Гл. 14 Погоня

          Не спеши искать врагов. Наберись терпения, и они найдут тебя сами.
                Инструкция "Как заводить врагов" Приписывается Д.Карнеги.

-- Ладно, излагай свою версию, Колян отвернулся от заднего стекла и вопрошающе посмотрел на Гульфика. – Ты у нас думающая часть команды. Тебе и карты в руки.
-- Лучше крапленые..
-- Ты другими никогда и не играл. Так в чем фишка?

            Гульфик не отрываясь смотрел на дорогу, потом протянул руку к бардачку и достал сигареты:
-- Случай, когда человеческое начало превалирует в вампире не редки. Пример, случай с Кастратом. В России явление приобретает обвальный характер: люди стали жестче, упрямее, наглее.  Человечек думает, что получил массу возможностей для удовлетворения желаний, и вампир растерялся до изумления: бедолаге от силы сто граммов крови в день да убежище на час страха, и счастлив, а человек ненасытен -- конфликт. Вампир получил в нагрузку массу потребностей, а потребности – это обуза. Любого Диогена спроси.
-- Не умничай. Давай к делу.

-- Тело, благодаря бессмертию, думает, что получило массу возможностей для удовлетворения честолюбивых планов. Своеобразное раздвоение личности, в котором все чаще выигрывает человек, жадный до ненасытности, злой до самозабвения. И в такие жернова мы своими руками сунули нашего брата Мнимозину, который может противопоставить Лесничему, только свойственную вампирам хитрость да кое-какой жизненный опыт.

-- Четыреста лет…
-- Некоторые и в семьсот остаются влюбленными мальчишками….
-- И девчонками, -- радостно засветилась на заднем сиденье Джульетта. – Коляна ни на кого не променяю.
-- Сейчас зальюсь смехом, заржу до икоты,до судорог. Одна вот также клялась. Я верил, а она зажгла, опалила и прошла мимо и теперь даже не вспоминает. А я добрый, доверчивый и все еще влюбленный, обратился в старого ворчуна и циника, и не верю ни в женщин, ни в счастье.

-- Назови ее имя, -- Джульетта воинственно надула губы и приподнялась на сиденье. -- Я не оставлю в ней крови.
-- В зеркало глянь, хотя... что ты там увидишь? Вот такая пустота и в моей душе.
-- Ты все еще влюблен в меня? -- поразилась Джульетта.

-- Эй, хватит трепаться, -- подал голос Колян. -- Разбудите во мне полузабытую ревность, и тогда всем не поздоровится. Лучше развей мои сомнения, старый ворчун и циник. Краем уха я услышал слова "особая миссия" и пытаюсь разобраться, правдивы ли эти сплетни по отношению к тебе?

-- Правдивы? -- руки Гульфика сжались на руле. Он тянул время, подыскивая ответ. -- Нет, не правдивы. К словам "правда" и "ложь" прикладываются понятия объективность-субъективность, следовательно, то и другое в чистом виде не встречается. Вот "совесть" -- она или есть, или нет. Она и определяет, когда "резать правду матку", а когда обойтись терапией.

-- Брат, -- Колян пощелкал пальцами перед лицом Гульфика, -- ты с кем сейчас разговариваешь?
-- Я виновата, -- рассмеялась Джульетта. -- Не покормила гостя, вот и несет всякую чушь.
-- За нами хвост, -- буднично и без связи ответил Гульфик и резко крутанул баранку, сворачивая в переулок. Преследователь повернул следом. – Есть соображения?

-- Угадай с одного раза…
-- Лесничий?
-- Он. Дай мне руль, покажу ему одно заветное местечко, а потом договорю с тобой о правде, совести и особых полномочиях.

            Устроившись за рулем, Колян решительно направил машину к окраине. По крыше сыпануло, будто горохом. Гульфик быстро обернулся, пригнул голову Джульетты к сиденью и нагнулся сам.
-- Колян, уворачивайся, черт!
 Колян засмеялся и резко бросил машину к обочине. Мимо кабины простелила трассу реактивная граната

-- Чертова Россия, -- заорал Гульфик. – Откуда столько оружия в невоюющей стране?
-- Россия всегда воюет, -- радостно оскалился в ответ Колян. Чувствовалось, он наслаждается гонкой, перебрасыванием автомобиля от обочины к обочине, с полосы на полосу. – Когда нет внешних врагов,  Россия воюет с собственным народом. Просто, чтоб не терять форму.

