8 глава. Летопись Майрона

                САГА
                Перекрёсток  Вселенных.

                Эпизод 1. Шестнадцатый артефакт.


                8 глава. Летопись Майрона.


“...Я  -  Солнца  луч,  что  тает  в  небесах  заката.
Не  всё  поведал  вам  о  том,  что  было  здесь  когда-то.
Скользнул   я  с  книги  на  перо,  лежащее  в  траве,
А  рядом  ветхая  сума  и  кости,  что  не  преданы  земле...”

Стих  “Летопись” (отрывок).
Карон  Фир.


   "...В  тёмных  коридорах  подземелий  великих  чертогов  Мандоса  загоралось  яркое,  синее пламя  факелов  на  стенах.  Огонь  вспыхивал,  освещая  путь,  и  гас,  как  по  чьему-то  повелению.  Но  тому,  кто  шёл  по  этим  коридорам,  зарево  факелов  было  без  надобности.  Одеяния  валы,  как  и  его  образ,  источали  яркий,  белый  свет,  который  собой  затмевал  любой  другой.  Не  было  слышно  шагов.  Тишина.  Тьма  коридоров  рассеивалась  впереди  и  заново  вступала  в  свои  законные  права  за  ним.  Очередной  поворот  тоннеля-лабиринта.  Стражники  майа  увидели  яркий  свет,  который  быстро  к  ним  приближался.  На  их  лицах  не  было  тревоги,  ведь  они  знали,  кто  направляется  в  их  сторону.  Свечение  образа  угасало  по  мере  его  приближения  к  цели,  и  перед  стражниками  предстал  их  повелитель  собственной  персоной.
-  Оставьте  нас.  Я  желаю  поговорить  с  ним  наедине.  -  Спокойным  голосом  произнёс  вала.
   Стражники  послушно  удалились  дальше  по  коридору  и  свернули  за  угол,  не  произнеся  ни  слова.  Свет  образа  валы  засиял  немного  ярче,  проникнув  за  решётчатую  дверь  темницы.
-  Майрон.  -  Позвал  он  узника.
   Тьма  темницы  послушно  отступала.  И  к  решётке  подошёл  майа.
-  Владыка.  -  Тихим  и  подавленным  голосом  откликнулся  Майрон.  -  Зачем  вы  здесь?
-  Желаю  говорить  с  тобой.
-  Зачем  и  почему  сейчас?
-  Прошло  несколько  лет  с  тех  пор,  как  ты  был  осуждён.  За  это  время  от  тебя  не  исходило  ничего,  что  позволило  бы  нам  помиловать  тебя...
-  Помиловать?!  -  Слегка  на  повышенных  тонах  перебил  Майрон.  -  И  что  же  великий  король  Манвэ  хочет  услышать  от  меня  сейчас?  Может  быть,  искренние  слова  раскаяния  за  то,  чего  я  не  совершал?  Но  вы  и  тогда  не  захотели  меня  выслушать  и  поверить  мне.  С  какой  радости,  вы  поверите  мне  сейчас?
-  Не  стоит  так  говорить  со  мной!  Или  ты  забыл,  кто  перед  тобой?!
-  Нет,  владыка,  не  забыл!  Но  я  так  же  не  забыл,  как  погибло  то,  что  я  хотел  вам  подарить.  И  не  забыл  о  гибели  той,  которую  любил  всем  сердцем  и  душой.  Я  молил  вас  о  спасении,  а  вы  отвернулись  от  меня,  приняв  на  веру  клевету  и  осудив  меня  на  заточение.
-  Ты  смеешь  судить  нас  и  наши  действия?  Знай  своё  место  майа!  Вся  Арда  погибала  от  великой  катастрофы,  и  мы  пытались  спасти  её,  а  ты  настолько  мелочен,  что  думал  лишь  о  спасении  своего  города,  который  был  обречён.  Ты  не  желаешь  понять  этого  и  тогда  не  желал.  Вижу,  что  и  в  будущем  не  пожелаешь.
-  Нет.  Не  пожелаю.  Ведь  вам  важно  лишь  то,  что  создано  вами.  Вы  приписываете  себе  все  заслуги  других,  забывая  и  вычёркивая  тех,  кто  помогает  вам  создавать  этот  мир.
-  Заслуги  других?!  Я  вижу,  ты  желаешь  почестей!  Но  за  что,  позволь  тебя  спросить?
-  Нет!  Я  этого  не  жажду.  Хочу  лишь  одного,  чтобы  вы  помнили  о  том,  что  этот  мир  создан  не  только  вами.  Если  бы  не  воля  Эру,  то  всего  этого  никогда  бы  не  было.  Так  же  я  хочу  справедливости  и  правды.
-  И  в  чём  же  твоя  правда?
-  Она  не  моя!  -  Подчеркнул  Майрон.  -  Она  одна  для  всех.  Вы  спрашиваете,  в  чём  моя  заслуга?!  Я  создал  великое  чудо,  которое  хотел  вам  подарить.  Да,  Мист-Эрия  погибла,  но  моя  верность  к  вам  ещё  живёт  во  мне,  как  и  мои  благие  намерения,  не  смотря  ни  на  что.  Так  было,  есть  и  будет.  Я  не  хочу  вас  убеждать  в  этом,  ведь  все  мои  усилия  будут  напрасны.  Но  я  прошу  вас  вспомнить  о  том,  что  именно  я  создал  кристалл  из  света  звезды  Этины  для  Великих  светильников.  Его  половинки  вобрали  в  себя  мглу  Арды  и  подарили  ей  свет.  Не  оспоримо  то,  что  создателями  светильников  являетесь  вы,  но  и  я  вложил  в  это  свои  умения  и  желание  тянуться  к  свету.
-  Да,  это  так.  И  я  этого  не  отрицаю.  Но  всё,  к  чему  ты  прикасаешься  и  всё,  что  ты  создаёшь,  рушится.
-  И  вы  вините  в  этом  меня?!
-  Нет.  Не  виню.  Но  слишком  много  совпадений.  Всё,  что  было  создано  с  твоей  помощью,  было  разрушено  Мелькором.
-  Но  не  только  это  он  погубил.  Многое,  что  создали  вы  сами,  так  же  погибло.
-  Да.  Ты  прав.  И  всё  же  это  не  оправдывает  тебя,  а  наоборот.
-  Вы  не  можете  меня  судить  за  злодеяния  других.
-  Наше  подозрение  в  том,  что  ты  можешь  тайно  служить  Мелькору,  усиливается  с  каждой  минутой.  И  потому,  можем.
-  Подозрения  -  это  не  доказательства  моей  вины.
-  Возможно.  Но  кто  может  рассеять  эти  подозрения?  Ты?  Если  так,  то  для  тебя  всё  закончится  печально.  Твои  слова  меня  не  убеждают  в  обратном.  Наоборот  усиливают  то,  что  мы  о  тебе  узнали.
-  Узнали?!  Что?  От  кого?
-  Это  не  важно.  Могу  сказать  лишь  одно:  твой  брат  предупреждал  нас,  а  мы  не  хотели  внять  его  словам.  Думали,  что  его  подозрения  беспочвенны.
-  Мой  брат  Альтим?!
-  Да.
-  Но  как  же  это?  Быть  того  не  может!
-  Как  видишь,  может.  Жаль,  что  он  не  выжил  при  гибели  твоего  города.  Иначе  он  бы  смог  рассказать  нам  на  суде  всё  в  твоём  присутствии.  Интересно,  чтобы  ты  тогда  сказал  в  свою  защиту?
   Майрон  опустил  голову.  На  его  лице  было  ярко  выражено  чувство  негодования.  Его  мысли  смешались,  рождая  вопрос  за  вопросом.
-  Молчишь.  Нечем  возразить?!  Я  так  и  думал.  Значит,  наше  решение  было  принято  верно,  и  ты  останешься  в  этих  стенах  до  последней  секунды  существования  этого  мира.  -  Произнёс  Манвэ  и  бесшумной  поступью  удалился,  унося  с  собой  яркое  свечение  белых  одежд.
   Мрак  окутывал  темницу  Майрона,  как  и  его  мысли.  Чувства  майа  смешались.  Они  жадно  пожирали  друг  друга.  Боль  утраты  сменило  негодование  от  того,  что  брат  незаслуженно  посеял  сомнения  в  преданности  к  валар.  Зачем?!  Почему?!  Эти  вопросы  не  давали  ему  покоя.  Майрон  понимал,  но  не  желал  принять  того,  что  Альтим  предал  его.  Подобные  мысли  рождали  ярость,  которую  резко  сменила  злость,  а  затем  ненависть.  Но  вдруг  его  разум  освободился  от  терзаний  спутанных  мыслей  и  стал  чистым,  как  белый  лист  свитка,  незапачканный  чернилами.  В  этот  миг  начали  резко  всплывать  те  моменты,  которых  Майрон  не  замечал  ранее.  И  перед  ним  открылась  вся  картина  из  тонких  нитей  воспоминаний.  Всё  произошло  не  просто  так.  И  теперь  майа  понял,  что  любовь  к  брату  его  слепила  и  не  давала  увидеть,  что  Альтим  был  влюблён  в  Эриону.  Майрон  тогда  не  замечал  зависти  брата.  Зависть...  Что  может  быть  хуже?!  Именно  она  побуждает  к  подлости  и  предательству.  Чувства  майа  опять  сплелись  в  запутанный  клубок,  а  мысли  и  догадки  множились,  не  давая  покоя  разуму.  Он  зажал  голову  руками  и  сел  на   корточки,  скользя  спиной  по  стене.
   За  решётчатой  дверью  темницы  вспыхнули  огни  факелов,  но  они  не  были  синего  цвета,  как  обычно.  Свет  был  серым  и  тусклым.  Туманное  пламя  плавно  превращалось  в  некие  нити,  похожие  на  тонкую  дымку.  Странно,  но  огонь  от  факелов  никогда  не  испускал  дым  до  этого  момента.  В  коридоре  и  темнице  не  было  слышно  потрескивания  факелов  и  не  ощущалось  запаха  гари  и  копоти.  Тонкие  струйки  дыма  направлялись  в  одну  точку  перед  решётчатой  дверью  темницы.  Материя  меняла  свой  цвет  из  серого  в  чёрный.  Тёмная  пелена  сгущалась  и  становилась  плотнее,  увеличиваясь  в  размере.  Вот  последняя,  серая  нить  оторвалась  от  факела.  Странный  огонь  потух,  но  его  тут  же  заменило  привычное  синее  пламя.  Чёрная  материя  просочилась  сквозь  дверную  решётку  и  стала  формироваться  в  телесный  образ,  явив  Майрону  гостя,  которого  он  не  ожидал  увидеть.  Майа  поднял  голову.  Перед  ним  стоял  сам  Мелькор.  Лицо  падшего  валы  не  источало  негативных  чувств.  По  крайней  мере,  так  казалось  на  первый  взгляд.  В  глазах  Мелькора  чётко  выражались  сочувствие  и  жалость,  которые ему  не  были  присущи.  Не  смотря  на  тьму  и  пустоту  в  его  душе,  так  и  было.  Его  взор  не  лгал.
-  Здравствуй,  Майрон.  -  Тихим  и  спокойным  голосом  произнёс  гость.
   Майа  встал,  зажавшись  в  угол.  В  его  глазах  поселился  страх.
-  Я  -  Мелькор,  но  не  стоит  меня  бояться.  Я  -  не  враг  тебе.
-  Неужели?!  -  Не  скрывая  иронию  в  дрожащем  голосе,  произнёс  Майрон.
