Эссе 14-1 Наука и Жизнь На юбилей Н. И. Вавилова

Наука и Жизнь. На юбилей Н.И. Вавилова

Эссе 14-1

Откуда же были корни дикой жестокости социалистов-коммунистов с 1917 года? Подводя итоги предыдущей части надо отметить, что сначала идейные коммунисты, как выродки интернационалисты, развязали в России XIX века  тотальный террор против русских государственных деятелей и служащих, убивая их по нескольку сотен иной год и сопровождая это оголтелой антирусской и антиимперской пропагандой. А сегодня потомки этих революционеров разрушителей, фактически развалив Россию, нагло врут Нам с Вами о том, что они  большевики спасли единство России в 1917 году.

Далее их дети и внуки развязали революции 1905-1917 годов, и внуки и правнуки тех же разрушителей сегодня в рядах, и «социалистов-коммунистов», и «демократов», и по прежнему сохраняется тот же геноцид Русского Народа, не имеющего в России ни органов своей государственности, ни органов русской власти, ни органов защиты, ни упоминания о себе в Основном Законе Государства. И такая обстановка была создана с самого 1917 года.

Все Элиты, всех сословий и социальных групп по видам деятельности, были после 1917 года «красным террором» зверски истреблены. И когда, при Сталине, пришла пора наводить порядок в разоренной стране, и начинать мобилизовать ее ресурсы хозяйства и обороны страны, ввиду неминуемой военной угрозы, то выяснилось, что делать это некем, нет специалистов. Вот и направили на учебу поголовно серую рабочую молодежь, больше было некого. То есть в науку пришли потоком те же мобилизанты, а не люди к этому тянущиеся изначально от природы и способные. И толку от этой публики было мало, а политические амбиции заставляли их при первой же неудаче искать не ее истинные причины, а находить врагов среди старых спецов традиционалистов. Это и была судьба Вавилова и многих других ученых царского времени.

Это поветрие всеобщего заблуждения "социалистических" материалистов, и их примитивная дикарская вера в торжество науки, охватившая "научный" мир со времени "эйштенизма", наглядно проявилась в "научных" институтах "страны социализма". Обычная селекция практиков-хозяйственников, как и другие виды хозяйственной деятельности, перекочевала в теоретическую "сферу институтской науки" и начала плодить "советских гениев" один из которых "академик александров" и доигрался в своем научном ослеплении до жуткой чернобыльской катастрофы, своими безумными тезисами о полной безвредности и безопасности атомной энергетики. Здесь рядовой агроном Лысенко, политической трескучей демогогией и "вырос" в "крупного гениального советского ученого".

Та часть старых спецов, которая, как и Вавилов, продолжала свою научную и иную деятельность, делали это в рамках Русских Традиций, чем естественно вызывали неприкрытое озлобление новых «советских ученых» и прочих интернационалистов, и дальнейшая судьба их была закономерно печальной. Они шли под нож при первом удобном случае. Этим и объясняется Судьба Вавилова, и этим же объясняется судьба политическо-наукообразных демагогов типа Лысенко, которые демагогически верили в пробивную непререкаемую силу «единственно верного учения марксизма» и шли в прикладной науке напролом (нужна была в первую очередь именно она), обещая бездумно все, что требовалось власти. Они конечно обладали некоторыми организаторскими талантами и десятилетия удерживались своей кипучей деятельностью и своей наукообразной демагогией на гребне научной власти.

Но в этом конкретном случае все было не так однозначно!

Давайте познакомимся с доводами всех доброжелателей и оппонентов и Лысенко и Вавилова: -

«Открытием Лысенко было то, что была выработана технология яровизации - воздействия на зерно холодом и влажностью во время зимы. В результате происходило заметное ускорение рост растений весной. В условиях России, где буквально каждый сельскохозяйственный день на счету, это открытие имело важное значение. Почему же в конечном итоге от нее отказались? А очень просто, по причине «чрезмерной трудоемкости».

У «коммуняк» все просто. Отказались и слава Богу, значит не нужна.

«Его лесополосы, защитившие в СССР миллионы гектар от суховеев, а использование природных врагов вредителей сельскохозяйственных культур вместо ядохимикатов?»

С лесополосами все не так просто. Вот ветровая «экологически безвредная» электроэнергетика вдруг показала, что под ветряками ничего не растет нормально. Так и лесополосы, они нарушают воздухообмен полей и их положительный эффект очень относительное понятие. Зеленые зоны, наверное нужны, но не мешающие естественному воздухообмену, как питомники насекомых. А выводы Лысенко о полезности насекомых это колесо, изобретенное в незапамятные времена, и откровение только для дикарей политизированных «социалистов-коммунистов».

 «На основе работ Лысенко созданы такие сорта сельскохозяйственных культур, как яровая пшеница «Лютенцес-1173», «Одесская-13», ячмень «Одесский-14», хлопчатник «Одесский-1», разработан ряд агротехнических приемов, в том числе яровизация, чеканка хлопчатника. Учеником Лысенко, был Лукьяненко, в активе которого 15 районированных сортов озимой пшеницы, в том числе получившие мировую известность «Безостая-1», «Аврора», «Кавказ».

