И зачем мне такая жизнь?

Я же тут жениться собрался! Поехал на одной машине с товарищами, а невеста моя  с мамашами поехали на другой. А товарищи  меня поддерживают, да мы останавливаемся через каждый километр, наливаем. А когда еще вот так выпьешь?
А я сам  себя уже  не понимаю.  Мне и  страшно и охота, и мысли вдруг такие,  а что если  Анжела страстная женщина и я не смогу? А  если наоборот, бесстрастная? Как с ней жить?
Да мне плакать охота, а мужики тоже чуть не рыдают, бояться, что я потеряю себя. Стану безвольным, малодушным, безгласным. Буду  домой бежать после работы, таскаться с половиками, с мусорными ведрами. Буду за веники хвататься, за швабры, размахивать молотком и зубилом. А  они в это время   на закаты  будут смотреть, на летящие по небу облака…
- Нам тебя очень, очень будет не  хватать, - говорит Генка и обнимает меня, как брата родного.
- Да я с вами буду, мужики,  - смеюсь я.
- Валерка! - падает мне на грудь Николай Фомич.- Мы рады за тебя, рады! Только ты не забывай  про нас…
- Да как же я забуду? – говорю я.
- Через два часа,  - торжественно объявляет Миха, -  наш верный   друг и  надежный товарищ Валерий Прохуддинов вступит в законный брак. Что сказать  на это? – он обвел всех нас взглядом. – Любовь. Любовь, которая  внезапно приходит и так же внезапно уходит, но товарищи всегда остаются, не смотря ни на что. Так выпьем же  за нашу дружбу, которая никогда не заканчивается. Никогда не говорит, нет, не могу, в другой раз. Она всегда говорит да! Я могу! И именно сейчас, когда тебе нужно, - он посмотрел на нас влажными от слез глазами и продолжил. - Вот она,   настоящая мужская дружба, которую ничто не заменит.
- Давайте мужики! – подхватил Гошка. – За дружбу за  нашу!   
Отъехали мы еще километр, снова вышли из машины, налили.
- Сегодня, - торжественно начал Николай Фомич, - трудно представить жизнь человека  без семьи.  Семья нужна, - он посмотрел на нас  с печалью, - и, прежде всего, она нужна нам, иначе как жить? Как самому  зашить штаны, когда я даже  не могу вдеть нитку в иголку? Как самому сварить борщ? – тут он задумался, глядя куда-то вдаль. – Даже если бы мы умели все это, у нас все равно не  хватило бы ни сил, ни терпения, поэтому выпьем за женщин. За сильных,  добрых, терпеливых женщин.  За наших матерей, которые всегда нас поддерживают, всегда зовут  обратно  домой.
- Давайте мужики! – подхватил Гошка. – За матерей за наших!
Отъехали мы еще километр,  снова вышли, налили.
- В этот прекрасный день, - говорит Генка, - хочется  верить в самое лучшее для нашего друга Валеры, - он чуть  не прослезился. – Чтобы мы могли в любой момент придти к нему домой, выпить, поговорить, и может быть, даже  остаться ночевать…
- Да всегда, пожалуйста! – тут же говорю я. – Приходите,  ночуйте!
- Да куда мы пойдем? - вздыхает Генка. – Нас  разве жены  отпустят?
- Ну, тогда  я к вам буду ходить, - радостно говорю я. – А что? Что Анжела  одна не переночует?
- Да конечно переночует! - говорит Миха.  -  Только потом  она неделю разговаривать  не будет, заберется в твой шкаф, повыкинет все на помойку, иди, ищи потом, отбирай у соседей…
- Вот здрасьте! – удивляюсь я, а я вообще такого не ожидал.
- Я так до сих пор  пассатижи найти не могу, - жалуется Колька,  - фонарик свой увидел  у соседа из второго подъезда!
- Да ты что? – удивляемся мы.
- Да! – говорит Колька. – Иду как-то с работы, и он мне навстречу. Я   смотрю, а у него фонарик мой  висит через плечо…
