1. Эмма и ядерная физика

   
         Эмилия, Эмма, Эммочка, Эмми, Миля, Мили и даже Эмели с ударением на первой гласной. Девушка любила своё имя.
         «Это, пожалуй, единственное, что мне во мне  нравится. С теми качествами, которые мне достались, нельзя жить. Ну, посуди сам.
   
         В нашем обществе радостный, откровенно счастливый  человек кажется чем-то аномальным, неестественным, странным. Слова Пушкина «и лишь посредственность одна нам по плечу и не странна» отражают реалии и нашего времени.
        Почему-то  радостный человек прямо-таки провоцирует желание тех, нерадостных, нападать на него и мстить за его счастье. И даже не за счастье, а просто за лучшую одежду, за непривычный для обывателя внешний вид. Пройти мимо, с доброй улыбкой,  такие не могут по своей сути!
         В Казахстане, когда мне было 17 лет, была мода на сильно расклешённые брюки на бёдрах, которые чуть позже ещё и укоротили до щиколотки. Их называли «колоколА». Я, конечно, носила такие.
         В то лето  я с тёткой и двоюродной сестрой  поехала к бабушке  в гости. Двенадцать часов мы должны были гулять в Барнауле, «убивая» время до своего поезда. Так каждый третий считал своим долгом приставать ко мне с шутками или оскорблениями по поводу  брюк. У них такой моды в помине не было. И что?
        Рядом с домом бабушки был большой сад, по периметру стеной росли высокие деревья, полностью закрывающие вид на дорогу. Я стояла одна на автобусной остановке около  сада, вокруг никого не было. И вдруг перед лицом пролетел камень со стороны деревьев. Потом полетели булыжники. Кто кидал, сколько их было - не известно. Создалась ситуация, реально угрожающая жизни. Причиной, конечно же, были «колокола» (ах, так ты – модница, тогда получай). В Узбекистане в 1924 году был забит камнями до смерти известный писатель, общественный деятель Хамза Ниязи. Да и сейчас этот способ весьма распространён в азиатских странах.
         Так вот, несмотря на сильную опасность, я  повернулась в сторону деревьев и громко крикнула тому или тем: « А что, трУсы, выйти не хватает смелости?» И бомбадировка прекратилась!
         “Штучка” в модных широких и коротких брюках на бёдрах, в цветной  рубашке, сшитой на заказ, с модной сумкой через плечо, а вокруг дороги из земли и деревянные настилы и дома.
      Разве можно было с точки зрения обывателя пропустить такую, выбивающуюся из общих правил, мимо, не кинув камень? Злость   вперемешку с завистью – это такая разрушительная сила.
Ведь это покушение на жизнь. Как люди могут? Из-за каких-то брюк!»

      Эмма рассказывала о себе Игорю. Тоже неправильно: какому парню нужна такая размазня, которая обливается слезами от каждой несправедливости, грубости, мерзких поступков людей. Но его глаза, на удивление, добрели от её излияний.

     «Родственница Верочка, девушка старше меня на семь лет, как-то сказала мне, четырнадцатилетней:
     - Я скоро освобожусь и сошью тебе брючки.
     - Ой, я безумно рада, - пролепетала я, даже не веря в услышанное. Верочка автоматически перешла для меня в разряд неземного существа.
Её слова так и остались словами, но это не важно. Главное, что я была потрясена тем фактом, что одежду можно шить дома. Что есть люди, которые умеют шить. Вязать спицами и крючком я умею неплохо, а вот шить – нет.
         Я всегда восхищаюсь людьми, которые создают своими руками что-то красивое, будь то мебель или одежда. И не жалею слов, восхваляя их мастерство.  Подружка убеждает меня, что не надо так тратить свои душевные силы, а я не могу иначе. И корю себя за это. Ну, как научиться?»

      Игорь только ласково гладил Эмму по голове, как ребёнка.

      «Лет в четырнадцать летом я ходила по просьбе мамы в больницу к её знакомой по работе, чтобы принести передачку. Назад возвращалась уже вечером. Натолкнулась на группу подростков. Один из них с расстояния двух-трёх метров умышленно сильно натянул рогатку, и металлическая пулька пробила мне ногу сзади выше колена. От чудовищной боли сразу вскочила синяя шишка. Они загоготали. Но я так крепко взяла себя в руки, что даже не вздрогнула. Больше того, повернулась  к тому гаду и улыбнулась, давая понять, что он промахнулся. Компания оторопело раскрыла рты, а я лёгкой походкой прошла мимо. И только потом склонилась к ноге и пожалела себя.
Разве будет у парня, выросшего из того гада,  бережное отношение к женщине и вообще поступки, достойные человека? Ведь это страшно! Я не могу понять, что толкает людей на  мерзости?»
       Эмми уже готова расплакаться, но Игорь вдруг притягивает её и шепчет: «За что мне это счастье?»

