Только любовь. Глава 12

Начало: http://www.proza.ru/2017/05/26/258
12. Отъезд журналистки

Провожая Нилуфар в субботу утром, старики заручившись ее обещанием приехать в гости к их дочери в соседнее село. За три дня они ни словом не обмолвились о личной жизни работника, разве что выражали восхищение его деловыми качествами, говорили о любимых блюдах и так далее. Поскольку дворецкий в присутствии журналистки обронил за столом о своем намерении вернуться домой в ближайшие недели, терпеливая девушка осталась верна мнимой командировке ради шелка.

Абдул остановил машину у лесопарка, не доехав до автобусной станции около двух километров:

– Грех не набрать в легкие чистого шелкового воздуха.

Сказав это, он обогнул капот, и открыл дверь для спутницы; она вышла, будто так и должно быть. Он распахнул калитку, скрытую в густых зарослях. Потом жестом приказал сесть на скамейку.

– Но мои вещи, – забеспокоилась Нелли, повернув к выходу.

Так как сумка с косметичкой и бордовой тетрадью была у нее в руках, провожатый сказал с иронией:

– Боишься потерять дары мудрецов? Не за ними же приехала.

Девушка показала письмо с подписью и печатью главного редактора.

Он принес пакет, накинул на ее плечи самый красивый кялагаи отбежал на два метра.

– Не двигаться! – щелкнул он фотоаппаратом.

Затем аккуратно завязал сиреневый платок на ее голове, опустив края ниже плеч.

– Будешь блистать на обложке журнала.

Посмотрев на него, сверкающего от счастья, журналистка широко открыла глаза и польщенно произнесла:

– Это нечестно. Мы же поснимали девочек.

– Их внутри поместят. Стой там! – крикнул он, приподнимая фотокамеру.

Нелли засуетилась. Нужно вымотаться в салоне красоты, чтобы в скором времени опубликовать все материалы. А то как объяснить родственникам задержку репортажей, за которыми ее якобы отправила редакция?

Абдул подошел близко и вложил ключи от машины в ее руку:

– Кто тебя на привязи держит? Я скоро отключусь, – меня доставят в коровник убрать навоз.

– Мне не до сарказма. Ты трезв, как никогда.

Он старался отвести большие серые глаза от черных глаз женщины, околдовавшей его.

– Торопишься калякать о синеглазом мертвеце с шевелюрой, как у льва? Сколько эта ведьма тебе заплатила?

Гордая Нелли не на шутку обиделась. Так же охваченный гордыней, Абдул не спросил, чего добивается человек, давший ей поручение, а нервно  зашагал по тропинке. Она последовала за ним.

– Отвяжись и сядь за руль. Я не подрывал РАФ. На войне, как на войне.

Усевшись на скамейку, она всхлипнула от того, что ее не так поняли. Он вытер ее слёзы, утешая:

– Не то хотел сказать. Единственная моя вина – я не умер с товарищами.

– Никто тебя не обвиняет, – тихо и с нежностью сказала она.

Мужчина прислонился к тополю рядом и протянул грустную-прегрустную песню. Потом посмотрел на часы. Автобус отъезжал через четыре минуты. Зачарованная девушка сама попросила продолжать.

Когда Абдул, пропев несколько песен, умолк, Нилуфар всё еще сидела неподвижно.

– Вставай, Кувшинка! Музыкой прошлое не догонишь.

Она встрепенулась от нового сюрприза – «Кувшинка». По словам бабушек, так папа называл маму. Странно, никто из родных и коллег не обращался к ней так.

Абдул хотел поцеловать ее в щеку, но сдержался, опасаясь, как бы в порыве страсти не захватить губы и прижать ее к груди. А дальше произошло бы неминуемое: если он целовал женщину, то не отпускал, пока не реализовывал всю ласку. Сейчас он старался не допустить этого по нескольким причинам. Имея ключи от ее кабинета и ящика, хотелось без лишних лукавств выяснить, подставили ее, или сама строит сенсацию. К тому же, он вспомнил эпизод из далекого детства, когда в таком же лесу случайно стал свидетелем сцены слияния двух обнаженных фигур, рычавших, как собаки. Им было чудесно, но мальчика стошнило, и он два дня не мог притрагиваться к еде.

Нелли только и ждала, чтобы Абдул поцеловал первым, и не оказала бы никакого сопротивления.

– Ты раньше меня узнала, когда я буду в Баку, – сказал он, закрывая калитку. – В следующий понедельник занесу сегодняшние фотки и взнос за репортажи. Повторяю: на обложке будешь только ты.

– Ясное дело, меня снимал другой.

– Хорошо. Пусть указывают имя снимавшего. Мне нечего скрывать.

– Понимаешь, неэтично, когда на обложке сотрудник издания.

– А напортачить «Сейран Ульви – лучший голос «Шестерки Умида» этично? Лично я считаю, лучше из нас пел гитарист Ифтихар. Скрипка Ренат и нагара Дадаш так ничего.

– Твое мнение меня не интересует.

Сунув ключи в футляр его фотоаппарата, девушка заняла правое сиденье «Запорожец». Мужчина уселся рядом, но не завел мотор. Он положил ей на колени диктофон с только что записанной а-капеллой. Вытащив кассету, Нелли вернула плейер.

– Возьми и его. Он чище записывает и экономит на паузе.

Потом Абдул достал из бардачка нераспечатанный альбом с голограммой:

– Раз ты тащишься по этому мертвецу, мой ему привет из мира живых.

Она вернула кассету на место. И тогда он вручил ей конверт:

– Здесь ответы на вопросы, которые ты мне так и не задала.

Доигрывая шелковую командировку, журналистка снова показав письмо с подписью шеф-редактора.

– Где анонимка, которая заставила тебя получить это?

Он разорвал никому не нужный документ и в точности описал уничтоженное ею послание:

- Оно было выведено печатными, буквами черной пастой.

– Откуда знаешь?
– Не строй из себя тугодума. Если хочешь шоу, я помогу тебе. Но на большую или малую сцену меня не заарканишь.

– Я не ставлю целью разоблачать людей.

Абдул никак не мог объяснить, что могло вызвать в ней такие чувства к нему. Разве у любви спрашивают, зачем пленит сердца? Он сам уже не сомневался, что не найдет себе места без нее, поэтому нарочно не выходил из машины, хотя они уже приехали на главную площадь райцентра. Достаточно маленького обольстительного жеста, и он свернет в лес.

Они сидели, опьяненные друг другом.

– Сколько раз в ломку попадал? – наконец-то, Нелли прервала молчание.

– Нисколько. Я знаю свою меру, – сказал Абдул и пошел договориться с водителем такси.

Нашлись две пожилые попутчицы до Баку, так что влюбленный отпускал девушку, не переживая за ее честь.

По дороге в столицу корреспондентка, ведшая собственное расследование, постепенно сокращала поддакивания неугомонным балаболкам и окунулась в листочки Абдула.

Продолжение: http://proza.ru/2017/10/11/182


Рецензии