Эссе 7 проблемы русской лингвистики

Проблемы русской лингвистики

Эссе 7

В завершении знакомства с взаимосвязанными взглядами на язык и музыку скажем: -

В синтезе Музыки и Слова (по Свиридову) может быть заключена эта истина. Музыка — искусство бессознательного. На своих волнах (бессознательного) она <музыка> несет Слово и раскрывает сокровенный тайный смысл этого Слова.
Слово же несет в себе Мысль. Вместе они образуют Истину Мира.

Пример Вагнера, соединяющего в своем лице художника, мыслителя и публициста, имел большое значение для художественной, творческой практики, как погружения в богатства лексики природного слова и языка

В начале XX века Искусство становится выразителем бездуховного начала (как минимум просто развлекательного). Произведения Рахманинова были последней вспышкой русского духа в Русской музыке, надолго после этого погрузившейся в мрак и находящейся в нем и по сей день. Смакование зла, всяческого уродства, воспевание дьявола, дьявольщины, убийства - все это делалось даже не без таланта и делается до сих пор у современных эпигонов.

Вот таковы коллективные мысли о русской правде, намертво связанных с математикой, лингвистикой, русским языком, музыкой его слова и души Светланы Леонидовны Рябцевой и Индриса.

А русское вещее слово живет своей цельной Жизнью. Вот кудесник русского поэтического Слова Н.Клюев, в короткий период забалдения лживой «марксистско-советской» пропагандой, написал поэтический стих-песню, где после каждого куплета звучал припев: -

За Землю, за Волю, за Хлеб трудовой
 Идем мы на битву с врагами –
 Довольно им властвовать нами!
 На бой, на бой!

А вот теперь попробуйте прочитать сам стих и потом с политическим припевом после каждого куплета и Вы увидите два произведения совершенно разного духовного смысла. Вот так чуть, чуть искусственного, наносного и русское природное произведение совершено низводится к уровню агитки и главное напрочь пропадает русский природный дух. И так Клюев: -

 КРАСНАЯ ПЕСНЯ

 Распахнитесь, орлиные крылья,
 Бей, набат, и гремите, грома, -
 Оборвалися цепи насилья,
 И разрушена жизни тюрьма!

 Широки черноморские степи,
 Буйна Волга, Урал златоруд, -
 Сгинь, кровавая плаха и цепи,
 Каземат и неправедный суд!

 Пролетела над Русью Жар-птица,
 Ярый гнев зажигая в груди…
 Богородица наша Землица,
 Вольный хлеб мужику уроди!

 Сбылись думы и давние слухи,
 Пробудился Народ-СВЯТОГОР –
 Будет мед на домашней краюхе
 И на скатерти ярок узор.

 Хлеб да соль, Костромич и Волынец,
 Олончанин, Москвич, Сибиряк!
 Наша Волюшка – Божий гостинец –
 Человечеству светлый маяк!

 От Байкала до теплого Крыма
 Расплеснется ржаной Океан…
 Ослепительней риз серафима
 Заревой Святогоров кафтан.

 Ставьте ж свечи Мужицкому Спасу!
 Знанье – брат, и наука – сестра.
 Лик пшеничный с брадой солнцевласой –
 Воплощенье любви и добра!

 Оку Спасову сумрак несносен,
 НЕНАВИСТЕН ТЕЛЕЦ ЗОЛОТОЙ;
 Китеж-град, ладан Саровских сосен –
 Вот наш рай вожделенный, родной.

 Верьте ж, братья, за черным ненастьем
 Блещет солнце – Господне окно;
 Чашу с кровью, всемирным причастьем,
 Нам испить до конца суждено.

А теперь вернемся к русскому алфавиту – глаголице. В нем 44 буквы

Вот, что Нам с Вами поют либеральные «певцы»: -

«Культура Финикии стала производной от культуры иных, древних и могущественных ближневосточных цивилизаций. В целом, их культура древней Финикии начала свое зарождение еще в 4 тысячелетии до н.э.
Главным культурным достижением финикийцев можно назвать создание финикийского консонантного письма, которое появилось примерно во второй половине второго тысячелетия до н.э. Исследователи не знают, откуда именно произошло финикийское письмо…»

Но давайте Мы с Вами дополним эту «смазливо-красивую» картину. Конечно они поют о том, что все в мире идет от «предприимчивого торговца», который «цивилизовал» мир народов. Но подобная глупость может удовлетворять только «простое, ясное» сознание примитивной "социалистической" или "демократической" личности. Мы то знаем, что таская между народами продукты чужого труда и извлекая «прибавочную стоимость», определяемую безнравственным сознанием торговца произвольно, либерал-торговец вел и ведет сегодня войну против народов мира излюбленными "экономическими" методами, порабощая народы социальными миражами и с помощью своего оружия, полученной от Нас с Вами «прибавочной стоимостью», а не мечом и силой взрывчатки (там где надо, там и война оружием начинается).

