Русские флибустьеры на Кубе ч2 На край света!

          Повествование основано на историко-архивных российских и зарубежных материалах.Посвящено военному участию и приключениям русских добровольцев в  борьбе за независимомть Кубы в 1896-1897 гг. против мощной Испанской колониальной державы.
               Публикуется рабочий вариант.
      
 
 НАЧАЛО здесь  http://www.proza.ru/2017/08/08/1969  ч.1 Безумный десант.
     

            ч.2    ВПЕРЕД, НА КРАЙ СВЕТА!..

        Скажу вам,друзья, что в этой необычной авантюре на  далекий остров Куба нас было трое  оторвил. Трое сирот. Николай, Евстафий и я, Петр. Объединила всех горькая судьба. Так или иначе, по ее прихоти мы, пареньки, оказались в Гатчинском сиротском институте, что под вальяжным Санкт-Петербургом. 

          В те былые времена в 1885 году, заполыхало восстание темнокожего населения на острове Куба супротив ненавистных испанских  завоевателей. Но мы, пацаны, о нем, конечно, и знать не знали и духом не ведали. Эвон расстояние туда какое, аж за бурным бескрайним океаном! Да и по малолетству своему, тогда нам было по 9-10 лет, такие события просто не волновали. Взрослые в разговорах  между собой упоминали про какую-то бунтующую Кубу, однако малопонятную для наших куриных голов.
 
         Нас больше увлекали красочные книжки об охоте юных буров на диких зверей в Африке писателя Майн Рида, да странствия пятнадцатилетнего капитана Дика Сенда, описанные Жюль Верном, а то приключения среди пиратов при поиске острова сокровищ Луи Стивенсона и иные путешествия подростков-сорванцов. Это было намного интереснее, чем серая, в казенных мундирах, жизнь-учеба в стенах стылого нашего сиротского приюта.

         Вот эта экзотика неведомых и чудных стран прочно засела в наших неокрепших, вихрастых мальчишеских головах и затем повела далеко-далече, за синие океаны, в чужедальние страны! Да так сильно увлекла и прихватила, что не знали мы, молодые искатели приключений, выберемся ли когда-либо обратно из тех боевых странствий по белу свету, чтобы увидеть снега наши и замерзшую Неву с гривастыми каменными львами, степь широкую с весенними тюльпанами да жаворонками в чистом небе, и церкви с переливчатым колокольным звоном…

          Начну по порядку, что знаю о дружках своих с малолетства.
          Друг наш Колька появился на свет божий в захудалой семье чиновника. После несчастной кончины бати  его удалось после хлопот родичей, пристроить на казенный счет в Гатчинский Сиротский институт. В нем как раз содержали и учили подростков-сирот и сыновей военных обер-офицеров и гражданских чиновников. Нас, таких «гавриков», там было более пятисот, собранных со всех концов империи. В старших классах нам уже «вдалбливали» программу военных гимназий, что для нашей троицы сыграло свою рискованную роль.

            Друган наш Евстафий был сыном майора пограничной стражи на острове Даго, детство его и проходило там, среди солдат, оружия  да волн, пока батяня внезапно не покинул белый свет. Евстафия и определили в ряды воспитанников этого же института.

            Ну а сам я из семьи разорившихся дворян. Отец мой - истовый правовед. Служил по чести в Городокском уездном суде, в Шлиссельбурге надзирателем, и гордился чином титулярного советника. Скончался он внезапно. Детей нас в семье было пятеро, а достатка «кот наплакал». Вот в 1885 году я и был принят в этот сиротский приют на казенное содержание и рацион.

            Здесь мы трое пацанов, рано потеряв родителей, сдружились, закончили сей институт. Наши книжные пристрастия стали серьезнее, мы увлеклись историческими романами, революционными войнами в колониях за свободу от власти Англии, Испании, Голландии. При расставании мы истово, романтически поклялись,  прижигая руки раскаленным гвоздем, в вековечной дружбе. По окончании учебы связь поддерживали,  встречались в пропахших кислыми щами и забродившим квасом забегаловках.
         Потом я отбарабанил свое на военной службе в Симбирске, изрядно поднаторел в делах разведки, и в чине прапорщика ушел в запас. Стал служить в Петербурге в управлении Варшавской  железной дороги. Здесь же на железке в управлении работал и Николай, нам вдвоем было сподобнее выживать и квартироваться. А Евстафий мечтал стать не абы кем, а архитектором. Упорный с детства, он поступил-таки на архитектурное отделение училища при Академии наук. В Питере.