-  Да.  Это  так.
-  Зачем  явился?  Желаешь  покаяться  и  молить  о  прощении?
-  Если  я  последую  этому,  мои  слова  тебя  не  убедят.  И  потому,  я  не  сделаю  этого.
-  Конечно.  Ведь  твоему  злу  нет  прощения.
-  А  я  его  и  не  прошу.
-  Чего  же  ты  хочешь  от  меня?!
-  Хочу  тебя  освободить  и  взять  с  собой.
-  Как  моего  брата?
-  Да.  Твой  брат  служил  мне.  Но...
-  Теперь  он  мёртв,  а  я  здесь,  благодаря  его  лжи  и  тебе.  -  С  возмущением  и  злостью  в  голосе  промолвил  Майрон,  оборвав  речь  Мелькора.
-  Я  не  буду  оправдываться  перед  тобой.  И  так  же  не  буду  защищать  твоего  брата.  Он  предал  не  только  тебя.  Но  сейчас  не  об  этом.
-  Так  о  чём  же?  Может  быть,  ты  хочешь  мне  рассказать,  зачем  разрушил  то,  что  я  создал?  Или  хочешь  мне  поведать  о  том,  как  убил  мою  любимую?
-  Твой  город  должен  был  уцелеть,  если  бы  Альтим  сделал  всё,  как  нужно.  И  я  не  убивал  твою  любимую.  Она  умерла  до  разрушения  города.
-  Всё  ложь!  Каждое  твоё  слово!
-  Я  не  буду  убеждать  тебя  в  своей  правоте.  Но  спроси  себя:  кому  ты  можешь  верить  сейчас?  Тебя  предали  все  -  валар,  родной  брат.  На  суде  за  тебя  никто  не  произнёс  ни  слова,  чтобы  развеять  все  слухи  о  твоём  предательстве.  Тебя  оклеветали  и  бросили  гнить  в  темнице.  Это  и  есть  награда  за  твою  верность?
-  Кто  бы  говорил  о  верности,  но  только  не  ты  -  воплощение  чистого  зла,  которому  чужды  любовь,  верность  и  красота  этого  мира.  Ты  -  злая  тварь,  которая  рушит  всё  на  своём  пути.
-  Да,  это  так.  Но  ты  хоть  раз  задумывался  о  том,  почему  я  это  делаю?
-  А  стоит?
-  Как  знать?!  Возможно.
-  Я  так  не  думаю.
-  Это  ты  сейчас  так  говоришь.
-  Сейчас...  Можно  подумать,  что  моё  мнение  изменится.
-  Я  не  знаю.  Но  может  это  произойдёт,  если  ты  выслушаешь  меня.
   Майрон  пристальным  взглядом  посмотрел  на  Мелькора.  Майа  не  питал  к  нему  ни  капли  доверия,  но  вала  говорил  убедительно,  не  смотря  на  то,  что  слыл  искусным  лжецом.
   “Какая  разница?  Терять  нечего.  Всё  равно  пропадать  в  этих  стенах  целую  вечность.  Пусть  говорит,  что  хочет.  Может  хоть  немного  меня  развлечёт  своим  бесполезным  лепетом”.  -  Подумал  Майрон  и  кивнул  головой  в  знак  согласия  выслушать  Мелькора.
-  Посмотри  на  этот  мир.  -  Промолвил  падший  вала.
-  Я  видел  его,  пусть  даже  не  полностью.
-  И  что  скажешь?
-  Мне  он  нравится.
-  И  мне  тоже.
   Майрон   приподнял  бровь,  выразив,  таким  образом,  своё  удивление.
-  Да.  Нравится.  -  Повторил  Мелькор.
-  Так  зачем  ты  хочешь  его  уничтожить?
-  Он  мал  и  не  совершенен.  Всё  в  этом  мире  искусственное.
-  Возможно,  всё  это  так,  но  не  тебе  разрушать  то,  что  ты  не  создавал.
-  Ты  прав.  И  я  хочу  создать,  но  не  могу.  Этот  мир  и  его  создатели  препятствуют  мне.  Потому  я  хочу  здесь  всё  уничтожить.
-  Погубить  всё  может  любой,  но  создать  новое  не  каждому  под  силу.
-  Я  смогу.  И  я  уверен  в  этом.
-  И  ты  готов  всё  истребить,  чтобы  на  руинах  построить свой  мир?
-  Да,  готов.  Но  мой  мир  будет  совсем  другим,  настоящим  и  необъятным.
-  Грандиозные  планы.
-  Так  и  есть.  Но  я  один  и  мне  не  хватит  сил,  чтобы  победить  валар.
-  И  ты  хочешь,  чтобы  я  присоединился  к  тебе?  Я  так  и  думал.  Этого  не  будет.  Уходи.
-  Хорошо.  Так  и  быть.  Но  настанет  час,  когда  ты  поймёшь  меня  и  явишься  ко  мне.
-  Нет,  не  настанет.
-  Не  будь  так  уверен.
-  Это  почему?
-  Потому,  что  я  знаю,  а  вернее  догадываюсь,  где  находится  Негасимое  пламя.
-  И  где,  по-твоему,  оно  находится?
-  Я  скитался  в  поисках  очень  долго  и  совсем  не  замечал  этого  ранее.
-  И  что  же  это?
-  Звезда  Этина.  Сколько  я  себя  помню,  она  всегда  существовала  и  была  так  недосягаема.  И  я  не  мог  даже  предположить,  что  она  и  есть  Негасимое  пламя.  Если бы  я  смог  завладеть  хоть  малой  частью  её  чистого  света,  то  смог  бы  создать  свой  мир.  Ни  Эру  и  не  валар  -  источник  всего,  а  эта  звезда.  Я  знаю,  что  ты  смог  завладеть  частью  света  Этины.  И  благодаря  этому  валар  смогли  создать  свои  светильники.  Если  это  получилось  у  тебя  ранее,  то  ты  сможешь  это  сделать  ещё  раз.
-  И  что  тогда?
-  Я  подарю  тебе  новый,  совершенный,  настоящий  и  необъятный  мир.
-  Заманчиво.  Но  я  откажусь.
-  Почему?  Ты  хочешь  сгинуть  в  этих  стенах?
-  Я  лучше  сгину  здесь,  чем  буду  с  тобой  рушить  этот  мир  и  строить  новый,  где  нет  моей  любимой.
-  Но  её  уже  нет,  и  не  будет  больше!
-  Будет.  Она  навсегда  останется  в  моей  памяти,  в  моём  сердце  и  душе.
-  Желаешь  остаться  и  скорбеть.  Пусть  так.  Ты  слаб  и  жалок.  И  тебе  не  вершить  великие  дела.  Растворишься  во  мраке  времён,  и  никто  о  тебе  даже  не  узнает  и  не  вспомнит.  А  те,  кто  тебя  бросил  сюда  и  не  захотел  спасти  твою  любовь,  будут  насмехаться  над  твоим  именем  до  тех  пор,  пока  и  вовсе  его  не  забудут.  Прощай.
   После  этих  слов  Мелькор  слился  с  тьмой  и  исчез.  Синий  свет  факелов  на  мрачных  стенах  потух.  Воцарилась   тишина.  Майрон  остался  совсем  один.  Его  взгляд  замер  на  том  месте,  где  несколько  секунд  назад  стоял  тёмный  вала.  В  глазах  майа  осталось  чёткое  очертание  лика  Мелькора,  а  в  себе  он  продолжал  слышать  его  последние  слова.  Они  не  давали  Майрону  покоя,  а  вернее  то,  как  он  произнёс  несколько  последних  фраз.  В  них  не  было  лукавства  и  лжи,  а  горькая  правда,  которую  майа  не  был  готов  принять.
   Стражники  вернулись  к  темнице.  Свет  факелов  вновь  озарил  синим  цветом  стены  коридора.  Незримое  и  лёгкое  дуновение  ветра  играло  огнями.  Тени  плясали  на  холодных  камнях.  Майрон  смотрел  на  это  зрелище  тоскливым  и  унылым  взглядом,  погрузившись  в  глубокую  бездну  запутанных  мыслей.  Но  вдруг  он  понял,  что  Мелькор  прав  в  том,  что  свою  судьбу  должен  он  вершить  сам.  В  этот  миг  защемило  сердце  в  груди,  и  майа  ощутил  нечто  далёкое  и  очень  близкое.  Можно  сказать,  что  это  было  что-то  родное,  как  часть  его  самого.  Вот  только  эта  часть  с  этого  момента  стала  совсем  чужой.  Майрон  даже  не  догадывался,  как  был  прав  в  своих  ощущениях  и  как  ошибался  в своих  намерениях.  Майа  переполнило  чувство  злости  и  ненависти.  В  его  глазах  сверкнуло  пламя  жгучего  огня.  Он  превратился  в  чёрную  материю.  Оковы  на  руках  и  ногах  покраснели  и  расплавились.  Всё,  что  от  них  осталось,  упало  на  каменный,  холодный  пол,  издав  грохот.  Стражники  услышали  этот  звук.  Обнажив  мечи,  они  повернулись  к  решётчатой  двери  темницы.  Тёмная,  рваная  материя  вырвалась  наружу  и  окутала  обречённых  стражников,  выпивая  жизнь  из  тел.
   А  где-то  там,  под  толщей  вод  великого  океана,  среди  затопленных  лабиринтов  тоннелей  находились  восемь  кристаллических  коконов.  В  одном  из  них  лежал  зеркальный  меч.  На  эфесе  меча  изгиб  змеи  в  форме  полумесяца  обнимал  радужный  шар,  из  которого  безуспешно  пыталась  вырваться  наружу  светлая  часть  души  Майрона.  Коконы  испустили  тонкие  нити,  которые  соединились  в  один  поток.  Он  быстро  удалился  в  тёмный  тоннель,  даря  его  стенам  и  холодной  воде  яркий,  огненный  свет.  Нить  проходила  сквозь  стены,  как  будто  сокращала  свой  путь  к  пункту  назначения.  И  вот  материя  прошла  сквозь  очередное  препятствие,  очутившись  в  огромном  зале  пещеры,  который  не  был  заполнен  водой.  Посреди  неё  торчал  острый,  чёрный  кристалл.  Огненный  волос  направился  к  нему   и  стал  обвивать,  как  лиана.  Камень  вобрал  в  себя  нить,  засветился  и  выпустил  энергию  огня  в  разные  стороны,  принимая  правильные,  гладкие  формы.  Жгучее  пламя  охватило  зал.  Оно  плавило  камни,  превращая  их  в  лаву  и  создавая,  таким  образом,  неповторимый  интерьер.  Языки  огня  собирались  по  краям  округлого  участка  каменного  пола,  в  середине  которого  находился  чёрный  кристалл,  принявший  форму  гладкого, цилиндрического  постамента.  Над  его  поверхностью  вспыхнул  яркий  огонь  изумрудного  цвета,  явивший  книгу.  Она  раскрылась,  и  страницы  стали  перелистываться  сами  собой.  Языки  пламени  впивались  в  листы,  оставляя  пылающие  оттиски.  По  помещению  блуждали  чьи-то  голоса.  Они  шептали  и  замолкали.  Вот  перевернулась  последняя  страница.  Пламя  начертало  оставшиеся  строки.  Книга  закрылась  и  исчезла  в  огне,  который  тут  же  потух.  Постамент  почернел  и  прекратил  испускать  энергию.  Пламя  угасло,  и  лава  остыла  в  один  миг.  Всё  замерло,  как  ничего  и  не  происходило.  Воцарился  мрак,  в  котором  исчезал  шёпот  голосов.  Тишина..."