             Колян вывернул руль вправо,  перекинул влево и утопил педаль газа в пол. Мотор взревел, и, вытащив автомобиль из заноса, помчал его полевой дорогой, перпендикулярно прежнему направлению. Широкий шлейф пыли взметнулся в неподвижном воздухе и скрыл на некоторое время беглецов. Преследователь сбросил скорость,  а Колян мчался, петляя вместе с краем обрыва, под которым   извивалась речка Вонючка, единственная достопримечательность Непряхинска.

             За очередным изгибом Колян погасил фары и, развернувшись навстречу преследователю, остановил машину. Погоня стремительно приближалась, опытный водитель не снижал скорость. Приблизился к изгибу. Колян щелкнул тумблером. Два снопа яркого голубоватого света от галогеновых фар,  ударили в глаза, ослепили  преследователя. Он еще пытался сопротивляться, рассмотреть дорогу и вырулить, но правые колеса уже провалились в обрыв. Автомобиль докувыркался почти до середины речушки и медленно погрузился крышей вниз. Погас свет под водой.

-- Ну вот и все, -- Колян переключил фары на ближний свет и открыл дверцу. – Думаю, парню следует немного остыть.
-- Он погибнет? – голос Джульетты дрожал от возбуждения.
-- Выберется, даже без царапин. Подождет, пока уедем. Садись. Дадим Мнимозине шанс.

              Колян газанул с места, и помчал к городу. Приближался «час страха» и нужно было срочно где-то укрыться. Автомобиль летел к городу,  Гульфик нарушил молчание вопросом:
-- Какая машина у Лесничего?
-- Серебристый мерс…  Ах, мать твою!  -- Колян  резко затормозил.
-- Езжай, все равно не успеем, -- Гульфик растерянно оглядывался. – Лопухнулись.
-- Объясняй! – потребовала Джульетта.
-- Зеленый Ниссан – не серебристый Мерс, а внутри, соответственно, не Лесничий.

            Поверхность колыхнулась, под водой распахнулась дверца водителя, и плавно поднялась из глубины фигура в черном. Повернулась лицом в сторону берега и, не шевельнув ни рукой, ни ногой, быстро двинулась вперед, всплыла по обрыву и остановилась у края.
-- Подонки! Вашу мать! -- скрежетнул сухой голос. -- Если бы спички изобрели на пятьсот лет раньше, мне бы не пришлось возиться с кремнем и кресалом. Сеновал бы разгорелся быстрее, а у меня было бы одной проблемой меньше.

           Он протянул руку к реке, напряг пальцы, и автомобиль всплыл, перевернулся вниз колесами и, покачиваясь, как поплавок, добрался до берега, вскарабкался по отвесному склону и остановился у ног хозяина. Вампир запрыгнул в машину, захлопнул, заблокировал двери и впал в оцепенение.      

           Гульфик опустил стекло на дверце. В салон ворвался прохладный ночной воздух.
-- Предутренний туман поднимается. Ныряй в первый попавшийся переулок.
 Колян свернул в улочку, припарковал внедорожник перед палисадником, заглушил мотор.
-- Блокируйте двери!
-- Задняя запирается только снаружи.
-- Не успеем.

           Вампиры погрузились в оцепенение. "Час страха" в туманных предрассветных сумерках, когда тысячи вампиров лежат в гробах, темных комнатах, на чердаках и в прочих захоронках. Они не спят, но не могут пошевелиться, говорить, смотреть. Лежат и бояться услышать шаги смерти с осиновым колом в руках.   Черный внедорожник сам выполнил программу мимикрии. Уменьшился в размерах и поменял цвет на светло-серый.
 
         Обычная картинка для маленького городка. Домик на окраине, и приткнувшийся к палисадничку Запорожец.


Рецензии