Обман 007

Театр абсурда
без стилистических высот и достоевских глубин

… Вечер у дежурного травматолога тянулся скучно. Привезли паркурщика,  так и не перескочившего бетонный забор, бабушку с  челюстью. Вот и все, пожалуй. Скоро, скоро придет замена, пост сдал, пост принял, уф, домой.
Вдруг «Скорая» притащила мужчину с порезом в боку.  Бедняга пребывал в относительном сознании, но сказать  внятно не мог, только  скорбно мычал.  Бок его был чем-то (или кем-то) разрезан и проткнут вглубь,  кожа вокруг раны висела подозрительно ровными краями, кровь капала, но не лилась струей.  Разрез обработали, зашили и махнули рукой. Списали бы на бытовой травматизм,  кабы не взбрело главврачу заглянуть в палаты (бывали с ним такие странности) Сел у изголовья первой попавшейся кровати и участливо спросил пострадавшего – ну, кто тебя так?
 - Жена – обреченно вздохнул мужчина, ощупывая повязку.
-  Заслуженно?
 - Она пыталась из меня микросхемы  вытащить
Главврача сложно удивить, но тем не менее…..
- Какие еще микросхемы?
-  У меня ногти  начали расти со страшной силой. Вроде и здоровьем не похвастаешь, питаюсь чем придется, а обрастаю словно оборотень. Каждый день стригу. Достало! Вдруг, думаю, радиация повышенная? А тут бок зачесался, нащупал под кожей, твёрдый прямоугольник сантиметра 2. Попросил жену избавить меня от мучений, вырвать вшитое. Вот она аккуратненько мне бок разрезала. Думал, опухоль…..
- Разрезала кухонным ножом? – злорадно поинтересовался главврач. Новый пациент ему инстинктивно не понравился.
- Нет, маникюрными ножницами
Главврач постоял в недоумении, но решил на всякий пожарный сообщить куда следует. Микросхемы в боку… Что, если не белка?

Очень скоро в палату явился строгий дядька с корочками и долго расспрашивал про микросхему. Больницу оцепили, к страдальцу приставили охранника. Главврач  начал его побаиваться, зато больные и медсестры  смеясь, прозвали больного  «Бондом» или «0007». Так и обращались – что, 007, зови телохранителя, пойдем в столовую!
 Как раз тогда на экраны вышла очередная тягомотная «бондиана», зашевелились ветераны «холодной войны», выловили новых шпионов и все везде говорили о ЦРУ.
- Если это белка, то весьма симптоматичная – подумал, криво ухмыляясь, главврач.
Разрез просканировали, заметили следы от вросшей железки размером с булавочный кончик, но он мог быть от чего угодно. Да хоть от давней раны с   осколком гвоздя, например.  Доморощенного Бонда  выписали -  не домой, а в СИЗО.
Земля полнится слухами, ничего ни от кого не утаишь, разнеслось, что далеко в глубинке пойман американский шпион. Причем до того удачно спрятавшийся, что обнаружить его помогла лишь комичная случайность. Засуетилась желтая пресса, всполошились правозащитники.

Тут как нарочно хакеры взломали архивы ЦРУ, вывалив имена старых агентов. Выяснилось, что еще в ту «холодную войну» на бескрайних советских просторах бесследно сгинул не один десяток засланцев. Не вышли на связь – то ли погибли, то ли удачно спрятались. И среди них значился некий Джордж Смит, скромный техасский парень, закинутый в СССР в 1985. Вдруг – перестройка, в ЦРУ сменилось начальство, куратор Смита умер, бумаги потерялись, потом Советский Союз рухнул, что было в СССР – поросло быльем. Никто больше не  знал, существовал ли такой агент на самом деле, никто не тревожился о нем, не обивал пороги, потому что, по легенде,  техасец был сиротой из приюта.

Все совпало, и сказанное Юрой Кузнецом удивительно точно легло на канву биографии этого загадочного Смита. И никому не показалось странным, что годами никто не почесался, а через 30 лет о Смите неожиданно «вспомнили» и стали добиваться возвращения всеми правдами-неправдами. Вопрос  обсуждался на самом высоком уровне. Ради него устраивались митинги, шествия и пикеты у посольств. Две плохоньких фотокарточки облетели таблоиды. И там, и тут смотрел глупо вытаращенными глазами непричесанный растерянный человечек. Помоложе и постарше. Видно, что ему боязно было фотографироваться, он не хотел, но его держали и велели – улыбайся! Он, не он – попробуй разбери, если родни у того Смита не было, ДНК не возьмёшь.