   Обнажив  меч,  Леголас  быстро  направлялся  к  тому  месту,  откуда  несколько  минут  назад  исходил  яркий  алый  свет.  Синий  свет  факелов  на  стенах  пещерного  коридора  сопровождал  его.  Вот  это  место,  но  здесь  никого.  Эльф  остановился  и  прислушался  к  звукам.  Он  услышал  шорох  от  шагов,  который  быстро  стихал  вдалеке.  Вглядываясь  во  тьму  коридора,  Леголас  смог  уловить,  как  некто  быстрым  шагом  удалялся  прочь.  Эльф  побежал  в  сторону  беглеца.  Длинный  тоннель  привёл  его  на  развилку.  Небольшой  зал  с  высоким,  рваным,  каменным  потолком  и  несколько  входов  в  другие  тоннели.  Куда  теперь?!  Леголас  опять  замер  на  месте.  Звук  шагов  удалялся  в  одном  из  коридоров,  но  эльф  не  мог  уловить,  откуда  именно  он  исходил.  Вдруг  шаги  стихли  на  несколько  секунд.  Леголас  напряжённо  вслушивался,  надеясь  уловить  хоть  малейший  шорох.  Он  опять  услышал  шаги,  но  теперь  всё  говорило  о  приближении  неизвестного.  Наконец  эльф  смог  определить,  откуда  исходит  звук.  Он  подошёл  к  краю  входа  и  затаился  с  обнажённым  клинком  наготове.  В  тоннеле  загорались  факела,  подавая  признак  того,  что  кто-то  приближается.  Звук  шороха  шагов  становился  отчётливее.  Зарево  синего  пламени  выдавало  того,  кто  следовал  к  выходу,  но  оно  так же  выдавало  и  Леголаса,  который  притаился  в  зале  у  входа  в  тоннель.  И  это  было  замечено.  Некто  замедлил  своё  движение.  Его  шаги  стали  тише  и  осторожнее.  Эльф  чувствовал,  как  в  его  груди  колотится  сердце.  Уже  скоро!  Он  слышал  дыхание  того,  кто  к нему  приближался.  Донёсся  звук  шелеста  стали.  Некто  обнажил  свой  меч.  Синий  свет  из  тоннеля  достиг  выхода.  Молниеносные  взмахи  мечей  разорвали  воздух  и  скрестились.
-  Гэндальф?!
-  Леголас?!
   Эльф  и  белый  маг  смотрели  друг  на  друга  удивлённым  взглядом,  который  чётко  отображал  чувство  неожиданности  увидеть  здесь  друг  друга.  Но  смешанные  чувства  страха  и  решимости  продолжали  владеть ими,  не  позволяя  ослабить  хватку  и  опустить мечи.
-  Что  ты  тут  делаешь?  -  Спросили  они  друг  у  друга  одновременно  и  также  в  один  голос  ответили.  -  Долго  рассказывать.
   Наконец  оба  опомнились  и  опустили  мечи.  В  этот  момент  Гэндальф  произнёс  с  тревогой  в  голосе:
-  Вижу,  мой  друг,  ты  догадываешься,  где  мы  находимся.
-  Да,  я  знаю.
-  Так  вот,  нам  нужно  убираться  отсюда  и  побыстрее.
-  Но  как?  Я  не  знаю,  сколько  времени  мы  здесь  провели  и  как  выбраться.
-  Ты  сказал  “мы”?!  С  тобой  ещё  кто-то  пришёл  сюда?
-  Да…  Но  они  погибли,  когда  мы  пытались  покинуть  это  место.
-  Печально.  Искренне  сочувствую.
-  Благодарю,  Гэндальф.  Знаешь,  всё  так  глупо  вышло…
-  Об  этом  ты  мне  расскажешь  потом.  А  сейчас  нам  нужно  искать  выход.
-  Ты  бежишь  от  кого-то?!
-  Да,  бегу.
-  От  кого?
-  От  хозяина  островов.
   У  Леголаса  на  лице  возникло  смешанное  чувство  испуга  и  любопытства,  от  чего  возник  новый  вопрос:
-  Чем  же  ты  успел  насолить  владыке  теней?
-  Всё  потом,  мой  друг.  Сейчас  не  время  и  не  место  это  обсуждать.  Кроме  того,  здесь  есть  нечто,  что  я  должен  найти.
-  Найти?!  -  Удивлённо  переспросил  Леголас.
-  Да.  Но  и  об  этом  тоже  потом.  Просто  доверься  мне.
-  Хорошо.
-  Тогда  идём  отсюда.
   Эльф  кивнул  головой  в  знак  согласия,  и  было  направился  туда,  откуда  вышел  к  нему  Гэндальф,  но  тот  его  остановил:
-  Нет!  Не  туда!  Там  обрыв.
-  Вот  почему  тебе  пришлось  вернуться.
-  Да,  пришлось.  Ты  сам-то  помнишь,  откуда  явился?
-  Оттуда.  -  Указал  мечом  Леголас.
-  Значит  и  в  ту  сторону  нам  не  следует  идти.
-  Есть  и  другие  ходы.  Ты  знаешь  эти  места?
-  В  том-то  и  дело,  что  я  здесь  впервые,  как  и  ты.  И  не  имею  ни  малейшего  понятия,  куда  нас  заведёт  очередной  тоннель.  Но  делать  нечего  и  медлить  нам  не  следует.  Если  мы  попадёмся  в  руки  Намо,  то  ничего  хорошего  из  этого  не  выйдет.  Пойдём  туда.  -  Волшебник  указал  в  сторону  одного  из  нескольких  входов,  и  незамедлительно  направился  к  нему  уверенным  шагом.  Эльф  последовал  за  ним  без  лишних  вопросов.


