Русские флибустьеры на Кубе

          Эта художественная историко-приключенческая  повесть основана на архивных российских и зарубежных материалах.
            Публикуется рабочий вариант.

            Победа или смерть!

         Два судна, словно безумные, неслись навстречу друг другу, подгоняемые громадными валами, то низвергавшими их в пучину волн, то бросавшими наверх океана, грозя расплющить людей о борта. Каждое неистово жаждало победы!
        Которое покрупнее, с бьющимся на ветру испанским флагом, готовилось к захвату судна дерзких повстанцев, перевозившего бойцов, мулатов, негров, креолов и оружие на восставший супротив испанцев остров Куба!

           "Эта тупорылая,черномазая  мразь задумала несуразное, - освободиться на острове от нашей  сильной и культурной  власти!"- потешились за кубками янтарного рома в столичной Гаване вальяжные, в расшитых мундирах с витыми аксельбантами, знатные испанские  гранды.
        "Да не бывать этому никогда!"- самоуверенно заявляли сии военные и гражданские искатели удачи, украшенные блестящими золотыми и серебряными наградами,  и прибывшие за манящей   карьерой, славой и богатствами тропиков из европейской метрополии. 

             Хотя  внутри у всякого колотилась тревога, т.к.  сумрачные вести о громадном полыхающем восстании подтверждали  их  многочисленные секретные доносители и сыщики! Кроме того, они сообщали, что повстанцы,  плюя на опасность, снарядили и отправили к берегам Кубы уже не первый корабль с десантов волонтеров, начиненный под самую палубу ящиками с винтовками,  патронами и бочонками с порохом! Святая Мадонна, пронырливые  испанские обнищавшие гидальго жаждали прихапать при захвате такового контрабандного судна богатый приз в качестве  желанной наживы!

           И вот среди рева урагана и ярких вспышек пушек, разрывающих сгустившийся  полумрак, с мостика испанского военного корабля прозвучала в рупор команда:
           -  Огонь!Зарядов не жалеть! Огонь!
            - Готовиться на абордаж!
           С громом  его орудий  летели кучи картечи, сметавшие снасти и паруса на судне босоногих повстанцев!

        И в этот миг на испанском судне все дико вскрикнули.
        Прямо перед их крейсером, словно порожденное подводным дьявольским потоком, в бурунах ужасных волн, внезапно возникло острие носа судна повстанцев, нацеленное им  в корпус и идущего на неумолимый таран. Только резкий и мощный поворот  штурвала на испанском крейсере уберег от неминучей гибели его и мореходов - и помог избежать ужасного столкновения!
           На палубе  меньшего судна повстанцев, стоял, крепко вцепившись жилистыми руками в руль старый кубинец с всклокоченными волосами, сжимая в зубах    изжеванную сигару. Его шхуна, отстреливаясь,   дважды  гремела залпами, повредив ванты и настройки на палубе испанца. Кубинский капитан, этот жилистый морской волк, отнюдь не уклонялся от боя с сильным противником. А наоборот, подбирался к врагу  ближе! И еще ближе! Зачем? - тревожно, с дрожью вопрошали себя на беснующейся палубе крепкие испанские вояки.

         А просоленное и задубелое от ветров лицо капитана светилось при  сполохах мрачной, трагической решимостью. Он уже просчитал роковые возможности боя и был, как и его команда, готов к самому худшему, трагическому! Они знали, что при захвате шхуны испанским кораблем, их  ожидает неминучий расстрел! Но ужаснее будет издевательский,позорный плен, изощренные муки в лагерях и медленная изувеченная, смерть на жарище для устрашения желающих примкнуть к восставшим.

