Выбор или герой не нашего времени ч. 3 гл. 3

Глава 3
 
На другой день Владимир с Олегом решили разобраться непосредственно с похитителями. Опознать их в лицо должны были Константин и Андрей. Принципиально никаких неожиданностей в этот раз не было. Олег для проведения операции подогнал микроавтобус, который оставил у дверей ресторана. Андрей и Константин узнали двух мужчин, сидящих за одним столиком, которые обедали, разговаривали и при этом всё время смеялись. Владимир и Олег ребят отпустили, так как посчитали, что разборку с этими бандитами им видеть по этическим соображениям не надо. Ждали ещё около часа. Наконец напившиеся и нажравшиеся бандиты вышли на улицу. Владимир и Олег сразу профессиональными ударами «вырубили» их и засунули в машину, связав им руки. После этого Олег отъехал немного от ресторана, свернул в переулок, где снял муляжные номера. Затем они тронулись по Приморскому шоссе в сторону Лахты.
Подъехав на берегу Финского залива в безлюдное место, Владимир и Олег приступили к делу. Они выволокли пленных бандитов из машины и поставили их рядом.
— Итак, — начал Быстров, — объяснять вам, кто мы и что хотим, долго не надо. Три дня назад вы от школы похитили несовершеннолетнего подростка с целью получения выкупа. Сейчас вам необходимо будет живописать на камеру эти ваши задумки с конкретизацией фамилий, имён тех, кто вам это предложил. И мой совет: сразу всё рассказать без лишних выкрутасов.
— Ты чё гонишь, сука, какой такой подросток-школьник? Ты чё несёшь? Ты знаешь, под кем мы ходим? Тебя завтра порвут, бля*ь, на куски, — произнёс бандит с тупым выражением лица.
— Значит, пока мой совет ты не услышал, — хладнокровно произнёс Олег и нанёс несколько ударов кулаком по лицу и корпусу.
Бандит взвыл и принялся ещё больше материться и кричать. Тогда Олег сбил его с ног и на земле стал избивать ногами. Бандит, обливаясь кровью, со стонами и хрипами продолжал упорствовать. Но Олег решил от своего не отступать.
— Мне плевать, придурок, на того, под кем ты ходишь или лежишь. Я упрямый, как и ты, — произнёс он и под крики и стоны бандита нанёс ему ещё несколько ударов.
Бандит начал сплёвывать кровью. Олег, пошарив у него в куртке, вытащил его паспорт и полистал его.
— Судя по твоей прописке, ты проживаешь в общаге. Я знаю эту общагу метростроя. Искать тебя никто не будет. Я, сука, забью тебя насмерть и оставлю воронам, которые склюют эту зловонную мертвечину.
Видя избиение своего приятеля, второй похититель воспринял уже с большим пониманием происходящее и решил пойти на сотрудничество.
— Ребята, только не бейте, я всё скажу.
— Давай, рассказывай, — произнёс Олег.
— Это дело нам поручила Бэлка, она начальница агентства недвижимости. Сказала, что каждый из нас получит по пять штук зелёных, если мы возьмём мальчишку и доставим по указанному адресу. Но мы мальчишку пальцем не тронули и не причинили ему ни малейшего вреда.
— Ну вот, молодец. Значит, и я тебе не причиню вреда, только ты всё подробно сейчас расскажешь сюда.
При этом Олег Быстров вытащил из сумки компактную видеокамеру, и бандит всё подробно рассказал.
— Ещё вопрос к тебе, — произнёс Владимир, — а откуда ты знаешь Бэлу Вендлер?
— Мой брат у неё работал шофёром в агентстве. Она ему однажды поручила отвезти одного алкаша в Псковскую область. Там была хибара в селе, в ней мы его и оставили.
— Это не хозяина ли квартиры, где содержали Андрея?
— Во-во, правильно, — подтвердил похититель, — хозяина этой квартиры, а Бэлка его хату потом… ну, словом, забрала себе.
— Как тебя зовут? — спросил Владимир.
— Меня Виктор, а его Максим, — показал рукой на своего подельника мужчина.
— То, что вы подвизались в этом бизнесе, — это ваше дело, — заговорил Владимир. — Одно могу сказать определённо: в обозримом будущем вы обретёте место на погосте. Вам предлагали по пять штук, а с меня эта сволочь потребовала выкуп… двести тысяч зелёных. Вот вам пример, чтобы вы знали, как они ценят себя и как ваш «ратный» труд.