                *          *          *


   Впереди  блеснул  яркий  луч  солнечного  света.  Алтарис  покидал  тёмную  бездну  разрушенного  плато  Горгорот.  Он  буквально  из  последних  сил  карабкался  вверх.  Грязные  пальцы  жадно  цеплялись  за  холодные  каменные  выступы.  На  лице  майа  ярко  выражалась  усталость.  Дневной  свет  коснулся  его  волос  и  скользнул  к  глазам,  ослепляя  взор.  Алтарис  остановился,  зажмурившись  и  отвернув  голову  от  света.  Лучи  резали  его  глаза,  как  острый  нож.  Майа  не  решался  продолжить  движение  вслепую.  Одно  неверное  движение  и  можно  сорваться  вниз.  Он  попытался  открыть  глаза,  чтобы  хоть  немного  привыкнуть  к  дневному  свету.  Алтарис  не  спешил  поднимать  голову  вверх.  Он  попытался  нащупать  пальцами  новый  выступ,  чтобы  ухватиться  за  него  и  продолжить  подниматься  вверх.  Получилось.  Кисть  правой  руки  жадно  схватилась  за  край  камня,  и  майа  подтянулся  всем  телом,  нащупывая  ногами  новую  опору.  Он  поднялся  выше  и  теперь  попытался  сделать  подобное  левой  рукой.  Алтарис  ухватился  за  новый  выступ,  но  его  край  откололся.  Рука  соскользнула,  жадно  сжимая  осколки  выступа.  Ноги  потеряли  опору  под  собой.  И  майа  сорвался  вниз.  Он  стремительно  падал  в  бездну,  ударяясь  всем  телом  об  отвесную  скалу.  Крик  неминуемой  гибели  разорвал  тишину.  Ещё  немного  и...
  В  последний  миг  Алтарис  почувствовал  нестерпимую  боль.  Незримая  нить  сдавила  ему  голову,  а  глаза  побелели.  Падение  резко  прекратилось.  Тело  майа  парило  в  нескольких  метрах  от  дна,  где  его  ждала  смерть.  Но  не  сегодня,  не  сейчас  и  не  здесь.  Алтарис  услышал  зловещий  смех  внутри.  Нить  ослабила  хватку,  глаза  приняли  прежний  вид,  и  майа  рухнул  на  дно.  Он  ударился  об  каменистую  почву  и  вскрикнул.  Адская  боль  завладела  всем  телом.  Незримая  нить  стала  видимой,  но  она  не  посмела  сдавить  голову  Алтариса  в  этот  раз.  Нить  засветилась  ярко-красным  цветом,  и  майа  почувствовал,  что  боль  стала  покидать  его.  Он  почувствовал,  как  силы  к  нему  возвращаются.  Нить  перестала  светиться  и  вновь  стала  невидимой.
   Алтарис  встал  и  выкрикнул,  глядя  ввысь,  где  ярко  пестрели  дневные  лучи:
-  Издеваешься  надо  мной?!  И  сколько  это  будет  продолжаться?
   Нить  вновь  сдавила  ему  голову,  глаза  опять  побелели,  и  майа  услышал  в  своём  разуме  зловещий  голос:
-  Ты  -  мой  раб.  И  я  буду  поступать  с  тобой  так,  как  будет  мне  угодно.
   Нить  сдавила  голову  сильнее.  Алтарис  ладонями  обнял  виски  и  упал  на  колени.
-  Да,  мой  господин.  Повинуюсь  тебе.
-  Так-то  лучше.  Ты  исполнишь  всё,  что  я  тебе  прикажу  или  умрёшь  здесь  и  сейчас.
-  Да,  мой  господин.  Исполню.
-  Надеюсь,  ты  не  забыл,  что  ты  должен  сделать  для  меня?
-  Нет.  Не  забыл.
-  Вот  и  славно.  Воспользуйся  нитью.  Она  может  многое.  В  ней  столько  силы  и  возможностей,  о  которых  ты  даже  не  догадываешься.  Тебе  просто  нужно  подумать  о  том,  как  ты  хочешь  что-то  сделать.  Попробуй  и  убедишься  в  этом.  А  теперь  запомни  то,  что  я  скажу.  В  том  месте  обитает  огонь.  Он  -  страж  и  хранитель  той  вещи,  энергию  которой  я  ощущаю  очень  сильно.  Берегись  огненного  стража.  Не  дай  ему  тебя  уничтожить.  Завладеешь  тем,  что  страж  охраняет,  и  сможешь  повелевать  огнём.
-  Да,  мой  господин.  Я  буду  осторожен  и  исполню  вашу  волю.
   В  этот  миг  голос  исчез.  Нить  перестала  сдавливать  Алтарису  голову,  но  глаза  его  остались  белыми,  как  у  мертвеца.  Он  попытался  себе  представить  несколько  вариантов  поиска  неизвестного  предмета,  не  имея  ни  малейшего  представления,  как  он  выглядит  и  где  может  находиться.
   Нить  опять  проявилась  и  засияла  ярким,  алым  цветом.  Земля  содрогнулась.  Каменные  глыбы  откалывались  от  скалы  и  поднимались  из  грунта.  Они  парили  в  воздухе,  направляясь  на  ровный  участок  перед   Алтарисом,  где  сложились  в  некое  строение,  похожее  на  арку.  Каменное  изваяние  было  готово.  Но  к  чему  и  для  чего?!  Алтарис  не  сразу  понял,  что  это  было,  но  после  догадался.  Это  портал.  А  открыть  его  как?!  Майа  вспомнил,  как  был  открыт  портал  в  руинах  башни  затерянного  города.  Ужас  и  страх  охватили  его.  Но  стоп!  Обелиска  ведь  нет!  Значит,  ему  не  понадобиться  жертвовать  своей  жизнью  для  открытия  портала.  Только  Алтарис  подумал  об  этом,  как  земля  вновь  задрожала.  Из  грунта  перед  аркой  вылез  неровный  камень  вытянутой  формы  и  на  нём  возникли  руны.  Майа  в  ужасе  шатнуло  назад,  но  на  его  руке  засветился  серебряный  браслет  с  чёрными  камнями.  Браслет,  как  буд-то  обладая  собственной  волей,  с  неимоверной  силой  потянул  руку  Алтариса  к  камню  с  рунами.  Майа  попытался  сопротивляться  и  хотел  снять  браслет.  Но  всё  было  тщетно.  Ноги  не  слушались  и  вели  его  к  камню.  Рука  дотронулась  к  нему.  Нить  и  браслет  засверкали  ярче.  Вспыхнули  руны,  и  Алтарис  почувствовал,  как  камень  выпивает  из  него  душу.  Руны  освободили  тонкие  нити  красной  энергии,  которые  собрались  над  камнем  в  один  пучок,  направляющийся  к  арке.  Яркий  всплеск  энергии  и  портал  открылся.  Нить  и  браслет  перестали  сиять.  Алтарис  смог  оторвать  руку  от  камня,  удивившись  при  этом,  что  остался  жив,  так  и  не  сумев  понять  почему.  Может  быть,  это  нить  на  голове  не  дала  ему  умереть.  Оставив  все  подобные  мысли,  он  огляделся  вокруг  и  шагнул  в  зарево  портала.  Как  только  Алтарис  очутился  на  другой  стороне,  камень  с  рунами  рассыпался  в  прах,  энергия  в  портале  потухла  и  арка  разрушилась,  разбросав  каменные  глыбы  в  разные  стороны.


                *          *          *


-  Ну,  что  же?!  -  С  некой  усталостью  в  голосе  произнёс  смотритель  Дэримон,  посмотрев  на  детей.  -  Идёмте  за  мной.  Я  покажу  вам  ваши  покои.  Конечно,  там  мне  не  приходилось  бывать,  но  мы  не  заблудимся.  Владыка  теней  уверил  меня,  что  всё  готово  к  вашему  прибытию.
-  А  где  это?  -  Спросила  Рида.
-  Западное  крыло  замка.  Самая  высокая  башня.
-  А  почему  вы  никогда  не  были  там?  -  С  огоньком  любопытства  в  глазах,  промолвила  Пирэса.
-  Намо  запретил.  До  этого  момента  я  не  знал  почему,  но  и  сейчас  не  знаю  точно.
-  И  вы  никогда  не  хотели  узнать?  -  Вставил  свой  вопрос  Дэстиш.
-  Почему  же?  Хотел.  Но  не  стоит  ослушиваться  приказов  владыки  теней.  Поверьте,  не  стоит.  И  хватит  на  сегодня  вопросов.  Следуйте  за  мной.
   Дэримон  направился  к  главному  выходу  из  тронного  зала.  Дети  последовали  за  ним,  разглядывая  всё  по  сторонам.  Адэз  плелась  в  хвосте.  Она  как  будто  была  не  здесь.  Смотритель  и  дети  прошли  по  парадному  коридору  из  тронного  зала  и  оказались  на  огромной  площадке,  от  которой  в  разные  стороны  вели  лестницы.  Но  этот  балкон  был  не  единственным  и  лестницы  тоже.  Это  было  похоже  на  высокую,  полую  башню  с  многочисленными  ярусами,  где  всё  двигалось,  летало,  перемещалось  и  переворачивалось.  Движение  лестниц  казалось  хаотичным,  но  это  было  не  так.
-  Ого!  -  Раскрыв  рот  от  удивления,  произнёс  Дэстиш.
-  Впечатляет.  -  Широко  раскрыв  глаза,  дополнил  Фатус.
-  Вы  сказали,  что  мы  не  заблудимся?  -  С  сарказмом  в  голосе  обратилась  Пирэса  к  Дэримону.
-  Не  заблудимся.  -  Улыбнулся  в  ответ  смотритель.  Он  достал  тонкую,  серебряную  нить  из  потайного  кармана  одежды  и  повязал  её  на  голове.  Затем  Дэримон  посмотрел  на  детей  и  произнёс  следующие  утешительные  слова:
-  С  этим  заблудиться  в  чертогах  Мандоса  невозможно.  Ступайте  за  мной,  но  не  медлите.
   Дети  послушно  кивнули  ему  в  ответ,  кроме  Адэз.  Она  продолжала  думать  о  своём  и  выполняла  своё  движение  за  остальными  практически  инстинктивно.  Смотритель  шагнул  на  лестницу,  ведущую  вверх,  к  другому  балкону.  Дети  последовали  за  ним. Адэз  продолжала  плестись  в  хвосте.  Дэримон,  Касандра,  Рида,  Фатус  и  Пирэса  зашли  на  балкон,  а  остальные  остановились.  Штаймус  остановился  на  ступенях,  как  вкопанный.  Дэстиш  смотрел  не  вперёд,  а  по  сторонам  и  упёрся  в  Штаймуса.
-  В  чём  дело?  Почему  ты  остановился?  -  Произнёс  рыжеволосый  мальчуган.
   Штаймус  молчал.  По  его  выражению  лица  можно  было  увидеть  некую  неопределённость  смешанных  чувств,  блуждающих  в  его  загадочном  разуме.
-  Да  ответь  же,  наконец!  -  Возмущённо  воскликнул  Дэстиш.
   Штаймус  очнулся  и  произнёс  тихим,  задумчивым  голосом.
-  Что-то  здесь  не  так.
-  Что  не  так?  -  Вставил  свой  вопрос  Фэар.
   В  этот  момент  верхний  край  лестницы  оторвался  от  балкона,  где  стояли  смотритель  Дэримон,  Касандра,  Рида,  Фатус  и  Пиреса.
-  Где  Адэз?!  -  Выкрикнул  Штаймус.
-  Она  шла  за  нами!  -  Обеспокоенно  произнёс  Фэар,  оглянувшись  назад,  но  её  там  не  оказалось.  Послышались  крики  с  верхнего  балкона,  и  все,  кто  остался  на  лестнице  обратили  свой  взор  на  её  верхний  край.  Адэз  стояла  на  последней  ступени.  Её  зеркальные  глаза  засияли  синим  пламенем,  а  на  указательном  пальце  правой  ладони  ярко  светилось  кольцо.  Девочка  повернулась  к  тем,  кто  остался  с  ней  на  середине  лестничного  марша  и  тихо  сказала:
-  Вы  должны  пойти  со  мной.
   Дэстиш  и  Фэар  замерли  на  месте,  не  в  силах  понять,  что  сейчас  происходит.  Только  Штаймус  смог  понять.  Он  побежал  вверх  по  ступеням.
-  Возьмите  с  собой  свои  кольца.  Они  вам  пригодятся.  -  С  этими  словами  она  лёгким  движением  всего  своего  тела  откинулась  назад  и  сорвалась  вниз.  В  этот  момент  Штаймус  почти  достиг  края  лестницы  и  протянул  руки,  пытаясь  её  схватить.  Он  споткнулся  о  ступень  и  упал,  чуть  не  свалившись  вниз.  Громкий  крик  ужаса  слетел  с  уст  Штаймуса.  Его  голос  с  её  именем  унесло  эхом  во  все  уголки  древнего  замка-лабиринта.  Никто  даже  не  подозревал,  что  может  произойти  ещё  нечто.  Вдруг  лестница  перевернулась.  Дэстиш  и  Фэар  с  криком  сорвались  вниз.  Штаймус  успел  схватиться  за  перила  и  зажмурился  от  страха,  повиснув  над  бездной.  В  этот  миг  абсолютно  всё  остановилось  и  замерло  на  одном  месте.


