Из романа Гордость и Предубеждение

Перевод небольшого отрывка из романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение".


 
 
 
   Одинокий мужчина, располагающий состоянием, не может не присматривать себе супруги - эта истина всем хорошо известна. Однако, что представляют собой его чувства или вкусы, об этом известно куда меньше, - по крайней мере, при первом его появлении по соседству, - а посему помянутая истина столь прочно поселяется в головах окрестных семейств, что на такого джентльмена уже загодя смотрят как на свою законную собственность, приуготованную для той или другой из дочерей.
 
   - Мой дорогой м-р Беннет, - сказала ему как-то его супруга, - вы слышали, что поместье Незерфилд Парк опять кем-то занято?
 
   М-р Беннет отвечал, что не слышал об этом.
 
   - Но это действительно так, - подтвердила она, - миссис Лонг только что была здесь и мне об этом сообщила.
 
   М-р Беннет промолчал.
 
   - Но вам же интересно, кто купил его? - с нетерпением воскликнула его жена.
 
   - Если вам так хочется рассказать, не имею ничего против, чтобы послушать.
 
   Этого было достаточно, чтобы она продолжала.
 
   - Почему же, дорогой, вам необходимо знать. Миссис Лонг говорит, что Незерфильд куплен молодым человеком с большим состоянием, откуда-то с севера Англии; в понедельник он прибыл сюда в карете четвериком - специально чтобы посмотреть поместье. Оно ему так понравилось, что он тут же договорился с г-ном Моррисом. Во владение он должен вступить ко дню Михаила-Архангела, а его слуги будут в доме уже до конца следующей недели.
 
   - И как же его зовут?
 
   - Бингли.
 
   - Он женат, одинок?
 
   - О! Он одинок, дорогой мой, не сомневайтесь! Одинокий молодой человек с большим доходом, четыре или пять тысяч в год. Какая чудная оказия для наших девочек!
 
   - Как? Разве это имеет к ним какое-то отношение?
 
   - Мой дорогой м-р Беннет, - отвечала его жена, - как же вы бываете скучны! Я имею в виду, он может жениться на одной из них.
 
   - Он что, так все и задумал, поселяясь здесь?
 
   - Что задумал? Чепуха, что вы такое говорите! Не исключено, конечно, что в одну из них он влюбится, как только увидит - именно поэтому вам следует обязательно навестить его, когда он здесь появится.
 
   - Признаться, не вижу в этом большой необходимости. Вы с девочками можете, конечно, пойти, или отправьте их туда одних, если хотите. Так, пожалуй, будет даже лучше - вы красивы не менее, чем любая из них, поэтому м-ру Бингли может придти в голову идея предпочесть именно вас.
 
   - Дорогой, вы мне льстите! Конечно, я еще сохранила часть своей красоты, но это еще не причина претендовать на что-то. Когда у женщины пятеро взрослых дочерей, ей уже некогда думать о красоте.
 
   - В подобных случаях это чаще всего означает, что у женщины осталось не так много красоты, чтобы о ней думать.
 
   - И все же, дорогой, вы действительно должны пойти и повидаться с м-ром Бингли, когда он приедет.
 
   - Это больше, чем мне бы хотелось, уверяю вас.
 
   - Но подумайте о дочерях! Вообразите, какое положение могла бы занять одна из них! Сэр Вильям и леди Лукас полны решимости отправиться туда - это я к тому, что вы ведь знаете, они не ходят представляться к каждому новому лицу. Вам действительно следует пойти, иначе нам просто невозможно будет делать к нему визиты.
 
   - Вы, как всегда, пример обязательности! Смею думать, что м-р Бингли будет очень рад видеть вас; я отправлю ему с вами пару строчек письмом. Ну, а если он вдруг решится выбрать какую-то из наших девочек, то вы уж заверьте его в полном моем согласии на брак. Думаю, и о моей маленькой Лиззи я вставлю словечко.
 
   - Надеюсь, вы не станете этого делать! Разве Лиззи чем-то лучше других? Она и вполовину не так прелестна, как Джейн, и вполовину не такая живая, как Лидия. Но вы почему-то всегда отдаете ей предпочтение.
 
   - Лидия? Джейн? Что в них такого особенного? - возразил он. - И та и другая довольно глупа и невежественна - в общем, как все девицы в их возрасте. Лиззи уж куда посмышленей.
 
   - Удивляюсь, м-р Беннет, как вы можете так говорить о собственных детях? Видимо, вам доставляет удовольствие причинять мне боль. Никакого уважения к моим бедным нервам!
 
   - Вы ошибаетесь, моя дорогая, к вашим нервам я испытываю глубочайшее почтение. Они мои старые приятели. Ваши напоминания о них я слышу, по крайней мере, последние лет двадцать.
 
   - Ах, вы не подозреваете, как я на самом деле страдаю!
 
   - Надеюсь, что вам удастся это пережить и остаться в живых, чтобы увидеть, наконец, этого молодого джентльмена по соседству, с его четырьмя тысячами в год.
 