         Вот тут–то из газет да журналов, досужих слухов и разговоров и достал нас жар республиканского восстания кубинских партизан на далеком южном острове! Оказывается, за свою независимость от испанского господства и рабства они сражались уже много лет, и теперь собирали за границей добровольцев-волонтеров и денежные средства-пожертвования на это богоугодное правое дело!

       Так мы узнали, что войска партизан или по ихнему  МАМБИСЕС, возглавил герой Кубы, признанный политик и пламенный поэт Хосе Марти вместе со своими генералами. Нас, обостренно относящихся к несправедливости, и показывающих зубы как волчата при многолетних унижениях, грубости и подзатыльниках воспитателей, воодушевили его мужественные слова:"Революция на Кубе – это воздух, которым дышат все… Ничто не может предотвратить ее триумфа". Молодость и энергия начинала бить в нас ключем!
 
       - Независимость или смерть! - грозно звучал над закабаленным островом набат мамбисес, и он звонко отдавался в наших беспокойных сердцах под северным русским небом! С горечью услышали мы среди читающего люда, что был убит в яростной кавалерийской атаке, в мае 1895 года любимец народа Хосе Марти. А может злопыхатели и враги подстроили это убийство, как в Америке Аврааму Линкольну, закрадывались у нас не одних такие мысли?! 

        "Но со смертью Хосе Марти восстание не заглохло!" - вдыхали мы, как глоток живительного воздуха, новости газетчиков, как и все сочувствующие кубинцам простые обыватели. А наоборот, пламя гнева стало шириться и расти!

         Во главе народной армии встали закаленные борцы за свободу Кубы - это генералы Антонио Масео и Максимо Гомес. Оказывается, Масео с началом десятилетней войны за независимость (1868—78) вступил в повстанческую армию.
       — Иди, сражайся за независимость, как подобает мужчине, с отцом и братьями! - напутствовала его мать
       И Антонио прошел путь от рядового до командира.Да так отчаянно, что был приговорен заочно испанскими властями к смертной казни. Однако Фортуна оказалось к  нему благосклонной  и испанцам не пришлось  порадоваться. Ибо Масео, отличаясь отвагой и военными способностями, стал генерал-майором Освободительной армии. А за цвет кожи, ум и атлетическую силу этот мулат получил от сотоварищей почетное название "Бронзовый титан".

           И никто из нас, юнцов, не поверил бы тогда, что загадочная судьба сведет нас лицом к лицу с генералом Масео на пылающем тропическом острове!

         Собравшись вместе, мы не раз обмозговывали это дело – и решили попытать воинской удачи на заокеанской экзотической Кубе! Мы отправимся туда сражаться! В наших сердцах зажглась страсть к приключениям, а жизнь казалась бесконечной!
          Ах, эта романтическая юность! В этом дерзком, эксцентричном возрасте ты полон  мечтаний, поисков и подвигов, беззаветной преданности цели и друзьям,  презрения к опасностям! Весь мир видится  у твоих ног, и так хотелось  посмотреть и объять его и испытать себя, на что же ты пригож в острых ситуациях и вообще в  этой удивительной жизни!

        И тут хитромудрая Фортуна преподнесла нам, неугомонным, удивительный сюрприз. Однажды зимой на уличной афишке мы прочитали о выступлении в Петербургском обществе взаимопомощи Донских казаков эмигранта из России, ныне известного в Америке писателя и бизнесмена Петра Попова. Нас, нацеленных в те края за океан, это чрезвычайно заинтересовало!

         Каково же было наше удивление и всей публики, когда  в переполненном зале от этого усатого казака, (родом из станицы Скуришинской на р.Медведице), в  сюртуке с галстуком, мы узнали... Что он бывший узник Петропавловской крепости, привлекался по нашумевшему нечаевсому революционному делу, но суд его оправдал, хотя путь в институт  ему  стал закрыт. Однако неугомонного казака полицейский удар не выбил из седла - и он, в поисках лучшей доли, перебрался в Америку.

         Там, начиная новую жизнь почти без гроша в кармане и без знания языка, он сумел  выучиться и добиться диплома доктора медицины. Женился. Пройдя через всякие тернии во Флориде, стал сотрудником русского Генерального консульства в Нью-Йорке! Более того, свыше двадцати лет  он пишет из Штатов очерки о их острых проблемах в русские газеты и журналы, а в американских  - публикует о жизни и быте российском. 

