Эссе 4 Проблемы русской лингвистики

Проблемы русской лингвистики.

Эссе 4

И вот еще одна рецензия: -

«Хотел бы Владимир отметить положительно ваши начинания по поводу нашей отечественной лингвистики, которая находится, к сожалению, ниже плинтуса.
 Но для начала, хотел бы поддержать, как ни странно Алексея, по части вот этих слов.
 «Все эти бредни о духовности или бездуховности того или иного языка отвратительны.»
 И вот почему. Язык и речь, это рабочий инструмент, средство для кодировки/обозначения и передачи информации. Только и всего.
 Точно таким же инструментом обозначения и передачи информации являются, так называемый язык дорожных знаков, смайлики, иконки на мониторе, и т.д.
Язык и речь, это инструмент, устройство, механизм, и как и любой инструмент он может быть более или менее производительным, с тем или иным КПД, и т.п.
По поводу санскрита. Просто Владимир вы не в теме. Санскрит это такое мыло, похлеще старославянского. В силу чего на них ни кто не хочет общаться. Ибо мыло оно и есть мыло.
 Простой пример. Официальным языком церкви является старославянский, однако, даже попы, на нем общаться не хотят. А, казалось бы, должно все выглядеть совсем наоборот».

Сергей Горохов 2 

Эти два комментария Аксельрода и Горохова имеют внутреннее сходство. Установив его истоки, Нам с Вами будет легко вести Нашу дальнейшую беседу. И здесь Мы с Вами должны вернуться к лингвистическим прозрениям Михайлы Ломоносова и его основополагающему делению русского языка на «штили». Вернуться, выделив из него «штиль» литературный, основу которого, в том числе, и дал Гений Ломоносова. А этот стиль дал миру Великую Русскую Литературу XIX века.

Уже давно было замечено, что со смертью имперской государственности и растворения имперского народа, его Культура долго еще дает могучие ростки. Нечто подобное и случилось с Русской Культурой, в ее проявлении феномена Великой Русской Литературы.

В моей работе «О реформе советского кривописания» отмечалось: -

 «Я уже писал, что грандиозных реформ уже буквенной русской грамматики было три. Сначала Ведическая дохристианская Культура перевела руническое индоевропейское письмо, в наследство о себе, на русскую расовую буквенную основу, как одну из грамматик индоевропейского русского народа. Первая реформа Церковно-славянского языка Библии было образование на основе русской грамматики «кирилицы», с  удалением семи «лишних» букв. Вторая Петра Великого удалила еще пять и вот третья большевиков еще три (привожу по памяти, да и точное количество букв здесь не важно; важно то, что каждый раз это был слом Русской и далее Имперской культурной и социальной формации)».

Импульс русской литературе дала Императрица Екатерина Великая, отменив обязательную службу Дворянства и наделив его возможностью вести жизнь людей «свободных профессий». Русская Расовая природная Культура имперского дворянства начала стремительно вырождаться. И Русская Литература своим Величием Духа и Высокой Духовности Содержания отразила эту трагедию «тягловой» Имперской Русской Элиты. У графа Толстого - русскими типами семьи князя Волконского и Духа Народа в Отечественной Войне 1812 года, и служилого дворянина Вронского. Отразилась дворянским Высоким Творчеством Пушкина - «Капитанская дочка» и Лермонтова - «Герой нашего времени» и «Песня про купца Калашникова» и иные произведения. Народный Дух  дал феномен Великой расовой Поэзии Николая Клюева.

То есть лингвистика сама по себе не может быть духовной, но только ее тип (а здесь и имеется в виду русский тип лингвистики) может позволить на ее основе творить Высоким Духом, с Высокой Духовностью Содержания.

Там же в «Реформе советского кривописания» было: -

 «5 января 1918 года был опубликован декрет наркома просвещения Луначарского, который обязывал все печатные издания Советской России «печататься согласно новому правописанию». Так был дан старт грандиозной реформе русского языка. Писатель Иван Бунин говорил: «…никогда человеческая рука не писала ничего подобного тому, что пишется теперь по этому правописанию».