                *          *          *


   Интерьер  пещерных  ходов  не  отличался  от  тех,  в  которых  Гэндальф  и  Леголас  уже  побывали.  Даже  при  свете  синего  огня  факелов  на  стенах  можно  было  определить,  что  все  эти  ходы  и  залы  когда-то  очень  и  очень  давно  были  затоплены  водой.  Так  и  было,  ведь  несколько  эпох  назад  Зачарованные  острова  покоились  на  дне  Великого  океана,  до  тех  самых  пор,  пока  они  не  были  подняты  на  поверхность,  чтобы  защитить  Валинор.
   Однообразность  каменных  ходов  утомляла  глаз  своим  видом.  Да  и  не  только  это.  От  синего  пламени  факелов  играли  тени,  ваяя  на  холодных  стенах  пещерного  хода  непонятные  образы.  Волшебник  и  эльф  чувствовали,  как  туманилось  в  глазах,  не  имея  возможности  понять,  что  происходит.  Толи  зрение  подводит,  толи  чья-то  злая  шутка.  Воздух  всё  более  становился  душным,  от  чего  было  труднее  дышать  с  каждым  десятком  пройденных  метров.  Вдалеке  тоннеля  мелькнул  некий  просвет  и  сразу  потух.  Гэндальф  и  Леголас  обратили  на  это  внимание,  но  в  глазах  всё  было  таким  мутным,  что  они  посчитали  это  явление  за  обман  зрения.  Не  смотря  на  это,  они  попытались  ускорить  шаг.  Ещё  кратковременная  вспышка  и  ещё  одна.
   Белый  маг  и  эльф  очутились  в  огромном,  круглом  зале,  а  вернее  почти  под  его  потолком.  От  выхода  из  тоннеля  вели  выступы,  похожие  на  лестницу,  которая  вилась  по  стенам,  уходя  вниз.  Неровные,  высокие,  каменные  колонны  примыкали  к  ступеням.  Они  были  в  глубоких  трещинах.  Казалось,  что  колонны  могут  обрушиться  с  первым  толчком  грунта,  но  это  была  лишь  кажущаяся  видимость.  Гэндальф  и  Леголас  ступили  на  лестницу.  В  тот же  миг  из  трещин  колонн  вырвались  наружу  тонкие  языки  синего  огня.  Пламя  нежно  окутывало  небольшие  участки  каменных  исполинов,  даря  залу  загадочный  и  манящий  вид.  Старик  и  эльф  спустились  ниже  и  увидели  водную  гладь  на  дне  зала.  Вода  была  совершенно  спокойной.  В  ней,  как  в  зеркале  отражались  огни  на  колоннах,  которые  придавали  воде  неповторимый  цвет.  Но  там  было  что-то  ещё.
   Гэндальф  и  Леголас  спустились  и  увидели,  что  в  зеркальной  глади  находится  нечто  объёмное,  похожее  на  коконы.  Но  вот  что  было  ещё  интересно,  коконы  имели  кристаллический  вид,  и  было  заметно  по  отсутствию  целостности,  что  в  них  нечто  находилось.  Но  теперь  все  восемь  коконов  пусты.  Что  же  они  содержали?!  И  что  это  было?!  Зародились  вопросы  в  разуме  волшебника  и  эльфа.
   Леголас  зашёл  в  воду,  чтобы  рассмотреть  всё  поближе.  Было  не  глубоко.  Дно  было  ровным,  а  глубина  была  по  колено.  Не  смотря  на  вторжение  эльфа,  водное  зеркало  оставалось  таким  же  гладким  и  спокойным.
-  Что  это,  Гэндальф?
-  Не  знаю,  мой  друг.
   Эльф  подошёл  поближе  к  одному  из  коконов.  Его  кристаллическая  структура  впитывала  в  себя  синий  свет  огня  на  колоннах,  рассыпая  многочисленные  блики  во  все  стороны  зала.  Холодные  камни  были  похожи  на  карту  звёздного  неба.  Рука  потянулась  к  кокону.
-  Леголас!  -  Вскрикнул  Гэндальф.  -  Мне  кажется,  не  стоит  этого  делать.  Пойдём  отсюда.  Мне  здесь  совсем  не  нравится.
   Но  эльф  не  услышал  волшебника.  Кристаллы  кокона  манили  его  взор.
-  Леголас!  -  Позвал  Гэндальф  с  тревогой  в  голосе,  но  тот  коснулся.  Тишину  зала  нарушил  шёпот  голосов.  Всё  вокруг  задрожало.  Леголас  опомнился,  оторвал  ладонь  от  кокона  и  выскочил  из  воды.  Волшебник  строго  посмотрел  на  него.  Его  выражение  лица  было  таким  же,  как  когда-то  Гэндальф  смотрел  на  Пипина,  когда  они  были  в  Мории.  Леголас  почувствовал  себя  виноватым,  но  для  оправданий  не  было  времени.  У  обоих  было  чувство,  что  это  ещё  не  всё.
   Вдруг  водная  гладь  забурлила,  и  коконы  стали  разрушаться  на  осколки,  послушно  ложась  на  дно.  Всё  в  зале  опять  содрогнулось.  В  нескольких  метрах  от  волшебника  и  эльфа  произошло  обрушение  небольшого  участка  стены.  Каменные  глыбы  падали  в  воду,  порождая  новые  всплески  и  брызги,  разлетающиеся  в  разные  стороны.  Всё  стихло.  А  на  месте  обрушения  открылся  вход  в  тоннель.  Опять  послышался  шёпот  голосов,  который  уходил  во  тьму  нового  хода  и  безвозвратно  таял.  Волшебник  направился  туда  без  малейшего  промедления.
-  Гэндальф,  стой!  -  Обеспокоенно  произнёс  Леголас.  -  Ты  уверен,  что  нам  именно  туда?
-  Нет,  не  уверен,  но  ведь  мы  не  можем  вернуться  назад.  -  Гэндальф  взглядом  указал  на  тот  вход,  через  который  они  прибыли  сюда.  Эльф  посмотрел  в  том  направлении  и  увидел,  что  ступени  лестницы  обрушились.
-  Значит,  у  нас  выбора  нет.  -  Промолвил  эльф  с  досадой  в  голосе.
-  Нет.  -  Подтвердил  Гэндальф  и  направился  в  открытый  тоннель.  Леголас  несколько  секунд  смотрел  ему  вслед,  оставаясь  на  месте.  Эльф  чувствовал,  что  может  произойти  ещё  нечто  и  это  может  стоить  им  жизни.  В  его  разуме смешались  вопросы  и  мрачные  мысли,  которые  изгоняли  желание  идти  за  белым  магом.  Но  назад  дороги  нет.
-  Леголас!  -  Послышался  знакомый  голос  из  тоннеля,  в  котором  не  загорались  факела  на  стенах.  Их  просто  не  было.  Эльф  увидел  белый  огонёк,  исходящий  от  посоха  волшебника.
   “Знакомая  картина”.  -  Промелькнуло  в  его  разуме.  Это  неожиданно  взбодрило  дух  Леголаса,  и  на  его  лице  возникла  едва  различимая  радостная  ухмылка.  Глаза  блеснули  огоньком  жажды  приключений,  и  эльф  шагнул  в  сторону  белого  огонька,  отринув  все  дурные  мысли.  Он  догнал  Гэндальфа  и  с  оптимизмом  в  голосе  произнёс:
-  Вспомним  старые  времена.
-  Да,  мой  друг,  вперёд.  -  Ответил  волшебник  с  воодушевлением.
   Но  где-то  вдалеке  послышался  непонятный  звук,  который  эхом  ворвался  в  тоннель.  Гэндальф  и  Леголас  встревоженно  переглянулись.


