Они ушли навеки. Джеймс

   Жизнь была вратами, соединяющими два разных, чуждых друг другу мира. Сколько же людских рас, каждая со своими радостями и горестями, надеждой и отчаянием, любовью и ненавистью, прошло через эти врата по дороге, ведущей из мрака во тьму?
   Роберт Говард, "Чёрный человек".

   Ветер пол-дня нёс на поселение К-Толх-Ут сильный аромат гари и зловоние ужаса от бегущих по чаще зверей. Кла-к-Так, старый разведчик, вызвался в этот облачный день обозреть всю чащу. Он должен был, не привлекая Лысых Чудовищ, разведать местоположение их поселений и понять, когда последняя Волна Ночи накроет Народ Судьбы раз и навсегда. Принеся сородичам Обет Смерти, старик  после преобильных рыданий обеих жён и немногих детей нанёс на своё лицо Символы Рока и Последнего Боя. Вздохнув, он быстрым шагом прошёл по балке, где легче не оставлять следов, и вскоре скрылся из виду.
   Мутная на вид вода реки была спокойна и безмятежна, как само Время. Она текла и текла, великие предки говорили ему, что большие реки потом тоже погибнут, как погибали мелкие ручьи, но с детства Кла-К-Так не очень-то верил им. Не было на его памяти такого, чтобы большого потока воды не стало. Единственное исключение - ливневые речки. Нет уж, ребятки, пока не увижу это сам, никогда не поверю!
   Дул слабый ветерок, качая листву дубов и яркие цветы кустарников, как всегда должен дуть хороший ветер и протекать жизнь. Думая так, старый охотник вдыхал аромат леса, приглушённый всё более сильным зловонием горелого мяса. Когда горелое мясо вытеснило все остальные запахи, он резво пошёл немного в сторону от первоначального направления, привычно спутав следы и легко обойдя подозрительную тропинку. Вскоре он с криками шугнул копьём частого в этих местах гостя, мелкого золотого леопарда, имени которого не знал. Да, Народ Судьбы знавал по именам каждого Младшего Брата, но имя этого хищника не было известно людям его поселения. Очень встревожило старика, что зверь был явно чем-то напуган, и лишь из-за этого он так легко убежал прочь. Тут было мало доброй добычи, а Младшие Братья попадались всё чаще и чаще. Их кровавые сражения с охраняющими поселение воинами тоже происходили всё чаще.
   Вот только интересно, кто и зачем согнал Младших Детей Жизни с полных сочного мяса пастбищ прочь, в эти пустеющие от охоты заросли? Впрочем, Кла-К-Так не хотел признаваться себе в том, что уже всё прекрасно понял без лишних слов. Они были всё ближе к последнему дому его народа. Те, кого нельзя было даже упоминать без злости, произносить само их настоящее имя во избежание призыва собственной смерти. Вскоре старый охотник, пройдя ещё немного по родному лесу, понял, что был прав на счёт Них. За окровавленными кустами волчьей ягоды что-то случилось. Представитель Народа Судьбы в ужасе поднял массивное копьё и приготовил длинный отравленный нож из обсидиана, готовясь дорого продать свою жизнь, но заметил следы совсем недавно закончившегося побоища Лысых Чудовищ. Никого не было, кроме ворон и стервятников, звери сбежали, а погасший костёр никем не поддерживался. Обугленные дрова заливались мелким дождиком уже три часа. Разрушенные пламенем и слабыми руками временные жилища так омерзительно напоминали те, что были на заре истории у прадедов прадедов самого Народа Судьбы! Тут старика осенило, и рассказы его дедов всплыли тёмной волною, ярче всех прочих сказаний вместе взятых. Дед-жрец рассказывал ему по секрету, что они сами, ещё давно, во времена до Письма-на-Кости строили простейшие шалаши и, охотясь с обожжёнными палками на громадных и безумных демонов, вытеснили их огнём и войной.
   Но страшнее всех войн вместе взятых были длившиеся многие поколения побоища с Великими и Ужасными Древними, о которых тоже не следовало думать лишний раз. Их,  лишённых шеи сутулых чудовищ с большими головами на коренастых телах, чёрными и лишёнными разума глазами, побеждали славные предки, теряя целые сёла и племена. В клыкастых пастях Великих Древних, открывавшихся на всю безобразную морду, и кривых руках, которые метко кидали большие камни с силой удара копья, погибли неисчислимое множество воинов самого Народа Судьбы, выжившие мстили за съеденных родных, не щадя ни себя, ни проклятых волосатых людоедов. Во времена Кла-к-Така и его пращуров эти твари были давно перебиты, все до последнего детёныша, а их чащи сожжены. О них народ по понятным причинам старался не упоминать вообще, но всё-таки жрецы ещё знали об этой древней войне и об ужасных врагах.   
   Говорили, что эти чудища ещё каким-то неведомым образом живут в виде ужасных Невидимых Следов и замышляют месть своим убийцам, но, к счастью для всех живущих обитают лишь в местах сожжения их домов многие поколения и годы назад. Поэтому некоторые районы Народ Судьбы и почти все Младшие Дети Жизни старались обходить стороной, по большей части позабыв истинную причину этого. Да, сам Народ Судьбы вырвал у прочих тварей право жить и плодить свой род под Белой Ягодой Света, которая с начала существования мира каждый день поливает светом и теплом его весь, и мир за это славит его жизнью. Но, как говорили и говорят полушёпотом сегодняшние жрецы, Волна Ночи уже наступает и скоро сметёт их самих, как смела всех прочих, кого уже нет с нами.