— Вот сука! — вырвалось у Виктора. — Ну надо же, сволочь моровая, какая она, однако же, щедрая бля*ь. Да ещё и за душегубство предложила всего по пять штук.
— Как? Она ещё и сказала убить парня? — спросил Владимир.
— Конечно, сама звонила вчера, тварь. Сказала после получения денег придушить его подушкой и вывезти тело куда-нибудь в лес. Но, поверьте нам, мы бы не стали такого мальчишку убивать. Деньги взяли бы, отпустили мальчика и кинули бы эту тварь.
— Ну что, ребята, — сказал Олег Геннадьевич, — допрос завершён. Всё у нас есть.
— Так что? Нас в ментуру везёте? — вдруг заговорил похититель по имени Максим.
— Пока нет, — ответил Олег Быстров, подойдя к нему и, дав ему платок, добавил: — На, утри лицо. Всё будет зависеть от вас самих. И молите бога, чтобы никому другому подобные идеи не пришли в голову. В любом случае виноватыми будете только вы, и приговор в этом случае только один — смерть. Так что обходите Андрея за километр, если вы вдруг его случайно увидите.
Исповедь Максима была недолгой. Он лишь слово в слово повторил всё сказанное Виктором. Немного погодя все они уже ехали по направлению к Санкт-Петербургу.
х х х
Подъехав к своему дому, Владимир поднялся в квартиру. Там его ожидали дети, которые в большой комнате смотрели телевизор и, улыбаясь, говорили полушёпотом. Алёша был ещё на работе.
Увидев Владимира, они сразу вскочили со своих мест и бросились к нему. Он их обнял, прижал к себе и поцеловал каждого из них.
— А где мама, она уже дома? — спросил ребят Владимир.
— Папа, она куда-то вышла, — ответил Андрей.
— А куда? Ничего не сказала. Вы уже обедали?
— Да, папа. Вообще мама ждала тебя, но потом она послушала запись на диктофоне и сказала, что скоро придёт, — ответила Надежда.
Володя сразу не придал значения словам дочери, потому как никакой информации о местонахождении матери они не содержали. Но странное дело. Ему показалось, что через стенку и верхнее перекрытие он слышит звуки ругани и шум от таскания каких-то предметов по полу.
Немного подумав и прислушавшись, Володя решил выяснить причину этого шума и вышел в подъезд. Он поднялся по лестнице этажом выше и теперь уже отчётливо стал слышать звуки раздающихся голосов из квартиры Бэлы Вендлер.
Владимир подошел к двери и обнаружил, что она не заперта. Он приоткрыл дверь и теперь ясно различил голос хозяйки и своей жены. Володя прошёл через коридор и вошёл в большую комнату.
Ужасная картина открылась его взору. В комнате был полный беспорядок. На полу валялись опрокинутые стулья, повсюду была разбросана одежда и многие предметы домашней утвари.
На столе находился диктофон, увидев который, Владимир только теперь понял причину происходящего.
Хозяйка квартиры, вся избитая, лежала на полу и стонала. Нижняя губа была разорвана, и из неё сочилась кровь. Волосы были взлохмачены, и на некоторых предметах Володя увидел их вырванные клочья. Одежда на Вендлер была разорвана; из-под лохмотьев виднелись обнажённые, в том числе и интимные, части тела.
Ирина сидела на диване, в руках у неё был толстый резиновый шланг. Её взгляд выражал полную отрешённость.
— Владимир Андреевич, — срывающимся, почти умирающим голосом пролепетала Вендлер, — Владимир Андреевич, пощадите меня, я вас прошу… она меня убьёт.
— Ирина, что здесь происходит? — спросил Владимир, в его голосе можно было угадать возмущение. Только сейчас Ирина подняла на него глаза, взор которых выражал ярость.
— Что происходит? А то ты не знаешь, — ответила Ирина, бросив на мужа угрожающий взгляд. — Я решила сегодня сделать с этой бля*ью то, что она хотела сделать с нашим ребёнком. Вот только подушку пока не нашла.
— Но, Ириша…
— Замолчи ты, наконец. Тебе что, стало жалко эту тварь, эту мочалку? Пожалей её, поцелуй… я разрешаю.
— Ириша, пойдём домой, тебе надо успокоиться, — сказал он и попытался взять свою жену под руку.
