Как страшно, живьём, сгорят Москва, Вашингтон

               
               
       Эй, художник, режиссёр, хватит ерундой забавляться! Торопись, поспеши - пока ещё не поздно - сотвори не кино-страшилку о звёздных войнах и битвах чудовищ, а потрясающий шедевр сотвори!
       Покажи гениально, чтобы у народов всего мира и у каменных президентов, премьеров и у железных леди, а также у миллиардеров, звёзд шоу-бизнеса и у прочих великих и знаменитых от ужаса кровь в жилах стыла и волосы дыбом вставали.
       Торопись, покажи, режиссёр: как нервы однажды сдадут или ненависть плеснёт через край - и тогда в лихих головах окончательно помутится...  Шахты раскроются, и последуют с Той и с Другой стороны чудовищные ракетно-ядерные удары.
       И в адском пекле атомной войны, страшно, живьём, сгорят Москва, Прага, Берлин, Рим, Париж, Лондон, Вашингтон, Оттава, а с ними ещё тысячи и тысячи городов. И не в последнюю очередь, конечно, сгорят Пхеньян, Пекин, Исламабад, Дели и Иерусалим, несомненно, от них никуда не денется.
       Уж никого ничто не спасёт.
       А кто первый начал, или, может, война, эта Последняя война началась по ошибке, по нелепой случайности, - то уже всё равно, всем будет без разницы. Итог ведь был заранее известен: победителей и контрибуции не будет.
      И, плача кровавыми слезами, живые позавидуют мёртвым! 
      Торопись, сотвори, режиссёр, потрясающий шедевр, чтобы от ужаса кровь в жилах стыла и волосы дыбом вставали, как в цветущем парке, под песни Битлз, на скамейках счастливые папочки, мамочки с младенцами на руках и влюблённые парочки там, в обнимку... И вдруг, ослеплённые яркой вспышкой, все они живьём  изжарятся в адском пекле и превратятся в обугленные обнимающиеся скелеты.
       А те люди, что оказались ближе к атомному грибу, испарятся или изжарятся до пепла.


       Если символ Божественного Замысла Жизни, Любви и Света - есть любящая мать на руках с ангельской душою, младенцем. То символ дьявольского замысла атомной войны, гибели цивилизации и вечного мрака -  обугленные скелеты!
      

       Покажи, художник, режиссёр, гениально всему свету о том, как страшно, живьём, в адском пекле истекут расплавленной плотью Кремль, Пражский град, Бранденбургские ворота, Колизей, Эйфелева башня, Часы Биг-Бен, Статуя Свободы и Гроб Господень.
       Покажи: чтобы, ахнув, от ужаса душа ушла в пятки и глаза на лоб лезли, как маленькие страны, подобные Дании, Бельгии, Великобритании, так кичившиеся своей безопасностью и неприступностью, будут сметены с лица земли атомными ураганами за считанные минуты совсем как ненастоящие, как игрушечно-крохотные. Вот только великие народы погибнут там совсем не по-игрушечному, а по самому настоящему, ужасно!
       Покажи, режиссёр, - пока ещё не поздно! - как спрятавшись глубоко под землю, в свои комфортные убежища-норы, каменные президенты, премьеры и железные леди, а также миллиардеры, звёзды шоу-бизнеса и прочие великие и знаменитые, прилипнув глазами к экранам мониторов, на которых будет корчиться в страшных муках смертельно раненая цивилизация, вдруг в мгновение ока прозреют и, проклиная в ужасе всё на свете, станут рвать на себе волосы. 
       Потом власти предержащие с так называемыми хозяевами жизни и баловнями судьбы, существуя там, под землёю, с неотвязными и гнетущими мыслями: "Что натворили! Такую цивилизацию угробили!", начнут как личности распадаться, опускаться, спиваться, сходить сума, стреляться...
       Ведь невозможно после всемирного атомного кошмара построить ещё раз или восстановить цивилизацию,  как невозможно вернуться в прошлое, вернуться в детство своё и начать жизнь заново.
    

