Что есть страх или первый подвиг малыша Фео

Что есть страх или первый подвиг малыша Фео.

На конкурс Даилды Летодиани "Что есть страх".

http://www.proza.ru/2017/09/02/515

— Попугайчики, хомячки! Подходим, смотрим, покупаем! Веселее, товарищи! Хомячок последний! Треть цены! — пенопластово-по-стеклянному скукоживая душу, выскрёбывая ее наружу монотонно дребезжащим голосом, раздражающе скоблил слух розовощёкий продавец домашней живности, интенсивно размахивая при этом руками в натянутых на них серебристого цвета резиновых перчатках.

«Наверное, это брат робота Вертера. Из фильма про Алису и, как говорит стеклотарщик Беня Шварц, ее «верный» мелафефон*, — глядя на зазывалу, подумал малыш Фео, с любопытством переводя взгляд на клетку, в которой одиноко грустил большой, белый и почему-то одноглазый хомяк, размерами больше похожий на бесхвостую недокормленную крысу.

— Худая крыс, однака, — прицыкнув языком, сокрушенно покачал головой выскочивший со стройки приземистый китайский батрак, взвешивая голодными глазами его настороженно раздувший щеки обед, — рубль, и твоя — моя!

— А забирай! — хитро блеснув золотым зубом, проскрежетал человек-робот и, просовывая серебристо-резиновую клешню в клетку, попытался извлечь из нее заметавшегося хомяка. — Будет тебе шашлык-машлык!

Хомяк вдруг остановился, встал на задние лапы и, угрожающе задрав верхнюю губу, обнажил два невероятно больших даже для недокормленной крысы белоснежных зуба. С разбега кульбитнув двойное сальто, он впился ими в руку продавца и, когда тот, вопя от боли и неожиданности выдернул ее из клетки, ловко перепрыгнул на плечо Фео.

Малыш растерянно посмотрел на беглеца, заглянул в его единственный кроваво-розового цвета глаз и, тихо шепнув "Я тебя спасу!", бросился наутек.

Плексиглазова-старшего дома не было. «Наверное, с Халиуллой к Шварцу долечиваться пошли», — догадался Фео и, плюхнувшись на кровать, уложил спасенного хомячка к себе на грудь. Нежно его погладив, Фео улыбнулся и приветливо сказал:

— Ну, здравствуй, белая крыса...

— Я не крыса! Я — хомячок! — для виду обидевшись, буркнул уютно примостившийся у Фео на груди пушистый комочек и, громко высморкавшись в шерстку, с достоинством добавил, — просто «особенный».

— Ух, ты! Прямо, как я! Я тоже — «особенный». Все так говорят...

— Верю. Иначе, как бы ты меня понимал? — хомяк приподнялся, выставив заднюю лапу вперед, правой передней дважды выписал в воздухе вензеля и вежливо поклонился. — Дормидонт «Саблезубый»! Почетный копьеносец Его Величества короля Хомячьего царства, принц и кавалер ордена «Золотого зёрнышка»!

— Феоктист Ясный Пень, — подражая хомяку, торжественным голосом огласил малыш Фео, — русский богатырь!

— Русский? — переспросил принц и кавалер, — а почему щечки круглые и глазки косят? Соседский, что ли? Ну, ничего. У нас в Хомячьем Царстве такое часто случается...

— Не, не соседский, — невозмутимо ответил Фео, — папа выяснял. Даже дядю Халиуллина так прямо об этом и спросил. Мол, чего мы это с ним такие похожие. Так тот сказал, — это потому что я и он, наверное, от самого Чингисхана свой старинный род ведем. Как английская королева. И она, стало быть, нам тоже родственница. Дальняя...

— И что папаша?

— Папа меня обнял, по голове погладил и Тюркмен-башой назвал. Слово, конечно, странное, но сразу чувствуется, ласковое. Папа добрый, он меня любит. Сандали мне купил. Зимой...

— А меня он не выгонит? — тревожно затаив дыхание, спросил хомячий принц.

— Ты водку пьешь?

— Ты где это видел, чтобы уважающий себя хомяк водку пил?

— Тогда ты его не обделишь. А значит, жить теперь мы будем вместе.
 
— Спасибо, друг! — благодарно заглянув в глаза Фео, воскликнул кавалер ордена «Золотого зёрнышка».

Друг! Какое прекрасное слово! Самый первый в жизни друг! Малыш Фео счастливо закрыл глаза, но тут же испуганно их распахнув, подскочил в кровати и, крепко обняв хомяка Дормидонта, прижал его к себе.

— Ты чего, Фео?

— Мне вдруг стало страшно, Дорик. Можно я буду называть тебя Дорик?

— Конечно, можно. Ведь сегодня ты спас мне жизнь... Но чего ты испугался, малыш?

— Я думал, у меня никогда не будет друга. Ведь я «особенный». И дети почему-то играть со мной не хотят. Я думал, так будет всегда... Но сейчас, когда я наконец нашел тебя, и ты назвал меня своим другом - мне стало страшно. Я боюсь, что если закрою глаза и усну, то когда проснусь, все это окажется просто сном и тебя уже рядом не будет. Я очень боюсь тебя потерять. Тебя... Мой первый и единственный друг...

— Ну, что ты, Фео. Я тебя не брошу. Даю слово. А слово Дормидонта «Саблезубого», наследного принца Хомячьего Царства это не хухры-мухры какие-то. Вот так. Теперь я всегда буду рядом, о мой благородный друг и спаситель.

Распластавшись на груди у Феоктиста, Дормидонт согрел сердце малыша своей пушистой шерсткой и тот, все еще пытаясь устоять и не уснуть, все же закрыл глаза и, тихо посапывая, уснул счастливым и безмятежным детским сном...

* Мелафефон - огурец (еврейск.)


Рецензии
Какая трогательная глава)) Мир ужасен, а они счастливы.

Идагалатея   07.12.2017 19:49     Заявить о нарушении
"Солнечные" дети всегда видят мир прекрасным.

Сергей Курфюрстов   07.12.2017 20:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.