Провинциальное местечко

Если писать о Городце, отталкиваясь только от документов, то и в этом случае рассказ  займет не одну журнальную страницу. А ежели подробно, да обо всем? Для этого лучше бы в Городец приехать и некоторое время с ним пожить. Побродить по улочкам, любуясь деревянными кружевами старых домов, и вспоминая историю, уклад и быт минувших времен, неведомым образом здесь сохранившихся. Посмотреть, чем живо местечко сейчас, на взлёте 21-го века. И откроется вам во всей полноте и многогранности, насыщенный красками и событиями, портрет старинного русского городка, уникального и типичного одновременно.
   Да, провинция. Глухая, как принято говорить. Ни тебе железных дорог, ни федеральных трасс. До основного тракта в Нижний Новгород (под чьим началом находится Городец) полями да лесами пятьдесят километров добираться нужно. Единственное прямое сообщение со страной – Волга, на крутом берегу которой и раскинулся город. Искорененный – неизвестно зачем, - водный транспорт типа «Комет» и «Метеоров» (помните такие, на подводных крыльях?..), подставил очередную подножку развитию местности.
   И, тем не менее, Городец – один из самых впечатляющих русских городков, каковым был и остается поныне. Статус «поселения городского типа», до которого низвели множество провинциальных его собратьев, миновал Городец, да и попробовал бы кто этот статус навесить! Свирепого Батыя пережили, переживем и другие переходные периоды!..
   А теперь – по порядку.
   Доподлинно известно, что по рождении своём именовался Городец – Малым Китежем. С переводе с марийского (тогдашних хозяев окрестных земель), «китеж» значит – пришелец, скиталец. Некие монахи, бежав от чего-то в глухие заволжские леса, основали у озера Светлояр монастырь и посад Китеж. Часть братии двинулась дальше и приютилась на волжском берегу, построив скит с именем Малый Китеж.
   Наступил 12 век. Русь сотрясается постоянными раздорами удельных князей в борьбе за Киевский престол. Князь Юрий Владимирович Долгорукий кочует окрест своих владений, укрепляя границы. Москва им уже основана. Необходима цепь крепостей, в качестве надежной защиты от внешних врагов. Увидев селище Малый Китеж, Долгорукий возрадовался его удобному расположению. Крутой труднодоступный берег с прекрасным обзором с одной стороны и могучие непроходимые леса с другой. Так, в 1152 году на восточном окоеме Ростово-Суздальского княжества появилась крепость, названный Долгоруким Городец-Радилов. Дословно: городок на реке Ра (что значит, на Волге).
Эта дата, упомянутая в летописях, и считается официальной датой основания города.

Грозен был для врагов он, страшен
В обрамлении рвов и башен
И защитой посадским людям
Он являлся в дни ратных буден…
                (Олег Широких)

