Только любовь. Глава 8

Потерпев неудачу в телевизионном конкурсе, Нилуфар устраивается корреспондентом в газете и вскоре узнаёт о неверности жениха. Чтобы предотвратить депрессию, она полностью отдается работе, делая серию репортажей о не очень популярных музыкантах, подорвавшихся на противотанковой мине. И вместо читательского резонанса она обнаруживает, что влюбилась безнадежно. Кто и как спасает ее от безумных приключений?
Начало: http://www.proza.ru/2017/05/26/258
8. Из Сирени в Кувшинку

Когда Нилуфар и Садагят появились в квартире Фаины, она гадала на кофейной гуще для такой же молоденькой красавицы, как они. Через несколько минут в кресло клиентки уселась Сада и охмелела от предсказания о скором обручении с богатым родственником.

– Это и без кофе всем известно, – пробурчала Ясемен Солмаз, занимая место перед гадалкой.

– Что ж, огорчить тебя? У тебя застой в личной жизни, – улыбнулась Фаина. –  А впрочем, это тебя мало интересует, лазутчица.

– Хотела бы более убедительного доказательства вашей силы таким скептикам, как я.

Колкости недоверчивой журналистки ни чуточки не задели гадалку, поскольку к ней обращались даже попавшие в тупик сотрудники уголовного розыска.

Проходя глазами, иногда рукой по выложенным на столе снимкам, Фаина безошибочно определила, кто из родственников собеседницы в этом мире, кто в ином.

Рассказав о собственном опыте, девушка захотела практиковаться у компетентного специалиста. Фаина с удовольствием попросила установить своих живых и мертвых родственников  из стопки пожелтевших карточек. Результаты журналистки оставили желать лучшего.

Затем Нелли показала взбудораживший ее душу снимок «Шестерки Умида».

В точности описав сестру Дадаша, приходившую год назад, ясновидщая поставила указательный палец на его лицо:

– Умер на линии фронта. Остальные тоже. Мне очень жаль!

– А какие бои на моем личном фронте ожидаются?

– Очень скоро пустоту в твоем сердце заполнит мужчина твоей мечты, который будет без ума от тебя.

– Штамп у вас наготове.

– Какой штамп?! Ты сольешься с любимым раньше, чем твоя подруга наденет обручальное кольцо.

Нелли так и не открыла истинную цель визита ни гадалке, ни подруге.

– Зачем ты хамила? Она же правду говорит, – негодовала Садагят уже на улице.

– Если ты принимаешь ее блеф за чистую монету, то меня не будет на твоей свадьбе.

– Почему?

– Потому что он увезет меня далеко-далеко отсюда, – сказала Нилуфар, имея в виду свой скорый конец и получение благословения в небесах от его и своих родителей.

– Поздравишь после приезда или по телефону, – успокоила Сада.

Приобретя свежие номера газеты и глянцевого ежемесячника, Абдул направился в редакцию Нуридэль. Рядом в цветочном киоске он взял первую попавшуюся голландскую розу, так как сирень уже отцвела.

Издательство располагалось в многоэтажном здании, построенном в семидесятые годы двадцатого века. На самом нижнем этаже находились сувенирный и парфюмерные магазины, а также бурлило кафе на сорок человек. Второй этаж арендовали дом моды, кабельный телеканал и агентство по недвижимости. Абдул также увидел флаг одного из футбольных клубов премьер-лиги, логотипы зарубежных компаний и так далее.

– Кого тут только нет, –  удивленно произнес он, ожидая лифт.

– И ночная жизнь кипит, – сказали ему. – Девочки понтовые, недорого и стерильно.

Он вышел на пятом этаже. В безлюдном коридоре только уборщица поскрипывала ведром. Абдул безуспешно стучался с 533 по 539 кабинеты. На первой двери была вывеска: «Главный редактор Нилуфар».

– Хала, у них обед или выходной?

Почувствовав себя важной персоной, хозяйка швабры попросила гостя подождать до трех часов, когда коллектив соберется на трехлетие газеты и журнала.

– Где Ясемен сидит?