… По правде говоря, Юра Кузнец сызмальства был вруном и шалопутом. Папа два кожаных ремня источил. Во 2 классе он лямзил с кассы забытые покупателями копейки, застигнут и выпорот. В 5 классе его поймали на соседском огороде, где Юра вместе с одноклассником топтал точно такую же, как у них на участке, клубнику. Детская комната милиции его вразумила, но мечта провернуть дело осталась. Дело это, как оно представлялось Юрке, должно быть страшным и великим, чтобы все вздрогнули, а ему ничего не было.  Злые языки прочили «карьеру» форточника, да ему удалось прорваться на ин.яз. От университета достался недурной английский и страсть к американскому кино. Он смотрел все – от вестернов до Вуди Аллена. Неплохо разбирался в истории Голливуда (еще бы, довелось в 90-е год проторчать в киоске с видеокассетами). От секции пулевой стрельбы – редкая меткость и реакция. От дяди-моряка (от него ли?) Юре  перешли качественные американские вещи середины 80-х. От лихих 90-х – змеиная изворотливость. От книг по психологии – умение внушать. От женщин, впрочем, Юра не получил ничего, кроме детей, нервов и долгов.

В 2014 году Юре стало совсем худо. Он устал, осунулся, высох. Врачи ничего не нашли, но смотрелся поклеванным воробьём, приговорённым к варке.
И вот час Х настал. Однажды  весенним утром безработный Юра шёл из гаража, где хранил картошку. На нем была синяя «простреленная» острыми мышиными зубками шляпа с широкими полями, драные джинсы и выгоревшая джинсовая рубашка. Шею прикрывал темный треугольный платок. И попалась ему на беду соседка, тётя Шура.
- Хорошо выглядишь! Я такими себе ковбоев представляла – ляпнула  она. – Как  в кино  про Индиану и череп. 
Юра сконфузился, а потом обрадовался. Надо же, за американца приняли!
Дальше – больше: гуляя летом с приятелями у озера, он нарочно оделся в костюм американского пехотинца времен «Бури в пустыне». Светлый камуфляж в барсовых пятнышках произвел должное впечатление. Спросив с акцентом, где тут закопаны ракеты, Юра получил от дачников нагоняй и едва унёс ноги, когда один особо нервный достал телефон, угрожая вызвать полицию.
Розыгрыш стал смыслом жалкого Юриного существования. Он старался предстать страннее, чем был на самом деле, и постепенно втянулся не на шутку. Возмечтал, что его непременно схватят, «вспомнят» в США и передадут назад.
Хотя что мешало Юре легально удрать в Америку лет 15 назад? Но он долго учился, потом застрял в армии. Обычная скучная жизнь. Так бы и затерялся в безвестной могиле на пригородном погосте,  да помог Джордж Смит.
Вероятно, в Юре затаился (и прорвался в сорок с лишним) хороший актёр. До того он играл только 1 раз, и то в любительском спектакле. А это стало его РОЛЬЮ. Великой, хотя в чем-то и тупой. Юра сам поверил, что он – американец из ЦРУ, и заставил поверить остальных.

В СИЗО его охраняли строго, но условия создали наилучшие. Малейшая жалоба чревата скандалом. Сразу заголовки «Прототип Джеймса Бонда мучают в застенках ФСБ» Его провоцировали, но Юра будто считывал тайные намерения. Он бил наотмашь своей убойной откровенностью. Так не врут, или врут, но единицы.
- Да я вижу вас насквозь – заявил Юре долго расспрашивающий его «спец». – Вы нагло пользуетесь международной обстановкой, чтобы на халяву вылететь в США! Есть же ваши родственники, друзья, одноклассники, однокурсники. Они знают, что вы не взялись из ниоткуда, а родились в СССР банальнейшим образом, в роддоме, всегда были здесь и будете.
- Я был мал и худ, в 16 выглядел на все 13, поэтому мне дали подлинные документы Юры Кузнеца. Этот мальчик  умер ранней весной 1985г. Внешне мы были схожи, поэтому решили, что я буду играть его. Родители не знали о смерти сына. Врачи скрыли от них, что Юра обречен, не позволяли его часто навещать. Поэтому, когда они смогли наконец прийти в больницу и увидели выздоровевшего  Юрку, то на радостях ничего не заподозрили. Мама, помню, ко мне приглядывалась, но потом махнула рукой и говорит – эти подростки так быстро меняются!
- Как же смогли провернуть подмену?
 - Не забывайте, разглагольствовал осмелевший Юра, - то было время всеобщего пофигизма и коррупции. Что угодно подпишут. А того, настоящего Юрку Кузнеца, тихо закопали на сельском кладбище. Могу место показать.
…. Могилу он и правда знал, однако не «свою». Там лежал его одноклассник. Тонкий, костистый, полупрозрачный мальчик. На физкультуре их, малорослых, ставили рядом. Родителей его в живых уже не застали, сестра жила в Германии, постаревшие девчонки из их класса  изредка добирались, поэтому могила несла черты легкой заброшенности. Ветки, прикрывавшие осевший холм, дешевый металлический памятник, ржавая машинка у ограды.
- Вот тут – Юра ткнул пальцем в обмерзший сгусток заячьей капусты и глины – моя тайна. Я каждый день молюсь за мальчика, которого ни разу не видел, но жизнь за него прожил. Наверное, это и есть бессмертие?
Следователь юриных философствований не поддержал. Ему предстояло заказать эксгумацию, но что она могла подтвердить, кроме того, что в гробу кости хилого мальчика-подростка середины 80-х?