         В эту минуту темное небо перерезал  жгучий зигзаг молнии, грянул  оглушительный раскат грома, и тут же залп с испанского судна сбил на кубинском  фок-мачту и она с жутким треском надломилась. Мачта обрушилась, рухнула на палубу, калеча насмерть залитых пеной и кровью людей, и разом накренила судно, лишив его маневренности и уготовив ему гибель.
          Через щели палубы заструился дым, внезапно превратившийся в столпы огня и искр, пожирая оборванные паруса и канаты, обжигая жаром столпившуюся команду. Крики бешенства и негодования разнеслись по раскуроченной палубе среди оставшихся в живых. В предплечье капитана впился кусок дерева, отскочивший от сломанной мачты. Кряхтя от боли, он пытался вырвать его из тела, но не мог. Тут же в  спину его острыми стрелами вонзились мелкие куски дерева от расщепленной мачты.

          - Победа или смерть! – перекрыл возгласы и шум мощный голос капитана, мертвой хваткой вцепившегося  кровоточащей рукой в колесо штурвала. С горящими глазами он махнул головой стоящему у поручней юному кучерявому парнишке!
           -  Пришел наш святой час, сын мой Педро!
           - Действуй, как договорились! И поможет тебе Господь, сынок!
           Тот понимающе кивнул отцу, льнул на себя ведро воды, схватил в руки два смолянистых факела, и застыл.

          Капитан крикнул:
          - Эй, давайте быстро наш флаг наверх!
          И на обломанной мачте два негра,один еще сопливый юнга, держась за нее, развернули  и прижали своими телами и руками к исковерканной мачте цветной национальный флаг Кубы!
           - Победа или смерть! – грозно и громко прозвучал в ответ крик оставшихся в живых десантников! Они понимали, что жертвуют своей жизнью ради будущей, пусть еще призрачной, свободы. Они не допустят,чтобы запас их вооружения,с таким трудом собранный для истребления разжиревших испанцев и их богатых гасиенд-поместий, достался сейчас   ненасытному и жестокому  врагу!         
   
           Капитан с гордостью взглянул на своих окровавленных мореходов, неожиданно резко крутанул штурвальное колесо – и устремил нос шхуны в близкий борт испанца -  и тут раздался страшный и противный треск раздираемой обшивки.Суда оказались сцепленными насмерть!
           По его знаку молодой кубинец ,его сын, сунул факелы в пылающий огонь, и сквозь адскую стену кипящих на палубе клубов дыма и смолы, бесстрашно кинулся с полыхающими факелами к люку трюма, в котором находился огромный запас боеприпасов, многие бочонки с порохом и серой - и рухнул в огнедышащий вулкан трюма!
           - Господи, спаси  душу моего  родного сына... - только и успел произнести капитан, как кошмарной силы взрыв, прогремев словно из преисподней,разнес оба судна на куски, выбросив их высоко над неистово клокочущей водой. Острые языки пламени поднимались от них к небу,снопы искр сверкали каскадами в темноте, все летело в воздух от взрывов бочонков с порохом, разбрасывая в волны горящие деревянные обломки и окровавленные  руки, ноги  и другие куски человеческих тел... Роковая ночь заканчивалась. Среди шумных свинцовых валов мелькали покореженные доски, части мачт и палубы - останки судов, взорванных героями.

       Даже в свой последний смертный миг они свято верили! Придет время и час! В глухих горах и лесных дебрях Кубы тысячи и тысячи восставших и иностранных добровольцев, полуголодных, оборванных и вооруженных лишь остро отточенными  клинками мачете, дождутся-таки другого плавучего транспорта с винтовками, боеприпасами и провиантом,  закупленных для них на американской земле!И добудут себе Свободу!
 
           На утренней ласковой заре на успокоившейся водяной глади тихо    покачивался цветной кубинский  стяг, словно покрывая  полотнищем вечную могилу на дне морском отважных сынов своих, отдавших жизни за дело  независимости, поднятое отважным патриотом Кубы  Хосе Марти. Только изредка  тревожно кричали чайки, пролетая над печально полощущимся в волнах флагом.   
 
 

 
 


Рецензии