                *          *          *


   Пустой,  огромный,  каменный  зал  был  не  похож  на  все  остальные,  которые  скрывали  Зачарованные  острова  в  своих  недрах.  Здесь  было  сухо.  Ничто  не  говорило  о  том,  что  это  место  когда-то  давно  находилось  глубоко  под  водой.  Пространство  помещения  было  замкнутым,  за  исключением  одного  выхода  в  тёмный  тоннель.  Всё  остальное  было  обманкой.  Каменные  глыбы  торчали  из  стен  пещеры,  образуя  ряды  ответвлений,  которые  скрывали  тупики,  как  в  лабиринте.  Здесь  можно  было  легко  спрятаться.  Сюда  никогда  не  проникал  свет.  Царила  тьма  и  тишина.  Но  вот  в  одном  из  тупиков  явился  некто,  который  нарушил  идиллию  здешнего  покоя.  В  каменной  стене  задвигались  глыбы,  образуя  дверной  проём.  Вспыхнул  яркий,  алый  свет,  и  из  него  вышел  виновник,  оборвавший  постоянство  бытия  чёрной  тишины.  Алтарис  вышел  из  портала,  который  тут  же  исчез.  Незримая  нить  на  голове  начала  вести  его  к  цели.  Побелевшие  глаза  майа  видели абсолютно  всё,  что  пряталось  под  завесой  кромешной  тьмы.  Он  вышел  из  тупика  и  остановился  на  краю  неглубокого  обрыва,  в  котором  были  видны  реки  застывшей  лавы.  Посреди  зала  находился  округлый  островок.  К  нему  вела  дорожка  из  каменных  глыб,  образующих  некое  подобие  моста.  Алтарис  оглянулся  по  сторонам.  Вокруг  никого.
   Он  ступил  на  каменную  тропу  и  достиг  островка.  На  поверхности  пола  были  видны  причудливые,  извилистые  рисунки  и  незнакомые  руны.  А  в  центре  островка  стоял  невысокий,  чёрный  постамент,  изъеденный  глубокими  трещинами.  Алтарис  внимательно  рассматривал  всё,  что  находилось  на  островке.  Трещины  постамента  достигали  пола  и  плавно  превращались  в  выступающие  линии  узора,  которые  в  свою  очередь  переплетались  друг  с  другом,  образуя  замысловатые  фигуры.  Некоторые  линии  тонкими  нитями  касались  рун,  что  говорило  лишь  об  одном  -  целостности  всего,  на  что  внимательно   смотрел  и  изучал  майа.  Незримая  нить  на  голове  Алтариса  проявилась  и  засияла  красным  цветом.  Всё  говорило  о  том,  что  майа  явился  в  нужное  место.  Но  где  же  то,  что  он  должен  забрать  с  собой?  И  о  каком  огне  говорил  зловещий  голос  его  хозяина?
   Алтарис  присел  и  коснулся  рукой  к  одной  из  линий  рисунка  в  полу.  Она  едва  сверкнула  огненными  бликами,  которые  на  миг  вырвались  изнутри.  Майа  дотронулся  пола  ещё  раз,  не  торопясь  отрывать  кончиков  пальцев  от  узора.  Теперь  свечение  было  ярче.  Оно  слегка  двинулось  к  одной  из  ближайших  рун  и  сразу же  потухло.  Алтарис  понял,  что  нужно  сделать,  но  не  знал,  что  этого  мало.  Он  проводил  ладонями  по  узорам,  но  результат  был  тем  же.  Более  ничего  не  происходило.
-  Ну,  и  как  тебя  зажечь?  Как  открыть?  Я  чувствую,  что  это  не  всё,  что  должно  произойти.  -  С  судорожным  нетерпением  в  голосе  бормотал  Алтарис.  -  Может  нужно  руны  прочесть  для  начала?  Но  я  не  знаю,  как  их  прочесть  и  в  какой  последовательности!
   Майа  с  нетерпимой  злостью  смотрел  на  пол  и  постамент.  Его  разум  вмиг  заполнила  неудержимая  страсть  завладеть  тем  неизвестным,  что  было  скрыто  от  его  взора.
-  Стоп!  Нужно  успокоиться  и  подумать.
   С  этими  словами  Алтарис  попытался  очистить  разум  от  ненужных  мыслей.
-  Он  говорил,  что  нить  может  многое.  Ну,  что  же?!  Попробуем  ещё  раз,  ведь  она  привела  меня  сюда.
   Майа  полностью  погрузился  в  свои  мысли,  пытаясь  представить  разные  варианты  того,  как  всё  может  произойти.  Нить  засияла  ещё  ярче,  и  в  этот  момент  Алтарис  устремил  свой  взор  на  руны  в  полу.  Мертвецкие  глаза  вспыхнули  белым  пламенем,  и  майа  чужим  голосом  стал  читать  руны,  значение  которых  он  совсем  не  знал.  Зловещие  звуки  непонятного  наречия  сотрясали  воздух  пещеры.  Руны  вспыхивали  неистовым,  жгучим  огнём,  который  расползался  от  них  по  нитям  узоров,  двигаясь  к  центру,  где  находился  постамент.
   Это  было  похоже  на  то,  как  кровь  течёт  по  венам.  Тонкие  линии  узора  легко  поддавались  движению  огня  внутри,  который  достиг  трещин  постамента  и  начал  подниматься  по  ним  вверх.  Языки  пламени  достигли  вершины  постамента  и  собрались  воедино.  На  плоской,  круглой  поверхности  вспыхнул  огонь  ярко-изумрудного  цвета,  в  котором  медленно  проявлялся  тот  самый  предмет,  что  нужен  был  Алтарису.  Это  была  книга.
   Майа  протянул  к  ней  руку,  но  в  этот  момент  он  почувствовал,  что  в  сторону  пещеры  кто-то  направляется.  В  разуме  Алтариса  одновременно  взыграли  злость  и  страх.  Нужно  забрать  книгу,  но  нужнее  спрятаться!  Мест  для  этого  хватало,  но  из  них  практически  не  было  видно  центра  зала,  а  ведь  книгу  нельзя  потерять  из  поля  зрения.  Ещё  лучше  остаться  возле  неё,  но  ведь  так  его  обнаружат!  Что  делать?!  Мысли  Алтариса  спорили  друг  с  другом,  мешая  сосредоточиться.  Он  попытался  очистить  разум.  Получилось!  Майа  остановился  на  двух  важных  вещах:  видеть  книгу  и  при  этом  быть  рядом  с  ней.  Решение  нашлось  сразу,  и  он  себе  представил,  как  это  будет  выглядеть.


                *          *          *


   Полумрак  тронного  зала  разорвал  внезапный  крик.  Все  повернулись  в  его  сторону  и  увидели  Штаймуса,  лежащего  на  ступенях  перед  каменным  троном  Намо.  Кроль  теней,  смотритель  Дэримон  и  дети  рванули  к  нему  с  выражением  беспокойства  на  лице.  Адэз  подбежала  первой.
-  Штаймус,  очнись!  -  Попыталась  девочка  привести  его  в  чувства,  дав  лёгкую  пощёчину.
   Мальчишка  пришёл  в  себя,  но  не  мог  осознать,  где  находится  и  что  произошло.  Он  смотрел  на  подругу  испуганными  глазами.
-  Чего  ты  кричишь.  Я  здесь.  -  Улыбнулась  она,  сев  возле  него  на  пол  и  обняв  руками  его  голову.  Почти  шёпотом  она  произнесла.  -  Тише.  Всё  хорошо.  Успокойся.
   Дрожь  испуга  прошла,  но  выражение  лица  у  мальчика  не  изменилось.
-  Ты  же  упала  вниз.  Я  видел.  -  Дрожащим  голосом  произнёс  Штаймус.
-  Да  нет.  Я  здесь  и  никуда  не  падала.
   В  этот  момент  все  переглянулись  и  опять  уставились  на  виновника  панического  переполоха.  Вдруг  Касандра  заметила,  как  сквозь  ткань  одежды  Намо,  наружи  пробивается  яркое  свечение,  которое  внезапно  стало  угасать.  Она  обратилась  к  королю  теней:
-  У  вас  в  кармане  свет.
   Намо  посмотрел  на  неё,  а  после  на  одежду.  Так  и  есть!  Он  достал  из  кармана  кольца  детей.  Среди  них  одно  кольцо  испускало  затухающее,  пурпурное  сияние.  Это  было  кольцо  Штаймуса.
-  Интересно.  -  Задумчиво  произнёс  Намо.  -  Расскажи  нам,  что  заставило  тебя  выкрикнуть  её  имя.
   Штаймус  рассказал  всё,  что  смог  вспомнить.  Остальные  слушали  его  внимательно,  не  скрывая смешанных   чувств  удивления  и  шока.
-  Интересно.  -  Повторил  Намо,  когда  Штаймус  завершил  свой  рассказ  и  обратился  к  нему  с  дальнейшим  вопросом.  -  Ты  говорил,  что  всё  это  началось  с  того  момента,  как  я  скрылся  в  портале?
-  Да,  владыка!
-  Твои  способности  проявляют  себя  с  неожиданной  скоростью.
-  Способности?
-  Да,  мальчик  мой!  Именно  они.  -  Намо  утвердительно  посмотрел  на  Штаймуса,  а  после  окинул  взглядом  остальных  детей,  обратившись  ко  всем.  -  У  каждого  из  вас  они  есть.  Ваши  способности  очень  разные  и  сила  их  велика.  И  уже  у  двоих  эти  способности  проявились.  Это  Адэз  и  ты  -  Штаймус.  Адэз  чувствует  души,  но  я  не  думаю,  что  на  этом  её  способность  ограничивается.  Из  твоего  рассказа  я  смог  понять,  что  она  так  же  может  быть  проводником  куда  угодно.  А  ты,  мой  друг,  можешь  видеть  то,  что  ещё  не  произошло.  У  тебя  было  видение  ближайшего  будущего.  Кроме  того,  как  мне  показалось,  услышав  твой  рассказ,  твоя  сила  не  только  в  этом.  Возможно,  что  ты  способен  останавливать  время.
-  Ого!  Ничего  себе!  -  Послышались  возгласы  удивления  от  остальных.
-  Да,  это  удивляет.  -  Продолжил  владыка  теней  и  со  следующими  словами  обратился  к  Штаймусу.  -  Но  не  понятно,  какую  роль  в  твоём  видении  сыграли  Дэстиш  и  Фэар.  Что  ты  можешь  сказать  на  это?
-  Ничего.  Я  не  знаю.  -  Растеряно  ответил  мальчик.  -  Я  только  помню,  как  перед  падением,  Адэз  обратилась  к  нам  с  просьбой  не  забыть  взять  с  собой  свои  кольца.
-  Хорошо.  Вот  они.  Возьмите.  -  Сказал  Намо,  протянув  Дэстишу  и  Фэару  правую  руку  с  кольцами.  Мальчики  переглянулись  и  взяли  их.  Король  обратился  к  ним:
-  Одевайте.  Смелее.  И  ты,  Штаймус.  И  ты,  Адэз.
   Все  четверо  одели  кольца  на  указательные  пальцы,  и  артефакты  засветились,  каждый  своим  цветом.  Намо  задал  им  новый  вопрос:
-  Что  чувствуете?
   Фэар  пожал  плечами.  Дэстиш  опередил  ответом  всех  остальных:
-  Мы  вчетвером  должны  пойти  туда,  куда  хотели  отправиться  вы.  Но  мы  пойдём  без  вас.
   Глаза  Дэстиша  загорелись  ярким  жёлтым  светом.  Намо  даже  удивлённо  приподнял  бровь,  услышав  такое  заключение,  которое  не  стоило  оспаривать,  судя  по  интонации  голоса  рыжеволосого  мальчишки.  Но  всё  же  владыка  попытался  и  спросил:
-  Почему?
-  Вы  не  справитесь  с  тем,  что  нас  там  ждёт.  -  Ответил  Штаймус  вместо  Дэстиша.  Глаза  юного  повелителя  времени  пылали  пурпурным  огнём.
-  А  вы,  значит,  справитесь?!  -  С  лёгким   сарказмом  в  голосе  спросил  Намо.
-  Да.  -  Сухо  и  спокойно  произнёс  Штаймус.
-  Но  ведь  вы  даже  не  знаете,  куда  направиться.
-  Я  знаю.  -  Подключилась  к  диалогу  Адез.  -  Я  чувствую.
   Намо  пристально  посмотрел  в  её  глаза,  горящие  синим  свечением.  Он  ещё  раз  окинул  взглядом  всех  четверых  и  произнёс:
-  Да  будет  так.  Я  отпущу  вас  одних...  Но  вернитесь  все  назад  целыми  и  невредимыми.
-  Да,  господин.  -  Промолвила  четвёрка  в  один  голос  и  направилась  прочь  из  тронного  зала.
-  Мой  повелитель,  так  нельзя!  -  С  волнением  в  голосе  произнёс  смотритель  Дэримон.
-  Можно,  мой  друг.  Можно.  Я  уверен  в  них.  Правда,  сам  не  знаю  почему.
-  Помилуйте,  господин!  Они  всего  лишь  дети!
-  Они  не  просто  дети.  -  Спокойно  произнёс  Намо,  усаживаясь  на  трон.
-  Стойте!  Куда  вы?  -  С  возгласами  Дэримон  побежал  за  бравой  четвёркой. 
   Касандра,  Рида,  Фатус  и  Пиреса  последовали  вслед  за  смотрителем.  Они  прибежали  на  балкон,  но  уже  было  поздно.  Длинная  лестница  отсоединилась  и  парила  в  воздухе,  а  на  её  краю  стояла  Адэз,  затем  Штаймус,  а  за  ним  находился  Фэар  и  Дэстиш.  Глаза  девочки  пылали  ярким,  синим  пламенем.  Она  протянула  вперёд  руку  с  кольцом  на  пальце.  Лестничный  зал  наполнили  вспышки  голубых  молний.  Они  вонзались  в  стены,  балконы  на  верхних  и  нижних  ярусах,  так  же,  не  забывая  пронзать  собой  и  многочисленные  лестницы,  которые  перемещались  с  места  на  место.  Под  парящим  маршем  с  бесстрашной  четвёркой  добровольцев,  появилась  туманная  материя  густого,  тёмно-синего  цвета.  Дети  взялись  за  руки  и  прыгнули  вниз.  Пелена,  похожая  на  рваный  саван,  поглотила  их  и  растворилась  в  воздухе.  Вспышки  молний  прекратились.  Касандра,  Фатус,  Рида  и  Пиреса  стояли  на  балконе,  вцепившись  в  перила,  а  Дэримон,  обхватив  руками  голову,  упал  коленями  на  пол,  не  сумев  сдержать  чувств.