Однако Ирина с силой отдёрнула свою руку и оттолкнула от себя мужа.
— Никуда я не пойду. Я сначала убью эту бля*ь, а потом…
— Ира, что ты такое говоришь? Пошли, я сказал тебе.
— Отстань от меня. Тоже мне… филантроп нашёлся.
— Ира, если ты так жаждешь крови, то сделай это хотя бы законным путём. У нас собран весь материал на Бэлу. Давай, передадим это в следственные органы, в прокуратуру.
— Плевать я хотела на твои органы. Законным путём, говоришь? По какому закону она хотела убить нашего мальчика? А? Я тебя спрашиваю… защитника этой суки! Как в её голове алчной бля*ищи могла родиться мысль убить такого ребёнка! Его же весь мир любит. Ведь в нём одном соединилась доброта миллиона людей! Разве есть хоть одна старушка, которой он не помог донести сумки до квартиры в этом доме? И вот появляется эта тварь, эта проклятая бля*ь, которая решает, что подушкой его можно задушить… так хоть не больно будет!
При последних словах Ирина резко вскочила с дивана и вновь устремилась к Вендлер. Она снова ударила её шлангом и стала пинать ногами. Бэла издала нечеловеческий вопль, закрыв лицо руками и продолжая кататься по полу.
Володя больше не мог созерцать эту сцену. Он не на шутку испугался за психическое состояние своей жены. Сильными руками он схватил её и прижал к себе. Ирина отступилась от Вендлер и разрыдалась.
— Всё, всё! Ира, успокойся, я прошу тебя, пошли домой.
На этот раз Ирина повиновалась. Они вышли из квартиры Вендлер и спустились к себе. Дома Володю ждала ещё одна душераздирающая сцена. Увидев Ирину в таком состоянии, Андрей подбежал к ней.
— Мама, мамочка, что с тобой? Всё хорошо. Не плачь, мамочка.
Ирина обняла ребёнка, прижала к себе и стала судорожно целовать его всего. Прибежала Надежда и, увидев растрёпанную маму, тоже ударилась в слёзы. Она обняла брата и мать, и они так стояли некоторое время. Володя вышел в другую комнату и стал звонить.
— Привет, Павлуха. Вроде мы недавно расстались. Выручай, родной, Ирине очень плохо. Произошёл психический срыв, её надо вытаскивать. Ей завтра на работу, а я не знаю, как она сможет…
— Володя, никакой работы не будет. Ей вообще надо отдохнуть после всего хотя бы недели две. Все плановые операции я сделаю сам, и Марина Островская тоже поможет.
— Павел, у тебя есть успокоительные средства? Только настоящие…
— Да, у нас в анестезиологии есть самые современные психотропные средства. Я приеду, сделаю ей несколько уколов, она будет отдыхать. Только заеду в клинику и сразу к вам, Володя.
— Спасибо тебе, родной, я жду.
Выкроив время до приезда Павла, Владимир опять поднялся этажом выше и вошёл в квартиру Вендлер.
Бэла по-прежнему лежала на полу, продолжая стонать и плакать. Увидев Владимира и не зная его намерений, она почему-то решила, что он пришёл её добивать.
Она издала нечеловеческий вопль и бросилась к его ногам.
— Пощадите меня, Владимир Андреевич, простите, не убивайте… У меня ведь дочка ещё, которую надо растить.
— Бела Наумовна, то, что вы замыслили убить моего сына, я готов вам простить… пусть бог будет вам судья, если в вас осталось хоть капля материнской совести.
— Простите, простите меня, Владимир Андреевич, я сама не знаю, что на меня нашло, — причитала Бэла.
— Я вам советую, — продолжил Владимир, — в течение месяца съехать с этой квартиры. У вас недостатка в жилье нет. Я не ручаюсь за свою супругу, которой может опять прийти мысль с вами расправиться. Она попросту вас убьёт в следующий раз. Ещё раз подумайте и… уезжайте.
После этих слов, не дожидаясь ответа, Владимир повернулся и вышел из квартиры Вендлер.
Через час приехал Павел. Володя встретил его у входа.
— Как там она? — спросил Павел у Владимира.
— Плохо, Паша. Я сегодня за многие годы нашей жизни серьёзно испугался за Ирину.
— Ничего, всё будет нормально.
Они вошли в комнату. Ирина стала постепенно приходить в себя. Дети сидели по обе стороны от матери на диване.