        Игорь появился в жизни Эммы совершенно неожиданно. Нет, она, конечно, ждала человека, который не станет крутить пальцем у виска, видя такую белую ворону, как она, а поймёт и будет слушать стихи, и размышлять о смысле жизни, об умных, прочитанных вместе книгах. Но не очень-то верила.

        В конце четвёртого курса университета за пять минут до лекции по ядерной физике неожиданно на кафедру вышли двое преподавателей: один, который всегда читал лекции и другой, который вёл практику. Оба дрожащими от волнения голосами, чередуясь, сообщили, что в их университет приехал преподавать один из крупнейших физиков современности Иван Иванович Нестеренко, который совсем недавно  с группой американских физиков открыл новое нейтрино, элементарную частицу, что это - открытие века. И студенты, которые будут слушать лекции светила, должны быть счастливы самим фактом нахождения его в одной с ними аудитории.
        Что же касается преподавательского состава кафедры физики, то все понимают, как им повезло в жизни. И столько в их речи чувствовалось преклонения, уважения, чистосердечного восхищения, что на Эмму это подействовало чрезвычайно, вздыбило всю её чувствительную натуру и перевернуло в корне отношение к предмету.

        Теперь не было студента, более преданного ядерной физике, чем она. Экзамен по физике стоял в группе третьим. По первым двум предметам у Эммы были «автоматы», то есть освобождение от экзамена в связи с бесспорной оценкой «отлично». И для подготовки к физике получилось десять дней. За этот срок студентка  не только перелопатила весь объём материала, но в буквальном смысле знала наизусть огромные куски теории.

        И даже осмелилась прийти на консультацию к Ивану Ивановичу. Он оказался мужчиной небольшого роста, лет пятидесяти, с тонкими светлыми зачёсанными назад волосами и умными глазами. Восхищение его талантом тянуло на разговор с ним. Эмма приготовила вопросы, которые были  непонятны, но так волновалась, что не находила места своим рукам, глаза заволокла пелена из непролитых слёз, смешанных с  восторгом. Поняв состояние студентки, Иван Иванович похлопал легонько по руке и стал подробно объяснять. За соседним столом сидел молодой человек. Эмма подумала, что новый сотрудник. Незнакомец  ничего не делал, только слушал и смущал внимательными взглядами.

        На экзамен она зашла первая и предложила отвечать без подготовки. Смелый, однако, поступок. Это значило, что берёшь билет и, не глядя в вопросы, сразу отвечаешь. Принимал сам Иван Иванович.  Получив его согласие, на все вопросы  ответила с блеском. Он  дополнительно спросил на тему, не относящуюся к билету, так и сказав, что хочет проверить не только знания, но и логичекое мышление:
 
        - Если разбить кирпич на мелкие осколки, а потом сложить их вместе, будет ли масса до равна массе после?
         - Думаю, что нет, ибо какая-нибудь частичка да окажется неучтённой, и массы не сойдутся.
         Оказывается, это называлось  дефектом массы. Эмма мыслила правильно. Получив заслуженную пятёрку, с огромным облегчением и лёгким оттенком  грусти первая вышла из аудитории.

         Могла  ручаться, что никто из их курса в данном предмете не разбирался тогда лучше неё.
         Что значит высокий душевный подъём! Горы сметёт убеждённый человек, нет для него преград. Не зря душа признана первичной, а тело - вторичным. Она первой поднимает к небу и первой заболевает.
 
         Не сделав и трёх шагов, Эмма почти столкнулась с тем молодым человеком, которого приняла за нового сотрудника. Он не просто стоял там, а ждал… её!  Улыбнулся, сказал, что зовут Игорем, поздравил с оценкой и предложил  проветриться после такой нагрузки.
         Это был сын Ивана Ивановича.
      


Рецензии
Хороший рассказ. Заставляет задуматься. И не только о ядерной физике…)))

Евгений Решетин   03.10.2018 02:23     Заявить о нарушении
Евгений, как-то пропустила ваш отзыв. Извиняюсь.
Спасибо за прочтение и отклик.

Ольга Гаинут   09.10.2018 23:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.