем, стоя на коленях перед низкой плитой, прыгать в принципе было довольно проблематично. С трудом она заставила себя успокоиться: глубокий вдох — длинный выдох. Видно, вредный старикашка был фанатом кофе, раз так быстро сменил гнев на милость. А значит, в ее руках ключ к приручению призраков!

— Телепатией я не увлекался даже при жизни, — соизволил поведать Основатель, жадно вдыхая поднимающийся аромат напитка, делающийся всё явственней и гуще с нагревом воды. — А слышите вы мой голос просто потому, что духовно-информационное поле моей посмертной личности производит вибрации в воздухе, что вызывает колебание на перепонках вашего слухового аппарата.

— А, ну ладно, хорошо, поняла, — пробормотала Клавдия. Спросила: — А ложку вы можете удержать?

Основатель поднатужился — и с кривоватой усмешкой предъявил попаданке ложку, повисшую в воздухе прямо перед ее носом.

— О, отлично! — оценила Клава. Деловито велела: — Тогда последите за кофе, пока не закипит, помешивайте, чтобы не убежал на плиту. Я пока почищу рыбу для жарки. А ты, Флаф, помоги накрутить мяса для котлет. Там, глядишь, и лучок привезут нам…

Когда, спустя полчаса после заказа, в дверь постучал курьер доставки, на кухне вовсю кипела жизнь — даже Основатель оживился, став менее прозрачным. Правда, блаженствуя от ароматных паров, он едва не проворонил закипевший кофе, благо Клава заметила вовремя, «догнала».

Флавиан, сполоснув руки от жирного мяса, побежал принимать продукты. Клава тоже с любопытством высунулась из кухни, услышав топот копыт. Она подумала, что в экологически чистом Академгородке развозчики ездят верхом. Ошиблась: на пороге стоял обвешанный множеством матерчатых сумок пони-кентавр, ростом не выше инкуба. Хорошенький пухлогубый юноша, почти мальчишка, с длинной гривой заплетенных в косы пшеничных волос, одетый в плотный комбинезон, закрывавший как человеческую часть тела от горла до запястий, так и конскую, до самых копыт. Клава хихикнула, подумав, что не удивилась бы теперь, будь кентаврик обут в кроссовки. Курьер, вежливо с ней поздоровавшийся через холл, поймал ее смешок своими подвижными ушами, торчащими из пышной шевелюры. Отчего-то парнишка ужасно смутился, украдкой стрельнул на будущую суккубу своими карими телячьими глазами под жирафьими густыми ресницами, торопливо вручил инкубу пакеты, в спешке едва не перепутав с чужим заказом, ладно Флавиан заметил разницу — и с топотом удрал.

— А расписаться-то за доставку? — крикнул ему вослед Флаф, но поздно, уже стукнула калитка.

— Какой милый, — заметила Клава, продолжая улыбаться.

— Рад за тебя, — проворчал инкуб, притащив тяжелые полные сумки из холла в кухню.

— Почему это? — не поняла Клава. Обрадовалась свежему хрустящему батону, как родному.

— Эдди будет одним из первых твоих клиентов, когда станешь суккубой, — пояснил с усмешкой призрак, в блаженстве витающий над туркой с кофе. — Он из тех, у кого дар к магии просыпается только после контакта с противоположным полом. Но так как он пони, а все другие кентавры в академии лошади, верблюды или олени, подобрать для него самку не представляется возможным. Так что сейчас он тратит время впустую, свое и преподавателей, так как заучивание теории без практических упражнений бессмысленно.

— Что ж, я буду за кентавро-ослицу, да? — сердито съязвила Клава.

— Я подберу для тебя партнеров на первое время, — извиняющимся тоном тихо произнес Флаф, делая вид, будто всецело занят распихиванием покупок по шкафам и холодильнику, лишь бы не смотреть ей в глаза. — Чтобы ты привыкала постепенно к своей работе. А Эдди, он действительно милый. Когда встал вопрос, чтобы мне совмещать… ну, две должности, я думал о нем как о подопытном. В том смысле, что он один из немногих, кого я могу назвать своим другом — понимающий, доброжелательный…

— Ой, хватит! — взбунтовалась Клавдия, отмахнулась лопаточкой, которой собиралась переворачивать котлеты. — Пока не пообедаем, не хочу больше ничего слышать!

Ей не показалось: Флаф определенно вздохнул с облегчением, осознав, что не придется выкладывать печальную повесть о моральных мучениях и метаниях инкуба-гомофоба.