   - Если вы не захотите пойти туда с визитом, с моей стороны это будет абсолютно бесполезно. Даже если здесь поселится двадцать таких, как этот Бингли.
 
   - Моя дорогая, если здесь поселится двадцать таких, как Бингли, то, обещаю вам, я обязательно пойду и навещу каждого из них.
 
   М-р Беннет являл собою столь необычную смесь мгновенных ответов, уклончивости, сарказма и прихотливости ума, что его жене, чтобы вполне понимать его, недостаточно было даже опыта тех двадцати трех лет, что она прожила с ним бок о бок. Ее собственный ум устроен был куда менее сложно. Это была женщина простых понятий, недалекая, неясного темперамента. Когда ее что-то расстраивало, она воображала, что это нервы. Ее слабостью были местные сплетни да визиты, тогда как поиск супругов для дочерей составлял суть ее существования.
 
 
   ****
 
 
   Pride & Prejudice, Chapter I of Volume I (Chap. 1) by Jane Austen
 
 
  IT is a truth universally acknowledged that a single man in possession of a good fortune must be in want of a wife.
  However little known the feelings or views of such a man may be on his first entering a neighbourhood, this truth is so well fixed in the minds of the surrounding families, that he is considered as the rightful property of some one or other of their daughters.
  ``My dear Mr. Bennet,'' said his lady to him one day, ``have you heard that Netherfield Park is let at last?''
  Mr. Bennet replied that he had not.
  ``But it is,'' returned she; ``for Mrs. Long has just been here, and she told me all about it.''
  Mr. Bennet made no answer.
  ``Do not you want to know who has taken it?'' cried his wife impatiently.
  ``You want to tell me, and I have no objection to hearing it.''
  This was invitation enough.
  ``Why, my dear, you must know, Mrs. Long says that Netherfield is taken by a young man of large fortune from the north of England; that he came down on Monday in a chaise and four to see the place, and was so much delighted with it that he agreed with Mr. Morris immediately; that he is to take possession before Michaelmas, and some of his servants are to be in the house by the end of next week.''
  ``What is his name?''
  ``Bingley.''
  ``Is he married or single?''
  ``Oh! single, my dear, to be sure! A single man of large fortune; four or five thousand a year. What a fine thing for our girls!''
  ``How so? how can it affect them?''
  ``My dear Mr. Bennet,'' replied his wife, ``how can you be so tiresome! You must know that I am thinking of his marrying one of them.''
  ``Is that his design in settling here?''
  ``Design! nonsense, how can you talk so! But it is very likely that he may fall in love with one of them, and therefore you must visit him as soon as he comes.''
  ``I see no occasion for that. You and the girls may go, or you may send them by themselves, which perhaps will be still better; for, as you are as handsome as any of them, Mr. Bingley might like you the best of the party.''
  ``My dear, you flatter me. I certainly have had my share of beauty, but I do not pretend to be any thing extraordinary now. When a woman has five grown up daughters, she ought to give over thinking of her own beauty.''
  ``In such cases, a woman has not often much beauty to think of.''
  ``But, my dear, you must indeed go and see Mr. Bingley when he comes into the neighbourhood.''
  ``It is more than I engage for, I assure you.''
  ``But consider your daughters. Only think what an establishment it would be for one of them. Sir William and Lady Lucas are determined to go, merely on that account, for in general, you know they visit no new comers. Indeed you must go, for it will be impossible for us to visit him, if you do not.''
  ``You are over-scrupulous, surely. I dare say Mr. Bingley will be very glad to see you; and I will send a few lines by you to assure him of my hearty consent to his marrying which ever he chuses of the girls; though I must throw in a good word for my little Lizzy.''
  ``I desire you will do no such thing. Lizzy is not a bit better than the others; and I am sure she is not half so handsome as Jane, nor half so good humoured as Lydia. But you are always giving her the preference.''
  ``They have none of them much to recommend them,'' replied he; ``they are all silly and ignorant like other girls; but Lizzy has something more of quickness than her sisters.''
  ``Mr. Bennet, how can you abuse your own children in such way? You take delight in vexing me. You have no compassion on my poor nerves.''
  ``You mistake me, my dear. I have a high respect for your nerves. They are my old friends. I have heard you mention them with consideration these twenty years at least.''
 
  ``Ah! you do not know what I suffer.''
  ``But I hope you will get over it, and live to see many young men of four thousand a year come into the neighbourhood.''
  ``It will be no use to us if twenty such should come, since you will not visit them.''
  ``Depend upon it, my dear, that when there are twenty I will visit them all.''
  Mr. Bennet was so odd a mixture of quick parts, sarcastic humour, reserve, and caprice, that the experience of three and twenty years had been insufficient to make his wife understand his character. Her mind was less difficult to develope. She was a woman of mean understanding, little information, and uncertain temper. When she was discontented, she fancied herself nervous. The business of her life was to get her daughters married; its solace was visiting and news.


_


Рецензии