И обе рецензии и Алексея Аксельрода, и Сергея Горохова находятся в «тренде» советской реформы «правописания» и последовавшей губительной реформы русской педагогики. Реформаторы перевели ее в «советское» материалистическое либеральное русло. Именно поэтому для материалистов Аксельрода и Горохова в лингвистике «советского типа» нет, и не может быть, духа и духовности. Но видят они это явление совершенно с разных позиций. Алексей Аксельрод с позиции либералов, «демократов» - «мировых революционеров». А Сергей Горохов с материалистической механистической позиции советской «совковой» системы педагогики преподавания русского языка и лингвистики. Отсюда из материализма его: -


«И вот почему. Язык и речь, это рабочий инструмент, средство для кодировки/обозначения и передачи информации. Только и всего.
 Точно таким же инструментом обозначения и передачи информации являются, так называемый язык дорожных знаков, смайлики, иконки на мониторе, и т.д.
Язык и речь, это инструмент, устройство, механизм, и как и любой инструмент он может быть более или менее производительным, с тем или иным КПД, и т.п.»

Но, все же, его нужный здесь творческий настрой поиска истины, я думаю, приведет его к правильным выводам и практическим результатам.

А его:-

«По поводу санскрита. Просто Владимир вы не в теме. Санскрит это такое мыло, похлеще старославянского. В силу чего на них ни кто не хочет общаться. Ибо мыло оно и есть мыло.
 Простой пример. Официальным языком церкви является старославянский, однако, даже попы, на нем общаться не хотят. А, казалось бы, должно все выглядеть совсем наоборот».

Здесь Сергей рассматривает языки, с лингвистической точки зрения социального общения, у меня же взгляд на язык, как на явление феномена общей социальной культуры народа и имперской культуры в частности. У меня нет «бухгалтерско-арифметической» планки сравнения языков вообще, и санскрита с русским языком, опять же в частности. Я отмечаю их корневое и иное сходство, как принадлежность к единому источнику, индоевропейской языковой группе.

Здесь наглядный пример мертвый язык – латынь. Он потерял значение разговорного языка, как средства социального общения, но прекрасно используется, например, в медицине. Вообще латынь была, наряду с греческим языком, разговорным языком половины Римской Империи. Но именно в виду особенности греческого языка, более развитого семантически, он вытеснил латынь из социального обихода и превратил ее в мертвый язык.

Здесь есть еще одна знаковая особенность. Греческий язык имеет некоторую двойственность основы. Давайте посмотрим на сравнительную корневую характеристику русского и греческого языков.

 В греческом алфавите прослеживаются остатки этого явления в названиях 14 из 27 букв: альфа, бета (правильнее — вита), гамма и т. д. Считается, что эти слова в греческом языке являются слегка искаженными производными еврейских слов (??? В.М.) «алеф» (бык), «бет» (дом), «гимель» (верблюд) и т. п. Сам Иврит полностью сохраняет акрофонию до сих пор.  Сравнение по признаку акрофоничности указывает на определенное проникновение в греческий язык еврейского письма. Это очевидно и послужило одной из причин распада и гибели Рима, как явления Истории. 
 
 Праславянская азбука также полностью обладает признаком акрофоничности. Среди названий 29 букв славянской азбуки — по крайней мере 7 глаголов. Из них 4 — в повелительном наклонении: два в единственном числе (рцы, цы) и два — во множественном (мыслите, живите), один глагол в неопределенной форме (ять), один — в третьем лице единственного числа (есть) и один — в прошедшем времени (веди). Более того, среди названий букв встречаются и местоимения (како, шта), и наречия (твердо, зело), и имена существительные во множественном числе (люди, буки). В нормальной связной беседе один глагол приходится в среднем на три другие части речи. В названиях букв праславянской азбуки наблюдается именно такая последовательность, что прямо указывает на связный характер азбучных наименований.
 
 Таким образом, праславянская азбука представляет собой Послание — совокупность кодирующих фраз, позволяющих каждому звуку языковой системы придать однозначное графическое соответствие (т. е. букву).
Совокупность приведенных выше фраз и составляет азбучное Послание:
 «Азъ буки веде. Глаголъ добро есте.
 Живите зело, земля, и, иже како люди,
 мыслите нашъ онъ покои.
 Рцы слово твердо — укъ фъретъ Херъ.
 Цы, черве, шта Ъра юсъ яти!»
Источник: politikus.ru, где можно найти подробную расшифровку Послания.

Из-за своей естественной акрофоничности русская лингвистика и подвержена инорасовой «реформации», через алфавит и прочие инструменты. И наша главнейшая задача вернуть русскую лингвистику к природному состоянию, конечно в современных реалиях.

До встречи в следующей части.


Рецензии