Производственная единица

В начале девяностых годов прошлого столетия многое поменялось в нашей жизни.Мы вместе с уже независимой страной спотыкались,кувыркались и набивали шишки на каждом шагу.Мы уже осудили и отвергли наработки предшественников,а своего ещё не придумали.У власти оставались те же,появились только новые названия.Как только не переименовывали мой завод- АО,ООО,Холдинговая компания,вот только кораблей на заводе больше не строили.
 Во время всей этой неразберихи было положено начало уничтожению некогда мощного государственного предприятия.Крупные начальники воровали очень сильно,те, кто рангом пониже,всё равно воровали, совсем поганенькие клерки тоже хлеб без масла не ели.Они,как падальщики,подбирали куски после хищников,проворачивали какие-то тёмные делишки,находили лазейки для халявы.
 Один из них позвонил мне во время обеденного перерыва.Не здороваясь и не извиняясь за звонок в обед,он начальственным голосом молвил,
 -Панченко.Вы у себя?
 -Ну да,Вы ж со мной разговариваете,-съязвила я.
 -Через десять минут встречайте,я буду с иностранцем.
За время всей своей заводской карьеры я не припомню случая,чтоб моим столярным цехом интересовались иностранцы.У нас на потоке были столярные изделия для строящихся заводских объектов,в основном жилых домов.Но так как давно ничего не строили,наше производство стало не востребованным.Рабочих максимально уволили,те же немногие,что ещё оставались в штате,выполняли мелкие ремонтные работы по заводу.Всё технологическое оборудование,включая станки,в духе нового времени порезали и сдали в металлолом.На вооружении остался один рейсмусный станок,пара верстаков да свора собак,облюбовавших дальний тёмный угол для дневного сна.Ночью они всё ещё сторожили призрак былого величия.
Большинство инженерно-технического состава тоже попали под сокращение,осталось несколько человек и я в том числе,которые ходили на завод и создавали видимость работы.Перебои с зарплатой стали привычным делом.
 В этот день я в цехе была за главную.Шеф уехал куда-то,заместитель болел,а я ,как начальник производства,взвалила на себя весь груз ничегонеделания.Встречать,так встречать.
 В раздумьях я вышла на улицу.И тут в глубине моей смятенной души тихонько шевельнулось то,что раньше называлось патриотизмом,гордостью за завод.Из моей головы ещё не полностью выветрилась убежденность в том,что мы самые лучшие и самые передовые в мире.А цех-то выглядит,как после еврейского погрома,только что перья не летают.Всюду разруха,грязь,вонь и гнетущая тишина от бездеятельности.Куда ж иностранца вести и какого чёрта ему здесь понадобилось?
 Из белой заводоуправленческой «Волги» вышел Панченко в брюках с вытянутыми коленками,за ним потрясающего вида молодая женщина,одетая и причесанная,как в глянцевом журнале.Панченко не подал даме руки,ибо вежливости его не научили.Третий же персонаж,вышедший из авто,поверг меня в кратковременный шок-высоченный смуглый красавец,как две капли похожий на Тото Кутуньо.Белыми на этом живописном портрете были зубы и ворот рубашки,остальное чёрное- локоны до плечей цвета вороньего крыла,длинное кашемировое пальто и сверкающие штиблеты.Моими шикарными гостями оказались сеньор из Италии с переводчицей.
 Панченко ,как умел,в двух словах объяснил мне цель визита.Где и при каких обстоятельствах попался на крючок проходимцу этот наивный макаронник,я не знаю до сих пор,но он был намерен разместить крупный заказ на изготовление тарной дощечки для какого- то бизнеса в солнечной Италии.
 -Он по-русски понимает?-спросила я у переводчицы?
 -Нет.
 -Пока не переводите пожалуйста.
