Милосердие против зла. Глава 1

Возчик дёрнул за узел, верёвка упала с ног Анны, толкнул в бок и прошипел: «Беги!»
Тело занемело, Анна неуклюже сползла с телеги.
Дорога сворачивала вправо, а слева был сараюшка. Анна присела и быстро побежала к нему. Живот болезненно пульсировал. Анна примостилась за сараем, пыталась отдышаться, но её скрючило от боли в пояснице.
- Эй, Бабай, девка где? - крикнул возчик с первой телеги.
- А, что? Вот сука! Только что здесь была!
Возчик, что прогнал Анну, спрыгнул с телеги и сделал вид, что ищет её. Анна от страха зажмурилась. Кто-то, громко топая, пробежал рядом и громко хекнул.
- Всё, нету девки. И ведь не спрячешь… Как провезти мёртвую? Придётся бросить, - громко сказал тот же голос, и тихо Анне: «Замри!»
- Балбес, - ругались с первой телеги. – Товар потерял!
Кто-то громко ругался уже вдали, колёса телег всё тише скрипели и стукались о камешки на дороге.
.....
 Утром надо было договариваться о дровах для их нового жилья, а Гринька был на заводе. Пришлось Анне самой говорить с чернявым круглолицым местным парнем, который обещал скоро привезти дрова. Парень ухмылялся и почёсывал низ живота. Подошли ещё двое, зажали Анне рот и бросили её в телегу. Один глумливо произнёс:
- Не волнуйся, завтра дрова твоему мужику привезём, не замёрзнет!
Тот, кто разговаривал с Анной, удивился:
- Вы что, она же брюхатая!
- Ха, молодой поросёнок – тоже хорошо, - заржали двое других.
Потом был кляп во рту, мешки сверху, пыльные и чёрные от угольной пыли, слёзы и страх. Два раза где-то в степи возчик разрешил Анне сходить «в кустики». А когда стемнело…
Теперь Анна прислушивалась к себе и пыталась сдержать боль. Кричать нельзя! По ногам потекло. Анна потрогала и разглядела на руке: светлая жидкость. Значит, не кровь, воды.
Со стороны степи метнулся комок шерсти и ткнулся в ногу Анны влажным носом.
- Собачка, тшшш! Тихо!
Та, как будто поняла, повиляла хвостом и убежала куда-то.
Люди! С собакой шли люди. Анна напряглась, но боль не давала и шевельнуться. Чьи-то руки подняли её, пахло мокрой овчиной и дымом.
У пастухов Анна сбросила раньше времени дитя, мальчика, как сказал старик, который помогал Анне.
- Хорошо, вовремя Абай позвал, а то и сама бы померла.
Старик говорил по-русски плохо, но добрый голос и неторопливая речь успокаивали. С рассветом пастухи привели из посёлка Гриньку. Анна плакала, а Гринька успокаивал:
-Аннушка. Сама жива, не бойся, любимая, ещё всё наладится…
Пастухи посоветовали уезжать из посёлка. Старик качал головой и говорил:
- Плохие люди. Банда.
В посёлке Анна попала к пожилой акушерке. Та признала, что пастухи спасли Анну.
А Гришка узнал в конторе про набор в далёкие края, снова на поезде ехать. Там, в Хуштокухе, тоже будут разводить шелкопряда и строить завод. Гришку туда взяли легко, группа рабочих и начальников успела присмотреться к парню. Подходит!
Анна обрадовалась переезду. Оставаться в Бошчое было страшно. В посёлке поговаривали, что банду поймали, но кто-то ушёл, в городе спрятался.
Лихое время! Анну опрашивала охрана завода, потом две машины ездили по степи и городку. Нашли место, где людей, страшно сказать, забивали, как скот.


