Грязь

- Тс-с! – недовольно шикнул Байер на Коллинза, когда тот, открывая дверь в дом Дженкинсонов, наступил на что-то, что громко затрещало под ногами.
- Я… - начал было шёпотом оправдываться Коллинз.
- Заткнись! – так же шёпотом перебил Байер. – Да внимательней будь.
Преступники сделали шаг в холл особняка.
- Насколько я знаю, - прошептал Байер напарнику, - оно должно быть где-то здесь. Я наблюдал за домом несколько дней. Я наблюдал за этим домом десять дней. Каждый вечер эта старая потаскуха прячет его в разных комнатах. Сегодня, по мо им подсчётам, она должна была спрятать это ожерелье здесь, в холле.
Он вдруг внезапно насторожился.
- Тс! – просипел он. – Что это там?
Внезапно зажёгшийся в гостиной свет на мгновение ослепил грабителей.
- Стоять на месте, ублюдки! – произнёс надтреснутый старушечий голос.
Миссис Дженкинс стояла в ночной рубашке. В руках она сжимала большой дробовик, который резко контрастировал с её маленькой тщедушной фигуркой.
- Ну что, ублюдки, - повторила она. – Что вам здесь надо?
Байер моргнул несколько раз, привыкая к яркому свету.
- Ожерелье Фултона, - сказал он. – Я знаю, что оно у тебя. И ещё я знаю, что ты отдашь мне его. Сегодня. Сейчас.
Старушка злорадно засмеялась.
- Да ну? А если я вызову полицию и сдам тебя с твоим дружком им, а? Как тебе такая перспектива, сопляк?
Байер улыбнулся, показывая отвратительные зубы.
- Попробуй. А заодно расскажи, куда семнадцать лет назад делся твой муж, который привёз тебе ожерелье из экспедиции. Тело Фрэнка Дженкинса здесь, в доме? Или, может быть, в саду?
Руки старухи дрогнули.
- Не нервничай, - ободрил её Байер. – Твой муж был таким же дерьмом, как и ты, которая убила его. В той южной стране Фрэнки купил это ожерелье за десятилетнюю девочку, которую и подарил в качестве наложницы этому людоеду. Девочку он похитил в нашей стране, вывез на теплоходе и продал за горсть этих камней.
- Да кто ты такой, чтобы судить его? – Голос миссис Дженкинс дрогнул.
- Я? – Байер премерзко рассмеялся. – Да боже упаси, я и не собираюсь осуждать Фрэнка. Будь у меня такая возможность, я бы отдал туземцу и двух, и трёх девочек, лишь бы завладеть бриллиантами. Но тогда у меня такой возможности не было. А сейчас она появилась.
Внезапно улыбка сошла с его лица. Резким движением он рванулся вперёд и выхватил оружие из рук старухи. В следующее мгновение приклад дробовика ударил в голову миссис Дженкинс, и она повалилась на пол.
Коллинз подошёл к лежащей на полу женщине и наступил ей на голову подошвой тяжёлого ботинка.
- Где ожерелье?! – заорал он.
- В нижнем ящике, - прохрипела миссис Дженкинс.
Байер кивнул и подошёл к серванту. Открыв ящик, он достал оттуда ожерелье.
- Порядок! – сказал он.
Коллинз рывком поднял старуху с пола и поставил на ноги.
Он смотрел в старушечьи глаза, в которых застыли испуг и отчаяние.
- Сука!! – с ненавистью прошипел Коллинз. – Я убью тебя!!
Байер услышал лишь хруст ломаемой шеи. Тело миссис Дженкинс упало на пол. - Надо уходить, - сказал Байер.
Коллинз кивнул.
Не закрывая дверь, убийцы выскочили из дома. Минут десять они бежали под проливным дождём. Потом перешли на шаг. И только ещё через десять минут, наконец, остановились.
Байер вытащил из кармана злосчастное ожерелье и молча посмотрел на него.
На губах Коллинза заиграла улыбка.
- Теперь оно наше, - сказал он. – Никто не сможет претендовать на него.
- Да, ты прав, - медленно сказал Байер. – На это ожерелье уже никто не сможет претендовать.
Коллинз даже не успел увидеть, как в руках его сообщника мелькнул нож, который неожиданно легко вошёл ему в сердце.
Коллинз как-то странно вздохнул, и его обмякшее тело плавно навалилось на Байера.
Байер оттолкнул труп сообщника. Тело Коллинза грузно шлёпнулось на мокрую землю. Тяжело дыша, Байер вытер окровавленный нож о куртку убитого.
Ну, вот и всё, ублюдки. Со всеми вами покончено. А бриллианты, стоящие не одну сотню тысяч, теперь будут принадлежать ему! Только ему! С ними он сможет начать новую жизнь. Для начала – сделает пластическую операцию. Потом – рванёт на юг, на тёплые моря. Например, на Карибы! А там, далее – жизнь пойдёт как по маслу!
Эмоции захлестнули преступника.
- Дааааааааа!!!!!! – истерически заорал он в предрассветной тьме, поднимая обе руки и исступлённо тряся ими в свете догорающих уличных фонарей.
С длинными нечёсаными патлами, мокрыми от сумасшедшего ливня, с руками, вздетыми к чёрному небу, он был похож на тронувшегося умом религиозного проповедника.
Байер совсем забыл об одной детали.
Байер стоял прямо на дороге.
Когда он услышал густой гудок мчащегося на всех парах грузовика, то успел только повернуть голову.
Он увидел яркий, ослепляющий свет.
Почти такой же свет, какой ударил его по глазам в гостиной миссис Дженкинс.
И ещё – успел почувствовать сильный удар в голову.
А потом – всё провалилось в темноту.
Байер перестал существовать.

На улице было пустынно в этот утренний час. Никого из прохожих не было. Лишь слабеющие от предчувствия скорого наступления утра звёзды увидели, как тело человека, сбитого грузовиком, отлетело к бордюру. 
Руки Байера непроизвольно разжались.
Ожерелье Фултона упало на асфальт и почти мгновенно было подхвачено грязным потоком воды, мощно струившимся по улицам города.
Цепочка зацепилась за какой-то камень и порвалась.
Бриллианты рассыпались, словно почувствовав долгожданную свободу.
Один за другим, словно повинуясь какой-то неслышной команде, камни исчезли в бездонной глотке сливного колодца.


Рецензии
Рассказ понравился. Короткий, но емкий, со справедливым финалом.
Всего доброго!

Людмила Каштанова   25.06.2018 16:45     Заявить о нарушении
Спасибо, Людмила.

Кирилл Ивницкий   25.06.2018 21:01   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.