Солдатская почта

Будучи свидетелем штурма Грозного в январе 1995 г., мне пришлось наблюдать полное бессилие нашего агитпрома перед дудаевскими мастерами массовой дезинформации. Впрочем, в дезинформации и мы преуспели не меньше.
  В 1999 г. попав в Чечню в составе 242-го Камышинского гвардейского пехотного полка, я первым делом попросил своего ротного ознакомить меня с картой расположения противника. «А ты думаешь, что я знаю?» - удивился летёха. То что лейтенант не лукавил, подтвердило происшествие, приключившееся с нами через пару дней.
  27 декабря мы на «шишарике» роты связи отправились в одно из подразделений стоявших на Терском хребте. Проскочив по незнанию местности нужный нам поворот, мы едва не въехали в Ханкалу, которую только что заняли прорвавшиеся боевики. Благо те издали лупанули из гранатомёта и промахнулись.
  Байки о полной блокаде Грозного, вешавшиеся длинной лапшой на уши российских обывателей, на деле опровергались чуть ли не ежедневно. Во всяком случае на моей памяти по крайней мере два эпизода, когда заблудившиеся в темноте машины федералов прямиком приезжали в город. В первом случае в Грозный заехали два пьяных контрактника, одного из которых убили, а второго удалось вытащить. В другой раз из Грозного чудом вырвались ещё два лихих контрактника, заблудившихся ночью на ГАЗ-66. Вырвались с боем из центра города. Всё это свидетельствует не только о разгильдяйстве солдат, но и о полном отсутствии толковой информации о расположении мятежников.
  Дальше ещё смешней. Не знаю, какие обязанности вменялись заместителю командира полка по воспитательной работе, но таковая у этого милейшего и доброго офицера сводилась лишь к ежедневному прокручиванию по полковому матюгальнику надоевшей из-за однообразия репертуара попсы и патриотических песен. Газеты из которых бойцу можно было бы получить информацию о том, что происходит в мире, и которые доходили до полка не так уж и часто, почему-то макулатурным грузом складировались в палатке замполита. На счастье я догадался прихватить из дома карманный радиоприёмник, который и стал единственным источником вестей из внешнего мира в нашей роте. Московские радиостанции, пользуясь недостоверной информацией, предоставляемой им из главного штаба, поневоле врали без зазрения совести. Мы уже знали, что если сообщают о потерях федеральных войск в 10 человек, то на деле было потеряно 100. В силу каких-то необъяснимых причин ответственные за сношения с прессой чины ровно в десять раз преуменьшали наши потери. Так в бою за консервный и молочный заводы 19 января 2000 г., наш полк потерял 20 человек убитыми, 28 ранеными, а также два танка. Потери соседнего 255-го полка — 8 убитых и 17 раненых. Также потери понесла и воюющая по соседству ментовская дивизия внутренних войск. На следующий день в сводке о боях 19 числа радио и газета «Красная звезда» торжественно сообщили о... 6 убитых и одном подбитом танке по всей Чечне! Поэтому более-менее достоверную информацию мы получали из сводок радио «Свобода».
  Азербайджанское радио вещавшее на русском языке и занимающее полностью пробандитскую позицию, в свою очередь, было склонно к многократному преувеличению потерь русских войск (где-то по 500 человек и 50 танков в день), ежечасно повествуя слушателям о «мужественной борьбе чеченских борцов». Наши дезинформаторы также не скупились на цифры потерь со стороны боевиков. Потери ваххабитов в каждом бою исчислялись умопомрачительными цифрами от 300 до 500 человек. Прямо Бородинское сражение какое-то! По мере же затягивания военных действий данные наших «счетоводов» постепенно уменьшились до ста человек и менее. Если поднять центральную прессу и подсчитать все сообщения о потерях боевиков, то получится, что всё население Чечни было уничтожено несколько раз подряд!
  Не удивительно, что в подобных условиях бурно расцвела солдатская почта. Каких только баек и панических предположений не пришлось выслушать во время моего присутствия в районе боевых действий! Во всяком случае, я до сих пор не знаю, действительно ли Ханкала восемь раз переходила из рук в руки? Действительно ли, что развив внезапное наступление 8 января 2000 г., боевики, вооружённые преимущественно лёгким стрелковым оружием, взяли Ачхой-Мартан, Гудермес, Шали и Аргун? Зато помнятся округлённые глаза штабного солдатика, принесшего эту весть: «Окружили! Чехи окружили!» Помнится и внезапный обстрел по флангам наших позиций на Терском хребте, во время которого подошедший старший прапорщик, напустив на себя важнецкий вид, со знанием дела сообщил: «чехи из миномётов ***рят!» Хотя дураку было ясно, что стреляют из орудий. И не чехи, а выехавший на учения танковый батальон, по дурости командира завязавший двухчасовой бой с нашими же мотострелками.
  О том как наши бьют наших может рассказать любой окопник любой войны. Но это тема уже для другой статьи.


Рецензии
Кто-то из великих китаёз сказал: если военачальник начал врать - битва проиграна. Что и подтвердила чеченская война. Дань Чечне платится до сих пор.

Помотало же вас! С уважением за правдивую позицию!

Слава Кащенко   31.10.2020 01:23     Заявить о нарушении
спасибо на добром слове

Андрей Печёнкин   31.10.2020 16:36   Заявить о нарушении