Дорога в Хуштокух была похожей и не похожей на прежние. Степи и холмы уходили, под стучание поезда вплывали далёкие высокие горы, реки и речушки в долинах… Анна в поезде вспоминала, сколько их уже было у молодой семьи – путей-дорог! Из Елани в Саратов, из Саратова в Азию по набору на стройки и новые фабрики. Какой такой-набор? Через людей узнавали, где можно устроиться хоть как-то.
Люди добрые и на ночлег пустят, и от беды оберегут. Не всё потеряно, если люди рядом. Анна и шила, и вязала с малолетства, и в доме всё умела спроворить, и с людьми по-доброму. Вот и помогали. И Гринька – умелец, каких поискать. Родился на Пасху, с Божьей помощью у него всё ладилось. И сапоги сошьёт, и на стройке…
Когда жили в Елани, Анна много пела. Вся семья Гришкина пела: мать, два его брата, сестра его Грунька и ещё одна невестка - Олька. Потом стало не до песен. Раскулачивание. Непонятно и страшно. Мать Гришкина говорила:
- Какие мы кулаки? Муж мой герой войны, при царе я на четырёх, мал мала меньше, денежку получала. Вот и есть с того две коровы, телок, гуси и пашня с лошадью. А сыны работать приучены, невестки – хозяюшки, я не бездельница.
Но – три коровы!
5 марта три года назад, когда семья вечеряла в старом доме, в Елани ещё, в окно тихо постучался вестник от дядьки из Саратова. Дядька в ЧК раньше работал, сейчас в Совете. Вестник – брат двоюродный, сказал:
- Завтра в планах ваша Елань. Все Нефёдовы и Семёновы в списках на отправку в Сибирь.
Быстро потихоньку позвали отца Анны. Старшие решили отправить молодёжь подальше, как бы на заработки. Тарас Семёнов, отец Анны – не поверил. У них и тех трёх коров не было! Луга, пашня – да. Но сам же пашет!
Гринька с Василием решили, что коров сейчас же забьют, мясо продадут в городе, а деньги пойдут на обустройство где-нибудь. Так и получилось. Первыми отправили Анну с Григорием. Анна плакала, так жалко было коров-кормилиц. Она да Олька за коровами ухаживали, обихаживали. А тут, в Бошчое – людей! Страшно!
Постепенно война и революция забывались, жизнь в стране налаживалась. Строились заводы, работала милиция. Может, на новом месте, в Хуштокухе, жизнь их маленькой семьи будет лучше?


Новый дом для рабочих был в один этаж, много входов с одной стороны, окна на другую. Стены не толстые, но это Азия, здесь тепло. У Анны с Григорием это было лучшее жильё за все годы их семейной жизни. Огромная комната, кухонька. На потолках большие фанерки, скреплены рейками. Гришка пристроил сенцы, всё обустроил дома, принялся за огород. Вода есть, земля есть. Пошёл к соседям:
- Давайте посадим яблони, виноград… Я спрашивал, саженцы дают на заводе.
- Ты что? Камни же!
- На работе трудно, устаю…
- И без этого денег нормально платят!
Кто что говорил, а Гришка работал: убирал камни, готовил землю, копал арыки… Потом поставил заборчики вокруг всего строения, посадил виноград, деревья, прикормил собаку, кошку, поставил сараюшку для кур…
Как без воды и зелени летом? А вокруг их дома – красота! И соседи вспомнили, что земля под окнами их, а Гришке – под его окнами положено только! Гришка обрадовался:
- Вот теперь можно и с соседями рядом отдохнуть летним вечером! И за участками присмотрят!



А сейчас Анна идёт в Храм. Где ещё просить помощи и заступничества, когда от людей бывает всякое? Какое счастье: в Хуштокухе есть Храм.
Большие деревянные ворота Храма оказались закрыты. Старушка сидела рядом на лавочке и всем желающим послушать объясняла:
- Поп снова вороватый попался. Деньги норовил взять за службы…
Анна не выдержала:
- А как же? А жить ему и его семье на что? Это же его работа!
- Не положено! Вор он!
Анна попятилась в сторону от старушки и потихоньку пошла от Храма. Перекрестилась незаметно и загрустила. Рядом шла тётка в светлом платке и тёплой одежде.
- Возле Храма труднее всего, там нечисть первым делом вредит, - прошептала Анна.
Женщина, похоже, услышала и отозвалась:
- Знаешь, это уже четвёртый, которого прогоняют. И бьют, и в тюрьму забирают, и церковь сколько раз ограбили уже! А я жена второго батюшки. Уже пять лет жду, когда его домой вернут. Хоть жив, знаю. Да не с семьёй. И ты надейся. Трудно, да люди помогут.
Анна вздрогнула:
- Да, люди помогут!
Тётка продолжила:
- В этой церкви бабки командуют, мзду берут. Иконы продают, свечи, объясняют всё.
- А как же к ним идти? Кто же деток покрестит? – спросила Анна.
Сына уже не вернуть, у Анны потекли слёзы. Бог милостив, может, ещё детки будут.
Вот Анна и возле дома. Присела на топчан и посмотрела на Гринькину работу. Всё будет хорошо.


Рецензии
Довольно интересно написанное произведениено но есть и плюсы и минусы
-
Почитайте
М.Зощенко
И.Бабеля
А Куприна

Тауберт Альбертович Ортабаев   28.10.2020 00:39     Заявить о нарушении
Да, развиваться надо.

Марина Александрова Вартовская   16.02.2021 15:13   Заявить о нарушении
Это касается каждого

Тауберт Альбертович Ортабаев   16.02.2021 15:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.