— Ирина Борисовна, здравствуйте, — обратился к ней Павел.
— Здравствуй, Павлуша, здравствуй, родной. Не ожидал меня такую увидеть, ну что ж, вот так…
— Ирина Борисовна, всё наладится, всё будет нормально. Дети рядом с вами.
— Ой, Павлик, видимо, мы слишком долго жили счастливо и хорошо. Злые люди нас сглазили.
— Не стоит о них вспоминать. Мы сейчас сделаем укольчик, и всё. Вам станет легче, и вы будете отдыхать.
— Как мне отдыхать, когда завтра две плановые операции?
— Ирина Борисовна, не надо даже об этом думать, я всё сделаю сам.
Павел наклонился к ней и постарался поправить ей волосы. Ирина взяла его за голову и поцеловала.
— Ну, хоть он меня не предаст, я уверена в этом, а все…
Володя переглянулся с Павлом и покачал головой. Дети с перепуганными лицами обняли свою маму, она продолжала их гладить по голове, попеременно то одного, то другого, а слёзы непроизвольно текли из её глаз.
Павел пошёл на кухню, подготовил лекарственные препараты, потом вернулся и сделал два укола — один внутривенный, другой внутримышечный. Володя попытался взять свою жену, чтобы отнести её в спальню, но она как-то увернулась от него и предпочла, чтобы её туда проводил Андрей.
Он аккуратно помог лечь своей маме, а та снова стала гладить Андрея по голове, всё время повторяя: «Мой сладкий, мой самый лучший ребёнок на свете, как же она посмела…»
— Мамочка, не расстраивайся, успокойся и поспи. Мы все здесь, все мы вместе, — сказал Андрей, держа свою маму за руку.
Ирина ещё раз дотянулась до лица Андрея, поцеловала его в лоб и откинулась на подушку. Через четверть часа она уснула.
— Ну что? — спросил Владимир Андрея, когда тот вошёл на кухню, где он с Павлом пили чай.
— Папа, мама уснула, всё в порядке.
— Хорошо, сынок. Иди к Надежде и посмотри, что у неё с уроками на завтра. Пожалуйста, сынок, помоги ей.
— Хорошо, папа, — сказал Андрей и вышел из кухни.
— Что делать, Павел?
— Я понял, что здесь разразилась настоящая драма.
— Да ещё какая! Я едва подоспел, она могла убить Бэлку. Ирина забила её до полусмерти. Причина была в диктофоне, который я так неаккуратно оставил на столе в большой комнате. И пока мы с Олегом были на заливе, она случайно прослушала запись.
— Володя, у Ирины случился не стресс, а психический срыв. У неё было полное состояние физиологического аффекта. Поэтому ей необходим настоящий отдых. Лучший вариант, если её увезти куда-нибудь недели на две.
— А куда мы сейчас можем уехать? Учебный год в разгаре. Алёша слепой. Я бы, конечно, увёз её.
— Володя, давай я тогда поживу у вас это время, присмотрю за детьми и Алексеем.
— Да, Паша, мысль хорошая. Если бы мне её уговорить, я бы уехал в Ставрополь. Нам надо уже с мамой повидаться и другой моей роднёй, я около года не был там. Но ведь она может не согласиться. После этого кошмара у неё обострилось чувство к детям, особенно страх за их безопасность.
— Володя, давай попробуем всё же. На работе этот вопрос с главным врачом я решу без проблем. Он её очень уважает и, конечно, войдёт в ситуацию. Лекции в институте я тоже прочитаю за неё. У Ирины Борисовны есть все конспекты.
— Павел, ты останешься у нас сегодня?
— Да, надо бы. Мало ли? Вы же не сможете вколоть ей ещё препарат через шесть часов. И потом, как я понимаю, утром одних твоих уговоров может оказаться недостаточно, чтобы она согласилась не идти на работу. Ирина Борисовна очень ответственный человек.
— Спасибо, родной, — сказал Владимир, положив свою руку на плечо Павлу. — Я тебе постелю тогда в большой комнате на диване.
— Где скажешь, Володя, — улыбнулся Павел.
В этот вечер после прихода Алексея, который был шокирован всем произошедшим накануне, и продолжительного разговора при его участии Володя принял решение о немедленном отъезде в Ставрополь. Павел Быстров оставался теперь в доме Сашенко за главу семейства.


Рецензии