Потеряшка Беркович

       
    В тот обычный сентябрьский день я стояла на автобусной остановке и ждала двести тридцатый автобус, собираясь доехать на нём до станции метро Щёлковская. Оттуда мне нужно было успеть на собеседование по новой работе аж в другой конец Москвы – в Ясенево. 
На всякий случай ещё раз уточнила у стоявшей рядом женщины  – верно ли я выбрала маршрут. Как выяснилось – неверно и  до метро мне придётся проехать  или пройти ещё пару-тройку остановок. Слегка раздосадованная услышанным, я поблагодарила словоохотливую собеседницу и отошла в сторону, воткнув в уши наушники мобильного телефона. И под оживлённую беседу двух ведущих известной московской радиостанции  стала рассматривать красные кирпичные стены строившегося рядом с остановкой  храма.

   Спустя несколько минут боковым зрением заметила приближавшуюся ко мне мужскую фигуру в светлой ветровке. Фигура остановилась прямо передо мной и явно что-то сказала. Вздохнув, я вытащила наушник из правого уха и вопросительно посмотрела на незнакомца: – Что?
 – Подскажите, пожалуйста, могу я отсюда добраться до метро Щёлковская? – с чуть заискивающей интонацией  спросил мужчина, глядя на меня светлым  наивно-детским взглядом. Тут я обратила внимание на исписанный листок бумаги и остро отточенный карандаш, которые он держал прямо перед собой. Успела разглядеть лишь какие-то цифры, названия улиц…
 – Сможете, но только до выезда на шоссе. После этого автобус уедет влево, а на метро придётся пару  остановок ехать вправо, – махнула я рукой в правую сторону. – Сама только что узнала об этом.
 – Мне нужно до метро Щёлковская, – повторил он. – Смогу я доехать отсюда? – и заглянув в свой листок,  вновь  поднял на меня свой безмятежно-детский взгляд.

    « О-па, а не наш ли это клиент?» – прозвучал у меня в голове первый звоночек.
Здесь нужно пояснить, что я – врач и за свою жизнь столько всякого навидалась, что людей с чересчур тонкой душевной организацией научилась различать в первые пять минут. Ещё раз окинула взглядом своего нечаянного визави: за пятьдесят, чист, опрятен, нормально стрижен, темный ремешок поперёк груди от небольшой мужской сумки. Только взгляд: неуверенный, по-детски доверчивый. Как у бездомного щенка…

   Из-за угла показался зелёный автобус. Решение пришло само.
 – Пойдёмте со мной,  мне тоже нужно на Щёлковскую, – с лёгкой досадой махнула ему рукой. – Помогу доехать.
Мужчина, молча, послушно последовал за мной в салон автобуса.
 – А что вы делали на той остановке? Откуда шли? – наводящими вопросами я попыталась прояснить для себя состояние душевного здоровья незнакомца.
 – Я был на консультации у онколога в 75-й больнице. Я там наблюдаюсь, – с готовностью  ответил тот.
« Фу-у, слава Богу!» – мысленно выдохнула я. У онкологических больных в силу заболевания и применяемых медикаментов  могут отмечаться различные виды энцефалопатий. Иначе говоря, могут быть проблемы с головой. Теперь осталось только довезти незнакомца до станции метро, там он уже сам сориентируется.