- Ну, надо же! –   еще больше удивляемся мы.
- Оказывается, он нашел его на помойке и был несказанно рад, - говорит Колька. - Так я  смотрю на нем  и рубашка моя  и брюки…
- Вот новости! – говорю я, а мне как-то тревожно в груди.
- Давайте выпьем, -  торжественно говорит Миха.  – Выпьем за Валеру!  За то, чтобы он никогда не встречал людей, расхаживающих в его вещах!
- Давайте мужики!  – подхватил Гошка. – За Валеру!
- Так он такой радостный был,  - смеется Колька, -  и размер говорит, подошел и цвет.… А    я смотрю на нем и ремень мой новый,  который мне мама  подарила на день рождение…
- Так надо было снять! – говорю я, а мне вообще  нехорошо.
Я тут же представил себя. Как я иду  после работы домой и  вдруг вижу,  как моя рубашка в  тонкую голубую полосочку  валяется на помойке вся  в картофельных очистках и с ней рядом  штаны, облитые помоями.   Да  у меня в груди закололо, застучало в висках.
Я-то жениться собрался  и для чего? Чтобы вещи на помойке искать? Фонарик отбирать у соседа? Выпили мы,  обнялись, отъехали еще километр, вышли.  А мне плакать охота.
- Валерка! - говорит Тимофей Михалыч. - Ты принял смелое решение и это решение на всю жизнь, Валера! – он прижал меня к себе. –  Теперь  ты будешь думать о том, как незаметно уйти из  дома и также незаметно вернуться… Ты будешь искать надежные  места, чтобы спрятать туда свои деньги, но знай! – тут он возвысил  голос. – Таких мест очень мало, – он крепко сжал меня в своих объятьях и с надрывом продолжил. - Помни, Валера, мы с тобой рядом,  можешь прятать у нас…
- Да! – тут же согласились остальные товарищи.
- Я что-то не совсем понимаю, -  говорю я.   - Я что же, деньги буду прятать от  Анжелы? 
- Да!- радостно восклицает  Тимофей Михалыч. – И уже сегодня, сейчас ты должен найти  книгу,  которую Анжела никогда не станет читать. Это может быть справочник электрика, токаря, газоэлектросварщика…
- Пятиязычный словарь лингвистических терминов, - подхватывает Гошка. 
- Малый энциклопедический словарь Брокгауза  и Ефрона, - добавляет Генка.
- Этимологический словарь Фасмера, -  заявляет Миха.
Я смотрю на них и не пойму,  откуда такой  набор слов? Да у меня вообще голова кругом, перед глазами туман.
- Я не смогу, - говорю я в полной растерянности, а мне вообще непонятно. Как? Как они такое читают?
- Главное начать, – говорит Тимофей Михалыч. – Ты сам потом поймешь, как это прекрасно!
- Давайте выпьем, - предлагает  Николай Фомич. – За хорошие  книги, за справочники, за энциклопедические  словари!
- Давайте мужики! – подхватил Гошка. – За словари!
А  я уже не знаю, хочу ли я жениться? Для чего? Чтобы деньги прятать? Чтобы книги читать, энциклопедии? Да мне вообще нехорошо! Я уже себя потерял, и как в этот Загс ехать, когда я не понимаю зачем?
- Мужики,- говорю я, -  а может нам не ехать в Загс?
- Так, а давайте в лес поедем, -  тут же говорит Колька. – Там, наверное,  цветок  расцвел красный, заодно  и посмотрим.
- А мы разве не в лес ехали? – удивляются товарищи. –  Так,  а давайте на наше любимое место, может там  и грибы  уже есть, дожди-то какие шли….
Выпили мы за словари и поехали в лес. И так  спокойно мне стало, так хорошо! Не надо ничего сочинять, придумывать,  деньги куда-то прятать… Вещи все  на месте, никто в них по улице не разгуливает…
 И зачем мне такая жизнь?


               


Рецензии