…. Чем дальше заходила истерия, тем сильнее росла юркина уверенность, что его вывезут. Он стал разменной монетой мировой политики, от него зависел мир между странами, верил, что игра в шпиона Смита принесет сплошное счастье. Ему и без Америки сиделось неплохо – ресторанное питание, большая камера, книги, известный адвокат, которого он раньше видел только в телевизоре. Семья получала несколько  пособий сразу от разных фондов. В посольстве, в толстенном сейфе, рядом с очень секретными бумагами, уже лежал «восстановленный» американский паспорт на имя Джорджа Смита. Он догадывался об этом и весело покрикивал в коридор – доколе вы будете удерживать гражданина Соединенных Штатов?!
Охрана не смеялась. Они ему верили, а он отдавал им сигары от посла.

…. В ход пошло все, что Юра Кузнец ни делал, что бы ни ляпнул, чем бы ни дышал.  Символическая картина, нарисованная в 13 лет – американский и евразийский континенты (с карты под копирку), на каждом из них стоят панки, рокеры, металлисты, брейк-дансеры, флаги сверху и  лозунг по-английски. Типа музыка соединяет. Тянутся друг к дружке через океан.
- Ну зачем советскому школьнику малевать такое? Заметьте, неформальная молодежь 80-х изображена с фотографической точностью, все модные детали учтены, вплоть до формы клипс у рок-дивы! Откуда деревенский  7-классник мог видеть выкрутасы брейк-дансера, если это течение пришло в Союз только годом позже, и то сначала в Москву?
- Мог в «Мелодиях и ритмах зарубежной эстрады» на новый год.
- Давайте программу! А, тогда такого не было. Брейкеров еще не крутили.
Доказательством стали и частые юрины отлучки на заработки. Бывшая жена, ради выплат которой он влез в разъездную торговлю,  долго ломала голову, отчего Юре понадобилось регулярно бывать в Москве. Несколько лет он там даже жил, хотя выгод это не приносило, он часто болел и чуть не умер.
_ - А сейчас, - изливала она душу в ФСБ, - я все поняла! В 1990-е годы в Москве открыто трудились все иностранные разведки. Возможно, он пытался восстановить связи, просил помощи, искал кого-то, надеялся….
 -Вы не находили у него нечто необычное? То, что тогда стоило непомерно дорого? Какая-нибудь техника, носители информации, диктофоны?
 - Это у него всегда водилось самое новое и лучшее. Юра мог не есть, не пить, ходить в рваных носках, но в шикарном плеере или фотоаппарате себе не отказывал никогда. У него пропасть всего было и сейчас есть. Продавать  технику Юра отказывался, даже когда я его умоляла. Она была ему дороже обязательств – сообщила  бывшая с надрывом в голосе.  Ей вспомнился  тяжелый момент: заболел ребенок, муж ушёл, Юра на мели, она в декрете со вторым, требовалось несколько тысяч на лекарство, а он …. Выручил, но потом. Не вышел на связь, прятался, лепетал невнятное. Может, запил. Может, взаправду  балансировал на грани или был занят чем-то судьбоносно-важным?
Юра осторожен в Интернете, соцсетей избегал. Хранил архив на дисках, кои почему-то закапывал в поле. Память его компьютера чистилась подозрительно часто. А еще Юра ел тоннами арахисовую пасту. В России сие амерканиское лакомство не прижилось, и он закупал пасту всегда в одном и том же дорогущем супермаркете недалеко от посольства. Тоже ведь не спишешь на случайность….

Все работало на его миф, и «Джордж Смит» должен был вывезти несчастного в благословенную Америку. Он даже знал, чем там займётся – откроет свой клуб семейных развлечений. Комнаты ужасов, туннели препятствий, интеллектуальные квесты и иной здоровый досуг. Чистая польза, ничего аморального. Только открыться надо скорей, пока про него не забыли, пока о деле 007 трубит пресса. Ведь стоит только его вернуть – на следующий день забудут, что он, как он. Главное успеть чемодан поставить и кредит взять. А дальше – сам. Выкрутится. Не выйдет – мало ли вариантов? Он в России и сумари таскал, и дубы валил, и фильмы озвучивал. Кто 90-е пережил, в аду пристроится, а уж в Америке…
О, это страна – млел Юра, неужели я все-таки туда уеду?
Его мечты оборвал робкий голос адвоката
- Юр, дружище, не обессудь, но все накрылось.  Судьи приняли решение оставить тебя дома. Срок исковой давности давно прошёл. С 1985 года больше 30 лет минуло. Ты давно россиянин, у тебя тут семья. Америке ты нужен был лишь для шумихи, но возвращать они не собирались. Я не имел права это разглашать, так что завтра на заседании изобрази, пожалуйста, глубокое удивление! Я, конечно, постараюсь все максимально затянуть, но раз они уже  все обговорили…...
- В обморок упасть можно? - удрученно поинтересовался Юрка.
- Можно.
Грохот падающего тела разорвал тишину серых коридоров. Что ж тот свет – это тоже в чем-то Америка, просто более дальняя…..
2016-2017


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.