Зачем торговцу финикийской цивилизации городов нужен был алфавит и письмо? Правильно Вы думаете, только для составления, на языке порабощаемых народов, долговых расписок и больше незачем. Поэтому он и упростил, почепнутую им у иного народа, чужую азбуку до 22 букв и превратил ее в товар, как и все что встречалось на его пути, продавая иным народам, может тем же грекам.

Через Индрика, я предлагаю ознакомиться с мыслями А.Иванченко (из его книги «Путями великого россиянина»): -
«Кириллица из Болгарии дошла на Русь при князе Аскольде, вероятно, где-то в 70-х гг. IX века. Но принять её Русь не желала не только потому, что она была слишком грецизирована (10 греческих букв по своему звучанию из 43) и мало годилась для русского языка, не говоря уже о её нравственной стороне по сравнению с азбукой руссов.


 Что же сделал Кирилл?
       В древнерусской азбуке буквице было 49 букв, в том числе «А» как вместилище разума (верхний луч пятиконечной звезды — знака человека), имевшее значение звука, и «Аз» как духовное «Я»: пять точек, две из которых соединены вертикальной линией (человек прямостоящий и передвигающийся с помощью двух ног) и две — горизонтальной (две работающие руки); пятая точка слева вертикальной линии символизирует разум, управляющий всеми действиями человека и в то же время существующий сам по себе (всякая человеческая мысль является не вторичным продуктом биоэнергии мозга, а нераздельной её частью, мы же знаем закон сохранения энергии), потому эта пятая точка и поставлена как бы отдельно.
       Кирилл объединил первые две буквы в одно «Аз», но лишенные духовности и многозначности. По смыслу его «Аз» — человек, повёрнутый спиной вперёд: он не видит своего пути.
 Таким образом букв осталось 43, но только у трёх из них Кирилл оставил их прежнее смысловое значение, да и то неполное: «Веди» без уточняющего «познания», «Добро» без указания на его подвижность, то есть что оно должно быть повсюду, и однозначное «Наш» в звуковом начертании — единственная буква, графику которой Кирилл не изменил.
       «Бысть» — «бытие в совести» превратилось в бессмысленное «Буки», «Глас» — «речь» — в приказное «Глаголь», «Есмь» — «триединство»: муж, жена, дитя — в «Есть» и т.д.
Кирилл, хотя и ориентировался на греческий алфавит, взял за основу, но изменил её графику в соответствии с христианской философией и по примеру иудеев вместо «языческой» смысловой символики ввёл цифровое значение для 27 букв, и нужно было бы написать отдельную и весьма обширную по своему объёму работу. Поэтому я вкратце остановлюсь ещё только на пяти буквах: Ж, Т, К, X, Ц.
 Древнерусская буква "Ж" напоминает острие обращенной вниз стрелы  и символизирует жизнь в ее триединстве. Начертание буквы "Т" точно такое же, но острие стрелы обращено вверх, что тоже символизирует жизнь, но ту, другую, которую нужно уважать больше, чем свою, ибо только тогда тебя не растлит себялюбие и в Общей Жизни сохранится Согласие.
       «Языческий» символ жизни Кирилл заменил шестилучевиком «Моген Довид» — «Звездой Давида» — и придал ему значение «живете», то есть просто существования — жизни, не озарённой светом разума, поскольку, согласно христианству, Свет Разума может исходить только от Бога.
 «X» Кирилла — небесный Дух Божий, конечно же, довлеет над земным, но из этого получается не хор, а, как написал Кирилл, — хер; «Ц» — цель зримого Бытия в настоящем и будущем, одинаково прикована к греховной юдоли земной, но это дано познать только тому, кто ведает о смысле цифры 900, для остальных же оно просто «Ци».

 Кирилл, несомненно, из тех же теологических соображений изменил также начертание трех букв, писавшихся у руссов почти одинаково: «К», «Х», «Ц».
 Мужское и женское начала — два равновеликих и равнозначных, но всё же различных и потому несколько отдаленных друг от друга на единой вертикали зримого Бытия духа, составляют корень, от которого произрастает в настоящем хор духов для своего и его, духов, продолжения в единой же цепи, соединяющей настоящее с будущим,
 Кирилл сомкнул на той же вертикали мужское и женское начала вплотную, для более ясного показа давления мужского начала над женским, ибо сказано в Святом писании: «Жена да убоится мужа». А «язычники» руссы думали иначе. Мужчина в их понимании являлся собирателем, хранителем и носителем Мудрости; женщина — та, которая вбирает в себя, хранит и умножает созидательные силы Природы, мужское и женское начала равновелики и равнозначны, однако по своему назначению различны. Без такого различия не может быть Согласия, то есть Корня для Хора в единой Цепи настоящего и будущего (!!! В.М.).

 Скорее всего, над азбукой россичей Кирилл очень даже задумывался и наверняка сознавал её высокую нравственную философию. Но как раз эту философию, идущую от Природы, а не от Бога, и не могла принять душа искреннего христианина. Потому он, сохранив само название Азбуки,  поменяв «Бытие в совести» на «Буки», «Зорю — свет знаний» на «Зело», «Чети — согласие» — на «Червь»…».

Разговор Наш с Вами далеко не закончен, до встречи в следующей части.


Рецензии