В доме запахло котлетками, подрумяненными на той самой сковороде, что полюбилась Клаве с первого взгляда. Фиолетовая картошка, любезно почищенная инкубом, от томления в духовке приобрела нежно-голубой цвет. Рыба пожарилась как надо, а пестрый салат из овощей, напоминающих помидоры, огурцы и сладкий перец, пустил сок и достаточно пропитался бледно-зеленым соусом, по вкусу похожим на горчичный майонез. Основатель и Персик успели насытиться один запахом кофе, а второй отварным мясом, и оба устроились в кресле-качалке, чтобы подремать, причем друг другу совершенно не мешая. И Клава уже собиралась позвать Флавиана к столу — как тут очень вовремя на угощение явилась хозяйка дома, а с нею госпожа директор в сопровождении улыбчивого парня-гота.

То есть это Клаве сперва показалось, что студент принадлежит к неформалам: у него были длинные черные волосы, бледное, почти белое лицо, глаза как будто обведены черными тенями, да и одежда подходящая — всё черное, облегающее, подчеркивающее идеальную фигуру, и удлиненный приталенный пиджак романтического кроя. Второй мыслью Клавы было то, что парень тоже инкуб — каждое движение отточено и плавно, как у танцора, соблазнительно, как у стриптизера. Однако увидев красную радужку глаз и улыбку, демонстрирующую острые тонкие клыки, Клава невольно поежилась и оглянулась на окна. Так и есть — за готовкой и общением она не заметила, как отполыхал закат, сменившись сумерками.

— Привет, — мурлыкнул вампир, подойдя к Клаве.

И сунул ей в руки горшок с кактусом. Ее родным Борисом! Клава тут же раздумала отпрыгивать от всамделишнего вампира, напротив, едва сдержалась, чтобы не броситься обнимать в благодарность. А еще подмышкой он принес ее ноутбук! Да из кармана выудил мышку! И горсть флешек вместе с переносным жестким диском!.. Нагруженная вещами Клава чувствовала себя счастливой, как на Новый год, словно вдруг вернулась в детство и получила гору подарков.

— Вильгельм любезно помог мне забрать твои вещи, — пояснила русалка. — Мы с ним открыли проход в твой мир прямо из той аудитории, где тебя призвали, пока там сохранился след червоточины между пространствами. Виль прекрасно ходит по теневой стороне, поэтому его перемещение туда и обратно не нарушило канву измерений.

— Благодарю вас, — промямлила Клава, глупо улыбаясь готичному вампиру.

Тот сексуально оскалился в ответ, заверил:

— Мне было совсем не трудно помочь вам, мадемуазель. Ради такой милой барышни я готов притащить через Вселенные хоть целый шкаф с гардеробом.

— Виль, поумерь пыл, она пока не инициирована, — ловко мелькнул рядом Флавиан и шепнул на ушко вампиру: — Она еще дев-стве-нни-ца!

— Что ж, буду ждать с нетерпением своей очереди, — промурчал вампир, наклонил голову к плечу, продолжая любоваться на зардевшуюся деву, не отводя глаз.

— Я… мы… это… — забормотала Клава. В голове пронеслась догадка: судя по легкости общения, перед ней еще один из близких друзей инкуба. Что логично, к опасной попаданке чужих людей и нелюдей не подпустили бы, только проверенных и доверенных.

Тут она потянула носом и заорала в ужасе:

— Котлеты? Горят! Я думала, что выключила плиту! Дядя Основатель, выключите, пожалуйста, у меня руки заняты!..

Сирена тем временем откатилась в своем пузыре на середину гостиной, нажала на кнопочки на ящике управляющего «аквариумом» агрегата — и пузырь лопнул с громким «чпок!». Да так быстро трансформировался в круглый бассейн с бортиком высотой по колено, диаметром около двух метров, что на ковер не пролилось ни капли воды. Русалка плюхнулась вниз вместе с жидкостью, высунулась по пояс, с наслаждением потянулась, вдохнув воздух полной грудью, вытащила из волос заколку, распустив мокрые пряди вольно струиться по плечам… И застыла, услышав, как попаданка обратилась к призраку:

— «Дядя»? — повторила она, проводив убежавшую на кухню Клавдию ошарашенным взглядом.

— Девочка освоилась на удивление быстро, — заметила вернувшаяся из туалета Пума. Варежки-ботинки на ее лапах сменились мягкими тапочками с помпонами. Кошка повела носом по воздуху: — Жареной рыбкой пахнет? Нам настолько повезло — она еще и готовит хорошо!

— И сама выглядит аппетитно, — поддакнул, облизнувшись, вампир.

— Обойдешься пока, — шикнул на него Флавиан.

— Ой, Флаффи, смотри только, не увлекись! Тебе следует быть осторожным во время инициации, — напомнила директор со вздохом.

— Сам знаю, — огрызнулся инкуб.

