Гл. 7 Команда

 

                Создавая "по образу своему и подобию",
                Бог наградил нас жадностью, завистью,
                тщеславием, злобностью. Ну и Бог у нас!...
                Размышляя о высоком...


               
-- Садись. Так что, Мнимозина?

 -- Жорж Мнимозина из семьи потомственных Парижских палачей. Профессия всегда востребованная и денежная, а в те мрачные времена еще и уважаемая. -- Гульфик засмеялся, и все улыбнулись вместе с ним. -- Гильотины, на которой и мне случилось однажды оставить буйную голову, тогда еще не изобрели,...

 -- Помню, помню, -- весело перебил Колян. --  Приговоренный Робеспьер, едва сдерживал естественные позывы организма опорожниться, а вампир Гульфик ерничал и смеялся в закрытое маской лицо палача.

 --Еще бы тебе не помнить, -- Гульфик перевел смеющийся взгляд на Петровича и пояснил. -- Коляну  доверили зачитать приговор. Мы веселились, устраивая революции и перевороты по всей Европе. Погибали в бесчисленных сражениях и на дуэлях, уверенные, что бессмертие -- это навсегда, жизнь не кончится, а молодость продлится вечно. Отвлеклись.
   
 -- Да, пожалуй, следует вернуться к теме, Петрович улыбнулся краешком губ. -- Сейчас вы больше люди, чем тогда, а людям свойственно дорожить шкурой.

 -- Пытошный, жизнелишающий  прихват Жоржева папа не занимал много места, -- Гульфик усмехнулся, выговорив "папа" на французский манер. -- В выходные и праздничные дни, он загружал инструмент в шарабан, давал сыну вожжи в руки и отправлялся на, как сейчас говорят, шабашки и калымы в предместья и ближайшее Подпарижье. Цена профессионалу всегда высока, папа работал не лениво, а потому и лишний таллер в доме водился. Папа, воспитывая наследника, заставлял  колоть дрова и рубить сучья всем соседям. Юный Жорж скоро научился с маху делить вдоль десятисантиметровую соломину -- точный глаз и верная рука, но, увы, не хотел  просто и тупо сносить головы. Расспрашивал приговоренных, о чувствах, ими испытываемых, пытался узреть отлетающие от тела души, и довел папа до инфаркта вопросом, какого рода наслаждение испытывает он, когда голова казнимого отделяется от туловища? Осиротев, быстро спустил тяжким папиным трудом нажитое и стал своим во всех высоких Парижских притонах. Любитель оторваться в веселье. Помогал устраивать лотереи при европейских дворах. Делал деньги развлекаясь. Нарвался на Казанову, и тот убедил мальчика, что однополая любовь только половина наслаждений, но, кажется, мальчик не жалеет. Мнимозина – несерьезное крайне существо…
-- И действующий штык вашей команды!?

  Гульфик, оборванный на полуслове, попытался протестовать:
-- «Каждый сам за себя!»  Мы соблюдаем закон братства.

-- Брось, -- оборвал Колян. – Скажем так: мы вытаскиваем и поддерживаем брат брата… порой, время от времени, в случае непредвиденных обстоятельств. Гульфик, Мнимозина, я и Джульетта.
-- Четыре мушкетера, – улыбнулся Петрович. – Дружба, проверенная временем. Или… не проверенная?
-- Пока никто не подводил,  -- обиженно проворчал Гульфик.

-- Хорошо, -- Петрович подлил себе вина, глазами показал Коляну на кувшинчик. Вампиры выпили крови и захрустели салатом с молодой картошкой. – Берите горчицу, старуха у меня хорошо ее делает.
  Колян густо намазал корочку, откусил и остался с открытым ртом, глотая воздух.
-- Что, злая горчичка? Душу вложила старушка, -- переждав смех, вернулся к делу. -- Расскажи про Кастрата.

-- Он сам по себе. Художник, философ и поэт. А что еще остается при его сущности? -- разъяснил Колян и первым засмеялся своей шутке. -- Даже в психушку загремел за творческим опытом.

-- Где и развернуться поэту, как не в дурдоме, -- проворчал Гульфик. -- Обитатели непредсказуемы, а их поступки тем более. Мистика красивое слово, но как увидел "главою скорбных", и пруд у них тихий затемненный с часовенкой, на наш городской похожий, и  святой источник, -- Гульфик нервно передернул плечами и продолжил. --Паренек, с лысой головенкой на тощей шее, покосился мельком и продолжил мытье ног... Каких там только нет: один с космосом связь держит, другой всю мебель в доме разобрал и аккуратно в окно выбросил.... Ужас тихий!  И, наверное, не столько для них(у них уже образовалась скорлупа своего, нового, индивидуального мира), а для их родных, которым жизнь повесила на шею новый крест, очень похожий на тяжелый якорь. Мистика -- красивое слово. Приносит загадочность в жизнь, пикантность в ощущения, но часто оставляет в мозгу ямы, воронки, траншеи, и в этом мозгу, как на заброшенном поле боя, еще долго(или никогда) ничего не сможет вырасти. Достал меня однажды  Кастрат своими виршами. -- Не почувствовав возражений, Гульфик выразительно, как пятиклассник на уроке литературы, продекламировал:
                Я с детства мечтал быть маньяком!
                То есть, сперва космонавтом.
                Танкистом, пожарным, поэтом.
                Приснится, от страха кричу.
                Я с детства хотел стать маньяком.
                Ах, что стесняться? И сейчас хочу!   
 