И я набросилась на управленца.-Куда ты его привёл? Ты когда в последний раз в цеху был,при коммунистах?Какая нахрен дощечка,ни одного ж станка нету,на чём я её строгать буду?
Но жлобы не сдаются.-Ведите в цех.Решение буду принимать я!
Мне стало всё ясно.Никто и не собирался делать эту самую тарную дощечку.Меня использовали в качестве наживки,клюнет чужеземец на мои технологические выкладки,они сдерут с него приличную предоплату в долларовом эквиваленте,и чао,бамбино!
 -Ну идём,только нос заткни и сеньору своему скажи,чтоб пригнулся,там темно и дверь низкая.Треснется об косяк,не приведи,Господи.
С помощью,надеюсь,не дословного перевода гость преодолел препоны и очутился во чреве бывшего производственного подразделения завода.В глазах его были недоумение,удивление и испуг,как мне показалось.Унюхав чужих,собаки в полудрёме лениво затявкали.Из мастерской вышел и смачно зевнул цеховой механик,он в обед позволял себе вздремнуть.Делать ему тоже было нечего и он для важности присоединился к компании.Абсолютно не владея ситуацией,он стал нести какую-то чушь об обновлении станочного парка,видно тоже гордость за завод шевельнулась. Расположились за пыльным верстаком,сеньор вынул из портфеля и протянул мне компьютерные распечатки типоразмеров и спецификаций изделий.Заказ был пустяковый,но я,соскучившись хоть по какой- нибудь работе,с чувством ответственности и знанием дела стала изощряться в технологических нюансах процесса.Для убедительности я всё отображала с помощью карандаша в своём рабочем блокноте.Сеньор всё понимал,он адекватно реагировал на все мои изыски.Я же старалась с помощью цифр максимально убедить его в абсолютной нерентабельности затеи.Жаль мне стало человека.Обманут ведь и останется он без денег и деревяшек своих.
Мероприятие было завершено,делегация направилась к выходу.Мужская ее половина пошла вперёд,а я специально замедлила шаг с целью предупредить переводчицу об опасности для её патрона.Она заговорила первой.
 -Вы очень понравились сеньору-сказала она.
 -Да,на заводе ценят меня,как специалиста...
 -Не только это,сеньор считает что такая красивая и умная женщина не должна здесь находиться.Он обескуражен увиденным и не понимает,как Вы здесь очутились.
 -А из какого города сеньор?- поинтересовалась я.
 -Больцано.
 -Я про такой даже не слышала,знаю Рим да Венецию,ну Милан ешё.
 -А Вы бывали а Италии?
 -Нет,что Вы...
 -Теперь Ваша страна другая,Вы сможете приехать,Вам очень понравится.Приглашаю Вас.
 -Спасибо.
Я сжато поведала ей всё,что считала нужным, и попрощавшись,мы вышли на улицу.Она подошла к сеньору,что-то негромко ему сказала и он,стоя уже у машины,вернулся ко мне,взял мою руку и поцеловав её, сказал,
 -Грацио,сеньора.Ариведерчи.
 -До свидания,-расплывшись в улыбке от маленького счастья,сказала я.
Я поднялась на второй этаж в свою конторку под крышей,села за свой убогий стол с инвентарным номером и ворохом чертежей и подеталок,которые вряд ли уже когда-нибудь понадобятся и огляделась вокруг себя.Только сейчас я увидела,в каких ужасных условиях я проработала больше двадцати лет.Здесь никогда не делалось ремонта,всё было в пыли и потёках от протекающей крыши.Так было всегда.Поначалу я пыталась выпросить у начальника более менее приличное рабочее место.
 -Я же женщина,стыдно сидеть в этом каземате.
 -У меня здесь нет ни женщин,ни мужчин,у меня есть производственные единицы,которые должны работать,а не заниматься ерундой.Здесь Вам не дом отдыха,-счастливый от своей преданности производству,говорил бескультурный,кое-как образованный самодур с партийным билетом.