 – Вы там живёте ? Имею ввиду – в районе метро Щёлковская? – осторожно поинтересовалась  я  на всякий случай.
 – Нет, – мужчина отрицательно покачал головой. – Я живу в посёлке (он назвал посёлок, но  название его я не запомнила).
В этот момент автобус завернул, и нам нужно было выходить. Незнакомец  всё  так же послушно следовал за мной. Мы перешли широкий подземный переход, поднялись по ступенькам наверх – мужчина, стараясь не отставать, быстро перебирал  ногами.  Троллейбус не заставил себя ждать и мы, пройдя в салон, встали у большого окна посередине.
 – А паспорт у вас есть с собой? – неожиданно наобум спросила я.
 – Да, есть,  – кивнул мужчина и тут же начал рыться в своей небольшой чёрной сумочке. Желая ему помочь, безо всякой задней мысли я протянула свою руку к его сумке, но тут, к моему изумлению, незнакомец довольно живо увернулся от моей руки и торопливо сам достал паспорт.
« Ого! Вот тебе и доверчивый!», – с удивлением посмотрела на него я: – « Не совсем дурак! Уже хорошо». 
Мужчина аккуратно достал из паспорта сложенные пополам несколько новеньких на вид тысячных и пятитысячных купюр и запихнул их поглубже в сумку. Спокойно протянул мне паспорт. Страницы чистенькие, почти тоже новенькие. Стала листать  –  Беркович Евгений Вениаминович. Опять с удивлением подняла взгляд на попутчика и не увидела на его лице никаких семитских черт.  «Бывает», – мысленно пожала плечами и стала листать дальше.
 – Так вот же у вас прописка на Байкальской! Это же Гольяново! – воскликнула я.
 – Да, я там прописан. А живу в посёлке, – невозмутимо пояснил мне Беркович.
 – А родственники у вас есть? – с надеждой спросила я, понимая, что начала путаться в этой странной истории и мысленно возмутилась: – « Как же таких одних отпускают по городу?!  Потеряется же  в два счёта».
 – Нет. У меня нет никаких родственников, – как-то безразлично ответил мужчина, чем ещё больше озадачил  меня.
 
   Больше вопросов я не стала задавать, так как начала понимать, что чем больше я старалась прояснить ситуацию – тем больше появлялось этих самых вопросов. А мне это в тот момент  совсем было не ко времени –  нужно было успеть на собеседование.                « Ближайший отделение  полиции – вот, что нужно мне сейчас», – неожиданно осенило меня:  – « А что прикажете делать? Бросить одного – не могу. Забрать к себе – ясен пень – тоже не могу. Только полиция! Пусть  разбирается – что там к чему». Я начала судорожно соображать, где на Щелчке можно найти отделение полиции. Но район знала не очень хорошо, и ничего на ум мне ничего  не пришло...