Здесь дремучее состояние разгромленной либералами революционерами науки, вместе со страной, было ужасающим и разные «ученые от сохи», политические демагоги, заполонили небосклон. Эта тенденция в разных видах дожила до нашего времени. Так краснодарский баянист Пономаренко объявлен выдающимся композитором (все хорошие баянисты всегда в исполнительстве подбирали мелодии и никто не пытался паразитировать на этом в иной жизни), а как же Мы с Вами без «знаменитого пономаренковского»: - «синенький, синий платочек падал на голову с плеч».

Практическая селекция, никакого отношения не имеющая к науке, начиная от селекции Мичурина, все желает получить на условной яблоне, условную грушу. То есть получить новое видовое качество, но тщетно. Посмотрите внимательно, современная селекция дает новые «генетические» сорта, но семенной материал непосредственно с них получить невозможно. Семена каждый раз надо обрабатывать специальной технологией. И Лысенко (и Лукьяненко) обычный практическо-теоретический селекционер, выводивший, с успехом или без оного, «культурные» сорта злаков, и не более того. Не будем же Мы с Вами вслед за счетоводами «социалисто-либералами» считать его «научные заслуги» отмеченные регалиями и наградами. Они никакого отношения к практической науке не имеют.

Это похоже на то, что если надо цветная вода, то добавим каплю чернил, но никогда Мы с Вами не получим природный источник синей воды.


Фактически процессы против генетиков начались с того, что были не выполнены заявленные группой Серебровского-Вавилова планы по выведению новых сортов в пятилетку 1932 – 1937 года.

А у Вавилова возникли проблемы. Деньги потрачены, а отдачи никакой. Ни рубля. Ничего. То есть совсем ничего, кроме наблюдений за мушкой дрозофилой. Это конечно хорошо, но это вовсе не то, на что выделялись деньги!

В 1939 годауСталин спросил: «Ну что, гражданин Вавилов, так и будете заниматься цветочками, лепесточками? А кто будет заниматься повышением урожайности сельскохозяйственных культур?»

Вся вина Н.И. Вавилова заключалась в растрате огромных государственных средств, в том числе валютных.
 
«Собственно, Вавилов был вполне нормальным «академическим ученым», оторванным от своей страны и своего народа. Может быть, «академическому ученому» это простительно, но не на это ему выделялись деньги, и не это он обещал, а создание новых сортов.

Беда Вавилова была в несвоевременности. В каких-нибудь 1970-х годах он бы прекрасно получал премии и звания.

 (конечно же, когда либералы оседлали научный мир мрака «социализма», то деньги, а они их главная цель, наукой там сплошь и рядом там не пахло, можно было получить на разную наукообразную аброкадабру, ведь отчета никто не требовал, объяснять траты своим «научно-распределяющим средства» подельникам можно было, как угодно В.М.)

 Но Вавилов демонстративно игнорировал этот факт (находясь в плену своей идеи фикс В.М.), за что и поплатился».

Почему И.В. Сталин поддержал именно Лысенко, понятно. А что ему оставалось делать? Вся научная работа осуществлялась на государственные деньги. И естественно, что государству было не безразлично, на что они тратятся!

А теперь посмотрим внимательно на научные взгляды Лысенко и Вавилова.

И Лысенко и Вавилов утверждали существование генома и законы наследственности. Принципиально они расходились только в одном – вопросе о наследуемости приобретенных свойств.

Вавилов считал, что приобретенные свойства не наследуются и геном остается неизменным на протяжении всей истории своего существования. Он опирался на работы Вейсмана и Моргана.
 
Лысенко же напротив утверждал, что геном может изменяться, фиксируя приобретенные свойства. В этом он опирался на неодарвинизм Ламарка.

Говорилось, что это был спор лишь между двумя направлениями в генетике, но так ли это?

Лысенко утверждал: - «Hашей мичypинской биологией yже безyпpечно показано и доказано, что одни pастительные виды (эволюционно В.М.) поpождаются дpyгими ныне сyществyющими видами: рожь может поpождать пшеницy, овес может поpождать овсюг и т.д. Все зависит от yсловий, в котоpых pазвиваются данные pастения».

А гомологические ряды в наследственной изменчивости — понятие, введенное Н. И. Вавиловым по аналогии с гомологическими рядами органических соединений. Вавилов рассматривал сформулированный им закон, как вклад в популярные в то время представления о закономерном характере изменчивости, лежащей в основе эволюционного процесса.

«Генетически близкие виды и роды характеризуются сходными рядами наследственной изменчивости с такой правильностью, что, зная ряд форм в пределах одного вида, можно предвидеть нахождение параллельных форм у других видов и родов».

Пустая болтовня о том, что гомологические ряды соразмерны периодическому закону Менделеева, это обычное наукообразное пустозвонство, как «доказательная база» иных научных заблуждений.

Но научного спора то, здесь и нет? Есть лишь разногласия в аспектах теории эволюции Дарвина, приверженцами которой и являются, и тот, и другой!

Причем методы Лысенко по агротехнике и селекции выдаются за фундаментальные открытия, а Вавилов просто добросовестный собиратель образцов растений и «энциклопедист» и никаких практических выводов из его закона «гомологических рядов» сделать невозможно!

Но он истово поддерживался и поддерживается западными «научными относительными релятивистами» и эволюционистами и Вавилов там закономерно объявлен «гением на все времена». 


Рецензии