       Мы буквально раскрыли рты от изумления, услышав от его солидных компаньонов:
       - Бог свидетель,Петр Иванович считается в Америке почти единственным авторитетным писателем по вопросам русской жизни и литературы...
       На момент своей лекции бывший узник крепости Попов имел американское подданство и являлся директором огромного страхового общества "Эквитебль" по всей России.
      (ПРИМЕЧАНИЕ. О необычной судьбе  П.Попова  мною описано здесь: http://www.proza.ru/2013/06/11/434)

       Весь вечер мы взахлеб обсуждали необычную судьбу нашего земляка! Ведь он явил нам пример высокой выживаемости и успеха русского человека за кордоном. А чем мы  хуже его, почему и нам не рискнуть?
     - Итак, твердо все отправляемся  на  экзотическую Кубу! - заключил Николай и и  глаза его заблестели. 
     - Как говорится, пора и свет увидать и себя показать, как достопочтимый Эмигрант Попов, - утвердительно махнул рукой Евстафий.
     - А ты, Петро, будешь вести этакую летопись наших странствий, подобно Попову, - обратились они ко мне.
             Николай тут же на ходу сочинил:
                Эй, мечтатели и романтики!
                Бунтари  и оборванцы!
                В суматохе большой истории
                Куда так спешите вы?!               

        Ах, молодость-молодость, куда и кого ты только не посылала во все века за славой, удачей и златом!

        А вот злата-то у нас на поездку за Великий океан как раз и не было, и пришлось наскребать на переезд  копейки и рублики у всех друзей и знакомых, у кого в долг, у кого под залог  своих  выходных  сюртуков…  Вызубрили маленько мы испанский язык, раздобыли необходимые карты нашего путешествия и острова того, выправили через чиновников-пройдох, с правдами и неправдами, паспорта, вроде бы не липовые. Хотя в них мы  сами сомневались. Но лихая беда-начало.         
   
         А было нам всего по 21-22 года. И казалось нам тогда все по плечу!

        - Ха, - смеялись мы, попивая на отъезд кислое дешевое вино. - Разве могут мужественные кубинские партизаны обойтись без нас, русских бравых парней?! - шутили мы, собирая нехитрые пожитки в заплечные мешки. Туда же бережно уложили несколько газет с картинами сражающихся в кавалерийском наскоке кубинских всадников. Одну такую я пронес через все горы, саванны, опасности и висит она у меня на видном месте в доме, напоминая о нашей бесшабашной и удалой молодости!
         А репортеры в номерах газет словно подогревали нас, красочно расписывая отчаянные схватки кубинских повстанцев.
   
        В апреле 1896 года мы, три товарища, на свой страх и риск сели на океанский пароход,отходящий в Америку. Уж больно подозрительно косились на нас полицейские на таможне, и вертели в руках так и этак наши паспорта.Перетряхивали наши скудные вещички-бельишко да  единственную книгу - учебник испанского языка.   
      - Пронесло! - вздохнули мы, очутившись на обшарпанной палубе парохода для третьего класса.После  нудного  плавания по волнам, ютясь среди бедняков-эмигрантов, очутились мы в столице небоскребов Нью-Йорке. Шел месяц май.

         Мы радовались, как юные гимназисты - ведь до сражающегося острова Куба было, ну, рукой подать!

        Однако попасть туда оказалось не так просто, как нам, наивным, мечталось!
        Начались всякие треволнения, выявилась тайная слежка агентов за нами.
 Может  поэтому полу секретная кубинская хунта, набиравшая волонтеров и базирующаяся в Нью-Йорке, отнеслась к эмигрантам-«руссо» весьма недоверчиво, подвергая нас дотошной проверке и испытаниям. "Вот тебе на, называется "приехали!" - чесали мы озадаченно свои затылки.
       Но по-молодости и крепости здоровья бодрости духа не теряли и решили настырно ломиться к своей цели, ну, чисто по-русски!
      

Продолжение здесь: http://www.proza.ru/2017/09/02/1228  г.3 Проверка на прочность


Рецензии
Николай Федорович, спасибо!! Ждем выхода книг, однако...

Юрий Дым 61   30.08.2017 09:23     Заявить о нарушении
Уважаемый Юрий, спасибо Вам за внимание! Над этой книгой работаю с интересом...

С удовольствием читаю Ваши очерки.
Ваша познавательная подача редких материалов - очень нужное прсветительское дело!
Дальнейших успехов Вам, ибо таковой тематикой редко кто занимается!

С уважением,..

Николай Бичехвост   30.08.2017 17:13   Заявить о нарушении