 – Вот метро Щёлковская. Идёмте, я вас до касс доведу, и вы при мне купите билет до своего посёлка,  – скомандовала я и направилась в сторону вереницы автобусов, стоявших под недавно достроенной бетонной эстакадой, уродливо нависшей над Щелковским шоссе. Мысль посадить незнакомца  на автобусный рейс  до нужного ему посёлка возникла спонтанно – доедет до нужного места и там всё вспомнит – решила я. Молчаливый Беркович послушно следовал за мной.
 – Вы ведь на этом вокзале выходили, когда прибыли на автобусе из своего поселка?– полуутвердительно поинтересовалась я, окидывая взглядом территорию под эстакадой в поисках билетных касс. По закону бутерброда последние оказались в самом конце эстакады, и я с досадой посмотрела  на часы – успеть на собеседование в тот момент для меня было  жизненно важной необходимостью.
 – Я не помню, – безмятежно огорошил  меня в очередной раз Беркович.
 «В полицию, в полицию!»  – увереннее зазвучало у меня в голове:  – « Но где же её здесь искать?! И времени уже совсем нет!». Недовольно посмотрела на Берковича:
 – Вот касса. Стойте здесь в очереди, а я схожу к табло и гляну время отхода вашего автобуса,  – указала ему рукой на очередь из трёх человек отиравшихся возле обшарпанной синей будки с надписью «Касса». Беркович послушно встал в очередь.
Я направилась к табло и в длинном списке пунктов назначений стала искать название посёлка, куда направлялся Беркович. Пробежав взглядом табло несколько раз,  я поняла, что такого названия здесь нет. Кинулась к кассе со словами: « Я только спросить»  и выяснила у кассирши, что про такой посёлок она тоже слышит впервые.  Не понимая, что делать дальше, я растерянно огляделась по сторонам, стараясь не встречаться глазами с наивным, доверчивым взглядом  Берковича.
И…о, чудо! Прямо под одним из креплений эстакады я заметила широкую фигуру в форменной одежде, восседавшую на крепкой табуретке.
 – Ждите меня здесь, – уже привычно бросила своему попутчику и быстрым шагом направилась  в сторону фигуры в форме.
 – Вот вы-то мне и нужны! – заявила я слегка опешившему от моего напора крепкому, темноволосому мужчине славянской внешности лет тридцати – тридцати пяти. – Вы же имеете отношение к полиции?
 – Не совсем. Мы – охранное предприятие. Автобусы вон досматриваем и выпускаем,  – недоумевая, нахмурился тот.
 – А где здесь поблизости полицейский пункт?
– Да тут недалеко. Сами когда надо вызываем оттуда. А в чём собственно дело?
 – О, отлично! Мне нужна ваша помощь. Дело в том, что мне сейчас случайно встретился мужчина, и он ничего не помнит. Не помнит, где садился, как добрался до Москвы. Говорит, что приехал из посёлка, а у самого прописка в Гольяново. Очень доверчивый и паспорт при нём. Короче – «потеряшка». Видели, наверное, сейчас по телевизору часто таких показывают в передаче « Жди  меня»
 – Ну, видел, – согласно кивнул  головой мужчина в форме и, поднявшись с табуретки, окинул  взглядом территорию. – А где он?
 – Вон, у кассы стоит, – я указала на фигуру в светлой ветровке около  синей будки. Беркович стоял спокойно, глядя в нашу сторону. Опять помахала  ему рукой: « Идите сюда, Евгений Вениаминович!».  Беркович с готовностью  поспешил  в нашу сторону.
 – Вот, Евгений Вениаминович, товарищ, который поможет вам добраться до дома. А  мне уже бежать нужно по делам, – я указала Берковичу на мужчину из охранной конторы. Последний пристально посмотрел на «потеряшку»:
 – Как, ты сказал, называется твой посёлок?
Беркович произнёс название посёлка. Мужчина в форме  пожал  плечами: – Не слышал о таком, – и вздохнул: – Ладно, мужик, сядь пока здесь. Сейчас я автобус выпущу, потом позвоню в полицию.
Я с надеждой посмотрела на мужчину в форме:
 – Ну, так вы уж сделайте, пожалуйста, всё как надо. А то потом опять в «Жди меня» будут его разыскивать. А мне и, правда, нужно бежать на собеседование. Уже опаздываю.
 – Сделаем, сделаем, не волнуйтесь, – как-то грустно отозвался  мужчина в форме и вновь кинул  взгляд на Берковича:  – Сиди, мужик, тут и  не уходи никуда. Я сейчас вернусь и всё сделаем, – и он ушёл в сторону шлагбаума, перед которым уже стоял  большой рейсовый автобус.
 – Всё, Евгений Вениаминович, я побежала. Никуда не уходите, вам сейчас помогут,  – мне почему-то неловко было смотреть в светлые доверчивые глаза Берковича, но и большего для него я уже сделать не могла.
 – Спасибо вам большое! – довольно  улыбнулся  мой нечаянный попутчик,  усаживаясь на табуретку и  не сводя с меня наивно-детского взгляда.
Я заторопилась в сторону метро и пару раз обернувшись, видела смирно сидевшего на табуретке  Берковича, провожавшего меня взглядом …

    Прошло несколько месяцев, а у меня до сих пор из головы не выходит этот случай и перед глазами стоит наивно-детский, доверчивый взгляд  «потеряшки» Берковича.
Искренне надеюсь, что у него всё сложилось хорошо.
26.11.17


Рецензии
Надеюсь, Ваше участие ему помогло.
Таких людей Бог бережёт. Как и пьяных. Чаще отводит опасности.
И они умудряются попасть домой, даже не очень ориентируясь - где он.
Конечно, могут долго блуждать. Не всем есть дело до них, незнакомых.
Тем более - неадекватности сразу и не видно.
С уважением,

Кандидыч   11.07.2019 17:18     Заявить о нарушении