— А рыбку ты уступишь мне, — подытожила русалка, обращаясь к Пуме.

— С чего бы это? — моментально вздыбила шерсть на загривке некромантка.

К счастью, увлекшаяся Клавдия приготовила столько, что хватило на всех гостей. Вампир тоже остался на ужин, спокойно захомячил парочку котлет, красного вина к удивлению Клавы не просил. Зато очень понятно и довольно подробно разъяснил ей, чем местная маго-техника отличается от привычной ей, работающей на электричестве. Клава не удержалась, потребовала подтвердить слова экспериментом. На что Вильгельм позаимствовал с каминной полки один из кристаллов, просто поставил его на ноут рядом с клавиатурой — и тот легко включился, да еще показал заряд аккумулятора в 1000%! Клава точно помнила, что перед ее «похищением» запас энергии не превышал 10%. Просто чудеса, да и только! Вот только отсутствие интернета огорчало, хотя и глупо было надеяться на такую удачу. Но и на это вампир ухмыльнулся и легко пообещал в скором времени всё устроить.

— Я сделаю всё, что в моих силах, ради вашей счастливой улыбки, — заявил клыкастый обольститель, бессовестно разыгрывая традиционную для бульварных романчиков роль.

— Незачем канителиться со старыми железками, если после инициации выдадим ей обычный коммуникатор, — буркнул Флавиан, недобро следя за приятелем и раскрасневшейся попаданкой.

— Нет-нет, пусть! Я же сказала — хочу класс с людской техникой! Это же так интересно! Так занимательно!

А вот директор от бутылочки красного вина не отказалась, отчего стала разговорчивой до степени неуемной болтливости. К общему столу она подъехала на крутящемся стуле на колесиках, завернув рыбий хвост в банное полотенце.

В общем, вечер прошел в непринужденной и дружеской атмосфере. Директор отчитывалась перед Основателем о текущих делах в Академии. Клаву развлекали разговорами вампир и инкуб. Персик же по-своему, по-кошачьи, подружился с мисс Пумой — та угощала его вкусняшками, а он норовил потереться о ее бок, клянчил, чтобы она почесала его по шерстке, используя полувтянутые коготки вместо расчески.

Одно слово — идиллия! Никогда прежде в жизни у Клавы не было вот таких душевных посиделок с друзьями. Сказать по правде, у нее никогда и не было друзей, даже в школьные годы — сначала из-за насмешек над ее полнотой, после сама отгораживалась, втайне завидуя стройным худеньким девочкам... Кажется, только ради этого стоило бы попасть в параллельный мир! Если бы не одна проблема, о которой Клава никак не могла забыть.

Когда Вильгельм откланялся, русалка и Основатель заперлись на кухне, обсуждая свои секреты, Пума и Персик задремали на диване в обнимку — Клава собрала всю силу воли в кулак, глубоко вздохнула. И выпалила шепотом:

— Хорошо, Флаф, я согласна! Сделай меня суккубой.

Флавиан, допивавший свою пятую за вечер чашку цветочного чая, не ожидал столь прямого предложения, потому поперхнулся и кашлял после еще несколько минут, прежде чем смог вымолвить слово.

— Уверена? Можем подождать до полудня.

Клава поджала губы и помотала головой:

— Всё равно другого выхода у меня нет? Чего ж тогда ждать. Я только надумаю всякого и еще больше перенервничаю.

— Тогда идем, — поднялся он с места, протянул ей руку.

— К-куда? — не поняла та с испуга.

— Наверх, в спальню.


ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ
Полностью роман можно скачать на сайте "Призрачные миры" - https://feisovet.ru/магазин/Тень-радуги-Антонина-Клименкова


Рецензии
Ну это супер!
Остается зайти на другой сайт, скачать и наслаждаться чтением в кресле.
Было бы время...

Владимир Митюк   05.08.2017 08:52     Заявить о нарушении
спасибо! вы переоцениваете, это всего лишь легчайшее чтиво про попаданку :D

Антонина Клименкова   05.08.2017 18:56   Заявить о нарушении
Может, и легчайшее, зато как хорошо написано.
Люблю квесты и перемещения в иную реальность.
Кстати, в №11 сверстал про дракона.
Какую иллюстрацию взять?
И... личную.

Владимир Митюк   05.08.2017 19:43   Заявить о нарушении
спасибо, рада что миниатюра о драконе понравилась )
личную информацию? да лучше никакую не надо, биография у меня невыдающаяся ))

Антонина Клименкова   06.08.2017 19:31   Заявить о нарушении
Нет, нужно только фото, а можно сохранить и прежнее.
Тогда возьму из медовой феи.

Владимир Митюк   06.08.2017 20:14   Заявить о нарушении