– Такой у их нет.

– А это кто? – он показал ее фотографию в газете.

– Это наша молодая Нилуфар, – поразилась женщина, только что узнав ее псевдоним.

– Так вот оно что. Кувшинка, – добавил посетитель. – Знал бы ее настоящее имя, принес хотя бы тюльпаны.

Он отдал розу уборщице, поскольку околачиваться в офисном центре весь день у него не было намерений. Он соскучился по морю, которое в последнее время видел украдкой. Чтобы не рискнуть случайно нарваться на знакомых в Приморском бульваре, он прогуливался в районе морского вокзала.

Прежде чем покинуть здание, мужчина, расположившись в уютном уголке в холле, ознакомился со статьей о маэстро Умиде. Статья имела право называться «Очистка совести». Достоинства человека с большой буквы преподнесены сухо в то время, как материал о неповоротливом клавишнике был насквозь пропитан любовью.

Купив шариковую ручку, конверт и писчую бумагу, Абдул на скорую руку набросил несколько строк печатными буквами и опустил почти анонимное письмо в желтый ящик с надписью «Внутренняя почта». Почему бы не шокировать зеленого автора, как она его?

Было без четверти два. Пленительные запахи манили в кафе, да и под ложечкой засосало. Абдул выбрал место у колонны, чтобы его не заметили входящие, зато те оказались бы как на ладони. Пока он уплетал рис с мясом, в кафе вошли три красивые девушки, среди которых он сразу узнал Ясемен Солмаз. Лицо, словно вырезано из журнала.

Рядом, из плоти и крови, она была неотразима: лет двадцати, с открытым лбом и прядями ниже плеч, с большими черными глазами, аккуратно подведенными тушью. Маленький прямой нос и алые губы. На каблуках она казалась высокой, но инженер вычислил ее реальный рост – примерно 165 сантиметров. Не худая и не толстая, с великолепной фигурой. Девушка была одета в длинную приталенную темно-синюю юбку и белую сорочку с рукавами до локтей тогда, как одна из ее подруг была в шортах и декольте.

Секунды три мелькала мысль встать и представиться, потом мужчина подавил искушение  отвлечь их от праздника. По его мнению, она непременно отреагирует на весточку. Он прислушался к их разговору с буфетчицей.

– На десять персон.
– Ну, и тупица ты, Сада. Мы же заказ сделали давно.
– Может, всё же здесь будете.
– Не-а! Унесем на пятое небо.

– Ты что вся седая, тетя Арифа! Заходи к нам! Я тебе скидку сделаю, – предложила Ясемен Солмаз.

– Ну, и вкалывает журналюга!  – усмехнулся бывший музыкант. – По идее клин клином вышибают.

Когда подруги ушли, Абдул задал Арифе пару невинных вопросов и удостоверился, что эти девушки не являются штатными журналистами.

– Времена сейчас другие. Маститые авторы стесняются, вот и толкают молодежь клянчить, – поддержал он собеседницу.

– Только не щедрую Неллечку, – вмешалась клиентка, немного знавшая Ясемен Солмаз.

– Какого чёрта из своего кармана давать? – изумилась буфетчица.

– Чистая душа. Остались еще такие, – сказала женщина.

Абдул изменил свое мнение об авторе взволновавших его репортажей. Блуждая по берегу, он воображал романтическое свидание с ней.

– Чертова тусовка! Зачем я струсил?

Он не сомневался, что девушка приняла бы его предложение прогуляться по парку, и, не отрывая мыслей от нее, не заметил, как пролетело время, спустилась вечерняя прохлада. Автобус в район отбыл. Мужчина решил вернуться в то здание и провести в столице еще одну ночь вовсе не из-за плотских влечений.

Продолжение: http://www.proza.ru/2017/09/25/1579


Рецензии
Очень качественная у вас проза. Спасибо!

Григорий Аванесов   01.11.2018 23:38     Заявить о нарушении
Благодарю Вас! Но повесть надо доработать. этим сейчас и занимаюсь.

Басира Сараева 2   02.11.2018 16:23   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.