   Да, когда-то они жили повсюду, но с неведомого юга и востока ни с того, ни с чего к мирным селениям невиданными ранее толпами стремглав побежали самые разные звери, напуганные и бегущие, куда глаза глядят. Поначалу это легко списали на пожары, сильно мешавшие всем жить в тех местах, но потом толпою набежали Они. Странные и мерзкие, примитивно раскрашенные и дикие, мелкие ростом, с крошечным лицами, спутанными волосами и совсем слабые, вызывавшие поначалу лишь смех. Они тогда ещё не знали. Как опасны эти отродья! За счёт растущего числа и безумной злости эти карлики поначалу громили не ожидавших этого жителей наших поселений, а потом и прогнали его предков со Светлых Равнин прочь, в эти колючие гибельные заросли. Монстры, сжегшие все их древние леса, чащи и даже священные ежевичные поля. Даже прадеды Народа Судьбы не помнили, когда тот кошмар начался впервые, и уже открыто говорили, что сами прадеды прадедов говорили то же самое. Эти, как их стали звать ранее для подавления страха, Лысые Чудовища, они же Вестники Ночи, творили ужасающие вещи. Они выжигали место, которое облюбовали, и строили там простые жилища. Зверей они перебили всех более-менее крупных, точнее, добили вслед за Народом Судьбы, а потом особенно яростно стали истреблять его великих предков. После походов к ним воинов и охотников никто более никогда не видел их живыми или мёртвыми, как случилось со всегда бодрым Рео-к-Лапом и его ещё более жизнерадостным сыном. Но тут, увидев раскраску лиц тёмных лиц мёртвых, он понял, что тут насмерть передрались два разных племени, истребив друг друга под корень. Именно такими нелепые чудища, вызывавшие ужас перед всеми его предками, и были: мелкими, носы и зубы крохотные, ручки и ножки тонюсенькие, как у недоношенного. Смешно, но взрослые бабы и парни были раскрашены по-детски нелепо, а их оружие было таким слабым. Такое непрочное было оно, что для пробы старик со смехом переломил три копья сразу, а дротиками почистил себе покрытые колючками штаны и плащ. И вот их мы боимся, этих недомерков, утирая слёзы смеха подумал он. Нет, тут явно какая-то ошибка! Враги явно не такие, а это вообще какие-то выродки, явно тоже прятавшиеся от настоящих чудищ в этих же лесах. Нет, нечего им тут делать! Тут один из них к ужасу разведчика зашевелился, вызвав к жизни истории о том, что мёртвые иногда оживают и убивают всё живое рядом с собою, но вскоре этот горе-воитель утих навсегда, изойдя всё-таки кровью из пробитого бока.
   В странном опустошении воин посидел на пепелище, закусив прожаренным на углях тут же мясом из запасов погибших недомерков. Потом он сноровисто собрал в надлежащем виде свежее мясо их самих, чтобы дома им сытно отобедать со своей семьей. Про то, что птицы были прогнаны, а крупный стервятник стал трофеем, будущим украшением для постели жены, говорить не нужно. Что же такое, очень удивлённо подумал он, откуда у меня ужас и холод в груди такой? Я пошёл разведать врага, а наткнулся вместо этого на этих, не пойми кого!
   Придя домой, он ощущал нараставшую тревогу, которая сменилась ужасом. Дело в том, что его родной брат, Кло-М-Тос, был обнаружен пришпиленным двумя такими же мелкими копьями к дереву у тропы, преодолённой самим воином на пути сюда. Кла-к-Так неподвижно постоял и глядел на него мёртвыми глазами, воздав ему посмертные почести. Озираясь в поисках врага между делом, он никого не нашёл, лес был пуст и безмолвен. Но с этой минуты старик шёл, как по иголкам, и быстро дошёл до реки. Тут он был готов во весь голос завопить в панике, но всё же не смог издать пересохшим горлом ни единого звука. Все дома были целы и не сожжены, а люди лежали мёртвыми. Одежды их были разорваны и покрыты кровью, все тела пробиты копьями и изрезаны чем попало, а их амулеты и ценности бесследно пропали.
   Подойдя ближе и не веря глазам, последний житель последнего селения Народа Судьбы вдруг ощутил адскую боль в шее и упал на землю. Он сразу увидел таких же недомерков, какие были в том сгоревшем подобии селения. Целую их толпу, прятавшуюся за домами и шедшую добить его. И Кла-К-Так в самом последнем озарении в жизни, с перебитой копьём шеей всё понял. Эти монстры не забыли о них и выслеживали его народ до самого конца, не делая рейдов и прочего в таком духе. Им надо было дождаться разведчика вроде самого старика и тихо следовать за ним. Когда он приведет их к своим, то можно перебросить сюда своих карликов, когда их никто не будет ждать.
   Так погибло самое последнее поселение неандертальцев на Земле и весь их народ вообще.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.