-- Точно, неполноценный, -- Колян сплюнул и достал очередную сигарету.-- К психологу не ходи, вся кровь мира против дохлого кота, что у парня начисто отсутствует мужское начало, только творческое.
-- Не вяжется, -- оборвал смех Петрович. -- Старушек хлопчик потрошил вполне наступательно.

-- Наша большая проблема, -- Колян заговорил медленно, обдумывая сказанное. -- Столкновение вампира и человека в одном теле. Хорошо, когда кровосос вселяется в подростка и формирует из него взрослую особь по своему образу и подобию. Но чаще вампир вселяется во взрослого и здесь столкновение интересов. В случае с Кастратом, на службе правил человек, хватал деньги, жадно пил кровь, глумился над старушками, а ночами вампир, истекая соплями, плакал в подушку и писал слезливые стихи о не сложившейся судьбе и не разгорающейся свече. Его подруга Брыся...

-- Подруга Кастрата? -- Мнимозина радостно огляделся, ожидая поддержки, но Колян приподняв ладонь, продолжил:
-- Совместное творчество: сами сочиняют, сами читают, сами восхищаются -- обычное дело у ищущих красоту. Им нравится благоухать и гламуриться, слово "вонять" они в лексиконе не держат. В миру Брыся начальница Службы занятости. Отрывается на обездоленных, асоциальных, неприкаянных, убогих и прочих, не влившихся в социум гражданах.
-- А что с них, обескровленных недоеданием, взять? -- снова попытался включиться в разговор Мнимозина.

-- Курочка по зернышку клюет, а весь двор обгадила. Желающих получить от государства пособие пруд пруди, с пяти утра у ее кабинета очередь, в которой поторчав и унизившись до плинтуса  день-два-три, просители готовы все отдать, в том числе свою кровь и часть пособия. Баба просто светится медом и соком, имея такую кормовую базу, и лепит стишки без рифмы и размера о горькой доле униженных и оскорбленных и бесчеловечности власть предержащих.
-- Ее не было на собрании,-- заметил Гульфик.
-- Читала бестелесному Кастрату свои вирши, и оба плакали о судьбе русского народа. 

-- И это творческое начало ты собираешься впихнуть в грубое тело Андрюхи? – стрельнул глазами Мнимозина-Никитенко. – А если я проболтаюсь?

-- Мнимозина не проболтается из желания поглумиться над мерзавцем,-- Колян прикурил сигарету и пустил дым струйкой вверх. -- А Никитенко промолчит от врожденной подлости: «Получи, друг, похуже моего». Кстати,  в Никитенко -- рыбинспектора и собирались запулить Кастрата, который уже три дня в бестелесных.  Скажи спасибо Коляну, который встал сегодня пораньше, чтобы переехать катком начальника Регистрационной Палаты, развратника, взяточника и пьяницу, чтобы освободить Мнимозину для твоего роскошного тела. Кстати, замучился выговаривать слово "рыбинспектор", давай буду говорить Лесничий.

-- Лесничий -- это красиво. Пожалуй прощу твою подляну, изверг? – Мнимозина наморщил нос и погрозил игриво пальцем. – А я гадаю, кто воспользовался невинной пьяной отключкой мирного чиновника.

-- Ну да. Тебя, все одно, посадили бы за взятки. -- Колян брезгливо поморщился. -- Детям-сиротам выдали сертификаты на квартиры, а этот хмырь тянул с оформлением, требуя денег. На  неприкаянных только ленивый не жирует: опекуны, попечители, воспитатели. Бюджет только успевает деньги отстегивать, но до детей мало, что доходит. На сей раз сироты оказались с зубами и подставили дурака ментам -- подсунули меченные купюры, а у правоохранителей свой интерес. План по борьбе с коррупцией -- это закон, его выполнение -- долг, перевыполнение -- честь и прикрытие для других делишек. Вытащил тебя, считай, из-за решетки, внес коррективы в повестку дня заседания и слегка изменил список гостей Петровича. Извини. Приходится изощряться. Исключительно, для конспирации.


Рецензии
Анатолий, Ваши персонажи-кровососы должны быть благодарны Автору за столь пристальное внимание. Не каждый возьмётся за такую многослойную тему. Те, кто веселился, "устраивая революции и перевороты по всей Европе", в нашей реальности удобно устроились в креслах различных госслужб и умело глумятся над обездоленными и убогими. И всё-то у этих гадких существ продумано, просчитано, исполняемо.
Читаешь и наполняешься гневом и отвращением, только вот чтобы их победить, нужны другие чувства и качества. Нужны достойные антиподы вампирам, иначе, как говорится, дело труба...
C интересом и признательностью,
Наталья.

Ната Алексеева   19.12.2017 23:38     Заявить о нарушении
Спасибо, Ната. Все с натуры, с окружающей действительности))

Анатолий Шинкин   27.11.2018 09:11   Заявить о нарушении
Доброго дня, Анатолий!
Вы меня несказанно удивили, отозвавшись на мои слова почти через год. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.
С улыбкой и радостью встречи,
Наталья.

Ната Алексеева   27.11.2018 13:05   Заявить о нарушении
Извините, Ната, Роман старый, а я в компе редко. Проморгал, стыжусь)

Анатолий Шинкин   27.11.2018 14:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.