Жили-были пираты. Плохие приметы

Каждый моряк верит в приметы. Жалко, что у моряков нет хороших примет. Только плохие. Например, встретить «Летучего голландца». Или когда крысы бегут с корабля. Это значит, что скоро корабль утонет. И как только моряки увидят, что крысы прыгают за борт, они сразу бегут переодеваться. Потому что моряк должен встретить свою смерть во всем чистом и нарядном. Это тоже примета. И вот они открывают свои сундучки, вытаскивают чистые вещи, начинают их гладить и примерять. Некоторые бегут стричься. За утюг вообще драка. А что у зеркала творится! И вот, пока они стоят в очереди к парикмахеру, или за утюгом, или в зеркало посмотреться, корабль идет на дно.
Пираты верят в приметы еще сильнее. Потому что их жизнь полна опасностей и неосторожного обращения с порохом. Ром и порох хранятся в одинаковых бочонках, и пираты их часто путают.
Одноглазый Джо, Хромой Дик и Бешеный Джим, конечно, тоже верили в приметы. Но им было труднее верить, чем остальным пиратам. Потому что у них на корабле не было крысы. А корабль без крысы – все равно что яблоко без червяка.
А крысы почему-то никак не заводились. И тогда Бешеный Джим попросил своего папу, который был профессором зоологии, принести ему лабораторную крысу. Папа обрадовался. Он подумал: «Может быть, благодаря крысе мой сын перестанет быть пиратом и пойдет по моим зоологическим следам».
Крыса была очень умной, потому что жила в лаборатории и общалась с учеными. И она не сразу согласилась жить на пиратском корабле. Она хотела сначала узнать, на какой она будет должности. Джо хотел сказать: «На крысиной!» - но Джим его толкнул и сказал, что крыса будет контролером по качеству рома и солонины. И она согласилась.
Теперь, с крысой на борту, корабль был полностью готов к далекому и опасному путешествию за золотом и слоновой костью к берегам Швейцарии. Правда, насчет слоновой кости были сомнения. Но насчет золота и берегов сомнений не было.
Отплытие было назначено на пятое число пятого месяца мая в пятницу после пятого урока. И это была хорошая примета. Жаль только, что членов экипажа вместе с крысой было четверо, а не пять. И когда пираты уже собрались поднять якорь, неожиданно появился пятый член экипажа.
Это была их учительница. Она сказала, что решила вести кружок «Юный пират». А для этого ей нужно совершить пару кругосветных путешествий и сходить на абордаж, только быстро, а то времени ну совсем нет, еще тетрадки проверять и журнал заполнять.
Пираты переглянулись. Любой моряк знает, что нет приметы хуже, когда крысы бегут с корабля. А когда женщины бегут на корабль – это вообще. Но пираты были воспитанные и знали, что с больными и учителями надо соглашаться во всем.
Они сказали «да» и стали печально поднимать якорь. Учительница увидела якорь и пришла в ужас. Он был весь в тине и  ракушках. Нельзя, сказала она, идти в кругосветное плавание с таким якорем. И стала его чистить. Потом она прогнала пиратов в трюм и принялась мыть палубу. Когда пираты снова поднялись наверх, палуба была такой мокрой и блестящей, будто их корабль накрыло цунами. И не один раз, а несколько.
Потом она заставила пиратов снять паруса и флаг, чтобы постирать, а сама пошла на камбуз. Так называется кухня на корабле. Ничего хорошего от похода на камбуз пираты не ожидали.
И они не ошиблись. Вскоре они услышали нечеловеческий визг. Он был нечеловеческий, потому что визжала учительница. Хорошо, что он быстро прекратился. Когда пираты прибежали на камбуз, они увидели два неподвижных тела: учительницы и крысы. Первым стало подвижным тело учительницы. Оно село и сказало человеческим голосом:
- Или я – или она!
Потом зашевелилась крыса. Она села и сказала точь-в-точь те же самые слова, но с обратным смыслом:
- Или я – или она!
Видимо, это должны были решить пираты. Они посовещались и решили:
- Она!
Крыса приняла слово «она» на свой счет. Учительница тоже. В общем, обе остались на корабле.
Учительница пошла стирать паруса, а крыса выпила валерьянки и забылась тревожным сном.
Тут пираты вспомнили, что перед отплытием надо пообедать. Они достали настоящую пиратскую еду: тушенку, сгущенку, ром с вареньем – и приготовились пировать. Крыса, почуяв тушенку, очнулась от тревожного сна. Но тут вошла учительница, увидела накрытый стол и сказала, что есть такую гадость – это ужас-ужас-ужас. И стала варить полезную пищу – овсяную кашу, потому что овсяная каша – это вкусно-вкусно-вкусно.
Овсяная каша переполнила чашу терпения крысы. С изменившимся лицом она выбежала на палубу и прыгнула за борт. Как раз в это время мимо проходил пиратский фрегат. Увидев плывущую крысу, пираты подумали, что она бежала с их корабля, и бросились умываться, чистить зубы, бриться и менять нормальную одежду на чистую. Так лабораторная крыса внесла свой вклад в развитие санитарно-гигиенической культуры среди отдельно взятых пиратов.
В это время учительница развесила на мачтах постиранные паруса и флаг. Паруса оказались белыми, а флаг она вообще поменяла, потому что пиратский флаг – это ужас-ужас-ужас. Учительница повесила новый  – розовый с оборочками, потому что это прелесть-прелесть-прелесть.
Можно было отплывать. Но в это время учительнице позвонил ее муж Владимир Иванович. Оказывается, у учительницы недавно неожиданно родился ребенок, и Владимир Иванович собрался с ним гулять, но не мог найти колготки. Учительница говорила с Владимиром Ивановичем очень громко, и пираты с проплывавших мимо судов с удивлением узнали, на какой полочке лежат колготки, на какой трусики и какие носочки надо надевать в такую погоду.
А потом учительница обратилась к пиратам:
- Вот видите, какие вы неорганизованные! Целый день потеряли зря! Но ничего. Завтра я за вас возьмусь как следует. А сейчас – тихий час! Буду проверять!
И она пошла домой проверять тетрадки и заполнять журнал.
И как только она скрылась из виду, пираты подняли якорь и тихо-тихо, на цыпочках отправились в Швейцарию на поиски приключений и сокровищ.
- Да, - сказал Одноглазый Джо, - все-таки женщина на корабле – плохая примета.
А Бешеный Джим сказал:
- А учительница на пиратском корабле – это самая плохая примета из всех плохих примет.
Но Хромой Дик с ними не согласился.
- Нет, - сказал он, - это не плохая примета. Это катастрофа.


Рецензии