   Но настал роковой для земли русской год – 1238-й. Слезами и кровью, по словам летописцев, следовало бы описывать небывало и жестокое нашествие монголо-татар, полчища которых двинулись на Русь, истребляя всё на пути.
   Одно из войск хана Батыя подошло к Городцу-Радилову и обложило крепость. Всё погибло в пламени. Многие жители попали в плен, другие спаслись в глухих лесах. Погиб в жестокой сече Георгий Всеволодович, внук Долгорукого, владевший Городцом. Как только татары покинули пепелище, оставшиеся жители вернулись и возродили город. 
   Тогда же был построен и монастырь явленной иконы Феодоровской Божией Матери, ставший впоследствии последним пристанищем полководца Александра Невского. В 1263 году, возвращаясь Волгой из Золотой Орды, Невский заболел и был вынужден пристать к берегу. Высадившись в Городце, он занял одну из келий Феодоровского монастыря. Понимая, что умирает, Невский принял пострижение с именем Алексей и монашескую схиму. Через несколько дней его не стало… Гроб с телом на руках был перенесен во Владимир, где полководца похоронили, а много позже указом Петра Первого переправлен в Петербург, а Александро-Невскую лавру, где с тех пор покоятся мощи святого.
   В 1378 году, когда на Нижний Новгород напал ордынский хан Арапша, в Городец бежали и вместе с его жителями нашли защиту сотни горожан. Разгневанный ордынец спалил отстроенный посад, но крепостные стены не одолел. Через 30 лет татары вернулись, ведомые ханом Едыгеем, и в дикой ярости уничтожили неприступную доныне крепость, заодно сравняв с землей всю округу. Два долгих века летописи упоминали это место как «пустой Городец». Лишь в 17-м веке сюда вернется активная жизнь…
   От прежнего боевого прошлого в Городце остался и бережно охраняется отрезок древнего оборонительного вала. Длина его сейчас полтора километра, высота от пяти до семи метров, глубина рва от четырех до шести. Это исторический памятник федерального значения. Могучие сосны, выросшие на валу, придают ему значительности и красоты.
   … За время, пока город существовал только в летописях и памяти народной, российское государство значительно выросло, окрепло, изменилось. В поволжских крепостях оно не нуждалось. Вдоль великой реки выросли большие торговые села. Одним из таких сёл и стал возродившийся Городец, уже без приставки Радилов. Судьба назначила ему превратиться в центр речного судостроения и хлебной торговли.
   На знаменитые городецкие верфи приезжал Петр Первый, чтобы отобрать лучших плотников на постройку военных кораблей в Преображенское. А вот что о Городецкой жизни пишет в путевых заметках П. И. Мельников-Печерский: «Под горой всё кипит деятельностью. Обширный базар наполнен множеством народа и хотя на этот раз базар был обыкновенный, однако ничем не уступал многим русским ярмаркам: во многозначительных кузницах (числом не менее сорока) ковали без умолку, по берегу Волги огромные запасы хлеба ссыпались в амбары, по самой Волге, скованной зимним холодом, деятельно строились барки, на которых весною свезенные в Городец запасы хлеба понесутся в города верховые…»
   Отныне Городец – это центр русского старообрядчества, а именуется исключительно «купеческим городом». Купцы-старообрядцы много славного и важного сделали для родного города как в хозяйственной сфере, так и в культурной. Не случайно, что именно в Городце поставлен единственный в России памятник «Купечеству России» (скульптор С. Полегаев). Его воздвигли в 2003 году на средства современных предпринимателей – потомков русских купцов.
   Ни одна историческая веха Российского государства не миновала Городец и его жителей. Для изгнания польских захватчиков здесь был сформирован собственный отряд ополчения. Городчане сражались против наполеоновских войн, в честь победы над которыми в 1842 году была построена и стоит до сих пор церковь Покрова. Сотни горожан погибли на фронтах Второй мировой войны. Имя летчика, генерал-майора авиации, дважды героя Советского Союза Арсения Ворожейкина известно далеко за пределами родного города.
   Не менее истории, Городец славен своей уникальной культурой.
   Музейная столица, город мастеров, жемчужина Нижегородчины – как только не называют в народе славный древний городок. И есть, за что. Около двадцати музеев самой разной направленности. От краеведческого, которому сто лет, хранящего 15 тысяч неповторимых экспонатов (пример рукописные книги ризографа Ивана Блинова) до детского, где собраны игрушки, одежда, учебные принадлежности от времен дореволюционных до нынешний дней. Крупнейшее в стране собрание самоваров (около тысячи предметов), графские интерьеры, художественные галереи.
   А как развиты народные промыслы! Тут и литейщики, и резчики по жести и дереву, прянишники, гончары, столяры и плотники, вышивальщицы, художники. Только в Городце продолжают клепать на печные трубы настоящие дымники, узорчатая резьба которых часто спорит с затейливой резьбой традиционных наличников. Золотная (ударение на второй слог) вышивка не имеет аналогов. Городецкая роспись по красоте, уникальности и вековым традициям не уступает знаменитой хохломе.
   Но не только стариной и промыслами могут гордиться городчане.
   Претерпев трудности, связанные с падением прежней государственной системы, решившись на сомнительные эксперименты, под шумок подсунутые западными «доброжелателями», городецкая земля сберегла главное, чем всегда была жива Россия – сельское хозяйство. Одни колхозы реформировались до мелкого фермерства, другие сохранились неприкосновенными, но все они по-прежнему кормят себя и страну картофелем, зерном, молоком и мясом.
   Как однажды хвастала одна подруга в письме другой: «Спрашиваешь, как выживаем мы в своей глуши. Да сносно! Вот сижу я, простая городчанка, за утренним завтраком. Творог ем – местный, чай пью – местный (делают из кипрея одним местным предприятием). Хлеб на столе тоже городецкий, и мажу я его городецким маслом, а сверху кладу кусок городецкого же сыра…»
   Шутки-шутками, но самодостаточность Городца такова, что он способен, как бывало всегда, и себя содержать, и стране помогать. Здесь по-прежнему действует знаменитая судоверфь; открыты заводы по производству деталей для автопрома; размеры жилищного строительства поражают воображение. Ответственно выполняя федеральную Программу по расселению ветхого жилого фонда, в новые современные квартиры, полностью оборудованные, совершенно бесплатно, переселились сотни городчан, и процесс еще далеко не закончен.
   А как здесь любят гостей! На традиционный День города (кстати, 36 лет назад именно в Городце придумали этот праздник, распространившийся по всем волостям), на областной праздник «Мастеров народных братство», на «Зеленые святки» съезжается масса народа. Туристическая отрасль скоро начнет пополнять местный бюджет не хуже, чем промышленность и сельское хозяйство. В год с проходящих по Волге туристических теплоходов сходит до двухсот тысяч туристов.
   … Много удивительного можно еще рассказать о нашем небольшом (30 тысяч населения), но таком славном городке. В чем секрет его стойкости и живучести? Думаю, в характере местных жителей. Испокон веков это смелые, трудолюбивые, упрямые, не поддающиеся унынию и отчаянию, люди, способные видеть окружающую красоту и умеющие создать красоту рукотворную.
   Приезжайте – сами убедитесь.



 

   


Рецензии