Алексею Ланкину

                Поклонник Вакха и Венеры,
                Любимец ветреных Лаис,
                Я, Лёха, буду рад без меры
                С тобой, о друже, вновь сойтись.
                На славной улице на Львовской –
                Предаться памяти Московской
                И воскресить весенни дни.
                Сколь сердцу сладостны они!


                И пусть до гроба я с Невою
                Любовью чистой обручен,
                И с обнаженною главою
                Перед Фонтанкой преклонен,
                Пусть Мойка – дивных грез отрада,
                И хладны стогны Петрограда
                Милей сусальной мне Москвы,
                Но все ж, мой друг, - увы, увы…


                Москва! как много в этом звуке
                Для нас с тобою с этих пор!
                И никогда не смолкнет в скуке
                О прежних тайнах разговор.
                Мы вспомним всех, кто с нами вместе
                Отдался ветреной невесте,
                Что имя Музы носит вновь –
                Крадя покой, дарит любовь.


                Скорее б наши дни летели,
                К заветной сессии стремясь!
                Чтоб снова встретиться в пределе,
                Куда весь век душа рвалась.
                Друзей чтоб тесный круг собрался,
                И чтоб Меркулов  исстрадался
                По деве сладостных тех дней:
                Она при мне, хоть он при ней !


                Пусть Сиромаха  псообразный
                Воспышет ядом, аки змей –
                Веселий круг разнообразный
                Един вмещен в душе моей:
                Узреть украдкой Лизы  ножки,
                Иринку  ущипнуть немножко,
                И с Оленькой  романс пропеть,
                На Лену  ж… просто поглядеть:


                Когда походкой благородной
                Филлида с лекции спешит,
                Сей взор любовников голодный
                Пронзает бронзу и гранит.
                И пусть Ануфриев  суровый
                О ней не молвит добра слова –
                Отдаться ей и он бы рад,
                Да… зелен, зелен виноград!


                О Лёха! добрый, несравненный,
                Любезный мой брадатый чёрт!
                Мой первый друг, мой друг бесценный,
                Чей присно лик в душе не стерт!
                Не мни же, Лёха, что от жару
                Иль с пуншевого перегару
                Я в желтый дом уж угодил –
                Где всем стихами досадил.


                Когда-то был и я поэтом,
                Любил пиррихий и спондей.
                Да много лет минуло в Лету,
                И стала проза мне милей.
                Но ныне что-то изменилось:
                Стихи, презревшие немилость,
                Мне сна, как прежде, не дают.
                Сим аз воздам – и весь я тут!


                Что вирши? Праздности игрушка,
                Неверной тени идеал…
                Сам Александр Сергеич Пушкин,
                Однако ж, стих в письмо влагал!
                И я пишу – чего же боле
                Томиться сим строкам в неволе?
                И се по свету пусть летят,
                Да всласть тебя навеселят!


                А я… в мусическом ударе
                Теряю мудрости бразды –
                Так пьяный Дорошев  в угаре
                Готов жандармам дать п***зды.
                Так Улдис  черну землю роет,
                И в три наката матом кроет,
                И рад послать за семь морей
                Меня с ПотЕбнею  моей.


                Кончаю. Рвет перо бумагу,
                За дерзкой мыслию спеша.
                Рука немеет. Скоро лягу,
                Разверстой грудью чуть дыша…
                Заботясь о грядущей доле,
                Целую ручку милой Оле !
                (Подумать злого не моги:
                Вкусны у Оли пироги!)


                Так вздень же, друже, лавр успеха
                Под сенью мирных Аонид!
                Контрольных злая пусть потеха
                Твое чело не омрачит.
                И пусть в сияньи ночи белой
                К тебе сюжет явится смелый –
                Я зернь жемчужну испрошу
                И… «Зайчика» перепишу!

                25 июня 1990 г.

© Виктор Улин 1990 г.
© Виктор Улин 2018 г. - дизайн обложки (оригинал фото из Интернета).

****************
ПЕРСОНАЛИИ
 
Алексей Ланкин – Петербургский прозаик, первый знакомый автора в Литинституте.

Вячеслав Меркулов – Воронежский прозаик, староста творческого семинара в Литинституте, злейший враг автора.

Виталий Сиромаха – доцент Литинститута, славившийся вредным характером.

Елизавета Ганопольская – Тюменская поэтесса, сокурсница по Литинституту, обладательница замечательно красивых ног.               
Ирина Швиденко – Московская поэтесса, сокурсница по Литинституту, отличавшаяся великолепным бюстом.   

Ольга ***- секретарь в деканате Литинститута, любившая романсы в исполнении автора.

Елена Передреева – Московская поэтесса, сокурсница по Литинституту, занявшая Ш место на Первом Всесоюзном конкурсе красоты.

Александр Ануфриев – Самарский драматург, лучший друг автора в Литинституте.

Владимир Дорошев – Нижегородский прозаик, сокурсник по Литинституту, имевший в нетрезвом состоянии неукротимый нрав и однажды угрожавший расправой наряду милиции.

Улдис Сермонс – Рижский прозаик, сокурсник по Литинституту, коллега по творческому семинару прозы, виртуозно владевший русским ненормативным языком.

Александр Афанасьевич ПотебнЯ – великий русский языковед.

Ольга Ланкина – жена Алексея Ланкина.

«Зайчик» (http://www.proza.ru/2002/10/03-168 ) - визитная карточка автора во время учебы в Литинституте, опубликована в книге «Ошибка» (М. АСТ/Зебра Е, 2007).


Рецензии
Сознательное подражание, думаю, удалось. Ведь лицеисты писали высокопарным стилем о своей альма-матер. Виктор пишет так же на тему своей писательской "колыбели". Подражание объяснено и оправдано. Так думаю. С уважением и интересом к творчеству,

Зинаида Малыгина 2   20.04.2018 18:06     Заявить о нарушении
Спасибо, Зинаида!

Вы все правильно поняли.
В форматированном тексте места из АС вообще выделяются.
А персоналии углубленные - в http://www.proza.ru/2018/04/20/739
("Девушка с печи №7")

Виктор Улин   20.04.2018 18:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.