Итальянец с переводчицей во всём своём великолепии стояли у меня перед глазами.Я подошла к зеркалу.Как я могла понравиться сеньору,где он ту красоту увидел.Дешёвая помада,кусками налипшая на губах,отросшие волосы,не ухоженные руки.На мне вылинявшая куртка-спецовка с торчащими из карманов блокнотом,складным метром и карандашом.Такие же штаны.Я в первый раз за долгое время увидела себя такой
Из зеркала на меня смотрела бесполая производственная единица с потухшим взглядом.А ведь пришла я на завод молодой,красивой,модно одетой,ухоженной женщиной.На фоне сотрудниц,которые уже испили свою чашу,я выглядела примадонной.Тогда я не могла понять,почему они все какие-то угрюмые, безликие,в неряшливых старомодных одеждах.Обо мне шушукались,приписывали в любовники всех без исключения заводских боссов и конечно же завидовали.
До этого я работала в одном из городских учреждений,но судьбе было угодно,чтобы я с тысячами заводчан ежедневно утром и вечером преодолевала турникет заводской проходной с охранниками в синих шинелях,всякий раз предъявляя пропуск,в котором чёрной тушью  был крупно выведен табельный номер,а потом фамилия.Это чёрное пятизначное число следовало помнить наизусть,ибо любые вопросы,касающиеся твоей персоны,в заводских инстанциях начинали решать,спросив твой табельный номер,фамилия уточнялась после.Охранники на проходной без предупреждений и извинений могли обыскать твою сумку и обшарить карманы.Этот контингент изначальна бескультурен,а тупая,монотонная работа со временем превратила их в ищеек.
Потом восемь часов под руководством бездарного психопата,который лютой ненавистью ненавидел тех,кто умнее его и образованнее.Он буквально издевался над инженерно-техническими работниками,устраивая какие-то акции,где нам приходилось работать физически наряду с рабочими.А уж подметать и таскать мусор на прицеховой территории-это каждый четверг.Из-за потраченного времени свою основную работу приходилось выполнять после гудка.Домой приходила поздно.
 -У меня по заводу в шляпах и на каблуках не ходят-часто слышала я в свой адрес.Ещё нельзя было ходить в белой юбке и солнцезащитных очках и многое другое.И так день за днём,год за годом.Втянулась,смирилась,привыкла и уже ничем не отличалась от заводчанок,которые когда-то мне завидовали.Это серое уныние постепенно перекочевало в наш дом,всё моё естество перестало привлекать мужа и он ушёл к другой.Дочка росла,как былинка при дороге,без папы,а маму она видела поздно вечером усталую и взвинченную.Девочка страдала и училась жизни сама,как умела.Иногда мы ездили с ней к морю на заводскую базу отдыха по профсоюзной путёвке .Пребывание на этой «Ривьере» проходило в условиях полного дискомфорта с надворным общественным туалетом и таким же умывальником.В столетней давности дощатых домиках,напоминающих мини-бараки,были только кровати и табуретки .Столовская еда напоминала помои ибо общепит воровал всегда.Контингент отдыхающих- в основном женщины в ситцевых халатах массового производства с детьми.Разговоры даже на отдыхе сводились к обсуждению каких-то заводских дел.О новых знакомствах не могло быть речи,все друг друга знали.
В профсоюзной отчётности это назвалось отдых и оздоровление трудящихся,
а над входом в центральную заводскую проходную ещё много лет  висел лозунг «Мой завод-моя гордость».
 
 




































 


Рецензии
Здравствуйте, Роза Марковна!

С новосельем на Проза.ру!

Приглашаем Вас участвовать в Конкурсах Международного Фонда ВСМ:
См. список наших Конкурсов: http://www.proza.ru/2011/02/27/607

Специальный льготный Конкурс для новичков – авторов с числом читателей до 1000 - http://www.proza.ru/2017/11/13/511 .

С уважением и пожеланием удачи.

Международный Фонд Всм   16.11.2017 11:18     Заявить о нарушении