                *          *           *


   В  тёмный  тоннель  проник  яркий,  огненный  луч  света  и  послышался  чей-то  голос.  Гэндальф  и  Леголас  спешили  в том  направлении.  Им  обоим  было  любопытно,  что  там  происходит  и  кого  ещё  занесло  в  это  проклятое  место.  Перед  самым  выходом  они  сменили  бег  на  неторопливый  шаг.  Белый маг  и  эльф  крались,  как  тени.  Почти  перед  самым  выходом  из  тоннеля,  Гэндальф  потушил  огонёк  на  посохе.  И  вот  они  оказались  в  огромном,  пещерном  зале.  Странно,  но  былого  свечения  уже  не  было.  Да  и  обнаружить  никого  не  удалось.  Леголас  заметил  извилистую  тропку,  идущую  к  подобию  моста,  который  вёл  к  центру  пещеры.  Там  был  небольшой,  каменный  островок.  Но  что  это?!  Посреди  островка  находился  постамент,  а  над  ним  ярким  изумрудом  пылала  книга.
-  Неужели?!  -  Вопросительно  провозгласил  Гэндальф.
-  Что  это?  -  Удивлённо  спросил  Леголас  у  старца.
-  Это,  мой  друг,  та  вещь,  которую  я  искал.
-  Но  что  это  за  книга.
-  Это  летопись  самого  Саурона,  если  можно  верить  тому,  что  я  тайком  узнал.
-  Саурона?!  -  Переспросил  эльф  с  неистовым  удивлением  в  голосе.
-  Да,  мой  друг.  В  этой  книге  много  тайн,  которые,  скорее  всего,  не  следует  знать.
-  Но  тогда  зачем  мы  здесь?  Не  могу  тебя  понять!
-  За  тем,  что  мне нужна  эта  книга.  Есть  подозрения,  что  не  всё  так  просто  в  этом  мире.  И  ответы  на  все  мои  вопросы  я  смогу  найти  только  в  ней.
-  Но  если  эту  книгу  писал  сам  Саурон,  то  я  не  думаю,  что  в  ней  есть  нечто  доброе.  Скорее  всего,  наоборот.
-  Возможно,  но  я  так  не  думаю.
-  Что  тут  думать,  Гэндальф!  Саурон  был  воплощением  чистого  зла  и  никак  иначе!  -  Возмущённо  произнёс  Леголас.
-  Да,  был.  -  Спокойно  подтвердил  Гэндальф  и  продолжил.  -  Но  он  не  всегда  был  таким.  Доверься  мне.  Я  знаю,  о  чём  говорю.  Идём  за  мной.
   Старый  волшебник  посмотрел  на  эльфа  взглядом,  просящим  доверия.  Маг  прошёл  по  тропке  к  мосту.  Леголас,  чувствуя  неладное,  зашагал  вслед  за  ним.  Ещё  немного  и  цель  достигнута.  Гэндальф  протянул  руку  за  пылающей  книгой.  Леголас  схватил  его  за  рукав  и  попытался  остановить.
-  Ты  уверен  в  этом?
-  Да,  мой  друг,  уверен.
   Эльф  отпустил,  и  старик  коснулся  книги.  Вдруг  она  вспыхнула  ярче,  открылась  и  её  страницы  стали  переворачиваться  сами.  На  листах  горели  письмена,  которые  срывались  с  бумаги  яростными  языками  пламени.  Гэндальф  и  Леголас  отринули  от  постамента  на  несколько  шагов  назад.  Из  книги  вырвалось  пламя,  которое  густой  пеленой  окутало  её.  Огонь  сменил  цвет  из  ярко-изумрудного  на  алый.  Его  языки  яростно  впивались  в  трещины  постамента  и  двигались  по  ним  вниз  к  узорчатому  полу.  Всё  задрожало  вокруг.  С  потолка  пещеры  посыпалась  пыль  с  мелкими  камнями.  Пещера  трещала  по  швам.
-  И  что,  по-твоему,  сейчас  происходит,  Гэндальф?  -  Сквозь  ужасный  шум  заголосил  Леголас,  но  маг  ему  не  ответил.
   Всё  вокруг  скрежетало  и  сыпалось  вниз.  Огонь  вылез  из  щелей  постамента  и  продолжил  свой  путь  внутри  узорчатых  извилин  в  полу  к  краю  островка.  Достигнув  цели,  пламя  рухнуло  в  ров.  Огненная  стена  окружила  островок,  поднявшись  из  рва  почти  до  самого  потолка  пещеры,  а  затем  хлынула  обратно,  растопив  лаву.  Трескались  стены  и  сквозь  бреши  хлынули  жгучие  потоки  жарких  рек.  Они  стали  просачиваться  с  потолка,  обнимая  каменные  колонны  и  превращая  их  в  горящую  жижу.  Колонны  ломались  и  рушились.  Пламя  вернулось  тем же  путём  к  книге,  и  из  неё  вырвался  огненный  демон.
-  Кто  вторгся  в  мои  владения?  -  Прозвучал  громогласный,  зловещий  голос  со  всех  сторон.
   Гэндальф  среагировал  на  угрозу  с  молниеносной  скоростью.  Он  поднял  руку  с  посохом  вверх.  Образовался  прозрачный,  белый  купол  энергии  в  форме  шара,  который  оградил  от  опасности  волшебника  и  эльфа.  Всё  произошло  очень  вовремя.  Раскалённая  лава  и  языки  пламени  окутали  купол,  пытаясь  его  пробить  и  спалить  незваных  гостей.  Маг  попытался  одновременно  удерживать  защиту  и  дотянуться  к  книге.  Он  слегка  дотронулся  к  ней  кончиками  пальцев,  и  в  его  разуме  мелькнуло  огненное  око  Саурона.  Старик  почувствовал  нестерпимую  боль  от  этого  прикосновения,  вскрикнул,  отдёрнул  руку  и  в  этот  момент  почти  потерял  контроль  над  куполом.  Защита  исчезла  на  миг.  Но  волшебник  опять  среагировал  быстро.  Но  что  это?!  Внутри  купола  появился  тёмно-синий  туман,  который  быстро  рассеялся.  Гэндальф  и  Леголас  увидели  четверых  детей.
-  А  вы  кто  такие?  И  что  вам  здесь  нужно?  -  Возмущённо  выкрикнул  волшебник  сердитым  голосом,  но  дети  ему  не  ответили.  Вдруг  время  остановилось.  Гэндальф  и  Леголас  застыли  на  месте,  но  всё  остальное  не  остановилось.  Благо,  купол  не  исчез  и  продолжал  защищать.
-  И  что  теперь?  -  Крикнул  Фэар.  Глаза  Дэстиша  сверкнули  жёлтым  светом.  Он  попытался  успокоить  друга:
-  Не  паникуй.  Я  думаю.
-  Дэстиш,  думай  быстрей.  -  Прошипел  Штаймус.  -  Я  не  смогу  так  долго  удерживать  время  на  одном  месте.
-  Да!  Есть!  -  Радостно  вскрикнул  Дэстиш,  обратив  своё  внимание  на  внезапную  красную  вспышку  кольца  на  руке  у  Фэара.  -  Ты  сможешь  победить  его!
   Глаза  Фэара  загорелись  красным  светом.  Он  протянул  руку  с  кольцом  вперёд,  которое  засияло  ещё  ярче.  Силы  Штаймуса  покидали.  Время  возобновило  бег,  и  Гэндальф  с  Леголасом  очнулись  от  кратковременного  сна.  Защита  купола  слабела.  Фэар  стал  произносить  непонятные  слова  на  неизвестном  наречии  совершенно  чужим  голосом.  Речь  была  такой,  что  даже  у  Гэндальфа  пробежали  мурашки  по  коже.  Кольцо  Фэара  стало  притягивать к  себе  огненный  дух  демона.  Тонкая  жгучая  нить  прошла  сквозь  купол,  и  красное  кольцо  стало  жадно  её  пожирать.  Штаймус  опять  попытался  остановить  время,  но  на  это  у  мальчика  не  хватило  сил.
-  Что  ты  делаешь?  -  Закричал  белый  маг  на  юного  повелителя  огня.
-  Не  мешайте  ему!  -  На  повышенных  тонах  Адэз  обратилась  к  Гэндальфу.
-  Убирайтесь  отсюда!  Быстро!  -  Сказал  сердито  волшебник,  нахмурив  брови  и  схватив  за  руку  Фэара.
-  Не  трогайте  его!  -  Заступился  за  друга  Штаймус.  В  этот  момент  Дэстиш  ухватился  за  руку  мага,  которой  он  схватил  Фэара,  а  его  самого  пытался  оттянуть  Леголас.  Завязалась  кратковременная  потасовка  между  детьми,  магом  и  эльфом.  В  один  момент  огненный  демон  высвободился  от  притяжения  кольца,  купол  исчез,  и  всех,  кто  под  ним  находился,  обнял  жадный  огонь.  Крик  адской  боли  на  долю  секунды  заглушил  остальные  звуки  кошмара  в  пещере.