                *   *   *

       Торопись, художник, режиссёр, покажи гениально всему свету мировую безумную катастрофу с вопящим, кошмарным названием:  Человеческой Жизни Конец на Земле!
       А то, что уцелеет, будет сплошным безобразием и уродством, жуткой карикатурой на когда-то цветущую жизнь.      
       От Америки останется одна мёртвая пустыня, покрытая пеплом и лавой. Конечно, немаловажную роль в её гибели (как ранее, до войны, предполагали, предупреждали учёные) сыграют крупные разломы земной коры с супер вулканами, спровоцированные на землетрясения и извержения  ракетными ударами. Ещё долгие месяцы, а может, и годы из подземных бункеров  Америки будут исходить в пространство отчаянные сигналы sos. Но выжившим на других материках уже будет - не до этого.
       Европа превратится в ядовитую свалку, по которой будут бродить одичавшие люди, вооружённые чем попало: пушками, ружьями, топорами, дубинами, камнями.
       Выжившие уже никогда не оправятся от такого "апоплексического удара".          
       Люди возненавидят свою всемирную историю с достижениями религии, культуры и науки. Возненавидят потому, что ни религия, от имени Бога призывавшая к состраданию и любви, ни гуманистические ценности культуры, накопленные за тысячелетия, не смогли одолеть алчность, цинизм, жестокость, - всё то зло, что было в человеке, которое и толкнуло его на безумную войну; а наука, которой так гордилось человечество, так превозносило и верило в неё, оказалась совершенным орудием его уничтожения. И будет мучить, поражать такая простая мысль: ведь в прошлом все знали наперёд, знали абсолютно точно, что если начнётся атомная война, то цивилизации  на земле придёт конец, - и всё равно начали, безумцы, ах какие безумцы! обрекая последующие поколения на мучения.
       Природа, в конечном итоге, исцелит свои раны и снова расцветёт. А у остатков человечества - уже не найдётся сил возродиться.
        Прервутся смыслы жизни, бытия; прервутся стремление и движение от низшего к высшему, от примитивного к возвышенному.
       Прошлое разрушено, сожжено. Будущего нет. Настоящее - ужасно!
       Такое понятие как бессмертная душа - утратится.
       Звёздное небо и нравственный закон уже не волнуют.          
       Страны, а за ними города - распадутся. 
       И в жизни смысла станет не больше, чем у диких зверей. Всё очень просто: чтобы существовать, надо быть изворотливым, сильным, жестоким; а другие воззрения - чушь.
       Полагаясь только на инстинкты, зов плоти, люди приспособятся жить племенами, стадами, колониями, иногда огромными и шумными, точно пингвины, озабоченные одним: сохранением и прокормом себя и зачатием потомства. А с теми, кому такая жизнь придётся не по нраву, кто, протестуя, станет призывать не опускаться до уровня животных, - безжалостно расправятся.
       Природа ополчится на людей за причинённые ей страдания. Добавятся многочисленные новые болезни, эпидемии, с которыми у них не будет ни средств, ни сил, да и  желания бороться.  А по истечении нескольких столетий после Последней войны, жалкие остатки тщедушного, безнадёжного человечества, добитые болезнями, природными катастрофами - окончательно вымрут.
       В масштабах Космоса это будет означать одно: на этом участке непримиримой борьбы, на планете Земля, сражение выиграло Зло. Всевышнего переиграл Дьявол.
       Борьба, безусловно, между Светом и Мраком продолжится в этой, на первый взгляд, вечной и бесконечной Вселенной с её неисчислимыми звёздами; продолжится и за пределами Вселенной. Но уже без участия человека.


Рецензии
Насколько я знаю, кое-что в этом направлении уже сделано, вспомнить хотя бы терминаторов или наши "Письма мёртвого человека" Лопушанского.
И продолжает делаться — есть спрос, есть и предложение.

Мария Гринберг   20.02.2019 08:06     Заявить о нарушении
Согласитесь, Мария, что "кое-что" это очень мало.
Всего доброго!

Иван Рахлецов   20.02.2019 14:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.