                *          *          *


-  Стоп!  -  Выкрикнул  Штаймус  после  того  видения,  которое  было  у  него  только  что.
-  Что  не  так?  -  Спросил  Дэстиш.  -  Это  самый  лучший  вариант!  Или  ты  опять  где-то  летал?  Но  позволь  тебя  поздравить,  ведь  ты  и  так  летишь!
   Штаймус  огляделся  по  сторонам.  Вокруг  лишь  плотная  пелена  синего  тумана.  Четвёрка  держалась  крепко  за  руки,  а  впереди  цепочки  летела  Адэз.
-  Да,  лечу.  -  Спокойно  проворчал  Штаймус  и  продолжил.  -  Но  я  опять  видел  видение.
-  И  что  там  было?  -  Поинтересовался  Фэар.
-  У  нас  всё  почти  получилось.
-  А  почему  почти?
-  Мы  умерли.
-  Опять?!  -  Закричал  Дэстиш.  -  Почему  в  твоих  видениях  мы  всегда  умираем?  И  что  теперь делать?
-  Ну,  это  ты  должен  нам  сказать!  -  Парировал  Штаймус.
-  Тогда  рассказывай,  что  с  нами  произошло  в  этот  раз.  Ведь  я  должен  знать,  почему  так  случилось,  чтобы  этого  избежать!
-  Только  рассказывай  быстрее!  Мы  почти  на  месте!  -  Предупредила  Адэз.
-  Но  кроме  мага  там  был  эльф!  -  Закричал  Штаймус.
-  Это  не  важно!  -  Возразила  Адэз.  -  Значит,  и  его  с  собой  заберём!  Рассказывай  быстрей,  что  ты  видел!  И  не  вздумайте  расцепить  руки,  когда  мы  окажемся  там!


                *          *          *


   Сферический  прозрачный  купол,  энергия  которого  исходила  от  посоха волшебника,  покрыл  собой  весь  островок,  на  котором  находились  маг,  эльф  и  та  книга,  из-за  которой  закрутилась  вся  эта  канитель.  Гэндальф  изо  всех  сил  старался  удерживать  защиту,  но  его  силы  были  на  исходе.  Леголас  стоял  рядом,  обнажив  клинок,  который  вряд  ли  помог  справиться  с  огненным  духом.  Они  оба  понимали,  что  их  смертный  час  вот-вот  наступит.  Но,  не  смотря  на  это,  каждый  из  них  был  полон  отваги  и  решимости,  хоть  в  их  разуме  с  каждой  пройденной  секундой  ширился  неописуемый  страх  перед  неминуемым  грядущим.  Демон  не  уставал пытаться  прорвать  прозрачную  оборону,  окутывая  её  жарким  огнём  и  жгучими  брызгами  лавы,  которая  поднималась  вверх,  к  краям  рва.  Ещё  немного  и  огненная  река  выйдет  из  берегов,  заполняя  собой  зал  пещеры.  Гэндальф  уцепился  за  посох  обеими  руками,  которые  уже  начали  дрожать  от  напряжения.  Ноги  мага  подкосились,  и  он  упал  коленями  на  каменный  пол.  Чтобы  смягчить  падение,  одна  рука  волшебника  отпустила  посох  и  упёрлась  кулаком  в  узорчатую  поверхность  островка.  Леголас  подхватил  старика  под  руки,  не  выпуская  из  руки  меч.  Защита  на  миг  ослабла,  но  не  исчезла,  а  сократила  свою  площадь  влияния.
   Вдруг  под  куполом  неизвестно  откуда  появился  густой,  синий  туман.  Время  замерло  на  секунду  и  снова  возобновило  свой  отсчёт.  Эльф  и  волшебник  даже  не  успели  понять,  что  происходит.  Защита,  исходящая  от  посоха,  исчезла,  но  на  её  месте  появилась  яркая,  красная  стена,  которая  оградила  островок  от  атак  огня.  Кто-то  схватил  за  руки  Гэндальфа  и  Леголаса.  Сильный  толчок,  и  белый  маг  выронил  посох  из  руки.  Синий  туман  исчез,  забрав  в  себя  всех,  кто  был  рядом  с  книгой.  По  крайней  мере,  так  могло  показаться.
   Огненный  демон  обнаружил  пропажу  незваных  гостей  и  перестал  бушевать.  Книга,  которую  он  так  рьяно  охранял,  осталась  на  месте.  Но  вот  с  узорчатого  пола  поднялся  посох,  и  огненный  дух  весьма  этому  удивился.  Он  пристально  стал  следить  за  его  движением  в  воздухе.
-  Кто  здесь?  -  Раздался  громогласный  голос  огня.  -  Почему  я  не  вижу  тебя?  Покажись!
   На  призыв  демона  не  последовало  никакого  ответа.  Но  дух  увидел  нечто,  что,  в  конечном  счёте,  доказывало  чьё-то  нежелательное  присутствие  в  пещере.  Порядка  двух  метров  над  полом  показалось  тонкое,  красное  свечение  в  виде  кольца.  И  только  демон  решил  возобновить  атаку,  как  край  посоха  сверкнул  красным  цветом  и  стал  втягивать  огненного  духа  в  себя,  пока  не  поглотил  полностью.  Алтарис  принял  видимый  облик  и  наблюдал  за  посохом,  который  стал  дымиться  и  трескаться.  Огненные  жилы  съедали  посох  изнутри  и  стремительно  двигались  к  руке  майа.  Жгучие  нити  коснулись  кончиков  пальцев  и  продолжали  своё  шествие  к  браслету  на  запястье.  Алтарис  чувствовал  нестерпимую  боль  и  закричал,  рухнув  на  пол.  Посох  жёг  ему  руку,  но  майа  не  мог  разжать  пальцы  и  отбросить  его  в  сторону.  Браслет  поглотил  в  себя  тонике,  огненные  нити,  и  внутри  чёрных,  мраморных  камней  на  миг  сверкнуло  яркое  свечение.  Посох  рассыпался  в  пепел.  Боль  прошла.  Майа  с  настороженным  удивлением  посмотрел  на  браслет,  пытаясь  понять:  почему,  как  и  зачем  эта  вещь  поглотила  огненный  дух?!
   В  этот  момент  адская  стихия  стала  затихать  и  остывать.  Алтарис  поднялся  с  пола,  подошёл  к  постаменту  и  схватил  книгу,  изумрудное  пламя  которой  резко  исчезло.  Он  сунул  её  в  суму.  Вдруг  под  его  ногами  задрожал  пол.  Содрогнулись  стены  пещеры,  и  сквозь  трещины  в  помещение  хлынула  вода.  Она  лилась  даже  с  потолка.  Шипела  остывающая  лава,  испуская  вверх  клубы  густого,  горячего  пара.  Ров  и  другие  полые  участки,  где  несколько  минут  назад  текли  огненные  реки,  стали  быстро  наполняться  водой.  Алтарис  не  стал  медлить  и  быстро  пробежал  по  мосту,  направившись  к  тому  месту,  где  по  воле  незримой  нити  возник  для  него  временный  портал.  Перед   майа  из  стены  вырвался  водный  поток,  который  чуть  не  сбил  его  с  ног.  Но  напор  резко  ослаб   и  Алтарис  прошёл  мимо  него.  Он  даже  не  заметил,  как  несколько  капель  воды  попали  на  браслет,  и  на  одном  из  чёрных  камней  появились  две  незаметные  полоски  трещин.   Майа  забежал  в  тот  самый  тупик.  Незримая  нить  на  его  голове  проявилась  и  засветилась  красным,  а  глаза  вновь  приняли  мертвецкий  вид.  Каменные  глыбы  в  стене  выстроились  в  форму  дверного  проёма,  в  котором  блеснула  красная  материя.  Алтарис  повернул  голову  назад,  смотря  на  пещерный  хаос  с  полным  безразличием  на  лице.  Вода  не  переставала  прибывать.  Затем  майа  мельком  глянул  на  браслет  и  с  довольной  ухмылкой  шагнул  в  портал.  Его  красное  свечение  потухло.  Тьма  в  пещере  заняла  свой  трон,  но  тишине  здесь  ещё  рано  появляться.  По  крайней  мере,  до  тех  пор,  пока  вся  пещера  не  заполнится  водой  Великого  океана.


Рецензии